Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Арабские СМИ на иракской войне

  • Лев Ройтман

Лев Ройтман:

Для Достоевского вся гармония мира не стоила слезы одного ребенка. Высокая абстракция. Когда видишь на телеэкране искалеченных иракских детей - это не абстракция. Это низкая реальность войны даже для ее сторонников. Это не Достоевский, с его слезинкой, с его "стоит - не стоит". А детской ноги победа над Саддамом стоит? А что, если изувеченных детей показывать постоянно, да еще тем, кто и вообще на стороне Саддама - арабским аудиториям по арабским телеканалам? Это вопрос участникам передачи: в Москве заведующий московским бюро газеты "Аль-Хайят" ("Жизнь"), газета выходит в Лондоне, Джаляль Аль-Машта, газета в Ливане имеет свой телеканал; в Праге главный редактор радио "Свободный Ирак" Камран Аль-Карадаги; и сотрудник нашего исследовательского отдела, а ранее ведущий научный сотрудник Американского Совета внешней политики Виктор Ясман.



Камран, вы смотрите и арабское, и западное телевидение, читаете западную прессу, арабскую прессу, видите ли вы разницу в подборе, в подаче, в группировке, я бы сказал, информации?

Камран Аль-Карадаги: Конечно, есть большая разница. Во-первых, нужно отметить, что впервые в этой войне арабская массовая информация имела настоящее присутствие на войне. Пожалуй, они даже профессионально делали, совершенно неплохо. К сожалению, сегодня утром корреспондент телевидения "Аль Джазира" погиб, когда он выполнял свой долг. Профессионально они были на хорошем уровне. С другой стороны, конечно, разница в том, что арабские информационные органы больше всего играют на эмоциях, и они обращаются больше к арабской публике. Они, конечно, передают информацию, что происходит на самом деле, но особенно подчеркивают именно трагические стороны войны. Больше всего концентрируют на том, что страдают дети, страдает гражданское население, поэтому они в самом деле приносят в дома арабов почти только трагедии войны. Кроме того, еще одна сторона, что они выступают как бы от имени иракского правительства. Во многих случаях я заметил, что корреспонденты, особенно "Аль Джазира" часто даже иногда раньше, чем иракский министр информации, спешат куда-то, чтобы опровергнуть сообщение со стороны американского военного руководства. Очень часто теряют эту тонкую линию между объективностью и эмоциями и встают на сторону иракского правительства.

Лев Ройтман: Камран Аль-Карадаги, спасибо. Вы упомянули министра информации Ирака. Да, Саед Аль-Сахаф в минувшую субботу, 5-е апреля, заявляет следующее: "Мы сокрушили силы противника в международном аэропорту Саддам. Наша Республиканская гвардия очистила всю территорию аэропорта и сейчас полностью контролирует аэропорт. Эти (так он именует войска коалиции) наемники отброшены за пределы аэропорта, они окружены, мы наносим по ним удары нашими ракетами и тяжелой артиллерией". Это абсолютная, самоочевидная ложь для всех, кто в том же арабском мире смотрит арабские телеканалы. Таких телеканалов сегодня достаточно много, никакой информационной монополии "Си-Эн-Эн" или западные телеканалы больше не имеют. Вы говорили о профессионализме арабских телеканалов, я назову некоторые из них: это, например "Абу-Даби", "Эль-Арабия", "Аль-Джазира", это "Эл-Би-Си", она же "Аль-Хайят", которую я уже назвал. И эта ложь идет по арабским телеканалам. Но, что любопытно, передо мной британская газета "Дэйли Телеграф", которая описывает последствия подобных заявлений. Например, газета "Аль-Раи" в Иордании на первой полосе публикует материал "Ирак возвращает себе аэропорт Саддам". Ливанская газета "Аль-Нахар" пишет: "Саддам возглавил атаку, вернувшую аэропорт". Вы говорили, что происходит идентификация с Ираком. Газета в Бахрейне пишет: "Мы уничтожили силы вторжения в аэропорт". Происходит такая странная аберрация восприятия.

