Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спор об учебнике "Основы православной культуры"

  • Лев Ройтман

Давайте для начала пофантазируем - вместо фактов и мнений. Так вот, живут где-то в России друзья-шестиклассники Вова Иванов и Вова Рабинович. И вот в школе на уроке "Основы православной культуры" по учебнику Аллы Валентиновны Бородиной наши Вовы узнают следующее: "Иудеи привели Иисуса к правителю Понтию Пилату, требуя смертной казни Христа... Причиной было то, что этот народ думал о земном, о своей независимости, власти над другими народами и о земном благополучии, поэтому идея вечной жизни через спасение от грехов, страстей и зла была непонятна ему... Как известно, корысть и эгоизм любую идею превращают во зло, ослепляют людей, лишают их жизнь духовного смысла, а деятельность их наполняют ложью, ненавистью, алчностью и преступлениями. По требованию иудеев Пилат был вынужден приговорить Иисуса к смертной казни на кресте". После этой цитаты спросим себя: что 12-летний Вова Иванов будет думать о своем 12-летнем друге Вове Рабиновиче, наверное, теперь уже бывшем друге? Это вопрос, который я адресую участникам нашей передачи, все они в Москве: протоиерей Всеволод Чаплин; Евгений Ихлов, аналитик Общероссийского движения "За права человека"; и доктор философии, культуролог Игорь Яковенко.



Евгений Витальевич Ихлов, ваше правозащитное движение добивается возбуждения уголовного дела по факту распространения учебника Бородиной. В какой фазе, в какой стадии находится дело сегодня?

Евгений Ихлов: Юридическая стадия такая - 30-го декабря прошлого года Мещанский районный суд Москвы признал отказ прокуратуры возбудить уголовное дело незаконным. В январе прокуратура повторила свой отказ, в марте с ней согласился Мещанский суд, в конце мая Московский городской суд признал решение Мещанского суда незаконным и возвращает дело на новое рассмотрение в ином составе. То есть наша юридическая правота судом подтверждена дважды.

Лев Ройтман: Спасибо. Вопрос отцу Чаплину. Я представлю вас несколько детальнее: Всеволод Чаплин - заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата. Та цитата, которую я привел, как оценивается вами?

Всеволод Чаплин: Конечно, если эту цитату вырвать из контекста, может создаться какое-то впечатление, что речь идет об ужасном антисемитском учебнике. На самом деле сам по себе учебник очень хороший, он учит доброму, он учит познавать основы культуры православной церкви, православной веры, нашего народа. И эта цитата может звучать ужасно, только если вырвать ее из контекста. Я бы сам на месте автора учебника эту цитату изменил. Конечно, нам не нужно делать вид, что православная церковь обвиняет в том, что каждый еврей виновен в том, что однажды люди, которые, так получилось, принадлежали именно к этому народу, выступили за то, чтобы был распят Господь Иисус Христос. Но это отнюдь не означает, что православие обвиняет евреев в чем-либо как народ, как людей, принадлежащих к определенной национальности. И вот это, конечно, автор учебника должен был либо разъяснить, либо исправить. Но в то же время давайте мы не будем говорить только об этой цитате, речь идет о гораздо более серьезном споре. В школе есть Вася Иванов, есть Вася Рубинштейн, есть Теймураз Алиев, есть еще какие-то люди, есть люди даже одной национальности, имеющие разные убеждения. Есть дети, которые верят, что человек произошел от обезьяны, есть дети, которые верят, что человек создан Богом. У них разные убеждения и школа должна подстроиться к каждому из них. Если православный ребенок считает, что только его вера истинна, еврейский ребенок считает, что для его народа только его вера истинна, мусульманский ребенок считает, что только его вера истинна, школа должна дать каждому из них право на воспитание в духе тех убеждений, которые разделяет его семья, и это право признано международным законодательством. Мы не должны навязывать в школе всем одну идеологию, как это делает сегодняшняя агностическая школа, которая говорит о том, что либо все это мифы, либо о том, что все религии в разной степени претендуют на истину, но ни одна из них не обладает истиной и так далее. В школе должен быть обеспечен простор для того, чтобы комфортно себя чувствовали дети разных мировоззрений, в том числе верующие, в том числе те, которые считают, что только их религия истинна. Пока же у нас в школе в качестве универсальной идеологии навязывается скептическое отношение к религии, отрицающее чудеса, отрицающее библейскую картину сотворения мира, отрицающее то, что для верующих семей гораздо важнее, гораздо серьезнее, чем земная жизнь, чем соображения житейской пользы.

