Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вольное слово для антисемита

  • Лев Ройтман

Лев Ройтман:

В январе американская организация “Объединение комитетов в защиту евреев в бывшем СССР” призвала мэра и прокурора Москвы пресечь распространение антисемитских публикаций. 6-го марта Евроазиатский еврейский конгресс призвал патриарха Всея Руси осудить антисемитизм и ксенофобию. Попадались ли и вам антисемитские публикации? Вот голоса из опроса Вероники Боде, нашего московского координатора.

“Да, очень много”.

“Мы такую прессу не читаем”.

“Может быть я настолько здесь к этому привык, что я порой не обращаю внимания”.

“Антисемитские? Да они, по-моему, даже часто очень попадаются”.

“Я такую прессу не читаю”.

“Лет пять уже не попадались. В первой половине 90-х годов попадались”.

Между тем, и сегодня антисемитских публикаций хоть пруд пруди. И что же? Это вопрос участникам передачи: министр Владимир Зорин; Евгений Прошечкин, председатель Московского антифашистского центра; и Роман Спектор, вице-президент Конгресса национальных объединений России.

Владимир Юрьевич Зорин, министр, не имеющий министерства, но занимающийся национальными проблемами, что, с вашей точки зрения, можно сделать? Я не буду сейчас в начале передачи приводить названия и тексты из этих антисемитских газет и журналов, но их действительно хоть пруд пруди. Что в ваших силах?

Владимир Зорин:

Я, прежде чем ответить на вопрос, что делать, хотел бы сказать, что на уровне государственной политики мы распрощались с таким явлением как антисемитизм достаточно давно, и он у нас не присутствует. Существует целый ряд законов, которые защищают права граждан, в том числе и еврейской национальности. И есть, например, статья 136-я Уголовного кодекса Российской Федерации, которая предусматривает, что нарушения равноправия граждан, в зависимости от их пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, убеждений, и все, что наносит вред правам и законным интересам граждан, является противоправным деянием и подлежит наказанию. А вот здесь у нас наступает другая проблема, к сожалению, применение этого наказания или активности граждан и органов местного самоуправления и других органов, здесь невелика. Я специально перед передачей взял статистику. У нас ежегодно в России возбуждается от 20-ти до 30-ти уголовных дел по составам преступлений, предусмотренным статьями 136-й, 282-й Уголовного кодекса России. Это, конечно, очень и очень мало. Поэтому у государственных органов и у гражданского общества сегодня стоят две взаимосвязанные задачи. Первая задача - это более активно использовать те права и возможности, что заложены уже в существующем законодательстве Российской Федерации. А второе - это необходимость совершенствования этого законодательства, потому что практика этих трех десятков уголовных дел в год показывает, что нам еще не достает четких определений, что такое ксенофобия, антисемитизм и другие явления, которые недопустимы в сегодняшнем обществе.

Лев Ройтман:

Спасибо, Владимир Юрьевич. И попутный вопрос: действительно, формально антисемитизм как будто бы не определен, ксенофобия как будто бы не определена, что это означает законодательно. Но вот вам текст, не далее как 8-го марта нынешнего года газета “Дуэль” публикует статью, в которой следующие слова о евреях: “Это дикое племя, законсервированное иудаизмом в своем моральном развитии на уровне каннибалов. Нельзя снисходительно относиться к существованию в России синагог, в которых проповедуется расовая исключительность евреев, их право на мировое господство, их право грабить, убивать, насиловать, духовно и физически растлевать другие народы”. Нужно ли вам определение антисемитизма, я вам цитирую газету “Дуэль” за 8-е марта?

Владимир Зорин:

Совершенно верно. Я знаком с этой публикацией, и соответствующие меры предприняты. Как гражданин я возмущен подобным материалом, а как должностное лицо предпринимаю соответствующие меры по пресечению подобных фактов впредь.

Лев Ройтман:

Спасибо, Владимир Юрьевич. А сейчас хочу включить в разговор других участников. Первым - Евгения Прошечкина, напомню, председатель Московского антифашистского центра. Евгений Викторович, что делается или не делается для того, чтобы подобных, ну, чего уж там обиноваться, мерзостей не публиковалось и чтобы они не распространялись?

Евгений Прошечкин:

К сожалению, делается очень-очень мало. И поэтому я в своем выступлении больше скажу что не делается. Пятый год лежат законодательные инициативы московской городской Думы о принятии законов, направленные против фашизма, экстремизма, ксенофобии в Государственной Думе, вот, кстати, где господин министр был депутатом в свое время. Ничего не делается. У меня в Кунцевском суде очередной суд. Я направил на главного редактора некоей национальной газеты некоего Севастьянова Александра Никитича в Московскую прокуратуру заявление, чтобы разобрались с этим господином и антисемитскими и ксенофобскими публикациями в его газете. И что вы думаете? Гражданский иск второй год уже идет, однажды уже Кунцевский суд меня, а не его, присудил к штрафу в пять тысяч рублей. Правда, городской суд в сентябре прошлого года отменил это решение. И вот уже новый суд в новом составе будет разбирать это дело. Есть такой господин Оратов, который целую фабрику-кухню подобной литературы создал. Например, “Основы генетической политики национал-социалистической Германии для СС руководителей”, переиздал с соответствующим предисловием. И ничего, как с гуся вода. А прокуратура, Крылов Юрий Юрьевич, следователь по особо важным делам прокуратуры города Москвы, прислал очередную отписку о том, что против издательства “Витязь”, такой есть известный антисемитский деятель Виктор Корчагин, в очередной раз прекращено дело из-за отсутствия состава преступления. Вот что делается.

