Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кыргызстан: в демократию и обратно

  • Лев Ройтман

Лев Ройтман:

Эта передача записывается утром 22-го марта. Ко времени выхода в эфир и последующих повторений картина событий в Кыргызстане может измениться. Ну а пока дело обстоит следующим образом: Азимбек Бекназаров, депутат парламента, который был арестован 5-го января по обвинению в должностных упущениях семилетней давности, освобожден на подписку о невыезде до вынесения приговора. Этот приговор ожидался 18-го марта, прокуратура требовала для Бекназарова семь лет лишения свободы, но суд был отложен на неопределенный срок. Этому предшествовали массовые демонстрации в Токтогуле, где заседал суд, и в поселке Кербен, центр Ак-Суйского района. Не менее пяти демонстрантов убиты, десятки получили ранения, в Кербене разгромлены несколько административных учреждений. Об этом наш разговор. В передаче участвуют: из Бишкека Виктор Запольский; из Москвы Олег Панфилов; и в Праге Нарын Айип.

Нарын, Киргизская редакция нашего радио, вопрос такой: Азимбек Бекназаров, депутат парламента, поставленный перед судом, это политически значимая фигура или его арест только повод для массовых выступлений в Джелал-Абадской области, где сконцентрированы эти события, юг Киргизии, ну, а причины, быть может, в другом?

Нарын Айип:

Самая главная причина, наверное, экономическая ситуация, нищета в Кыргызстане. Номинальная средняя заработная плата около 20-25-ти долларов в месяц, это меньше доллара в день на человека, иногда на семью. Вторая главная причина то, что руководство Кыргызстана, президент и правительство, в тайне от народа и от парламента подписали два договора, согласно которым территория Кыргызстана передается Китаю. И об этом говорилось. Бекназаров оказался, до этого особенно он не был известен в Кыргызстане как депутат, он был председатель парламентского комитета. Но он открыто выступил в парламенте, обратился к народу и даже заявил, что это может служить основой для импичмента Акаеву. И получилось, что все совпало, не считая экономические проблемы людей и плюс эти территориальные проблемы, и человек, который это выразил общее мнение народа. Вторая, наверное, причина, что чересчур власти очень жестоко решили с ним обратиться. И вкупе со всеми экономическими проблемами, наверное, это сделало его, теперь, я боюсь, он может стать знаковой фигурой.

Лев Ройтман:

Спасибо, Нарын. Но ведь речь идет о делимитации границы Кыргызстан-Китай, также есть определенные сдвиги в границе с Казахстаном. Китаю передается 125 тысяч гектаров земли. Звучит это, конечно, грандиозно, но, на самом деле, это не так много. Из-за этого погибают люди, из-за этого объявляется массовая голодовка, которая предшествовала этим массовым выступлениям и демонстрациям. Из-за этого видный правозащитник после 22-х дней голодовки умирает от кровоизлияния в мозг. После этого пять смертей, десятки и десятки раненых, этот погром административных учреждений. Неужели эта земельная проблема где-то на границе с Китаем, это горные территории, настолько актуальна для этой области Джелал-Абадской?

Нарын Айип:

Я думаю, народ, когда стало известно о том, что земли передаются Китаю, не особенно и выступал против этого. Хотя бы создан общественный комитет по расследованию этого дела и даже несколько общественных организаций. Но главное, что возмутило народ, наверное, это беспардонность, наглость власти. Что они никаким образом не хотят ни с кем разговаривать, ни с народом, ни с депутатами, которые поднимают этот вопрос. Начали против них оголтелую кампанию советского типа, что любой человек, который говорит любое одно слово, несовпадающее с мнением власти, сразу оказывается и хулиганом, и преступником, и вообще нехорошим человеком. И когда Бекназарова так нагло, причем состряпали это дело против него, попутно еще одного человека осудили к восьми годам для того, чтобы потом на основе этого дела возбудить против Бекназарова дело. И вот такая беспардонность, наглость возмутила, чаша переполнилась.

Лев Ройтман:

Спасибо, Нарын. Здесь факта ради следует заметить, что бывший вице-президент Феликс Кулов отбывает семилетний срок так же по приговору, вынесенному за преступление, суд признал это преступлением, которое так же было совершено где-то семь-восемь лет назад. Таким образом, прокуратура как бы раскапывает эти дела, как археолог, в тот момент, когда кто-то становится оппозиционной фигурой.

Нарын Айип:

Да, именно так получается.

Лев Ройтман:

Спасибо. И теперь в Бишкек. Виктор Михайлович Запольский, представлю вас детальнее - главный редактор газеты “Дело №”, в прошлом член парламента Кыргызстана. С вашей точки зрения, служит ли улучшению ситуации в Кыргызстане то, что депутатская неприкосновенность отменена и в результате этого и стал возможным арест без согласия парламента того же Бекназарова?