Лев Ройтман: Спасибо, отец Всеволод. Теперь, позвольте, вновь пофантазируем. Это очень либерально то, что вы говорите, вы - человек, умудренный образованием, житейским и церковным опытом. А теперь все же давайте себе представим, что вы не отец Всеволод сегодня, а Всеволод 12-летний, который прочитал текст Бородиной, и вам задается следующий вопрос, который также я цитирую по этому учебнику: "Почему иудеи распяли Христа? Что мешало им понять духовный смысл учения Иисуса о Царствии небесном?" Можете вы мне конкретно ответить как 12-летний школьник?

Всеволод Чаплин: То, что эти люди, как и любой другой национальности...

Лев Ройтман: Простите, там нет о другой национальности. Я только что привел эту цитату, вы эту цитату прочитали как 12-летний школьник. Ответьте, пожалуйста, на основании прочитанного вами, ничего не знающего ни о каких других народах, там нет, кстати, упоминания о том, что Понтий Пилат был римлянином, там есть только об иудеях. Вопрос поставлен прямо: почему иудеи распяли Христа? Что мешало им понять духовный смысл учения Иисуса о Царствии небесном? Ответьте по учебнику Бородиной.

Всеволод Чаплин: Стремление к благополучию и на самом деле это относится к любому другому народу. Но опять же проблема в том, что иудеи - это не национальность, это вероисповедование, не надо путать мировоззренческие, религиозные споры и национальную принадлежность.

Лев Ройтман: Спасибо, отец Чаплин. Будем надеяться, что и 12-летний Вова Иванов располагает столь же глубокими познаниями в теологии. Только зачем ему тогда учебник Бородиной? Игорь Григорьевич Яковенко, представлю и вас детальнее: доктор философских наук, главный научный сотрудник Института социологии, Российская Академия наук, культуролог, историк культуры. Я знаю - вы против того, чтобы этот учебник попадал в руки 12-летним Вовочкам Ивановым и Вовочкам Рабиновичам. Поясните свою позицию.

Игорь Яковенко: Я хочу начать со следующего - возможны разные учебники православной культуры. Я цитирую учебник Кошминой "Основы православной культуры", где есть вопрос: почему верующие чтят Богородицу как свою защитницу? Заметим - "верующие чтят". Сама постановка вопроса вполне приемлема, идет разговор о том, что есть верующие, которые себя причисляют к христианской церкви и они чтят Богородицу некоторым образом. А вот иудеи или мусульмане или кришнаиты придерживаются иных точек зрения по этому вопросу. Когда мы говорили об Иисусе Христе в рассматриваемом нами учебнике Бородиной, вопрос формулируется и материал подается принципиально по-другому. Это и есть главное. Кроме того, помимо той цитаты, с которой вы начали нашу передачу, в этой книге много и других суждений, которые и создали ту атмосферу, заложили тот заряд, на самом деле мало христианский. Здесь написано в этой книжке, что всякий русский - значит православный. Мы можем найти в ней цитаты, в которых рассуждается о том, что русский народ, в отличие от других некоторых народов, является народом высокодуховным, ищет духовные ценности. Подобный контекст создает определенную атмосферу, которая и пронизывает собой учебник. Именно поэтому он представляется мне опасным для России и не соответствующим нормальным ценностям либерального общества, секуляризации, всем тем идеям, которые выстраданы, в том числе и в нашем обществе.

Лев Ройтман: Спасибо, Игорь Григорьевич. Евгений Ихлов, чего вы хотите конкретно добиться тем, что требуете возбудить уголовное дело по факту распространения этого учебника? Я, кстати, замечу попутно, что совсем недавно Координационный совет по взаимодействию, это совет, состоящий из представителей Министерства образования Российской Федерации и Московской патриархии, рекомендовал уже второе издание, дополненное, расширенное, исправленное этого учебника к использованию в качестве учебного пособия в средних школах, начиная с 6-го класса. Итак, чего вы хотите конкретно добиться?

