Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто страхует от страховки?

  • Лев Ройтман

Лев Ройтман:

Остап Бендер отнюдь не был наивен, когда заявил, что полную гарантию может дать только страховой полис. Просто он помнил то время, тогда еще недавнее, когда в большом доме на Лубянке размещалось страховое общество “Россия”. Наш сегодняшний разговор о страховом деле не в той России, а в этой, где, к сожалению, в полную надежность страхового полиса верит, мягко говоря, не каждый. Мнение москвича из опроса Марины Катыс:

“Я считаю, что не надо страховать свое имущество, потому что я не верю этим страховым компаниям, которые придумывают всякие уловки для того, чтобы только нажиться на моих взносах. А при необходимости вернуть деньги, они упираются и превращаются в бюрократические крепости, что возникает желание вообще никогда не иметь с ними дела”.

Ну что ж, о страховом деле в России. Участвуют: Марина Катыс; Игорь Иванов, вице-президент крупной страховой компании; и адвокат Леонид Ольшанский.

Наш разговор о страховом деле в России я начну несколько издалека. Я живу на Западе 27 лет, имел, да и имею, всевозможные страховки: жизни, здоровья, имущества, пенсионную, автомобильную, медицинскую, юридическую, и ни разу ни одна страховка не попыталась меня, скажу попросту, надуть. Возможно, мне повезло. Леонид Дмитриевич Ольшанский, адвокат, с какими претензиями, ну а, возможно, исками к российским страховщикам сталкиваетесь вы, в основном, естественно?

Леонид Ольшанский:

Мы сталкиваемся с двумя видами претензий. Первый вид большой, который вы сказали - иски, претензии к страховщикам. То есть уже заключен договор, но они выискивают различные аргументы, чтобы или не заплатить или не заплатить в полном объеме. Но очень часто это вытекает из договора и просто люди невнимательно читали. Ну, например, я ведь в значительной мере защищаю интересы автолюбителей, вот начинается разговор - а кто собственник, а был ли пьяным, а скрылся ли с места происшествия. Вот если кратко, то, что заключено в договоре, делается попытка, не всеми, есть очень солидные компании, всех мы не имеем права под одну гребенку, делается попытка не в полном объеме оплатить то, что очерчено в договоре.

Лев Ройтман:

Спасибо, Леонид Дмитриевич. Передо мной “Московские новости”, 20-е июня, статья о страховке автомобилей: “Не следует забывать, что принцип работы страховых агентств остается неизменным - любыми путями вытянуть как можно больше денег из клиентов до аварии, выплачивая после минимальные страховые премии”. В этой связи, Игорь Евгеньевич Иванов, насколько это утверждение уважаемой московской газеты соответствует страховой практике?

Игорь Иванов:

Я так полагаю, что это утверждение может соответствовать личному негативному опыту автора этой публикации, но никоим образом не отражает реального положения дел. Мы считаем, в принципе, что лучшая реклама для страховой компании, это четкое выполнение ее обязательств перед клиентами. И я, как человек, который отвечает за пиар, за рекламу в нашей компании, могу сказать со всей уверенностью и определенностью, что наиболее устойчивый поток клиентов, который приходит в нашу компанию, приходит по рекомендации своих друзей, товарищей, знакомых, которые уже воспользовались нашими полисами, проверили эффективность, надежность и получили самую лучшую рекомендацию, которая только может быть, от своих друзей, которым они доверяют. А колоссальные рекламные средства, которые выбрасываются подчас на ветер страховщиками некоторыми, это очень часто свидетельствует о том, что компания тратит больше на рекламу, чем на выплаты.

Лев Ройтман:

Спасибо, Игорь Евгеньевич. То, что вы говорите, кстати, полностью соответствует объективным, так сказать, данным социологических опросов. Действительно, 45% всех клиентов страховых компаний приходят по рекомендациям друзей, соседей, знакомых, родственников и так далее. Вы коснулись вопроса о рекламе. Меня, например, поразило, что в одной крупной московской газете, я не стану ее здесь называть не в рекламной, а в редакционной рубрике, посвященной проблемам страхования, дважды за последние три недели, и в июне, и в июле выступали представители одной и той же страховой компании с откровенной рекламой своих услуг. И плюс к тому еще были приведены адрес, телефоны, электронный сайт этой компании. Так вот, Игорь Евгеньевич, у меня вопрос к вам: естественно, прямая, лобовая собственная реклама стоит весьма дорого, но а вот такая, якобы случайная, якобы объективная редакционная реклама, наверное, она стоит еще дороже для страховой компании?

