Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Казино: берегись выигрыша?

  • Лев Ройтман

Лев Ройтман:

Пожалуй, ни один бизнес в России не развивается так быстро, как игорный. Почему? Ответ, в общем-то, очевиден и все же дам слово одному из собеседников Вероники Боде, нашего московского координатора:

"Люди ходят в казино хватить излишку адреналина в самый момент, когда крутится стрелка крупье. Это дает человеку то, что дает алкоголь, наркотики и другие допинги - стимуляция".

Спрос рождает предложение. По официальным данным, в России 2600 игорных заведений. Только в Петербурге в этом году выдано двадцать лицензий на открытие новых казино. В октябре в Москве была создана российская Ассоциация развития игорного бизнеса. Ее сопредседатель Алексей Барбариуш участвует в нашем разговоре. Другие участники: Ирина Никишина, пит-босс или младший менеджер одного из московских казино; и Сергей Степанов, его амплуа и по жизни, и в сегодняшней передаче - игрок. Вот ему-то с первого января будет хуже всех, если он выиграет, - вводится налог на выигрыши 35%.

В одной Москве 36 зарегистрированных казино, других игорных заведений, видимо, бессчетно. Алексей Эдуардович Барбариуш, почему понадобилось недавно создавать особую Ассоциацию развития игорного бизнеса в России, и вы сопредседатель этой ассоциации?

Алексей Барбариуш:

Идея возникла не сегодня, она уже возникла давно, просто реализация произошла сегодня. Дело в том, вы правильно сказали, имеется большое количество игорных заведений, игорный бизнес развивается динамично и стремительно. В игорном бизнесе России работает сегодня более двухсот тысяч работников. Средний возраст работающих в игорном бизнесе 26 лет, из них 45% имеют высшее образование, из них 40% имеет семьи. Поэтому это понятно, что это новая прослойка общества, динамично развивающаяся, и которая является новым классом, можно сказать, России. Какая происходит сегодня ситуация в России? Каждый год или раз в два года меняются условия игры. Игры между людьми, которые участвуют бизнесе и людьми, которые устанавливают законы, в первую очередь Государственная Дума. Два года назад был принят закон о налогообложении игорного бизнеса. Сегодня мы видим, что и закон трансформируется, я думаю, что с нового года ставки на игорные столы будут не в два раза, как говорят в Думе, выше, а с учетом роста минимальной зарплаты в четыре раза выше. И, соответственно, введен новый порядок налогообложения с физических лиц - 35%, который будет взиматься не только с человека, который выиграл, а с человека, который просто обменивает деньги по окончанию игры в кассе. Все эти вещи, как примеры я привожу, требуют того, чтобы игорный бизнес имел какую-то защиту и защищать должен себя сам. Поэтому было принято решение ведущими казино Москвы, Санкт-Петербурга и других городов России о создании российской Ассоциации развития игорного бизнеса, которая будет решать поставленные перед игорным бизнесом задачи и защищать его.

Лев Ройтман:

Спасибо, Алексей Эдуардович. И хочу заметить, что, конечно, игорный бизнес развивается с подобным динамизмом по совершенно понятной причине - он чрезвычайно выгоден и доходен. И это так же не вызывает сомнений. Однако же, каким бы он доходным ни был, действительно необходимы какие-то правила игры, но мы к этому вернемся. А сейчас предлагаю послушать еще один голос из опроса Вероники Боде:

"Я считаю, что те люди, которые открывают казино, они стремятся к легкому заработку. Это очень прибыльное дело, потому что азартные люди есть всегда и везде. Если человек ставит целью своей жизни выиграть в казино и злоупотребляет этим, как алкоголик, то это зло для человека, а для тех, кто играет умеренно, то это не зло".

Ну вот еще одно мнение москвича, очень разумное, по-моему, мнение. Алексей Эдуардович, я в начале передачи сказал, что спрос рождает предложение, вот этот бизнес бурно развивается. Но столь же очевидно, коль скоро речь идет об игорном бизнесе, что предложение рождает спрос. Это рейганомика, если хотите, чистой воды. И вопрос Ирине Никишиной: как обстоит дело у вас за игорными столами? Я сказал - вы пит-босс, младший менеджер одного из московских казино, я не намерен его называть, мы не делаем никому рекламы. Так вот, кто у вас все-таки завсегдатаи - эти "алкоголики", если воспользоваться выражением москвича, или люди, которые приходят отдохнуть, расслабиться, может быть выиграть, может быть проиграть?

