Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы в Киргизии: после подтасовок - репрессии

  • Лев Ройтман

Лев Ройтман:

Поговорим о выборах. Нет, нет, не о президентских в России - о парламентских выборах в Киргизии. В прошлую пятницу суд в Кара-Бууре пришел к выводу, что оснований признать выборы недействительными нет. 17-го марта в местном клубе повесился председатель одной из избирательных комиссий - Райсулбек Аймамбетов. В предсмертной записке он свидетельствовал, что представители властей его шантажировали, требовали подтасовать итоги голосования в пользу начальника областного управления МВД, который в итоге и победил. Проиграл Феликс Кулов. А еще через 10 дней Кулов был арестован. Избиратели в Кара-Бууре и Бишкеке протестуют. Кулов объявил голодовку. Впереди президентские выборы. В нашем разговоре участвуют: из Бишкека Толекан Исмаилова и Наталья Аблова; в Праги Нарын Айип.

В Кыргызстане продолжаются протесты избирателей в связи с подтасовкой итогов парламентских выборов. Второй тур состоялся 12-го марта. Протесты порой драматичны, сообщалось о случаях, когда люди зашивали себе рот, поскольку их лишили свободы слова, свободы выбора. Толекан Исмаилова, я представлю вас подробнее - директор коалиции неправительственных организаций Кыргызстана "За демократию и гражданское общество". Так вот вопрос: ваши представители должны были наблюдать за законностью парламентских выборов. И вы лично, насколько мне известно, были в Кара-Бууре на суде. Что происходит у вас в стране?

Толекан Исмаилова:

Да, вы правы, это были необычные парламентские выборы, как многие знают не только в Кыргызстане, но и за рубежом. Была развернута национальная кампания по мониторингу парламентских выборов. Мы имели достаточный опыт, чтобы действительно, согласно нового кодекса о выборах, защитить свои права, права избирателей. Но, как вы знаете, как вы уже сказали, действительно особенно Кара-Бууринский 44-й округ показал, насколько могут властные структуры сфальсифицировать выборы. Наши независимые наблюдатели, которых было 55 на 62 участках, констатировали факт, что почти на каждом избирательном участке нарушались права избирателей. Был беспрецедентный такой случай, когда нашего независимого наблюдателя 12-го марта арестовали по указанию прокурора, потому что они мотивировали, что он мешает участковой комиссии хорошо работать, то есть фальсифицировать выборы. И вы знаете, что после 12-го марта, с 13-го по сегодняшний день, как вы уже сказали, идут пикеты-протесты. Потому что как никогда власть показала, открыто показала, как она может использовать грязные инструменты, грязные технологии для того, чтобы поставить того человека, кого хотят видеть властные структуры. И как вы уже сказали, 25-го марта по ходатайству доверенного лица Феликса Кулова Нины Зотовой был судебный процесс в Кара-Бууринском суде. И мы с самого начала до окончания этого судебного процесса опять же были свидетелями насколько наши суды зависимы от властных структур. То есть с самого начала открыто нарушали процедуры, открытое судебное заседание превратилось в закрытое, как будто заслушивали какое-то уголовное дело, была подтянута опять большая группа милиции, которая даже в день, когда мы были там, арестовали нашу машину и она была под их надзором более пяти часов. Свидетели, которые были вызваны, их было более 70-ти, по ходатайству доверенного лица Зотовой. Но опять же, судебные исполнители пригласили не тех свидетелей. Свидетелей привозили Султанова, которые давали показания в пользу Султанова. Зотова смогла дать несколько ходатайств и выразить протест, что процедуры судебного слушания нарушаются. И опять же идет фальсификация. То есть наглядно были даны подробно факты Зотовой о том, что действительно был подкуп со стороны Султанова, подкуп избирателей, но суд именно 25-го марта каким-то образом, несмотря на то, что участники этого судебного процесса владеют законами, знают законы, но, к сожалению, властные структуры продемонстрировали, что если они хотят сделать так, как им выгодно, то есть в конце суд зачитал такое решение: "В просьбе ходатайства отклонить". Потому что до суда прокуратура Кара-Бууринского района занималась расследованием, прокуратура уже сделала заключение отказать в возбуждении уголовного дела на кандидата Султанова, так как факта подкупа якобы не подтвердились. И тем самым опять же была нарушена сама процедура рассмотрения ходатайства, так уже вмешивалась, до заслушивания суда, заключение сделала прокуратура.

