Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Весенний призыв

  • Лев Ройтман

Лев Ройтман:

Продолжается весенний призыв в российскую армию. Зам.начальника Генштаба генерал-полковник Путилин считает, что события в Югославии призыву способствуют: "Настоящие патриоты - говорит он, - будут стремиться попасть в ряды защитников Родины". Молодая москвича, с ней накануне передачи беседовала Марина Катыс, мнение генерала не разделяет:

"Я отношусь к этому плохо, да и все мои друзья тоже как бы не очень положительно к этому относятся, потому что по рассказам людей, которые армии говорят, что там совершенно молодых парней могут послать на войну без всякой подготовки. У нас обязательный призыв, а это, по-моему, совершенно лишнее, потому что армия на самом деле должна основываться на том, чтобы люди туда шли по собственной воле, именно тогда будет хорошая армия, а не то, что у нас сейчас. Потому сейчас почти все люди хотят "откосить" от этого".

Итак, о весеннем призыве в армию. Участвуют в передаче: Валентина Мельникова - Комитет солдатских матерей; Анна Зайцева - Антимилитаристская Радикальная Ассоциация; и наш московский корреспондент Марина Катыс.

Весенний призыв в российскую армию начался первого апреля. По разнорядке министерства обороны под ружье должны встать без малого 170 тысяч новобранцев. Валентина Дмитриевна Мельникова, представлю вас несколько подробнее: вы пресс-секретарь Комитета солдатских матерей России, позиция вашего Комитета в связи с нынешним призывом?

Валентина Мельникова:

Позиция у нас уже 10 лет одинаковая, наше самое первое требование весной 89-го года - переход к добровольной военной службы. Эта наша позиция до сих пор такая же. Теперешний призыв весенний как всегда в очень непростой обстановке. К сожалению, наши военные структуры пытаются сейчас спекулировать на том, что происходит в Европе и, как бы оправдываясь необходимостью, уже начинают пытаться перевыполнять план по призыву, хотя, я прошу обратить внимание, в указе президента с точностью до человека указано сколько должно быть призвано. И естественно, наша главная задача все эти 10 лет и сейчас тоже - это рассказать нашему населению, какие права имеет на самом деле молодой человек призывного возраста и показать ему, что даже если он здоров, не учится, не имеет ребенка, не имеет родителей пенсионеров-инвалидов, у него есть возможность отказаться от призывной военной службы и требовать замены на альтернативную гражданскую.

Лев Ройтман:

Спасибо, Валентина Дмитриевна. Анна Зайцева, вы член руководства Антимилитаристской Радикальной Ассоциации и одна из главных задач вашей ассоциации как раз разъяснение права молодых людей на альтернативную службу, как это предусмотрено Конституцией России, соответствующего закона пока нет и этот закон встречает очень серьезные препятствия в Думе. Тем не менее, по данным Министерства обороны, в осенний призыв прошлого года в армию были взяты 158 тысяч призывников и всего 1 600 подали заявление об альтернативной службе. С чем связано это незначительное количество избравших альтернативную службу: с незнанием закона, с незнанием своих прав, с желанием служить в армии?

Анна Зайцева:

Мы конечно же связываем такое небольшое количество отказчиков прежде всего с тем, что очень немногие знают об этом своем праве, и военные стараются замалчивать его и обманывать призывников о том, что этого права у них нет. И наша одна из основных задач конечно же состоит в том, чтобы объяснять призывникам как отстоять это свое право, какие юридические нормы необходимо соблюдать, чтобы добиться этого права. Но должна отметить, что дело это конечно же нелегкое, то есть отстоять свое право призывнику стоит огромных усилий, огромного морального мужества. И на наших семинарах, на наших консультациях мы конечно же говорим о том, что это непростая задача. И тем не менее, если мы хотим добиться, чтобы наше государство стало правовым, это делать необходимо. Хочу отметить, что название нашей организации - Антимилитаристская Радикальная Ассоциация, мы создавали АРА для того, чтобы бороться именно с милитаризмом, то есть политикой, предусматривающей подчинение всех интересов в обществе интересам военных. Мы не хотим бороться с военными как таковыми и с армиями как таковыми, в частности мы выступали, боролись за немедленное введение закона об альтернативной гражданской службы. Но в сегодняшних условиях, когда Дума провалила этот законопроект, мы поставили себе может быть более глобальную и может быть более трудную цель - это отмена воинской повинности и переход на добровольный профессиональный принцип комплектования вооруженных сил.