Лев Ройтман:

Спасибо, Евгений Викторович. Роман Спектор, после того, как недавно состоялся в Москве учредительный съезд Евроазиатского еврейского конгресса, вы также участвовали в этом мероприятии, вам был задан вопрос об итогах работы этого конгресса и о том, что следует делать. И вы сказали буквально следующее, я цитирую по материалам распечатки передачи по РЕН-ТВ: “Мы высказываем нашу озабоченность в связи с тем, что происходит во Франции, Бельгии, Голландии и других странах, где фактором, который подогревает антисемитскую вакханалию, является наличие там арабского меньшинства”. Ну а в том, что касается России, каким фактором определяется этот подогрев?

Роман Спектор:

Я буквально два часа тому назад приехал в Москву. И я видел на одном из заборов вдоль железнодорожного полотна очень отчетливую надпись: “Путин - предатель”. И эстетом, который выводил эту надпись, была там изображена шестиконечная звезда. То есть он предатель, потому что, видимо, спелся с евреями или с сионистами, это теперь уже не специфицируется в такого рода публикациях. На том же Конгрессе, о котором вы говорите, была резолюция по антисемитизму, и только один из этих абзацев из этого текста процитировал, видимо, РЕН-ТВ. Потому что не меньшую озабоченность у нас вызывает последний сюжет в наших поисках правды. Это очередная и массовая публикация “Протоколов сионских мудрецов”, которая была предпринята какими-то инициаторами в городе Екатеринбурге. И к этому делу уже привлекались и правоохранительные органы, было возбуждено два уголовных дела. И мы, как это обычно водится, обратились к руководству Русской православной церкви с тем, чтобы та открестилась от такого рода публикаций, поскольку такая публикация в Екатеринбурге была рекомендована местным отделением РПЦ. Анализировать сегодня типологию антисемитизма в этой передаче просто было бы неуместно. Но лучшей и последовательной формой ответа антисемитизму является, безусловно, наступательная и последовательная политическая оценка этого явления. И если бы Путин, как и в свое время его предшественник, дал бы такую оценку, если патриарх Всея Руси дал бы оценку такого рода публикациям, я думаю, и евреи вздохнули бы свободнее и увереннее глядели бы в завтрашний день, и гражданское общество, это хрупкое создание современности, тоже почувствовало бы себя увереннее, поняв, что высшие должностные лица государства и доминирующей, по сути, церкви с ними.

Лев Ройтман:

Спасибо, Роман Спектор. Вы говорили о Екатеринбурге. В Екатеринбурге главным обвиняемым по делу о распространении “Протоколов сионских мудрецов” в храмах Екатеринбурга выступает архиепископ Викентий. И, кстати, по этому поводу газета “Завтра” выступила со статьей, в которой она прямо пригрозила евреям погромами. Статья называется “Ревизия веры” и лежит передо мной, она была опубликована 12-го февраля. Если это не разжигание межнациональной розни в точном смысле, по букве и по духу Уголовного кодекса, то непонятно вообще, действует ли этот кодекс в России именно в тех своих статьях, которые направлены против расовой ненависти и ее распространения.

Владимир Зорин:

Что касается Государственной Думы, то я хотел бы напомнить, что 6-го ноября 98-го года озабоченная подобными явлениями Государственная Дума приняла постановление, одним из авторов которого был наш Комитет, где я тогда работал, о недопустимости действий и высказываний, осложняющих межнациональные отношения, где все эти явления были названы. Я абсолютно согласен, что всем нам не достает наступательности в борьбе с ксенофобией, антисемитизмом и другими явлениями. Иначе, наверное, если бы у меня была другая точка зрения, мы бы с вами вместе не обсуждали эту тему. Сегодня правительство Российской Федерации вместе с Государственной Думой внесло новый проект закона о противодействии экстремизму, где более четко обозначены все правовые нормы, которые необходимы для нам для более активной работы в борьбе с этим злом. Я бы также хотел бы напомнить, что действия правоохранительных органов по ситуации в Екатеринбурге были поддержаны полномочным представителем президента в этом регионе, который однозначно высказал свою позицию о том, что в данном случае должен разобраться закон. И нужно отметить, что правоохранительные органы здесь занимаются и разбираются. Но те издания, о которых мы сегодня говорили, и “Дуэль”, о которой многие услышали в связи с этой публикацией, и газета “Завтра” - они известны своими взглядами давно. И они не отражают общего настроения российского общества, не выражают мнения большинства. Не умаляя опасности этих явлений, еще раз я хочу подчеркнуть, что и гражданское общество, о котором здесь говорил мой коллега Спектор, должно быть активнее, и государство должно быть активнее. И тогда мы все общими усилиями сделаем все для того, чтобы с такими явлениями наше общество больше не сталкивалось.