Ирина Никишина:

Вы знаете, в основном клиенты нашего казино это совершенно нормальные, совершенно приличные люди. И я призываю всех перестать уже давно видеть в игорных заведениях что-то вроде криминала. Здесь нет никакого разбоя, как иногда показывают в фильмах, ничего такого особенного. Сюда люди приходят так же расслабиться. Конечно я не могу сказать, что казино по интеллектуальности сродни театру или еще чему-нибудь, но это вполне приличное заведение, куда вы приходите немножечко пощекотать свои нервы. Если у вас есть немного лишних денег, которые вы можете себе позволить потратить на свое удовольствие, можете испытать какие-то сильные чувства, то пожалуйста, мы всегда рады вас приветствовать в казино. И я думаю, что все игры, которые у нас есть, они достаточно простые, очень увлекательные. И я могу вам гарантировать, что вы получите массу удовольствия.

Лев Ройтман:

Спасибо, Ирина Анатольевна. Ну что ж, может быть вы ответите и на такой вопрос, как-то в одном электронном письме один из слушателей меня спрашивал об этом, но, наверное, вы ответите на этот вопрос лучше: почему у крупье в казино зашиты карманы?

Ирина Никишина:

Это делается в целях безопасности. Как говорится: доверяй, но проверяй. Точно так же они не могут носить часов, то есть руки должны быть чистыми, одежда должна быть опрятной, чтобы не искушать просто на просто. Это все делается в целях безопасности, чтобы оградить себя же от каких-то неприятностей.

Лев Ройтман:

Спасибо. И Сергей Сергеевич Степанов, я представил вас в том амплуа, в котором вы участвуете в сегодняшней передаче, я не называю вашу профессию, в нашей передаче вы - игрок. Так вот, когда вы играете, вы играете как, скажем, наркоман, как человек, которому необходим этот постоянный приток адреналина, или вы действительно ходите и играете по маленькой. В каком качестве, представим себе, вы будете сидеть за игорным столом, за рулеткой у нашей собеседницы, у Ирины Никишиной?

Сергей Степанов:

Я бы сказал, что казино это не только место как игорный бизнес, это еще и некий клуб. Каждое казино имеет своих постоянных клиентов и в основном это люди, которые ходят постоянно, это не "алкоголики", не те, которые спускают сумасшедшие денежные средства, а они туда приходят действительно отдохнуть. То есть какой-то определенное время свободное после работы, несколько часов, где можно некоторое время провести в кругу общих знакомых, друзей я бы даже сказал, поиграть и еще иметь возможность выиграть. Основная масса в казино это люди, постоянно ходящие туда и действительно не проигрывающие сумасшедшие деньги. В основном большие деньги проигрывают те, кто туда заходит случайно или с целью обогатиться. То есть те люди, которые приходят просто отдохнуть, я думаю, что они остаются в принципе при своих деньгах. Да, у меня были и большие выигрыши, были и проигрыши. Если так брать, то это в принципе просто для меня отдых. Потому что особых денег я там не выиграл больших, пятьдесят на пятьдесят получается, сколько выигрываешь, столько проигрываешь. Общение позволяет ходить часто и мне это интересно.

Лев Ройтман:

Спасибо. Я хочу здесь заметить то, что всем очевидно, но существует какая-то приблизительная статистика российская, да и не только российская, что в игорных заведениях примерно 25% составляет прибыль. То есть те, кто проигрывает, тех на 25% все же больше, чем тех, кто выигрывает. Алексей Эдуардович Барбариуш, в Западной Европе существует ассоциация игорных домов. Люди, которые регулярно проигрываются, причем в заметных суммах, речь не идет о крупных суммах по московским меркам, в заметных суммах, повторяю, лишаются права на посещение казино. Мало того, первый раз войти в казино, которое является членом этой ассоциации, а других в Западной Европе нет, невозможно без предъявления документа, идентифицирующего вас по имени, фамилии, месту жительства. В дальнейшем, если вы проигрываетесь, вам по всеобщему единому компьютерному учету будет запрещен вход во все европейские казино. Первый вопрос: существует ли нечто подобное в России, и заинтересованы ли вы в подобном регулировании посещаемости? И второй вопрос, уж ответьте сразу на него. В Западной Европе регулярно издаются сборники номеров, которые выпали по рулетке. Делается это с совершенной очевидной целью - побудить людей, а таких множество, создавать некие игровые системы и с ними приходить в казино. То есть это делается для того, чтобы привлекать новых посетителей и, так сказать, заохочивать прежних. Что-либо подобное делается ли в России?