Джаляль Аль-Машта: Вы процитировали министра информации Ирака Сахафа в переводе. Я не знаю, как это прозвучало на иностранных языках, но на арабском это прозвучало очень грубо, и вообще он использовал такую терминологию, которая показывает ментальность того духа, который правил Ираком на протяжении более 30-ти лет. Я думаю, что он не одиозная для своего режима фигура, но олицетворение именно этого режима, именно то, как он выступает. Если отбросить чисто формальную сторону и перейти на субстантивную, надо сказать, что на войне врут все. Это известно. Что правда - первая жертва войны, это тоже известно. Ведь с самого начала портовый город Ум Каср брали чуть ли не десять раз, каждый раз говорят - мы взяли город Ум Каср. Сколько раз был убит Садам, сколько раз эмигрировал Тарик Азиз? И все время английские, американские средства массовой информации эти новости тиражировали и тоже брали в заголовки своих изданий, тоже были первым номером в радио и телевизионных передачах. Мы много слышим о так называемом "дружественном огне", как будто американцы и англичане только и погибают либо от собственных рук, либо от рук марсиан, что там никаких драк на месте нет. Я хочу еще раз сказать, что на самом деле врут обе стороны. Теперь, почему воспринимается и как воспринимается эта ложь. Психологически понятно, что американская война против Ирака не имеет абсолютно никакой легитимности, это понятно, во всяком случае мне, чтобы вы не сказали, что я узурпирую мнение других. Поэтому, естественно, общая тональность в арабском мире, что это не легитимная война. Этот момент усугубляется, подчеркивается тем очень тенденциозным отношением американцев к другой проблеме в арабском мире, а именно палестино-израильскому противостоянию. Почему-то израильтян все время похлопывают по плечу, а арабов похлопывают томагавками. Этот контраст и создает тот фон, на котором воспринимаются архинеприятные вещи, о которых говорит министр информации Сахаф.

Лев Ройтман: Спасибо, Джаляль Аль-Машта. Как ведущий, истины ради, я с трудом могу согласиться, что американцы, а особенно англичане, и особенно в период иракской кампании, в период подготовки к этой кампании, израильтян, в частности, похлопывают по плечу. Это с очевидностью не вполне так. Виктор Ясман, Томас Фридмэн в "Нью-Йорк Таймс" пишет, что Госдепартамент расстроен тем, как американские средства массовой информации освещают войну в Ираке. Но в то же самое время, когда он сопоставляет арабское освещение событий с тем, как это делают американцы, он отмечает, что для "Си-Эн-Эн" это американская война "в" Ираке, а для арабского телевидения это американская война "с" Ираком, и в этой одной букве вся разница, пишет Фридман. Вы смотрите и арабское телевидение, и западное, как вы сопоставляете манеру подачи материала, редакционный отбор?

Виктор Ясман: Прежде всего я должен согласиться с Джялялем Аль-Маштой, что, конечно, как было сказано, первой жертвой каждой войны является правда. И несомненно еще важный элемент надо отметить, что законы войны всегда отличаются от законов военного времени, и логика войны тоже отличается от логики военного времени. Естественно, что корреспонденты воюющей стороны в силу своих человеческих качеств испытывают субъективизм. Но в средствах массовой информации, особенно печатных, присутствует еще и элемент со времен холодной войны, поэтому Госдепартамент недоволен, это элемент так называемой борьбы за мир. Надо сказать, что на сегодняшний день большинство средств массовой информации Соединенных Штатов крупнейших газет, в основном в них доминируют лево-либеральные или просто либеральные журналисты. Но что касается "Си-Эн-Эн" и национальных каналов, которые войне освещают, то здесь "Си-Эн-Эн" подчеркивает, что она международная компания. Действительно, это американская война, но она освещается с точки зрения всемирной аудитории, и они ни в коем случае не хотят себя отождествлять непосредственно с американской аудиторий и, тем более, с американским правительством. Что касается освещения средствами массовой информации, особенно арабским телевидением и "Аль-Джазирой", я действительно заметил, что "Аль-Джазира" вольно или невольно способствует разжиганию страстей. Она, например, не торопится опровергнуть явную ложь министра информации, информационных источников иракского режима. Не торопится опровергнуть сообщения об ужасающих, якобы, потерях союзной коалиции и так далее. Все это присутствует. Но еще раз я хочу подчеркнуть, что это первая война, в которой арабские средства массовой информации, в особенности "Аль-Джазира", обрели свой собственный уникальный голос.