Игорь Иванов:

Нет, на самом деле здесь расценки, тарифы примерно те же. Газеты продают эти площади как под площадь для рекламных макетов. Иногда могут быть какие-то особые договоренности, какие-то скидки, если это длительная акция или если данное издание нуждается в страховой защите своих собственных интересов и им, допустим, надо застраховать свои автомобили или свое здание, свои компьютеры, и они могут пойти на какие-то скидки и льготы и предоставить эту площадь дешевле. Так что это не дороже. Но на самом деле, я не хотел бы, чтобы наши с вами слушатели сделали выводы, что такие услуги надо продавать дороже, хотя они действительно должны стоить дороже. Я с вами согласен, например, наша компания не любит печатать макеты, мы любим рассказывать о том, что такое страхование, зачем это нужно, как это работает. Мы сегодня в России находимся на том этапе, когда надо людям объяснять, не столько рекламировать свои имя, свой бренд, свою марку, сколько тратить деньги свои на пропаганду дела общего. Потому что действительно сомнения, скепсис преобладают в нашем обществе, и страховым компаниям еще очень много надо приложить усилий, чтобы завоевать себе такую же репутацию, какую имеют наши коллеги на Западе.

Лев Ройтман:

Спасибо, Игорь Евгеньевич. Я полагаю, что у вас не вызывает удивление, почему я не называю вашу компанию. Скажу только, что ваша компания занимает 12-е место в списке крупнейших российских страховых компаний. Но а та компания, о которой я говорил до этого, которая занимает эту редакционную площадь, кстати, без указания, что это реклама, в уважаемой в иных случаях крупной московской газете, стоит далеко-далеко за вашей компанией по размеру своих капиталов и по объему услуг. Как бы то ни было, я хочу заметить здесь в этой связи, что тот, кто смотрит, представим себе, CNN, тот видит, что такая гигантская международная страховая компания как “Альянц” регулярно присутствует в рекламной части CNN. Я компанию “Альянц” регулярно, кстати, видел и в германской рекламе, где ее лозунгом является “Надеемся застрахованы в “Альянце”, на любой случай жизни фактически. Я никогда не видел, я никогда не слышал, чтобы представитель “Альянца” выступал в редакционной какой бы то ни было программе, передаче под своей маркой - представитель “Альянса” вас консультирует о том, как следует страховаться. Марина Катыс, я предлагаю послушать еще одну звуковую заставку, фрагмент из того миниопроса, который вы проводили накануне этой передачи, кстати, речь идет о страховании автомобилей.

“- Ваша машина застрахована?

Нет, не застрахована. Я на ней езжу мало и она все время стоит в гараже, на улице не стоит, и поэтому я не стала ее страховать. А потом езжу только на дачу, там движение небольшое, никакой опасности столкновения нет, что она может повредиться. Поэтому пока нет.

- А дача у вас застрахована?

Да, застрахована. Дача сгореть может, могут бомжи жить зимой, там может все, что угодно произойти, поэтому конечно застрахована.

- А квартира застрахована?

Сейчас нет, потому что все время дома мама и нет смысла ее страховать, мне так кажется”.

Игорь Евгеньевич, эта женщина явно не клиент вашей страховой компании, во всяком случае в сфере страхования своего автомобиля. Так вот, что бы вы ей посоветовали?

Игорь Иванов:

Во-первых, не все потеряно, если человек уже застраховал дачу, это уже хорошо, значит человек понимает, что такое страхование и понимает, что это вещь необходимая. Лично ей я бы посоветовал, не откладывая в долгий ящик это дело, пока еще сезон, пока дача, бежать в любую достойную страховую компанию, страховать тот самый минимум, который ей действительно необходим как человеку с небольшим опытом и практикой вождения. Это значит, что ей надо страховать свою гражданскую ответственность. Это очень недорого стоит, даже в России, и это самое, наверное, для нее необходимое. Потому что, если она ездит на дачу только п выходным, значит мало, значит она может растеряться и как бы не казалась ей спокойной дорога, она может неожиданно причинить вред, ущерб какому-то другому участнику движения. Допустим, она врежется в какую-ту чужую машину и придется ей платить достаточно большие деньги, восстанавливать чужой автомобиль. Если ей не дорог свой, то надо подумать просто о том, как хотя бы защититься от сверхрасходов в случае, если ее признают виновницей ДТП.

