Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россияне: ассирийцы и курды

  • Лев Ройтман

Лев Ройтман:

В России живут до десяти тысяч ассирийцев и не менее пяти тысяч курдов. Что вы знаете о них? Это тот вопрос, с которым наш московский координатор Вероника Боде обратилась к нескольким случайным собеседникам. Вот один из ответов:

"Рядом с моей тетушкой, которая жила на улице Лесной, напротив была маленькая будочка, и там ассириец по национальности чистил обувь. Известно, что в Москве много ассирийцев и они часто вот этим занимаются. А курдов знаю немножко больше, правда не в Москве, а там, где они живут. Там у них проблемы - никак не создадут единое государство. Это жалко".

Голос москвича. Что ж, знает он, действительно немного. Между тем курды живут в России без малого двести лет, ассирийцы - более ста. В нашем разговоре участвуют: Анатолий Битхамов, председатель правления Ассирийской национально-культурной автономии Москвы; Шараф Ашири, руководитель Федеральной культурной автономии российских курдов; и главный редактор московской газеты "Лига наций" Тимур Музаев.

Шараф Чарказович Ашири, Турция пытается понудить курдов к принудительной фактически ассимиляции. В Советском Союзе в 20-х годах, это известно, об этом написано в энциклопедиях, в справочниках, курдскую письменность ввели сначала на основе армянского, затем латинского, а после войны на основе русского алфавита. И так по сей день. Вопрос: на каком языке говорят курды на мероприятиях вашей культурной автономии в Москве, например?

Шараф Ашири:

На всех мероприятиях курды в Москве говорят на своем родном языке, то есть на курдском языке. Курдский язык разделяется на два диалекта: северный, который называется курманжи, на котором разговаривает абсолютное большинство курдов, около 80% всего народа, а второй диалект это сурами. Курды России в основном говорят на диалекте курманжи. Так что в России мы сохранили свой язык, самобытность, культуру и можем свободно общаться между собой на родном языке. Вы очень точно заметили, что в Турции, где живут около двадцати миллионов курдов, даже слово "курды", Курдистан не признается, игнорируются их национальные права. Недавно здесь было создана Федеральная национально-культурная автономия курдов Российской Федерации, которая объединяет четыре региональных национально-культурных автономии. Для курдов это большое историческое значение. В то время, когда за рубежом курдам запрещено говорить на родном языке, кроме южного Курдистана, где в 74-м году официально была признана автономия курдского народа. Но, конечно, эта автономия не совсем отвечает интересам курдского народа, тем не менее, здесь курды добились этого. В Турции, наоборот, турки не признают существования курдского народа.

Лев Ройтман:

Попутный вопрос: курдские национально-культурные объединения, культурные клубы существуют во множестве и в Западной Европе, в частности, в Германии. Но в Германии партия, которую возглавлял Оджалан, отнесена к организациям антиконституционным, террористическим. И выясняется, что в этих культурных объединениях, в сущности, зачастую проводится политическая работа. Что-нибудь подобное существует в России?

Шараф Ашири:

Действительно, в настоящее время в Западной Европе проживает около миллиона курдов, в том числе около шестьсот тысяч в Германии. Везде созданы курдские национальные культурные клубы и организации. Действительно их деятельность направлена на развитие национальной культуры, языка, обычаев, традиций и на то, чтобы организовать курдский народ в повышение национального самосознания для того, чтобы курды, они же в мире составляют сорок миллионов человек, как самая большая национальность, которая не имеет своего государства, чтобы добились своего государства. Что касается рабочей партии Курдистана, которую возглавляет лидер курдского народа Абдула Оджалан, в абсолютном большинстве все курдские клубы, национальные организации, культурные центры поддерживают политику "Рабочей партии Курдистана", которая в настоящее время направлена на мирное демократическое решение курдского вопроса. И руководство курдского движения в это время прекратило военные действия в одностороннем порядке и призывает руководство Турции сесть за стол переговоров для признания курдского народа.

Лев Ройтман:

Спасибо, Шараф Чарказович. И теперь мы перейдем ко второй, так сказать, части нашего разговора - к ассирийцам, о которых знают, по-видимому, еще меньше в России. Я хочу дать послушать два фрагмента из опроса Вероники Боде. Ассирийцев сопоставляют с известными россиянам народами, но мы сейчас услышим, с какими, это очень разные народы.

"Ассирийцы это древняя нация айсоры, которая существовала еще до начала новой эры. Какая-то часть их проживает и на территории Междуречья, но какая-то часть разбросана по миру, в какой-то мере их можно сравнить с цыганами".

"Ассирийцы это очень древняя культура, у них очень богатые традиции, очень интересная сама по себе культура, самобытная. Очень много предметов декоративно-прикладного искусства, которые пришли именно из этой культуры. Они живут и у нас на Севере, отдельные единицы встречаются. Правда, их иногда путают с армянами, но ассирийцы, как правило, обижаются, с гордостью говоря, что мы ассирийцы, а не армяне".

