Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Автомобиль: страховка вызывает страх

  • Лев Ройтман

Первого июля этого года вступил в силу Федеральный закон, вот его полное название - "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств". Закон важный: каждая четвертая семья в России имеет сегодня машину. Обязательное страхование того ущерба, который вы, именно вы можете причинить другому водителю, его имуществу, пассажирам - это практикуется во всем мире, пусть не в каждой без исключения стране. Однако, почему только четвертая часть россиян (это данные Всероссийского Центра изучения общественного мнения) этот закон одобряют? Вот об этом мы и поговорим. В разговоре участвуют: адвокат Леонид Челяпов; заместитель генерального директора страхового общества "РЕСО-гарантия" Игорь Иванов; Виктор Травин, президент Коллегии правовой защиты автовладельцев, он же ведущий рубрики "Автосалун" в газете "Московский комсомолец".

Итак, Игорь Евгеньевич Иванов, накануне этой передачи наша московская сотрудница Марьяна Торочешникова (спасибо ей) провела свой миниопрос москвичей на улице. Такие вопросы: стоит ли страховаться? и - доверяют ли эти москвичи страховым компаниям? Я выбрал в чем-то типичный ответ, мы по ходу передачи услышим больше голосов, но именно этот ответ я попрошу прокомментировать вас, потому что как раз страховые фирмы, компании, в отличие от российских граждан, этот закон одобряют.

"Автострахованию пока не доверяю, потому что только рождается. Я бы, конечно, заплатил бы деньги, застраховался, но я не знаю, что будет потом, будет ли толк от этого. Потому что ситуации на дорогах бывают такие, что потом ищешь виновника, все равно приходится по судам бегать, выяснять, кто прав, кто виноват".



Игорь Евгеньевич, вам линия для комментария.

Игорь Иванов: На самом деле, здесь несколько вопросов в ответе. Первое - он не знает. Я могу сказать только, что, действительно, многие люди не знают, потому что многие люди еще не успели воспользоваться этой услугой обязательной, естественно, не успели познакомиться и с добровольным страхованием. Те, кто знают, приходят в компании страховые не раз и не два продлевать эти договора. Я могу вам только сказать о своей компании: у нас действует порядка 150 тысяч договоров по страхованию автотранспорта. За прошлый год у нас было примерно 45 тысяч страховых случаев, по которым мы заплатили 32 с лишним миллиона долларов. Так вот те люди, которые получали компенсацию, за которых мы платили, те прекрасно знают. И неслучайно у нас фактически каждая третья продажа - по рекомендациям знакомых и друзей, по рекомендациям тех людей, которые, действительно, познакомились со страхованием на практике, в отличие от этого господина, к которому обратились на улице.

Лев Ройтман: Но попутный вопрос: имеются ли судебные процессы, которые владельцы автомобилей, недовольные вашими компенсациями, начали в судах?

Игорь Иванов: У нас в нашей компании на такой колоссальный портфель всего-навсего шесть юристов, но этого достаточно для того, чтобы ходить по судам. Это значит, что процессов мало, хотя, действительно, бывают случаи, когда люди требуют чего-то, их может не устраивать размер компенсации. И в других случаях наши же юристы ходят и отстаивают интересы наших клиентов, наших застрахованных, потому что бывают претензии обоюдные. Так что, я думаю, что обращение в суд - это, скорее, в нашей практике исключение из правил, потому что в абсолютно подавляющей массе все решается, урегулируется в центре выплат по автострахованию, где наши клиенты получают необходимую компенсацию.

Лев Ройтман: Спасибо, Игорь Евгеньевич. Леонид Юрьевич Челяпов, адвокат Московской городской Коллегии адвокатов. О чем говорит ваш опыт, коль скоро мы разбираем проблему страхования автомобилей, компенсаций, выплат?