Лев Ройтман:

Леонид Дмитриевич Ольшанский, Игорь Евгеньевич употребил слово “бежать в достойную страховку”. А вот если к вам приходит клиент с вопросом: в какой страховой компании страховаться, кого бы вы относили к числу достойных?

Леонид Ольшанский:

Я не могу называть названия страховой компании. Но я еще раз хочу сказать, вот те, которые договор предлагают подробный, детальный и, самое главное, прозрачный, в котором четко очерчены права и обязанности всех сторон и которые, по словам клиентов, выплачивают полностью и соблюдают условия. Это один аспект. И вот что я хочу сказать, поскольку затронули гражданскую ответственность, моя главная концепция по отношению к страхованию - страхование, как и любой другой договор купли, продажи, мены, даренья, должен быть добровольным, страховая компания должна убеждать людей, что они, многие компании, очень умело, деликатно делают. Но я против навязанных услуг любых и я против обязательного страхования. И вот я принес, в студии сейчас лежат материалы из Государственной Думы. В Государственную Думу представлены два законопроекта, подчеркиваю, оба они называются словами об обязательном страховании. Только первый о гражданской ответственности владельцев транспортных средств, а второй еще дальше пошел - за причинение вреда при эксплуатации опасного объекта. То есть и лифт хотят страховать, и бойлерную, электросеть, все хотят страховать. Я категорически против такого грабежа россиян, я против навязанного страхования, но я за добровольное страхование.

Лев Ройтман:

Спасибо, Леонид Дмитриевич. Я хочу заметить, что на Западе тоже существует обязательное страхование, существует оно и в сфере страхования автомобилей, но это очень ограниченное страхование. Сейчас, конечно, мы не сможем вглубь этого вопроса идти. И хочу спросить у Игоря Евгеньевича: страховые компании заинтересованы в обязательном страховании?

Игорь Иванов:

Да, страховые компании заинтересованы в обязательном страховании, и я скажу почему. Не потому, что за этим кроются большие деньги, проект закона, который крутится в Думе уже третий год, 15, наверное, редакций, обещает нам более чем скромные доходы и более чем крупную головную боль для того, чтобы организовать это дело. Но нам это интересно по двум причинам. Первая причина - на евразийском континенте только Россия и Монголия, по-моему, не являются с сейчас членами “зеленой карты” , поскольку не имеют у себя обязательного страхования гражданской ответственности. Это первое. Второе обстоятельство - через обязательные виды страхования мы приходим к нашему клиенту и устанавливаем с ним доверительный контакт, он наконец узнает, что такое наша компания или какая-то другая компания и начинает глубже и лучше разбираться в вопросах страхования и возникает некоторый контакт, человеческое доверие, можно объяснить, можно показать, можно доказать. Тот проект, о котором мы сейчас говорим, это действительно мизерная сумма, которая по большому счету ничего не решает и будет вызывать только раздражение. Потому что компенсация в размере тысячи или двух тысяч долларов это деньги, которых может хватить на очень скромные похороны в России сейчас, если речь идет о Москве, но никак не компенсирует тяжелые увечья или инвалидность, не обеспечит родственников, которые остались без кормильца. Но, тем не менее, мы за то, чтобы все-таки начинать, потому что надо с чего-то начинать, надо делать первый шаг. Ну вопрос в том, насколько будут правильно отобраны страховые компании для этого проекта, если закон будет принят. Вопрос в том, как это все будет контролироваться, вопрос в том, как не допустить злоупотреблений, как не пустить туда компании-однодневки, которых, к сожалению, еще достаточно много в нашей стране.

Лев Ройтман:

Спасибо, Игорь Евгеньевич. Леонид Дмитриевич, я полагаю, что одна из причин ваших возражений против ведения тех или иных видов обязательного страхования это как раз и ненадежность многих компаний.

Леонид Ольшанский:

Ненадежность многих компаний - это один аспект, а ненадежность всей конструкции - это второй аспект. Ведь что такое обязательное страхование? Вот Игорь Евгеньевич сейчас сказал, и я с ним согласен, что, не дай Бог, что-то случилось, столкнулись две машины, а, не дай Бог, еще более трагично - стал жертвой пешеход или пассажир, водитель машины, значит нужно, чтобы страхование возместило в полном объеме причиненный вред. И если уж человек застраховал, он должен быть уверен, что он, если гражданскую ответственность застраховал, то страховая фирма выплатит тому, кого он поцарапал, сбил и так далее. А вот передо мной закон, тысячи оснований, чтобы деньги взять с человека и не заплатить и наоборот, человек уже страховку заплатил и с него все равно возьмут. Посмотрите, я сейчас из пулемета стреляю: если у него был умысел, если он управлял пьяным, если он в состоянии наркотического опьянения, если он был усталый, если машина была неисправна, если он передал управление тому, кого нет в полисе и так далее, и так далее. Еще раз подчеркиваю: та группа законопроектов, которая сейчас находится в Государственной Думе, направлены только на одно - выкачать деньги с владельцев автомобилей, причем это делают некоторые страховые компании “в дружбе” с ГАИ, и не дать возможности человеку ничего получить. Против главной стратегической концепции я возражаю.

