Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интурист из России

  • Лев Ройтман

В мировом экспорте товаров и услуг лидируют не компьютеры и не продукты питания. Лидирует туризм, то есть мы сами в экспортной упаковке. Сюрприз? Думаю, для многих - да. Вот об этой упаковке и поговорим, тем более, что и здесь нас ожидают сюрпризы. Оказывается, репутацию самых грубых и невоспитанных имеют англичане, а самых вежливых - американцы. Опять удивлены? А что же россияне? Но сначала, кто они, эти россияне-интуристы глазами самих же россиян. Давайте послушаем голоса из опроса Вероники Боде, нашего московского координатора.

"Люди с достатком около тысячи долларов в месяц".

"Те, кто занимается бизнесом или же воруют, больше никто. Порядочные люди не могут заработать себе на поездку за границу".

"Большой процент уже. Элементы зарождающегося или уже выращенного среднего класса".

"Все могут. Было бы желание, если есть работа, он может съездить".

В нашем разговоре о туризме участвуют: а Москве Татьяна Чувилкина, в Париже Аркадий Ваксберг; и в Праге Дмитрий Белошевский.

Татьяна Александровна Чувилкина, представлю вас так: заместитель Генерального директора по связям с общественностью крупной московской туристической компании. Кто они - россияне, составляющие основной костяк зарубежного туризма? Мы имеем в виду, конечно, туризм в так называемое дальнее зарубежье.

Татьяна Чувилкина: В принципе, мы считаем, что выезжают отдыхать, как правило, люди, имеющие доход порядка 500 долларов в месяц. Я думаю, что те люди, которые говорят, что ездят только богатые, они, наверное, никогда реально не интересовались стоимостью путевок. Потому что у нас огромный поток туристов идет, и у меня есть возможность со многими разговаривать, специально проводим такие опросы. И когда мы говорим, что бывают спецпредложения порядка 300 долларов за неделю, включая авиаперелет, многие не верят и не знают, что это возможно. Поэтому, я думаю, здесь две вещи. Самое главное, чтобы люди работали, могли заработать, мужчина там так и сказал. А второе - просто желание поехать. Потому что есть туры и дешевле, бывают и автобусные туры, тоже очень интересные.

Лев Ройтман: Попутный вопрос: наверняка, когда обращаются к вам за поездками, за пакетами туристскими, то так или иначе вы узнаете от людей, уже ездивших куда-то, где, в каких странах им нравится и, быть может, как к ним относятся, как их воспринимают.

Татьяна Чувилкина: Конечно, лидируют сейчас по отдыху Турция и Испания. Турция особенно в силу отсутствия въездной визы. Потому что вообще-то наши люди любят перемещаться, любят интересную экскурсионку, и поэтому Испания всегда была на первых позициях, потому что интересно. Но визовые проблемы, визовые сложности они сдерживают увеличение потока на этом направлении. Что касается отношения, то наши, конечно, особенно первая волна была где-то 95-96-й год и потом чуть дальше, достаточно сильно комплексуют. Им все время кажется, что немцам чего-то там лучше принесли, а нам, как всегда, чего-то такое похуже. Но, я думаю, что это со временем пройдет. Это просто от того, что комплексуем мы, нам кажется, что к нам так относятся. На самом деле ко всем относятся одинаково, более того, русских туристов очень любят. Потому что наши, приехав, они гуляют "на катушку" на полную. Немцы сидят у бассейна с кружкой пива целый день, наши, не то, чтобы бары выпивают, но уж коль приехал отдохнуть, то по-русски.