Леонид Челяпов: Если пользоваться привычным для России полукриминальным сленгом, то, мне кажется, что этот закон неправильный. И вот почему: во-первых, то, что страхование необходимо - это не вызывает никаких вопросов, так оно и есть, во всем мире оно существует и должно быть в России. Но вот тот закон, который был предложен и который сейчас начинает действовать, мне кажется, он вводился по принцип "купи кирпич". Потому что люди не могут отказаться от его приобретения, то есть теперь уже не закон создается, а полис, но полис этот в принципе никуда не годится, на мой взгляд, поскольку страховое покрытие минимальное, льгот застрахованный не имеет никаких, правовые гарантии тоже законом не предусмотрены. И мне кажется, что более правильно было бы, наверное, остановиться на том, к чему нормальные автолюбители, без всякого сомнения, давно уже привыкли, тем более, в Москве: в добровольном порядке страховать свою ответственность. И, наверное, было бы правильно обязать всех тех, кто желает передвигаться по Москве на автотранспорте, при прохождении государственного осмотра технического, либо просто на улицах инспекторы могли бы останавливать, проверять наличие у водителей полисов добровольного страхования. Мне кажется, это было бы более правильно. Поскольку этот закон введен сейчас, и его никто отменять не собирается, поэтому, мне кажется, Государственная Дума в конечном итоге встанет все-таки перед проблемой его модернизации, видоизменения, приведения его в соответствие с жизненными реалиями. Это касается, как я уже сказал, и страхового покрытия, и, соответственно, страховых льгот, и, соответственно, правовых гарантий. Я имею в виду то, что страховые компании, страховые организации, как это принято сейчас говорить, они практически ничем не рискуют в той или иной степени, поступая, мягко говоря, некорректно по отношению к своим клиентам. Игорь Евгеньевич, наверное, представляет собой приятное исключение. Мне, как адвокату, ведущему автодорожные дела и рассматривающему много претензий, в том числе и к компаниям различным, с "РЕСО-гарантия" редко приходится сталкиваться. Но других компаний, нечестных компаний достаточно много, к сожалению, на рынке услуг. И в этом омуте достаточно мутном довольно трудно ориентироваться клиентам при выборе себе надежного страховщика. А таких надежных страховщиков, повторяю, не так уж много.

Лев Ройтман: Спасибо, Леонид Юрьевич. Вы говорите о фирме "РЕСО-гарантия", но это только одна из тех 130 страховых фирм, которые входят в Российский Союз автостраховщиков. И с вопросом к Виктору Николаевичу Травину: ваша почта, которую вы получаете в газете "Московский комсомолец", одной из самых массовых газет в России, свидетельствует ли о том, что люди доверяют автостраховщикам, к которым они обязаны теперь идти и страховаться?

Виктор Травин: К сожалению, я среди огромного количества писем, которые получаю в редакции, в последнее время стал получать процентов примерно 80-85 писем, которые касаются непосредственно обязательного страхования гражданской ответственности автовладельцев. Более того, ко мне в Коллегию правовой защиты автовладельцев ежедневно приходят человек 15-20, как минимум, с одной единственной проблемой - стоит ли покупать полис обязательного страхования гражданской ответственности? Честно вам скажу, я не знаю, что ответить этим людям. Потому что, с одной стороны, я вижу общее недовольство граждан вообще процессом, процедурой, формой страхования, существующего в России, я понимаю, что оно основано на отсутствии страховой культуры в России вообще. У нас очень мало людей обращаются и за добровольным страхованием, а уж загнать за обязательным, я не думаю, что удастся всех поголовно. И с другой стороны, я прекрасно понимаю, что такой закон нужен, поскольку он есть во всех цивилизованных странах, и если мы пытаемся от них не отставать, нам нужно такой же закон иметь. Другое дело, я пытаюсь это всем объяснить, что мы взяли не самую удачную модель обязательного страхования, если мы где-то вообще ее брали, а не придумали сами. Я думаю, что, наверное, не обошлось без опыта развитых стран, но, как всегда, придали ей некий нижегородский акцент. Вот этот нижегородский акцент, к сожалению, все, как мне представляется, испортил. Я не могу объяснить ни своим читателям, которые, еще раз повторяю, в огромном количестве обращаются с вопросом, что это такое с 1-го июля и почему оно так. Я, к сожалению, не могу объяснить людям, что на сегодняшний день пока страховаться не надо, надо подождать 31-е декабря, когда с 1 января наступит в соответствии с Кодексом административных правонарушений ответственность за управление транспортным средством при отсутствии полиса обязательного страхования. Страховой компании деньги мы отдать успеем всегда. Я объясняю людям, что до 31-го декабря, наверное, нет смысла страховаться, потому что недовольны даже некоторые страховые компании этим законом, и Министерство транспорта, и, наверное, в меньшей степени ГИБДД, но оно тоже, и Совет Федерации пытался выступить против закона. До 31-го декабря, как мне кажется, изменения и дополнения какие-то будут. Поэтому я всем говорю: деньги отдать страховой компании успеем, ждите 31-го декабря. Но вся беда в том, что уже сегодня не проводится техосмотр, не совершаются регистрационные действия с автомобилем, если на руках нет полиса обязательного страхования. Поэтому, с одной стороны, я против закона, с другой стороны, я понимаю, что без его выполнения сегодня никто не пройдет техосмотр, не поставит машину на учет.