Алексей Барбариуш:

Лев, в первую очередь на тот вопрос, который вы вторым дали прослушать. Я думаю, что это неправильный подход, это не легкий бизнес сегодня. В Москве было 64 казино, 80 было, сегодня их осталось 36, как вы сказали. Вопрос стоит в том, что этот бизнес рискованный, этот бизнес сложный, он, как сказал господин Степанов, требует того, чтобы создать определенную атмосферу, привлечь людей, и крупных игроков, и средних игроков, и мелких игроков. Что происходит в России, вы понимаете, что благосостояние людей не растет, оно падает. Был период, когда вообще обвал. Поэтому сегодня бизнес очень сложный. Большая конкуренция, жесткая конкуренция. Если вы посмотрите, чтобы открыть казино по московским меркам, нужно вложить минимум три миллиона долларов. Такое казино как "Шангрейла", такое казино как "Арбат", как "Космос" и многие другие, постоянно производят реформацию, постоянно улучшают свое обслуживание и внешний облик и многие другие вещи. Поэтому я не согласен с тем, что это бизнес легкий и на него многие идут. Сегодня очень многие думают - пойти в этот бизнес или не пойти. И я вам скажу: за последнее время количество казино не увеличивается, а уменьшается. Если говорить по первому вопросу, то по игрокам практически в каждом казино ведется работа самостоятельная. Учитывая то, что я руковожу союзом культурно-развлекательных центров, то члены союза, это восемь крупнейших казино Москвы, они контактируют между собой, имеют общий банк данных, и этот банк данных находится у каждого казино, которые видят, какие игроки получают черные фишки, какие игроки много проигрывают, какие игроки должны и многие другие данные. Мы бы хотели сделать такую картотеку и для всех участников российской ассоциации. Потому что много игроков и шулеров приходит, приезжают игроки из-за границы с такими, мягко сказать, негативными желаниями. Поэтому этот процесс развивается, процесс информации, которую передают друг другу участники сегодняшнего рынка казино.

Лев Ройтман:

Издание сборников, на которые указала рулетка?

Алексей Барбариуш:

Я думаю, что такого сегодня нет. Сегодня больше в России развито стимулирование, привлечение массового члена клуба, так у нас называются культурно-развлекательные центры. То есть где сосредоточены и рестораны, бары, и танцплощадки, многие другие вещи. Поэтому на сегодняшний день таких сборников нет. Однако пропаганда того, что нужно внедрять мысль игроку, что определенное есть стечение цифр, обстоятельств в каждом казино, я думаю, это есть, но не в той мере, как в Европе.

Лев Ройтман:

Спасибо, Алексей Эдуардович. И Сергей Сергеевич Степанов, чего вам, как посетителю игорных заведений, в частности казино, не хватает? И приходило ли вам когда-нибудь в голову, что если вы будете регулярно проигрываться в заметных суммах, то вам могут, представим себе, что вы живете в Западной Европе, запретить вообще вход в казино?

Сергей Степанов:

Я думаю, в России наоборот, если бы я регулярно проигрывал, то мне бы давали наоборот золотую карту для того, чтобы я ходил более чаще. Поэтому представить это в ближайшие лет десять, я думаю, невозможно. В плане в казино, что мне необходимо. Я просто уже выбрал несколько казино, в которые я хожу. Потому что в Москве очень много, они все отличаются, они отличаются даже по контингенту. И безусловно, хоть и присутствует "фейс-контроль" во многих казино, к сожалению, в Москве на высоком уровне их порядка пяти-семи, а остальные, к сожалению, имеют очень большие недостатки, которые мешают и отдыхать, и играть, и приходить в эти казино. Ну я думаю, что это со временем будет улучшаться.