Лев Ройтман:

Спасибо, Анна Зайцева. И я хочу заметить, что вы боретесь, по сути дела, за исполнение никем не отмененного указа президента России. Тем не менее, Марина Катыс, я понимаю, как ведущий, что состав наших участников передачи попросту не полон: мы говорим о весеннем призыве в Российскую армию, о проблемах этого призыва и у нас нет представителя Министерства обороны. Вы, я знаю, пытались пригласить из Министерства обороны участника передачи. Расскажите немножко, как у вас это не получилось?

Марина Катыс:

Дело в том, что действительно военные люди не могут самостоятельно принимать решение о том, идти им на Радо Свобода или не идти, и поэтому все представители Министерства обороны, а я пыталась связаться с господином Путилиным и с господином Сорокиным, это военный комиссар города Москвы, они в принципе не отказались, но попросили официальным образом пригласить их на наш "Круглый стол". Трудность заключалась только в том, что почему-то в военном ведомстве совершенно не умеют работать с современными средствами коммуникации, то есть такое приспособление как факс почему-то не воспринимается как достаточно достоверное приглашение. Иными словами, мне было предложено в письменном виде пригласить военных для участия в "Круглом столе", но надо было лично привезти в Генштаб это приглашение, зарегистрировать его, а потом, возможно, в течении ближайших 3-4-х дней его бы рассмотрели и так же письменно мне был бы дан ответ. Понятно, что это произошло бы уже за рамками нашего "Круглого стола", поэтому нам пришлось отказаться от идеи их участия в нашем "Круглом столе". Хотелось бы, чтобы вообще-то представители Министерства обороны России более оперативно принимали решение, если их пресса приглашает для обсуждения какой-то интересной для них темы.

Лев Ройтман:

Спасибо, Марина. И поскольку я веду этот разговор из Праги, то я добавлю: и хотелось бы, чтобы Кафку в Министерстве обороны читали все-таки не как военно-полевую инструкцию к действию. С другой стороны, вы приглашали генерал-полковника Владислава Путилина, зам.начальника Генерального штаба, и я счел своим долгом все-таки его мнение об этом призыве дать. Марина Катыс, я уже давал один из отрывочков голосовых из того мини-опроса москвичей, который вы как обычно проводили до начала этой передачи. Хочу дать еще один звуковой фрагмент, голос москвича, человека, по-видимому, не очень молодого, вот его отношение к призыву:

"Ни за что не хочу, чтобы моего сын служил в армии, потому что в армии прививаются совершенно чуждые моим представлениям о жизни качества, благо, что мой сын этого избежал. Мне сколько ни приходилось видеть людей, пришедших из армии, требуется несколько месяцев, а то и лет, для того, чтобы они отошли от всей той атмосферы, которая там складывается, вся эта дедовщина, все эти рабские формы выполнения приказов начальства, которые воруют и наживаются за счет этих несчастных подростков".

Мнение москвича, повторяю, из мини-опроса, проведенного Мариной Катыс. Марина, я приводил уже мнение отсутствующего генерал-полковника Владислава Путилина, он говорит: "Настоящие патриоты будут стремиться попасть в ряды защитников родины", но как-то так получилось, что в вашем опросе присутствуют, видимо, не настоящие патриоты.