Лев Ройтман:

Спасибо, Толекан Исмаилова. Следует, наверное, сказать, что вы упоминаете Султанова, Султанов это и есть соперник Феликса Кулова, ныне арестованного. Султанов, я не называл его фамилию специально, но вы назвали ее, он является начальником управления МВД Таласской области. Теперь Наталья Аблова, Бишкек, директор бюро по правам человека и соблюдению законности. С вашей точки зрения, судебные возможности опротестования результатов выборов, которые оспариваются как законные участниками выборов, есть ли еще эта судебная перспектива?

Наталья Аблова:

Мы всегда говорили так тем, кто жаловался нам, тем, кто пытался найти справедливость через пресс-конференции, обращался в газеты. Мы всегда настаивали, чтобы все эти люди прошли через суды. Потому что только тогда мы заставим законы работать. Поэтому перед этими выборами мы всех людей убеждали: обращайтесь в гражданские суды с исками. Мы обещали все - поддержку, консультации, любую помощь юридическую. И действительно эти выборы, как никакие другие, богаты судебными решениями. Нам предстоит все их еще проанализировать внимательно, чтобы посмотреть действительно, как работала наша судебная система. Но права Толекан, при таком давлении, такой заинтересованности власти, очень мало возможности даже у самого честного и умного судьи решать по совести. Скорее всего, они все боятся, они боятся то, что не будут вновь аттестованы, они боятся, просто на просто, по-человечески боятся потерять работу и даже других видов давления. Поэтому, к сожалению, мы можем сказать, что суд был далеко не независимым в этих выборах.

Лев Ройтман:

Следует, наверное, отметить, что судьи в Кыргызстане назначаются президентом и, видимо, не за горами президентские выборы. Нарын Айип, сотрудник нашей киргизской редакции.

Нарын Айип:

В целом эти выборы, прошедшие парламентские выборы, можно считать генеральной репетицией перед президентскими выборами. Есть даже сведения, что президентские выборы будут проведены не в декабре, а гораздо раньше. И, возможно, новый парламент, который избран, около 100-101 депутата уже избраны из 105, когда они соберутся через пару недель на первую сессию, президент Акаев может им предложить провести президентские выборы досрочно. И таким образом он выигрывает, получает какую-то фору, так как остальные кандидаты в президенты не будут иметь достаточного времени для подготовки к выборам. И кроме того, один уже сидит в тюрьме, Кулов, второй, наиболее вероятный кандидат, Данияр Усенов тоже вполне возможно за эти две-три недели будет осужден, и таким образом дорога расчищается перед президентом Акаевым. Кроме того, в этих выборах прошедших парламентских власть использовала методы, которые, наверное, намеревается использовать и во время президентских выборов. И никакой особенно большой реакции против этого не последовало. 200-300 человек на площади, это почти никакой роли не играет, тем более что протесты в Кара-Бууринском районе, которые иногда собирали до двух тысяч человек на площади, они уже прекратились сразу после первого разгона полицией. 22-го марта больше ста человек было арестовано, из них 11 человек затем осталось, их уже осудили к разным срокам от 7-ми до 15-ти суток. Причем здесь прослеживается, я бы сказал, какой-то двойной стандарт. Точно такие же участники митингов протеста в Бишкеке, когда они были арестованы 17-го марта, на другой день были осуждены к уплате штрафов только. А в провинции за такие же нарушения можно схлопотать и срок. И если брать в целом, то двойной стандарт до сих пор существует на постсоветской территории. Если как бы демократия при Горбачеве началась сверху и с тех пор как бы она идет сверху вниз. Если в Москве более или менее какие-то демократические процедуры выдерживаются, то в столицах союзных республик, в Бишкеке, они менее выдерживаются, а в дальней провинции совсем их можно не соблюдать.