Лев Ройтман: И в этой связи, Игорь Евгеньевич, к вам тоже, наверняка, приходят люди с вопросами, как вы пытаетесь их все-таки заверить в том, что хотя страхование от слова "страх" в России, в отличие от того, что в английском или в итальянском или во французском, это от слова "уверенность", как вы пытаетесь их заверить, что они не должны бояться самой страховки?

Игорь Иванов: Самое главное, что мы делаем - мы никогда людей не пугаем и не пытаемся настращать. Что касается неприятных исключений из закона, например, о том, что водители государственных и ведомственных машин, к сожалению, сегодня при прохождении техосмотра не обязаны наравне с остальными гражданами покупать полис, я могу сказать, что это, к сожалению, плохая проработка закона на стадии формирования госбюджета. И к следующему году, мы надеемся, что такая строка осенью будет внесена в бюджет, и мы с вами заставим чиновников платить за обязательное страхование наравне со всеми остальными гражданами. Но это ремарка. А по сути: мы людям объясняем, что закон, вполне возможно, несовершенен. Более того, мы лучше и подробнее видим все его несовершенство, потому что мы занимаемся страхованием профессионально. И мы понимаем, почему возникли эти несовершенства, почему возник этот нижегородский акцент, как только что сказал замечательно коллега Травин. Мы видим здесь явное совершенно следование, я не хотел бы это называть популизмом, но желание у законодателя и правительства угодить сразу всем и быть приятным и во всех отношениях.

Лев Ройтман: Спасибо. Леонид Юрьевич, закон только-только вступил в силу. Имеется ли уже какая-то негативная или, быть может, позитивная практика применения, действия этого закона?

Леонид Челяпов: Без всякого сомнения. Но, наверное, и Игорь Евгеньевич, может быть, со своей стороны что-то по этому поводу может сказать. Я как юрист, как адвокат практикующий, прежде всего маленькую ремарку хотел бы сделать. У нас в России приходится бояться не страховки, а страховщиков, к сожалению, тех людей, которые должны стоять на страже интересов тех страхователей, которые несут им свои деньги в надежде на то, что потом эти деньги начнут работать. К сожалению, сейчас в перечне страховых организаций, на плечи которых возложено бремя, а, я думаю, для них это чрезвычайно приятное бремя получения денег от людей, среди страховых организаций значительное количество нечистоплотных. Мне приходится сталкиваться периодически с такими страховыми компаниями, которые просто обманывают застрахованных самым обычным образом, то есть совершают мошеннические действия. И это один из наиболее тонких и наиболее болезненных сейчас вопросов и проблем для тех людей, кто хочет застраховать свою гражданскую ответственность, но боится. Поэтому, я думаю, что страховой надзор, который существует у нас при Министерстве юстиции, должен достаточно четко и конкретно говорить о том, какие страховые организации честные, а какие нет. Почему-то этого не делается. По поводу юридической и судебной практики: пока судебной практики на эту тему практически нет, а есть большое количество мошенников, которые крутятся вокруг дела во время прохождения техосмотра, предлагая разные липовые документы под видом полисов. Покупая такой полис, соответственно, человек может пройти техосмотр безболезненно сейчас, а, может быть, и не может. Тем не менее, уже такое определенное клубление криминальное началось вокруг этого закона. Поэтому я говорю: закон должен быть более конкретно прописан, отлажен, очищен от грязи и так далее и дополнен тем, чем он должен быть дополнен, чтобы приобрести цивилизованный вид, тот, который должен был быть, мне кажется, изначально.