Евгений Ихлов: Должен объяснить две очень важные юридические тонкости. Первое - без возбуждения уголовного дела невозможно провести экспертизу учебника. Главная наша задача, чтобы была проведена экспертиза. Сейчас прокуратура всячески уклоняется, заменяя экспертизу вненаучными консультациями юристов, хотя закон и распоряжение Генеральной прокуратуры требуют, чтобы экспертизу проводили профильные специалисты - историки-религиоведы. Это первое, чего мы добиваемся. Второе - мы добиваемся наказания административного, по служебной линии тех должностных лиц, которые нарушили закон "Об образовании", закон "О свободе совести", закон "О статусе государственного служащего" и реально начали внедрять ксенофобную, вульгарную версию Закона Божьего в средней школе. При этом общество неоднократно вводилось в заблуждение, что этот самый Координационный совет может давать рекомендации. Вот он и дает рекомендации. Одновременно, кстати, отец Всеволод входит в состав этого совета. И мне интересно, голосовал ли он за эти рекомендации, за гриф "Рекомендовано", который стоит на обложке учебника? Дальше, хочу обратить внимание на то, что Министерство образования, министр заявлял, что будет курс единый "Религии мира", потом это отыграли назад, сказали, что будут только традиционные религии России, отсекли католиков и протестантов, индуистов, буддистов. Пока общество было спокойно, нам обратно вытащили этот курс Бородиной. Причем, при решении его рекомендовать было сказано, что "с учетом положительного опыта". Тот огромный скандал, который идет по поводу клерикализации общества, по поводу этого учебника, где очень много ксенофобных мест, где очень много примитивной агитации, причем, с использованием из "желтой" прессы взятых аргументов, считается, что это "положительный результат". Мы хотим, чтобы прокуратура в точном соответствии с законом дала предписание о прекращении нарушения должностными лицами Конституции.

Лев Ройтман: Спасибо, Евгений Михайлович. Вы говорите об огромном скандале. Действительно, для тех, кто следит за российской прессой внимательно, это достаточно уже давняя история. Но следует заметить, что для широкой публики суть этого спора и масштаб разногласий практически неизвестны. Давайте послушаем голоса москвичей, этот опрос проводился накануне нашей передачи, делала его наша сотрудница Марьяна Торочешникова. Она просто вышла на улицу и задала соответствующие вопросы: что вы знаете об этом учебнике? Следует ли преподавать основы православной культуры?

"Я такого еще не читал".

"Ничего не известно, но стоит этот предмет не навязывать ученикам, а стоит его делать как факультатив. Потому что у нас свободное государство основывается на том, что все религии разрешены".

"Нет, ничего не известно. Я не сторонник навязывания религии".

"Абсолютно ничего".

"Боюсь, что ничего, к сожалению".

"Может быть, я что-то слышал, но так в памяти у меня ничего не всплывает. Основы, как вы сказали, православной культуры? Вообще, по большому счету, не слышал. Может быть, каким-то образом делать дифференцированный подход, где-то в Татарстане преподавать основы ислама. Почему нет? Где-нибудь в Туве - основы того же буддизма. Я думаю, что это должен быть обязательный предмет, но как его водить как раз с учетом того, что действительно много конфессий в России, тут надо думать".

"Боюсь, что ничего".

"Ничего. Впервые слышу".

"Основы христианской культуры, православной? Нет. Если преподавать, то основы всех культур, всех религиозных основ".

"Ничего. Я не знаю, есть ли люди, которые могут действительно в данный момент преподавать в школах, тем более в обязательном порядке. Так ли много народа понимает, что такое православная культура?".

Отец Всеволод, последнее замечание этой анонимной женщины - так ли много уж преподавателей понимают, что такое православное культура, что вы скажете на это?

Всеволод Чаплин: Думаю, что уже есть тысячи таких преподавателей. За последнее время богословские учебные заведения, выпустили сотни и сотни преподавателей, которые понимают сейчас. В 17-ти вузах есть отделения теологии, тоже подготовленные сотни и тысячи людей, которые понимают. Так что преподавателей хватит. Но вот очень интересно, что люди, которые отвечали на вопросы на улице, они мало что об этом знают. Действительно, по большому счету, узкой группой так называемых правозащитников, нескольких человек, поднята буря в стакане воды. И почему это происходит, я все-таки скажу. Неслучайно большое количество педагогов, работников системы образования, которые заняты самыми разными делами, поддерживают идею, потому что понимают, что в обществе есть вакуум нравственности, вакуум смысла жизни, и да, действительно, есть вакуум веры, вакуум идеи. И когда определенная группа, которая пыталась идеологически вести народ за собой в начале 90-х годов, а у нее это не получилось, выступает против того, чтобы в школе присутствовало знание о вере, знание о религиозной культуре, это говорит просто о том, что эта группа людей, которая подняла бурю в стакане воды, просто не хочет признать своего идейного поражения. Говорит господин Яковенко, что это преподавание противоречит ценностям секуляризма, ценностям гуманизма и чему бы то ни было еще. А почему эти ценности должны в школе навязываться и почему эти ценности являются обязательными, универсальными? Это не мои ценности, я не хочу, чтобы православные дети изучали в школе ценности гуманизма, ценности секуляризма. Есть верующие дети, которые требуют, и их родители требуют, чтобы образование в школе не нарушало никак мировоззрение этих детей, которые считают, что да, есть одна истинная религия, остальные религии ложные.