Виктор Запольский:

Я думаю, что вопрос о депутатской неприкосновенности он еще остается, хотя не так давно депутаты настояли на принятии нового закона. Но там не идет речь о депутатской неприкосновенности, а речь идет о том, могут ли депутата таким образом арестовать, как арестовали, предположим, Бекназарова, до него были депутаты, которые были арестованы и осуждены. Речь идет не о том, что депутат не должен отвечать перед законом, а речь идет о том, что нельзя народного избранника, как сказал Нарын, беспардонно просто арестовывать и предъявлять ему обвинения по совершенно надуманным поводам. Я так думаю, что у нас в республике очень долго созревал и наконец созрел кризис власти. Речь уже не идет, как нам пытаются навязать правительственные СМИ точку зрения о какой-то кучке горлопанов, которые пытаются дестабилизировать обстановку, а теперь речь идет о столкновениях власти с народом. О том, что власть вынуждена была в результате своей беспомощности и неправильной политики применить против собственного народа огнестрельное оружие - вот о чем речь идет. И при этом, когда задаются вопросы, а что, не было других методов, говорят, что не настолько хорошо милиция оснащена соответствующей атрибутикой, которая применяется против толпы, поэтому пришлось применить. Сейчас, кстати, этот вопрос выясняется, кто все-таки отдал команду такую стрелять в людей. Ну, и поскольку речь зашла о знаковых и незнаковых фигурах, я думаю, что дело не в значимости того же Бекназарова или кого-то другого, а дело в том, что народ доведен до отчаяния, до крайности именно той социальной обстановкой, которая сложилась не только на юге Кыргызстана, но и в северных регионах. И люди выдвигают не только ведь политические требования об освобождении Бекназарова и прекращении его уголовного преследования, но они выдвигают и экономические требованияя, которые касаются правильности распределения земельных долей строительства оросительных каналов и систем. То есть здесь уже сама жизнь выдвигает такие требования. В какой-то степени вызывает недоумение сам подход к тому, что произошло со стороны государства. У нас был широко отмечен праздник Новруз, праздник весны. И сама первооснова этого праздника предполагает прощение ошибок, согласие, мир. И даже этот праздник был использован для того, чтобы еще раз сказать народу о том, что кучка какая-то оппозиционеров не хочет, чтобы было все хорошо. И пусть, мол, вопросы депутата Бекназарова решает суд. Но мы в общем-то знаем, что такое суд - это одно название, и сам судья один, если даже он выступает против кучки оппозиционеров, то он в общем-то высказывает свое собственное мнение. Причем, это мнение необъективно, потому что судья это все-таки в нашей ситуации человек, на лице которого как в зеркале отражены все невзгоды современной жизни: маленькая зарплата, большая ответственность, еще большая зависимость от власти, поскольку власть его назначает, власть его может снять. Разве может он в такой обстановке вынести объективное решение?

Лев Ройтман:

Спасибо, Виктор Михайлович. Хочу заметить, что власть в Бишкеке, судя по имеющимся у нас сообщениям, ищет крайних, ищет стрелочников. И такими стрелочниками оказались уже уволенные от своих должностей председатель Ак-Суйского района и некоторые милицейские местные чины. Как выясняется, этих людей можно очень легко отстранить от должности. Оказалось так же, и это говорит, конечно, не в пользу независимости и разделения властей в Кыргызстане, что постановление об освобождении из-под стражи Бекназарова уже после того, что местный прокурор требовал семь лет для него, вынесла Генеральная прокуратура, но оглашено оно было пресс-секретарем президента. Таким образом, видимо, говорить о демократии реальной пока еще рано. Олег Панфилов, Москва, директор Центра экстремальной журналистики Союза журналистов России и ориенталист, востоковед. Олег Валентинович, мы привыкли к тому, что в прежние годы Кыргызстан был как бы “островом демократии” в Центральной Азии. И вот то, что мы слышим сегодня, да не только сегодня, быть может, означает грустную дорогу Кыргызстан в демократию и обратно. Как это видится вам?

Олег Панфилов:

Когда Нарын сказал о том, что причиной этих событий на юге Кыргызстана стала нищета, я думаю, что все-таки нищета не только финансовая, не только социальные проблемы сейчас волнуют население этой республики, но и, на мой взгляд, существует проблема духовной нищеты. И это, скорее всего, бездуховность власти. Я не знаю сейчас, насколько реальна та информация, которую сообщила телекомпания “РЕН-ТВ”, московская телекомпания, сообщив о том, что журналистам не дают информацию о том, что происходит на самом деле на юге республики, по крайней мере тележурналистам не дают возможность снимать эти события. А что касается ситуации вообще, то, я думаю, что Кыргызстан постепенно превращается из “острова демократии” в некое подобие соседних республик, где существует авторитарная власть, где грубо нарушаются права журналистов и свободы слова. Кыргызстан к этому подходил постепенно. Если уж говорить о том, что происходило за последние годы, то Виктор Михайлович мог бы сказать и о проблемах своей газеты, и о проблемах других газет, которые постоянно подвергаются давлению. И Кыргызстан неожиданно для многих, в том числе и для нас, за последние два-три года стал территорией, где журналистов подвергают грубейшим преследованиям, особенно, когда возбуждают уголовные дела и когда засуживают независимые газеты, налагая на них огромные штрафы. Только за последнее время в очередной раз подверглась такому давлению газета “Моя столица”, совершенно новая газета, газета, которую выпускают бывшие сотрудники “Вечернего Бишкека”. Так вот “Вечерний Бишкек” и добился осуждения своих коллег в выплате штрафа. И совершенно чудовищная ситуация складывается вокруг государственного издательского концерна “Учкун”, который на протяжении последних месяцев отказывается печатать независимые газеты, и суды никак не хотят рассматривать претензии этих газет к издательскому комплексу. Это к слову о том, что уже говорил Виктор Михайлович по поводу независимости судов.