Лев Ройтман: Спасибо, Леонид Юрьевич. Вы сказали, что люди боятся компаний, которые их должны страховать, которые получили право их страховать. Давайте послушаем еще один голос из опроса, который проводила Марьяна Торочешникова:

"Наверное, машину стоит страховать, может быть, будет уверенность в какой-то компенсации. Но в нашей стране, мне кажется, нужно еще столько лет, чтобы прошло, практиковалось нормально, чтобы компании были честными, и было соответствие суммы, которую мы вкладываем, и то, что они обратно нам отдают, если отдают, конечно же".

Виктор Николаевич Травин, насколько типичен этот отзыв москвички об этом новом законе?

Виктор Травин: Я думаю, что довольно типичен, довольно широко распространен, и, еще раз повторю, мнение москвички - в голосе чувствуется некий страх. Я сегодня плачу за полис, плачу некую сумму денег, которая достаточно существенна для многих граждан, учитывая то, что даже минимальный базовый тариф - 1980 рублей повышен вдвое в той же Москве, допустим. Страх в голосе чувствуется по поводу того, что я плачу деньги, я не знаю, получу ли я их назад. И по опыту нашей Коллегии я могу сказать, что у нас за последние, мы существуем семь лет, за последние три года у нас процентов на 40 примерно, может быть, несколько больше возросло количество обращений по фактам неправомерных отказов в выплате страхового возмещения страховыми компаниями. И вся беда в том, что это не просто единичные случаи, это ярко выраженная устойчивая тенденция. И я думаю, что мои коллеги не будут этого отрицать, учитывая свой собственный опыт. Поэтому, мне кажется, независимо даже от того, что за последнее время не всякий, не каждый, кто заплатил за страховой полис и получил или не получил возмещение, не каждый будет с открытым забралом идти в страховую компанию и спокойно расстегивать кошелек.

Лев Ройтман: Спасибо, Виктор Николаевич. Игорь Евгеньевич, вы пытались возразить. Я хочу задать вам конкретный вопрос: не вызывает, по-видимому, серьезных сомнений то, что люди опасаются страховых компаний не без оснований. Я не говорю о вашей компании. Но вы инсайдер, ваша компания одна из крупнейших на российском страховом рынке, что предпринимаете вы по линии своих ведомственных, скажем, профессиональных союзов, ассоциаций, организаций для того, чтобы повысить уверенность населения в том, что иметь нужно определенное чувство страха перед страховым случаем, но не перед страховкой?