Один из собеседников Вероники Боде сопоставляет ассирийцев с цыганами, другая собеседница с армянами. Анатолий Кондуевич Битхамов, я повторю - вы председатель правления ассирийской национально-культурной автономии Москвы. Тот же вопрос к вам, и далее вы продолжите: на каком языке в рамках вашей ассоциации общаются между собой ассирийцы?

Анатолий Битхамов:

Я могу сказать одно - мы разговариваем на ассирийском языке, понимая друг друга. У нас есть различия в диалектах, может быть, какие-то, если сопоставимы белорусы и россияне, есть какие-то изменения, но мы друг друга всегда понимаем. Различий особых нет, но существуют некоторые в этом плане различия. Проживаем мы, в Союзе в свое время было где-то 20-25 тысяч человек. В Москве в теперешней где-то в районе 7-10 тысяч. Ну, естественно, после развала Советского Союза многие из ближнего зарубежья переехали в Россию. Достаточно много их в Краснодарском крае. Сейчас мы сделали несколько национальных культурных автономий региональных. Это в Ростове, в Москве. И для того, чтобы сделать федеральную национально-культурную автономию, мы дожидаемся из Владимира третей такой региональной национально-культурной автономии для того, чтобы сделать федерацию. Это наша задача минимум, задача того поколения, которое существует сейчас, для того, чтобы следующие поколения могли владеть теми возможностями и решать свои задачи по образованию и по воспитанию своих детей. Для того, чтобы они имели возможность изучать ассирийский язык непосредственно в тех классах, которые хотелось бы сейчас организовать в связи с этим направлениям по национально-культурной автономии. Закон, мне кажется, хорош для этого. К сожалению, не всегда все выполняется. Я, может быть, немного отвлекаюсь, но это наболевший уже вопрос о законе национально-культурных автономий.

Лев Ройтман:

Спасибо. Но я хочу у вас конкретно спросить: а в чем сегодня основная трудность вашей национально-культурной автономии московских ассирийцев?

Анатолий Битхамов:

Как всегда это, конечно, все складывается к финансированию, помощь. Мы маленький народ, который не может жить все время на пожертвования своих прихожан или на деньги спонсоров, которых, естественно, не бывает. Хотелось бы, чтобы решение некоторых таких вопросов финансировалось государством. Я не говорю, что это должны быть какие-то большие деньги, а для того, чтобы просто можно было организовать классы, учить детей, издать книги какие-то. Необязательно, чтобы это было несметное количество, именно то количество, которого бы хватало для того, чтобы наши дети могли вспомнить, что такое ассирийский язык, письменность его. У нас есть некоторые спонсоры, но всего этого мало для того, чтобы возродить нацию, как бы хотелось бы. У нас есть прекрасные композиторы, у нас есть прекрасные танцевальные кружки. Но эти силы сейчас убывают, к сожалению, понимаете, за счет того, что не хватает некоторых средств. А жизнь сейчас сложна и требует помощи государства.

Лев Ройтман:

Анатолий Кондуевич, ну вот слышали высказывание москвича, и мы все понимаем, что этот стереотип ассирийца из будки, где чистят обувь, что он наиболее распространен в российских, да и не только в российских городах на территории бывшего Советского Союза. Кем из ассирийцев в России вы гордитесь?

Анатолий Битхамов:

Если мне сейчас начать перечислять людей, это будет немножко сложно. Я никогда никого не выделяю. Не в силу того, что их нет, их много, и генералы есть, и ученые есть, и академики. Но мне тогда придется взять лист бумаги и перечислить их всех. Я не хочу, что, если я вдруг кого-то забыл, они могли бы на меня просто обидиться чисто по-человечески.

Лев Ройтман:

Спасибо. Я в этом не сомневаюсь, я просто хотел, чтобы вы дали знать нашим слушателям, что не только чистильщики обуви ассирийцы в России. Этот тот чудовищный стереотип, с которым, я уверен, живет огромное большинство россиян. Мне тоже приходилось встречаться с ассирийцами, я, кстати, киевлянин, и я знаю, как много среди них было учителей, были ученые среди них. Мне приходилось работать с одним журналистом ассирийцем и так далее. Но я хотел, чтобы об этом услышали наши слушатели от вас. Я, кстати, знаю прекрасного ассирийского писателя, это Марона Арсанис, москвич, по-видимому, очень старый человек сейчас. Тимур Магомедович, вы слышали наших собеседников, вы слышали голоса москвичей, собеседников Вероники Боде. Что делает для того, чтобы проблемы этих малых, давно живущих в России народов были доступны, более известны рядовым россиянам ваша газета "Лига наций"?