Лев Ройтман: Спасибо, Виктор Ясман. Видимо, следует сказать, что не только американский Госдепартамент недоволен тем, как освещают эту войну средства массовой информации Соединенных Штатов, но и британское командование, например, тоже недовольно. Маршал Брайан Берридж, который командует британскими войсками в Ираке, говорит, что то, как освещает эту войну британское телевидение, это не позиция британца, это позиция зрителя, стороннего наблюдателя. Мало того, один из британских журналистов, который находится в Эритрее, говорит, что, когда он смотрит "Би-Би-Си Уорлд", то у него создается впечатление, что войска союзников потерпели в Ираке поражение. Таким образом, у каждого свои претензии. Возвращаясь к арабской масс-медиа, Джаляль Аль-Машта, кстати, многие отмечают, что именно ваше телевидение "Аль-Хайят" является непредвзятым, объективным. Как отличается подача материала по вашему ливанскому каналу "Аль-Хайят", например, от того, что передает "Аль-Джазира"?

Джаляль Аль-Машта: Есть два момента: первый, я бы сказал, технологический. У "Аль-Джазиры" больше корреспондентов по всему Ираку, у них около восьми корреспондентов, которые работают в различных точках, поэтому охват их стороны, естественно, шире. Они, таким образом, дают, с одной стороны, более полную картинку. С другой стороны, они действительно, как мои коллеги заметили, кажутся порой вовлеченными в конфликт, так же, как и многие средства массовой информации в Соединенных Штатах Америки. Требовать полной объективности от них невозможно. Думаю, что "Эл-Би-Си" старается работать так же, как наша газета, это как можно больше отстраненности в подаче информации. Что касается конкретно этой войны, то очень важно учитывать то, что арабские корреспонденты работают все-таки под "крышей" Министерства информации Ирака. Нам известно, как режим действовал на протяжении всех предыдущих лет и, естественно, учитывается, что, во-первых, можно лишиться быстро аккредитации, во-вторых, можно лишиться быстро чего-то другого. Это тоже момент, который нужно учитывать. Но в целом, я должен сказать, что "Аль-Джазира" - очень профессионально работали их корреспонденты. Мы впервые видели арабских журналистов, которые не говорят о военном событии, находясь вне его. Это мы видели и в Афганистане частично, и тот же корреспондент теперь работает в Ираке, я не имею в виду его позицию идеологическую, но в чисто профессиональном смысле арабские корреспонденты пытались все-таки давать картину живую, изнутри и этим самым они навлекали на себя гнев и той, и другой стороны. Потому что, если говорить, что не нужно показывать раненых и убитых детей, я думаю, что это не совсем верно, иначе сложится впечатление, что американские самолеты посылают розы, а не бомбы на иракские города. В целом, я думаю, что профессионально они отработали на высоком уровне.

Лев Ройтман: Спасибо, Джаляль Аль-Машта. Следует сказать, что если во время первой войны в Заливе, 91-й год, ни один телеканал, который хотел сохранять живость, не мог отказаться от материалов, поставлявшихся "Си-Эн-Эн", то сегодня это попросту больше не так. И та же "Си-Эн-Эн" сегодня не в состоянии отказаться от использования материалов арабских телеканалов. Но у меня вопрос, Камран Аль-Карадаги, теперь к вам: радио "Свободный Ирак" находится под одной крышей с Радио "Свобода" и Радио "Свободная Европа". Как отбираете материал вы, вы ведь обращаетесь к арабской аудитории?

Камран Аль-Карадаги: Мы обращаемся к иракской аудитории. Радио "Свободный Ирак" стопроцентно обращается к иракской аудитории, освещает события только в Ираке, об Ираке и иракцами. Наш лозунг, если можно сказать, это передать объективную информацию в Ирак. Мы не подбираем материал так, как нам хочется или как нам нравится, или как это соответствует нашим эмоциям.

Лев Ройтман: Простите, а как вам хочется и нравится?

Камран Аль-Карадаги: Я имею в виду индивидуально. Может быть, кто-то имеет свою личную позицию, может быть, кто-то хочет передавать только хорошие новости или только о том, как иракская сторона проигрывает. Но мы сумели за эти почти пять лет установить очень строгие условия, как мы должны передавать. Мы передаем, как будто мы одновременно и иракцы, но как будто и не иракцы. То есть пытаемся быть нейтральными, подбирать тот материал, который действительно дает, что происходит со всех сторон. Мы не говорим только то, что сказала американская сторона, но и то, что сказал Сахаф. И таким образом, мне кажется, именно поэтому мы стали достоверным источником информации. Мы пытаемся как можно больше давать информации и затем привлекать людей, которые имеют отношение к этим событиям, даем им возможность говорить, высказать свое мнение. Это иракцы, это арабы, это оппозиция, это эксперты, историки, иностранцы и так далее. Они рассказывают все, что они хотят. Наша позиция - дать возможность, чтобы иракская публика имела всю возможную информацию о том, что происходит, а потом, как люди думают и анализируют.