Игорь Иванов: Я хотел бы только подчеркнуть, что увеличение количества обращений с жалобами, с какими-то сомнениями естественно, потому что растет рынок, растет количество людей, которые покупают страхование. И, естественно, в Коллегию правовой защиты люди обращаются именно за защитой. Абсурдно было бы ждать, что туда будут идти толпами и хвалить страховые компании. Это по определению. Теперь о том, что мы делаем. У нас есть Российский Союз автостраховщиков, который объединил компании, которые имеют право заниматься страхованием обязательным. Российский Союз автостраховщиков буквально на днях, мне приятно сообщить, открыл "горячую линию" телефонную, по которой каждый человек, который хочет получить информацию или сообщить о том, что его не устраивает, волнует или о замеченных недостатках, хулиганстве со стороны страховщиков или их агентов, может это сделать. Я видел сегодня отчет за вчерашний день, туда пришло более двух с половиной тысяч звонков от людей, которые хотели бы получить информацию. Я встречался с руководством РСА, и на этой встрече обсуждалось, что мы будем делать с этой информацией, с этими обращениями граждан. Мы намерены очень жестко отслеживать сейчас любые нарушения со стороны членов нашего союза, которые дискредитируют как союз, так и идею автострахования. И намерены безжалостным образом с такими компаниями прощаться. Напомню, что право заниматься обязательным страхованием ответственности обуславливается участием в РСА. РСА может как саморегулирующаяся организация исключить любую компанию из своего состава, и это повлечет немедленное лишение компании лицензии. Хочу успокоить наших клиентов страховых компаний, что даже в том случае, если компания лишится лицензии, их полисы, имитированные и проданные, будут действительны, и остальные члена РСА будут из специального фонда, который сейчас аккумулируется с продажи каждого полиса, мы будем отвечать по этим обязательствам. Это очень разумное решение, которое предусмотрено законом. Таким образом, что бы ни случилось со страховой компанией, она обанкротилась или потеряла лицензию, полис ее будет действовать, и мы будем по нему нести совокупную, солидарную ответственность, из специального фонда оплачивать все выплаты по страховым случаям.

Лев Ройтман: Мне приходилось встречать дату: 1 июля 2004-го года - это та дата, когда по полисам разорившихся или исчезнувших в неизвестном направлении страховых компаний будут производиться выплаты. Эта дата, что - отменяется, перемещается на более ранний срок?

Игорь Иванов: Насколько я знаю, эта дата не перемещается. Эта дата принципиально важна, там не только речь идет об ответственности по полисам разорившихся компаний или исчезнувших, но тогда же будет, с первого июля следующего года, вступать еще очень интересная защита - это из фонда, который мы должны сейчас аккумулировать, создать с каждой нашей продажи, как я уже говорил. Мы начнем выплачивать также возмещения в случае, если человек получил увечья, травму от неопознанного транспортного средства. То есть был наезд, сбила человека машина и исчезла, и вроде некому предъявить претензии. Но с первого июля из этого фонда, который создает, аккумулирует РСА, мы будем выплачивать также возмещение людям и в такой ситуации, очень типичной, к сожалению, очень трагической.

Лев Ройтман: То есть это будет происходить только с первого июля следующего года, а не в текущем году?

Игорь Иванов: Да, это будет так, потому что, как я уже говорил, надо накопить средства. С каждого проданного полиса определенный процент, где-то в общей сложности порядка 3%, идет в специальные фонды, которые создаются именно на эти случаи.

Лев Ройтман: Если я вас правильно понял, страховое ваше сообщество ожидает, пока люди застрахуются, дадут свои деньги, и лишь тогда страховки за счет застрахованных будут производить с запозданием подобные платежи. То есть страховки сами не создают подобный фонд без накопления взносов автомобилистов?

Игорь Иванов: Еще раз хочу подчеркнуть: речь идет о страховании, о выплате в том случае, если не установлен виновник. Если установлен виновник, то есть нормально работает наш полис, полис любой компании, которая продает этот полис, - нет проблем.

Лев Ройтман: Спасибо. И в заключение давайте послушаем еще несколько голосов москвичей.

"С трудом верится, что заплатят эти деньги, когда застрахуешь свой автомобиль".

"Самая изначальная страховка должна быть добровольная, а сейчас ее делают принудительно. То есть, если человек купил новую машину, то, конечно, от угона застраховать ее нужно, а вот принудительное гражданское страхование, которое сейчас вводится, оно не нужно".

"Если бы у меня была машина, я бы ее застраховала от угона и, может быть, аварийных ситуаций, если бы я, конечно, была бы уверена, что эта систем работает".

"В наше время вообще нельзя никому доверять. Вот это страхование оно как МММ - набрали деньги и закрылись. Может и такое быть. Страховать свой автомобиль я не стану".

Ну что ж, Игорь Евгеньевич, в частности, я очень желаю российским страховым компаниям преодолеть это недоверие. Но, наверное, на это уйдет определенное время, а время нашей передачи истекло.

XS
SM
MD
LG