Марина Катыс:

Дело в том, что мне действительно не попалось ни одного человека из взрослого поколения, кто сказал бы, что он хотел бы чтобы лично его сын служил в Российской армии и не попалось ни одного подростка или молодого человека, кто выразил бы желание в ближайшее время пойти служить в Российскую армию. То, что касается молодых, это более понятно, а вот то, что касается среднего возраста, то есть родителей, видимо те представители власти и возможно те депутаты, которые выступают с призывами к российским гражданам пойти добровольцами защищать сербов в Югославии, они ни в коем случае не имеют собственных детей в виду, когда обращаются с такими призывами к молодому поколению. И вот опрос показал, что даже те люди, которые в принципе выступают за то, чтобы молодые люди шли служить в Российскую армию, они, когда речь заходит о их собственных детях, стараются все формулировать как-то обтекаемо и не так рьяно выступают за то, чтобы молодые люди шли служить.

Лев Ройтман:

Спасибо, Марина. И вновь Валентина Дмитриевна Мельникова, Комитет солдатских матерей, в армии юношей, которые страдают, допустим, неполноценным весом, или которые имеют недостаточную физическую подготовку, подлечивают - ведь это должно рассматриваться как явление положительное?

Валентина Мельникова:

К сожалению, все обстоит не так розово и благополучно, как вы сейчас сказали. Особенно подлечивать никто ребят не собирается, четкие такие рапорты, которые идут со всех сторон, что вот там специальные части, там откармливают, к сожалению, это ложь на 99%. И на самом деле очень большой проблемой является то, что из года в год, из призыва в призыв военные чиновники сознательно нарушают закон и другие нормативные акты, такие как положение о военно-врачебной экспертизе. Вот это нарушение закона, оно же преступление, на самом деле эти люди могут быть привлечены к суду и получить наказание и даже лишение свободы. Вот что такое органы, отвечающие за призыв. Я хотела бы сказать по поводу патриотизма, вы же знаете, что у нас унаследованная из Советского Союза формула - военно-патриотическое воспитание. На взгляд Комитета солдатских матерей России это является тоже сознательным и преступным искажением понятия любви к родине. Потому что любовь к родине, патриотизм совершенно не связаны у человека с военной службой. То, что военная служба в армии необходима для профессионалов и атрибут такой как армия необходим, мы допускаем, как разумные люди, но называть патриотами тех, кто рвется убивать других людей, это ложь, это оболванивание молодежи, и мне жаль, что господин Путилин делает такие заявления.

Лев Ройтман:

Спасибо. Ну что ж, я повторяю, мне жаль, что господин Путилин не участвует в нашей передаче. Анна Зайцева, Антимилитаристская Радикальная Ассоциация, вам очевидно, могу предположить, неоднократно приходилось слышать упреки в отсутствии патриотизма. Что вы скажете по этому поводу?

Анна Зайцева:

Время от времени разные люди, будь то военные, будь то пацифисты обвиняют нас в том или ином грехе, скажем так. Сначала мы "дискредитировали" себя в глазах военных, они нам говорили, что мы призываем развалить Российскую армию. Теперь, тогда как наша позиция поддержать действия НАТО в Югославии, потому что мы считаем, что та трагедия, которая творится на Балканах, началась она с 91-го года и позиция Антимилитаристской Радикальной Ассоциации - это поддержать действия НАТО, чтобы прекратить эту трагедию, сейчас мы подверглись критике со стороны правозащитников, со стороны пацифистов, то есть достаточно сложно угодить тем или другим. Наша позиция такова, какой мы ее объявили и не в угоду ни военным, ни пацифистам, мы держимся нашей линии.

Лев Ройтман:

Спасибо, Анна Зайцева. Вновь Валентина Дмитриевна Мельникова: насколько вы имеете поддержку в российском обществе - Комитет солдатских матерей?