Лев Ройтман: У нас вновь возникает в разговоре эта фигура - министр информации Ирака. Когда говорят, что ссылки на него несут дополнительную информацию, вы, Камран, видите, что я едва сдерживаюсь, чтобы не расхохотаться в микрофон. Это не информация, это абсолютно заведомая ложь. Вот здесь возникает любопытный вопрос: каким образом можно, оставаясь объективным, давать западные источники или ту же самую арабскую телестанцию "Аль-Хайят", которые стараются говорить правду, и одновременно как своеобразный противовес для баланса - иракский источник, Министерство информации, которое заведомо старается говорить ложь? Это все-таки никак не складывается.Можно информировать об источнике лжи, но ее нужно опровергать немедленно, а не делать вид, что ложь делает картину событий объективной.

Джаляль Аль-Машта: Я хочу сказать, что медийные средства они все-таки передатчики. И в этом смысле они должны передавать, я согласен с Камраном, и ту, и другую сторону. Каким же образом у читателя, у зрителя, у слушателя отсеивается правда? Я думаю, для телевидения это очень несложный технологический путь. Сахаф говорит, что мы заставили американцев уйти с багдадского аэропорта, а через несколько часов дается картинка из багдадского аэропорта. Это, если я ищу более объективные картины, я даю сначала его слова, потом даю эту картинку. И если иракцы на самом деле выбили американцев из аэропорта, и Сахаф не только говорит, но и берет меня в аэропорт, и я показываю, таким образом полная картина, более объективная складывается у реципиента. И еще момент, на мой взгляд, немаловажный, это то, что иракская сторона, когда что-то передает, то это необязательно факт, это должны прочитывать, это зеркало того, как они думают, как мыслят. И передавать их слова без интерпретации - это очень важно. Потому что в арабском мире, несмотря на антипатию к американцам и к этой войне, тем не менее, форма, в которой подавалась информация Сахафа, она иногда играла против него. Потому что не воспринималось именно то, как он облекал эту информацию, хотя иногда хотелось верить в эту информацию, в содержание этой информации.

Лев Ройтман: Спасибо, Джаляль Аль-Машта. Но когда, например, он говорит о том, что американцы не находятся в центре Багдада, а рядом на соседней улице находятся американские танки во дворце Саддама Хусейна, все это, конечно, выглядит смехотворно.

Камран Аль-Карадаги: Эта война действительно очень странная война. От имени иракского режима есть только один выступающий, один человек, который выступает от имени режима - это Сахаф. Впервые на этой войне существует такое, что мы не слышали, например, военных коммюнике со стороны иракского военного руководства, нет правительственных заявлений, один только Сахаф. Поэтому, как видим, весь мир передает только Сахафа.

Виктор Ясман: Несомненно, это настолько очевидно, это серьезно никем не воспринимается. Я знаю, что в арабском мире есть довольно критическое отношение не только министру информации Ирака, но и к самому режиму Саддама Хусейна. Но вот что я хотел бы отметить. Первое: то, что вы сказали, Лев, о том, что и британское, и американское правительства недовольны своими средствами массовой информации, это как раз очень хорошо, это показывает их объективность, было бы очень неприятно, если бы они были довольны, каждый бы не играл свою роль. И второе: когда мы говорили сегодня о средствах массовой информации арабских, то я обратил внимание, что у них очень незначительно освещение стороны союзной коалиции. Практически нет репортажей со стороны, например, центрального командования в Катаре. И вот это мне интересно, почему это так произошло, может быть, арабские собеседники объяснят?

Джаляль Аль-Машта: "Аль-Арабия" передает и "Аль-Джазира" передает, наш канал передает. У меня должно было быть выступление по нашему каналу, но меня "вырубили" только потому, что нужно было передавать напрямую из командования американских войск.

Лев Ройтман: Я надеюсь, Виктор, это проясняет ситуацию. Возможно, вы не все арабские каналы смотрите.

XS
SM
MD
LG