Лев Ройтман:

Спасибо, Владимир Юрьевич. Мы называем так экономно эти газеты, но их неисчислимо больше. И уже названная “Дуэль”, это “Я - русский”, это газета “Лимонка” Эдуарда Лимонова, это “Эра России”, это та же газета “Завтра”, это “Наше отечество”, это и журнал, например, “Русский хозяин”. Так вот заместитель главного редактора этого журнала Андрей Семилетников является главным обвиняемым по делу о погроме, это был кавказский погром, не еврейский погром, на Ясеневском рынке в апреле прошлого года. И вот буквально на днях это дело отправлено на доследование. Оказывается, что недостаточно установили обстоятельства, которые свидетельствовали бы о виновности главного обвиняемого. Но это подстрекатель, даже если бы сам лично там не участвовал. И вот когда с этим не борются, вот и заканчивается погромами в Ясенево, погромами в Царицыно. Кстати, эти два дела теперь объединили в одно производство, потому что один из обвиняемых проходит по обоим делам.

Евгений Прошечкин:

Помню, с середины 90-х годов мы ходили с ворохами подобных газет в нашу Московскую прокуратуру. И в качестве доказательств, что это “плохие” газеты, говорили сотрудникам прокуратуры: посмотрите, вот же они “Протоколы сионских мудрецов” публикуют. И вы знаете, что нам отвечали? А откуда мы знаем, что это фальшивка, а может это и правда, извините, надо изучать. А то, что в Швейцарии суд был, это как бы и не указ. То же самое по другим делам. Я хочу сказать, что когда речь о том, чтобы защитить погромщика, защитить антисемита, защитить фашиста, вот тут правоохранительные органы впереди планеты всей по части защиты прав человека. Идут на мельчайшее крючкотворство, только бы не допустить до суда, только бы изменить формулировку, только бы не 282-я статья, только бы дать, например, “хулиганку”. Известный случай - Токмаков избил чернокожего человека. По нынешним московским понятиям - пустяк. Но тот оказался охранником американского посольства, морским пехотинцем. Началось дело. Сам Токмаков в телевизионной записи говорит - “я избил его по расовым причинам”, следствие видит только “хулиганку”. И таких случаев бесчисленно. И что ж нам, будем ждать других погромов всяческих. И вот тут Роман говорил, чтобы было спокойнее евреям. В России в еврействе, в сионизме обвинят всегда кого угодно по политическим причинам. Так что эта проблема касается всех россиян, все там будем.

Лев Ройтман:

Спасибо, Евгений. Роман Спектор, будем надеяться, что все-таки все там не будут. И, тем не менее, что вы намерены предпринимать, я представил вас как вице-президента Конгресса национальных объединений России. Вы ведь, кроме того, вице-председатель Федерации еврейских организаций России.

Роман Спектор:

Я прежде всего хочу поддержать участников этого “круглого стола” и напомнить то, с чего начинал Владимир Юрьевич. Действительно, самый факт того, что мы сидим у вас за “круглым столом”, и министр высказывает свое недвусмысленное отношение к антисемитизму, расизму и другим формам политического экстремизма, это уже благо, и это уже действие нашего гражданского общества. Но он же упомянул о том, что мы сталкиваемся не столько с ростом антисемитизма, он где-то держится за последние годы приблизительно на одном уровне, несколько флуктуируя, как говорят ученые, но мы с сталкиваемся с отсутствием нормальной правоприменительной практики. И об этом же говорил мой коллега и старый товарищ Евгений Прошечкин. Дело в том, что судебная власть и все надзорные органы на сегодняшний день еще не перестроились. И то, что министр подсчитывает, сколько было возбуждено уголовных дел, естественно, просто перекрывается числом изданий, которые пользуются всей этой античеловеческой, антисемитской и расистской терминологией. Разумеется, этого мало. Но именно поэтому, я на этом настаиваю еще раз, очень важна дружная и наступательная позиция, которая высказывается высшими должностными лицами и представителями общественности. Если фон этот будет достаточно определен, то и антисемитские и прочие издания или проявления они и займут подобающее им место, они будут канализированы, то есть они будут где-то на обочине основного общественного процесса. И в этом отношении именно в рамках Конгресса национальных объединений России, часть представителей которого были гостями нашего Евроазиатского еврейского конгресса, уже подготовлен документ с аналогичным обращением к власти и к представителям Русской православной церкви с тем, чтобы был дан отпор подобного рода явлениям, которые, говоря мягко, не красят ни сегодняшнего нашего правительства, ни Русскую православную церковь.

Лев Ройтман:

Спасибо, Роман Спектор. Вы говорили об обочине. Да, это, к счастью, сегодня на обочине, потому что Владимир Юрьевич абсолютно точно замечает, что этой политики у российского государства не существует. Но, к сожалению, не существует и политики пресечения этой мерзости, я уже употреблял это слово сегодня, как и мерзости по отношению к любым другим национальным меньшинствам в подобном ключе и в подобной тональности.

XS
SM
MD
LG