Валентина Мельникова:

Это мы очень часто становимся той единственной силой, которая приходит на помощь к людям. У нас были очень интересные эпизоды совсем недавно: в один день мы получили просьбу о помощи от военной комендатуры города Москвы, от мамочки из деревни, от журналистов и всех фразы начинались у них со слова - "помогите". Мы видим, что наша работа, наша деятельность необходима очень многим, миллионам буквально. И конечно, мы хотели бы, чтобы как можно меньше в нас нуждались, однако так происходит. В последние годы мы видим поддержку со стороны политиков, со стороны журналистов, очень большую поддержку со стороны журналистов, и наверное это и все, потому что, собственно, больше ничего не нужно. Но цель нашей организации в 2000-м году распуститься, в связи с переходом на профессиональную военную службу, к сожалению, пока не сбывается, потому что в наш любимый указ президента 722 были внесены изменения, теперь дата перехода на добровольную военную службу перенесена с весны 200-го года до, как говориться, "морковкиных заговен", то есть до создания социально-экономических условий, и это очень печально. Я должна сказать, что мы чувствуем доверие к нам со стороны людей, и со стороны высоких чиновников, и со стороны обычных наших посетителей - призывников, родителей, солдат-беглецов. Это конечно очень хорошо и это нам помогает ежедневно читать и слышать те ужасы, которые нам рассказывают и о которых нам пишут люди в письмах.

Лев Ройтман:

Спасибо, Валентина Дмитриевна. Вновь Анна Зайцева, Антимилитаристская Радикальная Ассоциация, Валентина Дмитриевна говорила о том, что они - Комитет солдатских матерей - чувствуют поддержку в обществе, вопрос: в поддержке судебной, ибо дела об уклонении от очередного призыва попадают в российские суды, как сегодня эти дела решаются?

Анна Зайцева:

Конечно на сегодняшний день нельзя сказать, что суды поддерживают Конституцию в той ее части, о которой мы говорим, то есть право на замену военной службы альтернативной гражданской. То есть почти все суды принимают отрицательные решения. Но мы учим призывников, объясняем, что это еще ничего не значит, они могут могут обжаловать решение суда первой инстанции, могут подать кассационную жалобу, могут попросить перевести дело в суд высшей инстанции и так вплоть до Верховного суда. На это уходят месяцы, уходят годы, уходят призывы, проходит один призыв, наступает другой, и в принципе, ни один призывник, который решил действовать законным способом, о котором мы всюду говорим и рассказываем, не сидит в тюрьме и не служит в армии.

Лев Ройтман:

Спасибо, Анна Зайцева. Марина Катыс, мне известно, я читал ваши статьи в российской печати, что вы занимались проблемой здоровья призывников, что вы можете сказать по этому поводу?

Марина Катыс:

По этому поводу можно сказать только одно, что общее состояние здоровья российской молодежи за последние годы резко ухудшилось, а то, что касается призывников, то есть людей, не обладающих освобождением в связи с учебой от происхождения воинской службы, и не обладающих отсрочкой по семейным обстоятельствам, то это те молодые люди, которые даже финансово не могут себе обеспечить достойное медицинское обслуживание. Да, это ребята из глубинки российской, где в принципе медицинское освидетельствование проводилось довольно формально в свое время, большинство из них действительно с дефицитом веса, многие страдают психическими заболеваниями, очень большой процент этих людей уже имел попытки суицидного свойства и в общем, конечно, медики очень настороженно относятся к тому, что именно такие молодые люди получают в результате в руки оружие. Но мне хотелось сказать немножко о другом: на самом деле все люди в форме, в воинской форме, это так называемые государевы люди, то есть это люди, находящиеся на обеспечении государства, и государство должно ответственно подходить к решению/ю этого вопроса: если нет денег содержать такую армию, то может быть не стоит столько людей призывать в эту армию. Наверное количество солдат в вооруженных силах должно определятся количеством денег, которые государство может выделить на содержание этих солдат, я думаю, что это основной критерий.

Лев Ройтман:

Спасибо, Марина Катыс. И я хочу заметить в заключении, что в последние несколько лет появляется все больше и больше сообщений о том, что происходят расстрелы сослуживцев солдатами, военнослужащими. И следователи военных прокуратур, судя по материалам российской печати, все время сталкиваются с тем, что человек, учинивший побоище, страдал либо психическим заболеванием, либо наркоманией, токсикоманией и прочими асоциальными недугами.

XS
SM
MD
LG