Лев Ройтман:

Спасибо, Леонид Дмитриевич. Таким образом вы возражаете не только в связи с потенциальной коммерческой финансовой слабостью страховых компаний, но и в связи с, попросту говоря, потенциальным мошенничеством. Марина Катыс, вы проводили свой миниопрос москвичей на предмет, так сказать, их отношения к российским страховщикам. Ваши впечатления?

Марина Катыс:

То, что говорил Игорь Евгеньевич, что большинство людей приходят в страховые компании именно по рекомендации друзей, это действительно соответствует правде и, более того, я сама пришла в страховую компанию именно ту, которую мне порекомендовали мои друзья. Но вот у меня есть вопрос к Игорю Евгеньевичу. Наступление страхового случая делится на две фазы, первая часть касается отношения между владельцем автомашины, которой был причинен ущерб или которая причинила ущерб другому автомобилю, и представителями Госавтоинспекции, ГИБДД ныне. Эта часть отвратительна по содержанию, по форме и по всем остальным своим параметрам. Почему представители страховой компании не могут вынести за скобки эти выяснения отношений между автовладельцем и представителями ГИБДД? Это что какие-то обязательства, наложенные на страховые компании, что обязательно должен присутствовать представитель Госавтоинспекции?

Игорь Иванов:

Во-первых, это записано, насколько я понимаю, в “Правилах дорожного движения”, что если происходит нечто на дороге, некая авария, коллизия, поцарапались и так далее, водители обязаны вызвать представителей Госавтоинспекции. Если они этого не сделают, то, Леонид Дмитриевич не даст соврать, могут водители получить самое серьезное наказание, вплоть до “решетки”. Соответственно, представитель ГАИ должен быть на месте ДТП, он должен составить протокол и разобраться, то возникает законный вопрос: почему бы страховой компании не воспользоваться этой информацией, которая должна быть, мы надеемся, объективной и которая должна дать ответ на два обстоятельства: первый - кто виновник; и второе - в каком состоянии был застрахованный у нас водитель. Виновник нам нужен на тот случай, если виновником является другой водитель, то страховая компания получает право регресса, это значит мы можем от имени застрахованного у нас водителя предъявлять какие-то претензии экономические к виновнику и попросить его возместить ущерб, часть ущерба или целиком. А состояние водителя, тут, к сожалению, мы с Леонидом Дмитриевичем будем спорить, если человек был пьян, то это существенное обстоятельство и с существенное основание для того, чтобы не возмещать урон, который этот человек нанес другому или самому себе, разбив свою машину в хлам. Если человек обкурился каких-то наркотиков, то, извините пожалуйста, это тоже не страховой случай, это очень прозрачно написано в наших правилах. Человек, когда покупает полис, отдает себе отчет, что он не должен быть пьян и не должен быть в состоянии наркотического опьянения.

Лев Ройтман:

Спасибо, Игорь Евгеньевич.

Леонид Ольшанский:

Мы только что слушали девушку, у которой Марина брала интервью, она говорит дача у нее застрахована. Я только один пример приведу. Человек застраховал дачу, обкурился и уснул с сигаретой, дача сгорела. Будут ему платить с страховку или нет? Моя концепция: чтобы ни случилось - дача сгорела, машина сбила - это беда. Если я уже заплатил деньги, если я уже заключил страховку, я застраховался на случай любой беды, как по умыслу кого-то, так и по своей преступной халатности, и раз я заплатил страховку, я хочу ее получить. Это моя точка зрения, но я не претендую, что она всеобщая. Я согласен, что и вы тоже имеете свою точку зрения, которая тоже имеет право на существование.

Лев Ройтман:

Спасибо, Леонид Дмитриевич. Должен заметить, что ваша точка зрения все-таки является более распространенной на Западе, заплатил - получи. Дальше это могут быть повышенные страховые взносы, если по твоей вине произошло дорожно-транспортное происшествие и так далее и тому подобное.

XS
SM
MD
LG