Тимур Музаев:

Во-первых, газета "Лига наций" была основана как трибуна для национальных общин, национальных меньшинств России. Для того, чтобы представители национальных общин могли сказать о своих проблемах, обсудить эти вопросы, которые их волнуют. Вторая цель - это просветительская. Это рассказать более широкому кругу читателей, москвичей, Московской области, мы распространяемся уже и в некоторых регионах, о тех народах, которые живут в Российской Федерации. Одна из наших главных целей это сломать как раз те стереотипы, о которых вы говорили, о том, что все кавказцы бандиты, о том, что все чеченцы террористы, о том, что все ассирийцы занимаются обувью, о том, что все азербайджанцы торгуют на рынках, ну и так далее. Этих стереотипов масса. Мы пытаемся рассказать о том, что каждый народ это целый мир и каждый народ по-своему ценен, интересен не только культурой, что национальные проблемы это не только язык, пляски, песни, это и серьезные общественно-политические проблемы. В частности, проблема представительства интересов в местных органах власти, проблемы национально-культурных автономий и их финансирование, которые решаются так же на уровне политическом. Это проблемы защиты от политического экстремизма, от шовинизма, от правоохранительных органов, которые часто бывают некорректны к национальным меньшинствам. То есть здесь целый спектр проблем, которые не ограничиваются только рамками песен и плясок. Это общественно-политические проблемы, достаточно серьезные и которые сейчас в России решаются очень сложно, поскольку власть в общем-то не заинтересована в их решении. Не то, чтобы она мешает, но просто игнорирует. Вот эти последние президентские выборы, в которых мы участвовали, за которыми наблюдали, ярко показали - практически ни один из кандидатов не имел программы по национальным вопросам четко сформулированной. Это показатель о том, что российским политикам национальный вопрос неинтересен.

Лев Ройтман:

Спасибо, Тимур Магомедович. И вновь к курдам. У нас есть два голоса из опроса Вероники Боде, давайте их послушаем.

"Конечно, я слышал о многострадальном народе курдов, которые на протяжении нескольких столетий не могут получить свою собственную государственность. Когда я жил в Туркмении, я имел удовольствие общаться с курдами и хорошо помню, что они были прекрасными садоводами и огородниками, носили белые национальные одежды, не пили, трудились, заботились о своих семействах".

"О курдах в общем-то была информация по телевидению, таким образом можно было с ними познакомится. Но это своя, особая, скажем, каста, у них какие-то есть свои традиции, которые, может быть, не совсем понятны и близки нам".

Шараф Чарказович, вот эта женщина говорит о курдах, как об особой касте. Что бы вы ей ответили?

Шараф Ашири:

Я бы ответил так, что действительно особая каста подтверждается в том, что курды в течении многих веков не имели свою государственность, но они сохранили все свои и обычаи, и нравы, и язык, и традиции. Ну это в какой-то степени с древней культурой курдского народа, которая с тех пор сохраняется среди многих курдов, часть которых исповедуют древнекурдские религии. Я думаю, что наш собеседник это имел в виду, что она очень замкнутая каста, которая до сих пор сохраняет древние традиции и культуру. С другой стороны, курдский народ очень свободолюбивый народ. Курдский народ никому не хочет сделать зло. Об этом говорится в курдских религиозных обрядах. Курды говорят в молитве: дай Бог, чтобы 70 наций жили хорошо, потом то, что осталось, дайте нам. Это говорит о свободолюбии курдского народа. Но, к сожалению, курды в настоящее время не имеют своего государства и лишены своей родины.

Лев Ройтман:

Шараф Чарказович, были сообщения, осенью прошлого года о том, что в Нижегородской области были столкновения между баркашовцами и курдами. Что вы можете сказать по этому поводу?

Шараф Ашири:

После развала Союза многие курды из своих постоянных мест жительства, из Закавказских республик переселились в Россию, в частности в Краснодарский край. Курды и при царской России, и при Советском Союзе приняли русское подданство. Поэтому, когда на территории постсоветского пространства были созданы многие государства и национальные образования, курдам было нечего делать, они как поданные России обосновались в России. К сожалению, до сих пор курды встречаются с очень многими проблемами. Одна из важнейших проблем это прописка, регистрация. Отказывается курдам во многих отношениях регистрироваться и предоставить российское гражданство. Курды обратились к местным властям и российским властям и центральным властям для того, чтобы как полноценные граждане Российской Федерации хотели бы иметь те же права, которыми пользуются другие народы. На этой почве возникли некоторые националистические элементы среди местного населения. Начали притеснять курдов и даже был вопрос поставлен так, чтобы выселять курдов. Но, к счастью, с помощью Министерства миграционной политики конфликт был разрешен, и курдам сейчас в настоящее время предоставляется возможность жить там, где они обосновались. Но, тем не менее, часто не все вопросы решены и часто встречаются очень многие трудности, которые нуждаются в государственной помощи.

XS
SM
MD
LG