Лев Ройтман:

Спасибо, Нарын Айип. Толекан Исмаилова, что вы в рамках вашей организации, в рамках вашей коалиции неправительственных организаций "За демократию и гражданское общество" намерены предпринимать и в связи с тем, что вы полагаете незаконными исход по ряду избирательных округов парламентских выборов, и в связи с предстоящими президентскими выборами для того, чтобы заведомо грубых нарушений все-таки возможно не было. Вот мы видим, что и Феликс Кулов арестован, и Данияр Усенов, а это ведь кандидаты в президенты и соперники Акаева.

Толекан Исмаилова:

Я думаю, что вы были в курсе всей нашей деятельности. Это была с августа месяца программа гражданского обучения, когда было охвачено программой гражданского обучения "Мой голос - мой выбор" более 10-ти тысяч избирателей. И вы знаете, что мы готовили две тысячи независимых наблюдателей, которые были аккредитованы коалицией "За демократию и гражданское общество" по республике. И вы знаете, что мы три тысячи наблюдателей подготовили для кандидатов, которые участвовали на выборах. Но мы считаем, что все-таки, как мы уже заявляли 14-го марта в своем заявлении, что мы будем требовать от органов прокуратуры привлечения к уголовной ответственности лиц, организовавших, допустивших и совершивших фальсификацию итогов выборов. Мы сейчас заняты, вот буквально вчера, сегодня, завтра, региональные представители из шести регионов приехали в Бишкек, и мы сейчас заняты анализом отчетов, протоколов от каждого наблюдателя. И мы уверены в том, что пусть будут суды зависимы, пусть прокуратура сейчас пока одевает маску бюрократии, говорят: вы знаете, вы уже так нам надоели, коалиция, требуя справедливости, у нас более важные дела, чем ваши заявления по тем или иным нарушениям по избирательной проблеме. И мы сегодня перед фактом таким, что, оказывается, властные структуры, в том числе правоохранительные органы, органы прокуратуры и суды не готовы к заявлениям простых граждан, как сказала Наталья Аблова. Они всячески хотят каким-то образом сказать: принесите ту справку, принесите эту справку. То есть коррупция, о которой говорили и международные организации, и вы знаете, что английская организация недавно опубликовала, что Кыргызстан сегодня находится в числе тех коррумпированных стран, которые находятся, это настолько видно, это настолько серьезно. И мы считаем, что как раз-таки правоохранительные органы настолько коррумпированы, что они не хотят видеть проблемы, которые исходят от простых граждан, от избирателей.

Лев Ройтман:

Спасибо, Толекан Исмаилова. И Наталья Аблова, Бишкек, Кыргызстан, чем вы объясняете, что Кыргызстан, который все-таки на среднеазиатском политическом горизонте был сравнительно демократической страной, выглядел таковой, сегодня как будто бы погружается в эту черную дыру антидемократии, коррумпированности, всевластности так называемых властных структур, силовых ведомств и так далее.

Наталья Аблова:

Здесь есть две причины. Первая - внешняя, вторая - внутренняя. Я начну с внешней причины. Дело в том, что есть двойные стандарты отношения к странам-нарушителям прав человека. В каких-то случаях эти страны прощаются. Если эта страна большая, обладающая огромным потенциалом, допустим, либо минеральных ресурсов, либо у нее есть армия и ракеты, то тогда на нарушения в такой стране смотрят сквозь пальцы. Если же страна, допустим, маленькая, то на нее можно, в принципе, прикрикнуть и ногой топнуть. Я думаю, в большой части анализ, может быть неправильный анализ ситуации в Средней Азии, когда, например, смотрели, что прощается режиму Каримова, что прощается режиму Назарбаева, повлиял в какой-то степени на тех, кто принимает решения здесь у нас в Киргизии. И есть большой соблазн поступить так же как соседи, в надежде, что тебя не накажут, ну подумаешь, что у Назарбаева плохо проходили выборы, ничего с ним страшного не случилось. Такая, мы видим, совершенно четкая такая позиция у тех, кто окружает президента и, может быть, даже у самого президента. Но это ошибочная позиция, мы скоро в этом убедимся все. Потому что тем странам вынуждены прощать за то, что они играют какую-то роль для политики. Кыргызстан же был витриной демократии. И никому не нужна треснувшая витрина демократии. Столько вкладывалось в эту демократию. Демократия в общем-то была одним из наших экспортных продуктов. Мы всему миру являли собой, что можно и здесь жить более или менее свободно и более или менее соблюдать права человека. Сейчас, как мы видим, всему этому пришел конец. Посмотрите как мировая пресса оценивает это. Везде написаны статьи под такими заголовками, как: "Испорченная репутация", "Крах демократии в Центральной Азии" и так далее. Я думаю, что Кыргызстан будет наказан за то, что последняя надежда рухнула. Потому что никто не прощает того, что было вложено - требуется отдача, а сейчас отдачи нет, причем без всяких видимых причин. Практически конфликт создан на ровном месте. Так как от депутатов парламента не очень-то многое зависит, можно было и дать народу спокойно избрать этот парламент. Я думаю, что когда начинается работа любого парламента, то даже самые активные и якобы оппозиционные депутаты становятся в общем-то не такими активными. Потому что в общем-то они погружаются в путину устройства собственных дел, начало работы парламента всегда бывает не очень резким. Я удивляюсь, почему власть так много приложила усилий, так запачкала свою репутацию, стараясь выбить 2-4-х человек из борьбы. Я не думаю, что они играли какую-то особую роль. Но тем не менее, власть, что называется, пустилась во все тяжкие. Я думаю, что здесь мы переходим к внутренней причине - отсутствие политической воли в кыргызстанском руководстве, явно выраженной воли к какому бы то ни было движению, хоть к какому - хоть к движению вспять, хоть к движению вперед. Вообще нет движения. Непонятно, нам, народу Кыргызстана, непонятно, что ждет нас в будущем.