Лев Ройтман: Спасибо, отец Чаплин. Я полагаю, что вы совершенно правы в отстаивании права родителей давать соответствующее образование детям. Но следует ли в качестве обязательного предмета преподавать именно основы православной культуры даже в московских классах, где совсем не так уж мало детей азербайджанцев, татар, живущих в Москве? Быть может, они хотят изучать в том же классе вместе с Вовой Ивановым основы мусульманской культуры? Я не знаю, как вы к этому отнесетесь, но проблему я передаю на обсуждение Игоря Григорьевича Яковенко.

Игорь Яковенко: Те родители, и те дети, которые хотят изучать основы православия в той версии, которую мы сегодня обсуждаем, они не только православные верующие, а еще и граждане Российской Федерации. Наша страна существует и стабильна до тех пор, пока в ней проводится последовательная политика воспитания толерантного отношения к другой вере, к другим народам, к иным ценностям. И именно нарушение этой тенденции и вызвало опасения у правозащитников. Я не думаю, что стоит читать в сердцах и реконструировать мысли правозащитного движения и его побудительные мотивы. Мотив моего участия в этом разговоре связан с тем, что мне бы хотелось, чтобы российское государство, Российская Федерация и впредь сохранялась. А это возможно только в том случае, когда школа будет воспитывать детей в уважении и к своей вере, и к вере соседей. Потом, заметим, православными являются и старообрядцы, это абсолютно традиционная для России, существующая, но никак не меньше ортодоксальная церковь, часть православного мира. Так что, они могут создавать свой собственный обязательный школьный учебник? Мне представляется, что учебник религиоведческий, в котором бы излагались хотя бы все основные религии России, был бы более корректен с точки зрения государственных интересов. Наверное, можно было бы пойти и таким путем, чтобы делать учебники по отдельным конфессиям. Но при всех обстоятельствах в них должно различаться - это наша вера, мы верим, мы думаем так. Существуют и другие верования, и люди, их придерживающиеся, думают по-другому.

Лев Ройтман: Спасибо, Игорь Григорьевич. Отец Всеволод, быть может, имеет смысл сделать подобные дисциплины, я говорю во множественном числе - дисциплины, не только основы православной культуры, но и основы мусульманской культуры, буддистской, иудейской и так далее факультативными, кто хочет, тот изучает, но не делать обязательными предметами в общеобразовательных государственных школах?

Всеволод Чаплин: Естественно. Ведь с самого начала церковь наша говорила о том, что изучение религии должно быть добровольным и должно быть вариативным. С самого начала, еще много лет назад и все это время мы говорили, что не нужно принуждать детей к изучению религии. Нужно давать детям выбор, выбор, в том числе связанный с выбором их родителей. И сейчас очень успешно в Сербии, в Румынии, в большинстве других стран Восточной и Центральной Европы сделано так, что пять-шесть конфессий дается на выбор или светское безрелигиозное мировоззрение. У нас же до сих пор навязывается светское безрелигиозное мировоззрение, до сих пор в школе в обязательном порядке учат, что человек произошел от обезьяны, что не бывает чудес, что Библия - это миф и так далее. Вот этого быть не должно. Все-таки мировоззрение такого скептического отношения ко всем религиям тоже мировоззрение. И когда возникает идея написать учебник обо всех религиях сразу и поставить их на одну доску, это противоречит мировоззрению детей, которые считают, что именно их вера истинна. Но при этом они, конечно, должны воспитываться в духе уважения и к другим верам, и к людям другого происхождения и так далее. Школа все-таки должна не навязывать идеологию, в том числе идеологию, которую исповедуют господа Ихлов и Яковенко, а давать возможность раскрыться выбору человека, выбору ребенка и его семьи.

Лев Ройтман: Евгений Ихлов, быть может, действительно, возможен какой-то компромисс, если не в судебном порядке решать подобные проблемы?

Евгений Ихлов: То, что государственное образование в России должно быть гуманистическое и секулярное - это устанавливает закон "Об образовании". Мы совершенно не трогаем прав верующих, совершенно не затрагиваем прав родителей, просто говорим, что лица должностные лица не имеют права нарушать закон "Об образовании". Если не нравится общегосударственная школа, всегда есть для людей варианты и возможности, всегда есть воскресные школы и так далее. Кроме того, я хочу подчеркнуть очень важную принципиальную вещь. Человечество, Игорь Григорьевич говорил, кровью десятков миллионов людей выстрадало принципы нейтрального отношения к религиям в системе государства, в системе образования. Те периоды, когда было иное, отмечены колоссальными страданиями. Сохранить очень хрупкий межнациональный, межрелигиозный мир в России возможно только в том случае, если будет общий, единый, тщательно согласованный курс ознакомления с мировыми религиями, с нейтральных позиций сделанный, с критических позиций. Школа не должна учить чудесам, если это государственная общеобразовательная школа.

XS
SM
MD
LG