Лев Ройтман: Спасибо, Татьяна Александровна. Я должен сказать, что ваше ощущение, полевое ощущение почти совпадает с выводами, к которым приходит британская фирма "Экспандия". Я привожу ее данные, когда я говорю о международной репутации туристов из разных стран. Так вот, кстати, англичане тоже постоянно жалуются, им тоже кажется, что немцам достались самые лучшие лежаки. Но вот немцы как раз являются самыми любимыми туристами, хотя немцы не больше всех тратят денег. Но это иллюзия, что русские тратят так уж широко. Русские тратят все-таки, как выясняется из данных той же "Экспандии", меньше, чем американцы, даже немцы тратят больше, и меньше, чем японцы. Так что русские, как группа, не лидируют. Это еще один из тех стереотипов, который, как мы видим, не соответствует действительности. Аркадий Иосифович Ваксберг, собственный корреспондент московской "Литературной газеты" в Париже. Вы, естественно, на парижских улицах слышите русскую речь, как слышим мы ее здесь, в Праге, да и сегодня, где бы ни находились в Европе. Репутация российского туриста во Франции, есть ли вообще какой-то стереотип?

Аркадий Ваксберг: Я думаю, Лев Израилевич, такого стереотипа в целом нет. Потому что туристы, приезжающие во Францию, видимо, не только во Францию, это очень разные люди. Разные не только по кошельку, разные по интересам, разные по тому, как они проводят свое время, разные по своему культурному и интеллектуальному уровню, соответственно, и по своим запросам. И поэтому отношение к ним, естественно, совершенно различное. Должен вам сказать, что это отношение видно уже хотя бы потому, что исключительно заметно их присутствие даже чисто внешне. Об этом свидетельствует хотя бы то, что таблички "Здесь говорят по-русски" появились в некоторых больших магазинах, ресторанах, расположенных на самых посещаемых туристами улицах и площадях. А особое внимание, опять-таки с самых разных сторон здесь, естественно, уделяется тем, кто прибывает сюда с большими запросами и большим кошельком. Сравнительно в абсолютных цифрах их, наверное, не очень много, но зато и отношение к ним сочетает в себе и почтительность, и подозрительность. Русская речь весьма слышна в самых дорогих парижских и среднеземноморских отелях, на высокогорных зимних курортах, в казино, в ресторанах. Причем в таких ресторанах, которые не вывешивают своих цен, а это означает, что цены там запредельные. К так называемым "крутым" в России уже привыкли, а французы все еще не перестают удивляться. Вы говорили о том, как относятся к разным туристам как к самым вежливым, к самым невежливым, а здесь к русским, видимо, имея в виду эту категорию туристов, относятся как к самым щедрым. Уже не один француз мне жаловался, что гости из Москвы, опять-таки повторю, имеется в виду, видимо, гости из этого круга, развратили обслугу своими чаевыми, которые здесь в таких размерах никто просто не дает. Не от бедности и не от скаредности, а просто потому, что этот нуворишевский шик богатого плебса считают здесь просто неприличным. У меня есть хорошие знакомые - студенты из Москвы, которые учатся в парижских вузах и иногда они подрабатывают, спорадически работая гидами, честно говоря, нелегально, ибо для этого нужна лицензия. Так вот они сделали, на мой взгляд, довольно интересное наблюдение. Довольно большая часть наших туристов, оплативших весь комплекс туристических услуг, включающих в себя и посещение музеев и искренне имевших намерения их посетить, этими услугами не пользуются, их засасывают магазины. Хотя, строго говоря, выбор товаров в Москве, Петербурге и других городах не меньше. Но, видимо, неистребим советский синдром привозить заграничные товары, тем более, из мировой столицы моды Парижа.

Лев Ройтман: Спасибо, Аркадий Иосифович. Я хочу включить в разговор третьего участника нашей передачи - Дмитрий Белошевский, редактор международного отдела пражской, чешской национальной газеты "Господаржске новины", экономическая газета. Дмитрий, мы живем с вами в Праге, мы слышим русскую речь, мы знаем, что русский анклав сложился в Карловых Варах, мы видим постоянно надписи на русском языке, буклеты, лифлеты, брошюрки и так далее. Русских ждут. Какова у них репутация?