Лев Ройтман:

Спасибо, Олег Панфилов. Нарын Айип, возвращаясь сейчас к конкретным событиям: в Джалал-Абадской области, я уже сказал, это юг Киргизии, проживают не только киргизы, они живут в тесном контакте с узбеками. Мы знаем, что в Оршской области, это тот же регион, в 90-м году происходили кровавые столкновения на национальной почве между узбеками и киргизами. Мы знаем, кроме того, что в Ферганской долине может присутствовать и исламский фактор определенный. В тех событиях, о которых мы говорим сейчас, дело Бекназарова, выступления, которые привели к гибели пятерых, массовым ранениям и, в сущности, к массовым беспорядкам, задействованы ли в этих событиях, как о том иногда можно прочитать и в российской печати сейчас, исламский фактор и, быть может, межнациональная рознь?

Нарын Айип:

Пока этого не замечено. У нас есть списки погибших, списки раненых - все киргизской национальности. Здесь общее дело, независимо от того, что узбек, русский, киргиз. Они все местное население, в целом все нищие, и довело их до нищеты правительство, независимо от того, сидят там русские, киргизы или узбеки. И это, я думаю, что общее дело.

Лев Ройтман:

Виктор Михайлович Запольский, Олег Панфилов говорил о ситуации с прессой. Ситуация с прессой - это ситуация с правом знать. Что вы скажете по этому поводу?

Виктор Запольский:

Могу только разделить его точку зрения и несколько ее углубить. Действительно, мы уже прошли то, что сейчас проходит газета “Моя столица”, то есть мы побывали в уголовном производстве и гражданском производстве, почти все процессы мы проиграли. В общем все делалось для того, чтобы нас просто на просто разорить. И сейчас этот процесс идет и, совершенно верно, до сих пор не выходит газета “Моя столица”. Вчера и позавчера они два суда проиграли, в том числе и своим коллегам по газете “Вечерний Бишкек”, которые посчитали себя оскорбленными. Но это опять возвращает нас к тому, о чем я уже говорил, что у нас судебные системы зависимы, и власти очень хочется, чтобы и пресса была зависимой. И все делается для того, чтобы это было так. Потому что независимых газет в сущности в республике уже не осталось. Очень трудно функционировать и приходится действительно подключать иногда внутреннего редактора для того, чтобы опять не попасть в ту ситуацию, в которой мы были. И некоторые моменты нашей жизни приходится как-то цензуровать. Таким образом, обстановка такова, что работать журналистам сегодня независимым в республике очень сложно.

Лев Ройтман:

Спасибо, Виктор Михайлович. Нарын Айип, известно, что целый ряд крупных зарубежных западных, американских, европейских правозащитных организаций призвал кыргызстанские власти прекратить уголовное преследование Азимбека Бекназарова, что сделано не было. Его рассматривают как фигуру политическую, преследуемую по политическим мотивам. Но вопрос в следующем сейчас: президент Кыргызстана заявил публично, что он не намерен баллотироватьсяна предстоящих президентских выборах, он свои сроки отслужил. Кто в данном случае является вдохновителем этих политических преследований, если эти преследования как будто бы направлены в защиту нынешнего президента, который не намерен продолжать свою президентство за пределами 2005-го года?

Нарын Айип:

Я думаю, общество, политические круги Кыргызстана достаточно созрели для того, чтобы не заниматься личностями, а они требуют вообще в принципе смены власти, чтобы она в принципе демократическим образом через определенное время менялась. И в основном оппозиционные депутаты они никого не противопоставляют, не говорят, что вместо Акаева должен быть Кулов или Бекназаров или еще кто-то. Они просто требуют, чтобы основные, базовые принципы демократии соблюдались. И здесь нет такого прямо лично против Акаева или его окружения, хотя, конечно, они виноваты во всем этом, что создалось. И Акаев уже президентствует десять лет и еще четыре года, выборы будут в 2005-м году, намечены. Он заявил об этом на общем собрании ОБСЕ в прошлом году в сентябре под давлением мировой общественности. Но нет гарантий, что он не изменит это свое мнение.

Лев Ройтман:

Спасибо. Гарантий, конечно, быть не может.

XS
SM
MD
LG