Лев Ройтман:

Сергей Сергеевич, несколько конкретнее, мы ведь ни от кого ничего не скрываем и никого не вводим в заблуждение, о каких недостатках вы говорите?

Сергей Степанов:

В очень многих казино есть грубое отношение крупье. Дилеры, крупье они прекрасно понимают, что человек приходит сюда и он проигрывает деньги. Поэтому бывают иногда несдержанные, могут даже иногда слова сказать не очень хорошие в адрес того же дилера, но они должны понимать, что это их работа, должны это в себе переваривать, не давать эмоционально. А есть крупье, которые огрызаются, есть которые могут позволить себе больше того, что могут позволить себе. В некоторых казино есть охрана, она достаточно грубо относится к людям, которые могут эмоционально. Есть разные методы успокоения клиента казино, который возбужден своими неудачами, но выбирают самый негативные, до кулаков. Я был свидетелем в одном казино, просто били человека при всех.

Лев Ройтман:

Спасибо, Сергей Сергеевич. Ну что ж, конечно пока трудно подобные учреждения, коль скоро хотя бы одно подобное есть, полагать культурно-развлекательным заведением. Как бы то ни было, Ирина Анатольевна Никишина, а как происходит все это в вашем казино, поскольку мы его не называем, то оно останется анонимным, кого туда не допускают - тех, кто выигрывает по большому или тех, кто проигрывает по большому?

Ирина Никишина:

Хочу сказать, что для нашего казино вообще нет такого критерия - пускать или не пускать человека только потому, что он выиграл или проиграл. Как раз я хочу сказать, что Сергей был прав, то, что в нашем казино, по крайней мере, если человек много проиграл, ему никогда не дадут черную карту. Мы всегда будем рады видеть этого человека и этот же человек может привести своих друзей, заказать бесплатный обед в ресторане. Если человек выиграл какие-то деньги, то это тоже исключено, что он получит черную карту. Потому что это также наш клиент, который будет к нам ходить, и мы будем всегда рады его видеть. Какие-то драки, я могу сказать, что в нашем казино это точно исключено. Поскольку, я считаю, что, как сказал Сергей, в Москве есть пять-семь достойных казино и, мне кажется, что наше казино тоже входит в это число. Единственное, за что могут получить люди в нашем казино черную карту, если они себя действительно недостойно ведут. Если они не просто позволяют себе мягкие ругательства, а ведут себя на самом деле нагло, специально идут на скандалы, потому что бывает и такое. Если они приходят шумной компанией, которая тоже себя очень недостойно ведет. То есть в конечном итоге все это будет зависеть от старшего менеджера, который находится на смене. Но дать человеку черную карту, потому что он выиграл или проиграл, это исключено. В этом отношении мы относятся к игрокам очень лояльно. И любой выигрыш, какой бы он ни выиграл, мы в состоянии заплатить.

Лев Ройтман:

Спасибо. Алексей Эдуардович Барбариуш, любой выигрыш казино способно заплатить, но достоверно известно, что это не всегда так, бывают казино, которые не платят выигрыши.

Алексей Барбариуш:

Я думаю, что каждое казино, во-первых, рассчитывает на свои силы, на возможности свои финансовые, поэтому условия игры, оно делает под свои финансовые возможности. Второй вопрос, который вы говорили по игрокам. Есть игроки, которые суперпрофессионалы, никто не может запретить им играть, но для них могут быть определенные более жесткие условия, потому что они профессионалы, они владеют этой игрой в совершенстве. Поэтому я не полностью соглашусь с Сергеем. Конечно бывают такие случаи, но сегодня в такой конкуренции, которая есть, все стараются, борются за клиента. И каждый такой случай разбирается, и наказываются люди, которые себя так ведут. Сегодня невозможно привлечь клиента, не дав ему те условия, не дав ему те возможности, которые предлагают партнеры, которые находятся в этом бизнесе.

Лев Ройтман:

Спасибо. И в заключении, по-моему, очень взвешенное мнение еще одного собеседника Вероники Боде:
"Поскольку люди стремятся играть, то игровой бизнес в своем роде необходим и в этом смысле, пожалуй, полезен. Он дает людям, которые стремятся к релаксации, возможность ее получить через игру".

XS
SM
MD
LG