Дмитрий Белошевский: Репутация, я должен сказать, у русских изменилась с тех времен, которые были более близкими к трагическому 68-му году. Изменилась она и по сравнению с тем, как русских воспринимали в 91-м году, естественно. В Чехии это связано, кроме прочего, и с тем, что русских воспринимают не только как туристов, но и как часть общества. По разным статистическим данным, диаспора русских, живущих в Чешской республике, представляет от 10-ти до 30-ти тысяч. Нужно учитывать, что это представители бизнеса, это представители интеллектуальной элиты, это в любом случае люди очень зажиточные. И если мы говорим о туристах, то в данный момент я не вижу никакого негативного или даже отдаленно негативного отношения к ним. Я должен сказать, что оно совершенно нормальное. Я бы даже не сказал, что всегда русского отличишь по тому, что он говорит только по-русски. Те из российских туристов, которые принадлежат, скажем, к среднему или высшему среднему классу, они, наоборот, даже щеголяют тем, что изъясняются по-английски.

Лев Ройтман: Кстати, это очень любопытный момент, я, давно живя здесь, заметил, что когда я говорю по-английски или по-немецки, я, к сожалению, по-прежнему гораздо быстрее получаю позитивный результат, чем когда говорю по-русски или даже по-чешски. Так обстоит дело с моим личным опытом. Татьяна Александровна Чувилкина, Аркадий Иосифович говорил об очень богатой группе русского туризма. Это тот сегмент, который, скорее всего, не проходит через ваши руки, не проходит через туристские бюро, хотя все возможно, все вероятно. Я хочу поговорить о срезе российского туриста. Чего он ожидает от поездки за границу - сервиса при экономии денег, солнца, моря по-дикому или хорошего лежака на хорошем пляже?

Татьяна Чувилкина: Это требование к отдыху потихоньку менялось со временем. Сейчас сложилось уже какое-то количество туристов, порядка полутора миллионов, то есть это менее одного процента, которые постоянно отдыхают за границей, объясняя тем, что для них очень важно солнце, море, это безусловно. Потому что климат у нас такой, мы всегда хотели и хотим моря и солнца. Плюс, безусловно, сервис. И даже потом, съездив куда-то на наши курорты, очень часто они возвращаются и говорят: нет, вы знаете, мы так уже отвыкли, с нами уже так нельзя. Потому что в принципе выезжает определенная категория и, более того, они чаще всего и повторно выезжают, и они становятся достаточно опытными туристами. Они уже знают и как себя вести, и какой должен быть сервис, приобретают опыт. Конечно, раньше, когда только начинали ездить, все думали, уезжая в гостиницу две звезды, что там будет все как по телевизору, шикарный лакей, какие-то необыкновенные номера, и неизвестно что в номере. Теперь уже все понимают, что две звезды в Египте это есть две звезды в Египте. Очень многие студенты ездят и говорят, что нам там неважно, важно, чтобы дайвинг был. Потому что много появилось информации, много идет передач. И, кстати, даже молодежь наша она намного больше говорит по-английски, чем старшее поколение, потому что с языками не всегда было легко. А вот сейчас ребята, которые выезжают, особенно дети, 15 лет, они настолько легко себя чувствуют за рубежом, что просто даже удивительно. И поэтому им легче там ассимилироваться, проще они себя там ведут. Я думаю, со временем этот комплекс, который мы компенсируем сумасшедшими чаевыми, чтобы выглядеть прилично, русский он всегда по сторонам посмотрит - так как я тут выгляжу, как со стороны смотрится? Есть у нас такой азиатский комплекс. У ребят, у молодежи он постепенно сходит на нет. Они, конечно, все больше и больше становятся европейцами.

Лев Ройтман: Спасибо Татьяна Александровна. Возвращаясь к этой теме - чаевые, сорить деньгами и так далее. Знаете, у немцев есть такая поговорка: тот, кто работает как лошадь, не тратит деньги как осел. Вот, кстати, отношение к этим чаевым, к этим безумным тратам именно в Германии, сплошь и рядом, не везде, конечно, не у каждого, но именно таково, именно в этой зоологической формуле. Еще хочу заметить, что по данным этой британской фирмы "Экспандия", туристской фирмы, которая проводила этот опрос по 17-ти странам о репутации иностранных туристов, русские пользуются великолепной репутацией любопытных людей. Они, в отличие от англичан, проявляют интерес к местным обычаям, интересуются местной кухней, рецептами. Они приходят на кухню и спрашивают, а как это приготовлено. Это подкупает, это, естественно, к ним располагает. Что не то, чтобы не располагает, а изумляет, но это изумляет, кстати, не только в русских, это изумляет и в англичанах, и в испанцах, что когда они не знают языка и хотят что-то сказать, донести до того, кто их обслуживает, они говорят медленно, им кажется, что от этого русский язык станет понятнее, но, кроме того, они говорят громко. И это, конечно, смешит.