Лев Ройтман:

Спасибо, Наталья Аблова.

Нарын Айип:

Наталья права, что внутренние причины есть в этом конфликте. И я думаю, что причина может быть в том, что за 10 лет в Кыргызстане не выросла нормальная политическая оппозиция. Политическое развитие Кыргызстана за последние 70 лет было таким, что в принципе не было каких-то политических лидеров. И президент Акаев, тоже пришедший к власти случайно, не оказался политиком большого полета, который может что-то предложить своей стране, своему народу. Из-за этого, неверное, вся эта власть занимается не тем, чтобы проводить какие-то реформы политические, экономические, а только тем, чтобы удержаться самим во власти.

Лев Ройтман:

Нарын, а вы видите какого-то политика крупнее калибром, нежели Акаев в Кыргызстане?

Нарын Айип:

Есть такие политики, некоторые члены парламента, в частности, бывший спикер парламента Мелинкат Ширимкулов, которого грубо в настоящий момент задвинули, и он не может ничего особенного сказать. Были другие политики. Но кем был Акаев до своего избрания в 90-м году, тоже его никто особенно не знал, и он особенно никаких политических шагов не сделал.

Лев Ройтман:

Но, простите, для объективности, мы можем сказать, что и Путина никто не знал, можно точно так же сказать, что и Билла Клинтона никто не знал. Так что, видимо, это не дисквалификация для политика.

Нарын Айип:

Возможно это не дисквалификация, но нельзя говорить, что раз сейчас не видно политика, то никто и не может лучше управлять страной. Но почему не дать шанс остальным людям. Давайте, если народ вас поддерживает, давайте мы вас выберем и попробуйте сделать что-то. Но ведь власть категорически против этого, категорически. Я бы не сказал что они такие уж большие политики - Султан Алиев или Данияр Усенов или Феликс Кулов, которые в принципе служили этой власти и делали то, что говорят, и только после того, как на них стало оказываться давление или их сняли с работы, они вдруг оказались оппозиционерами. Но народ может выдвинуть и других, просто ему не дают этого делать.

Лев Ройтман:

Спасибо, Нарын Айип. И мне кажется, прозвучала в высшей степени важная мысль - эти политики, которые сегодня на слуху, в этой обойме репрессированных, все - вчерашние сотрудники и попутчики той власти, которая сегодня обернулась против них, а они, в свою очередь, обернулись против власти. И, быть может, здесь непочатый край работы для Толекан Исмаиловой и ее коалиции неправительственных организаций с этим блестящим названием "За демократию и гражданское общество". Вот когда нет гражданского общества, то получается, что карту сначала переворачивают вверх, а потом вниз, но это, в сущности, одна и та же карта из одной и той же колоды, которая тасуется просто разными руками.

XS
SM
MD
LG