Аркадий Ваксберг: Я объясню вам, почему я сосредоточил свое внимание на тех, кто побогаче, хотя численно это очень небольшой процент, я об этом говорил. Дело в том, что они, как говорится, задают тон, они делают музыку. Если мы хотим понять, каким представляется не в статистическом выражении, не при социологическом анализе, а так на бытовом уровне, каким представляется русский турист во Франции, то вот именно эти очень богатые они создают такую видимость, о которой я говорил. Но, вы знаете, я встречал здесь поразительных туристов. И это ответ на вопрос - кому туризм доступен. Я встречал здесь множество людей из провинции, интеллигентов, уже почтенного возраста, во всяком случае, уже не первой молодости, которые всю жизнь копили деньги, там в помине нет пятисот долларов в месяц у них заработка, копили деньги для того, чтобы осуществить свою мечту, побывать в Париже. И вот это поразительная публика, их любознательность выше всякой нормы. Их готовность встретить любые неудобства, любые трудности тоже поразительны, их это совершенно не интересует. Каждая минута, которую они провели в Париже, для них драгоценна.

Дмитрий Белошевский: Я вернусь немного к вопросу о русском языке. Если учитывать, что такой известный курортный город как Карловы Вары, фактически метрополь курортов чешских, на 60% в руках российских предпринимателей, я имею в виду "ЛУКойл", "Газпром", московскую мэрию, то не представляется удивительным то, что там существуют надписи в магазинах на двух языках, что русские гордятся языком. Другое дело, владеют ли они при этом еще другим языком, не считают ли они опять по-старому русский язык единственным мировым языком?

Лев Ройтман: Спасибо, Дмитрий Белошевский. Ну, все же, наверное, не считают. Но, вы знаете, даже в Израиле возникла русская практически культурно-поведенческая автономия. Мы, кстати, не так давно обсуждали это в одной из наших передач. Так что едва ли стоит удивляться тому, что русские держатся своей культуры, своего языка, своего информационного поля и здесь в Чехии, в тех же Карловых Варах.

Татьяна Чувилкина: Если немножко еще о Париже, я должна сказать, что вообще отдых в Париже, во Франции особенно, он достаточно своеобразен и очень выделяется среди всех прочих направлений. Во-первых, потому что это не пляж, туда нет массового наплыва. Во-вторых, там действительно очень резко делятся туристы на две категории. Верно было подмечено, что это очень богатые, для которых в Париж надо съездить, поставить "галку" и что-то там прикупить, а другие, действительно, уникальные совершенно люди, которые всю жизнь копили, чтобы увидеть один раз Париж, и это будет подарок на всю жизнь. Удивительные такие клиенты, я их тоже очень люблю. У нас тоже совершенно обаятельные люди ездят в Испанию, преподаватели испанского языка из различных университетов, из различных городов. Им, действительно, может быть, дети помогают, может быть, они как-то сами собираются, но это публика уникальная, и мы их очень любим, потому что они любят страну. Но вообще все наши туристы, и это отмечают наши партнеры, операторы, обращают внимание на то, что русские больше всего тратят деньги на экскурсионные программы. То есть действительно очень любопытно, люди, когда едут отдыхать, они готовятся к поездке. И бывают такие случаи, когда клиенты жалуются на гидов, говорят: господи, да ваш гид ничего не знает. Потому что они, прежде чем выехать, они такое количество книг прочитают, настолько подготовятся культурно, что если гид что-то такое может недорассказать, то наши его тут же на этом поймают.

Лев Ройтман: Ну что ж, я послушал мнения участников этой передачи, и могу сказать, что это совершенно нормальный туризм.

XS
SM
MD
LG