Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Когда человек собаке - волк

  • Лев Ройтман

Лев Ройтман:

Я начну фразой из Достоевского, привожу по памяти: “Рогожина в Пскове обкусали собаки”. В сегодняшней Москве ежегодно регистрируется плюс-минус 10 тысяч человек, покусанных собаками. В прошлом году по Челябинской области зарегистрированы без малого 14 тысяч покусанных, а по всей России это десятки и десятки тысяч. Что делать? В январе этого года во Владивостоке решили бродячих собак отстреливать - результата никакого, перешли к стерилизации. В Санкт-Петербурге, где в прошлом году собаки загрызли 35 человек, тоже решили заняться отстрелом бродячих собак, словно не было неудачного примера Владивостока. В Москве бродячих псов ловят и умерщвляют, по некоторым данным, до 20-ти тысяч в год. И размышляют над идеей стерилизации, чтобы сократить поголовье. Проблема очевидна. Есть ли у нее гуманное решение?

Что делать с бродячими собаками? Это вопрос гостям передачи, они собрались в московской студии. Представлю их: Марина Прохоренкова - руководитель центральной благотворительной службы поиска потерявшихся собак и Валерий Сугробов - фонд защиты животных города Москвы, с ними наш корреспондент Марина Катыс. Марина, накануне этой передачи вы, как обычно провели свой, уже ставший традиционным, миниопрос москвичей. В данном случае был вопрос: что делать с бездомными собаками? И вот один из ответов:

“На самом деле вопрос упирается в то, хочет ли кто-нибудь выделить деньги на то, чтобы более гуманно действительно их просто стерилизовать или кто-то не хочет выделить на это деньги. Соответственно, проще всего это их собирать и убивать”.

Вот мнение москвича. Валерий Юрьевич Сугробов, вы мнение это слышали и теперь, что вы нам скажете?

Валерий Сугробов:

В принципе, этот вопрос решаем, но решаем как. В Москве сложилась такая тенденция, что животных нельзя отлавливать и животных не нельзя отлавливать. Почему животных иногда нужно отлавливать? Они, как вы сказали, представляют некоторую опасность на улицах города, особенно, если они оккупируют детские садики и какая-то угроза для человека существует. Нельзя отлавливать бездомных животных, потому что они являются санитарами города Москвы и не только города. Здесь есть две тенденции. Первая тенденция - это животные либо отлавливаются, это на основании постановления правительства города Москвы № 101 от 8-го февраля 94-го года, либо животные стерилизуются. Нашим благотворительным фондом, который занимается не только поиском, пристройством животных и спасением животных, мы, наверное, единственный фонд, который в свое время занимался благотворительным отловом в городе Москве и мы, как никто иной, этим вопросом владеем. В принципе, отловы желаемого результата не приносят. Потому что на место освободившееся, место кормежек, приходят другие животные, и отлов не настолько полноценен, как бы этого хотело наше правительство. Стерилизация, на мой взгляд, конечно хороша, но стерилизация нарушает иммунитет животного, что в скором времени может привести к более летальным последствиям и к более большим болезням среди этих животных. Нашим фондом придумана и разработана целая программа по ликвидации бездомных животных. Это когда в районах города Москвы создаются специальные кормушки, куда подсыпается корм с медикаментами, которые будут ликвидировать и размножение животных, и так же их злобность. На мой взгляд, это самая актуальная и продуктивная деятельность.

Лев Ройтман:

Спасибо за ваш ответ, за ваше мнение, Валерий Юрьевич. Как я уже сказал, проблема налицо и эта проблема всем очевидна. Естественно, это проблема не только Москвы и не только Владивостока или Санкт-Петербурга или Челябинска, это те города, местности, которые я упомянул, вводя слушателей в суть нашей передачи. Эта проблема, естественно, существует и в западных, более благополучных странах. Например, во Франции принято решение было в прошлом году об умерщвлении всех бультерьеров, действительно агрессивная собака, опасная для человека и это генетически так. Подобные решения принимаются в Англии и так далее. Проблема очень сложная, неоднозначная и определенно не московская. Но тем не менее, в каждом регионе, в каждом городе встает вопрос - а что же делать у нас? Марина Сергеевна Прохоренкова, теперь линия вам - что же делать в Москве, в частности?

Марина Прохоренкова:

Мы решаем эту проблему по-своему, у нас поиск собак, и мы помогаем людям, которые потеряли животных, найти их. Не все бродячие собаки - это выброшенные собаки или те собаки, которые родились на улице и привыкли жить на улице. И к нам обращаются люди, которые потеряли животных. Информация, скажем, о них приходит от людей, которые нашли, ориентируясь на породу, на приметы собаки. Таким образом, часть собак мы возвращаем людям, которые их потеряли.

Лев Ройтман:

И вновь, Валерий Юрьевич Сугробов, в прессе время от времени, и к сожалению, все чаще и чаще появляются ужасающие сообщения о людях, изувеченных, искалеченных собаками, пишут - бродячими собаками. Немедленно появляется мнение ученого, эксперта, который отрицает опасность бродячих собак. Он пишет, что бродячие собаки на людей не нападают. Тем не менее, кто же все-таки нападает на людей? Кто является причиной этих человеческих жертв?

Валерий Сугробов:

Все цифры, которые опубликовываются в прессе о том, что животные бездомные набрасываются на людей, я считаю, что они очень сильно преувеличены. На людей бросаются животные прежде всего недавно сбежавшие от хозяев, то есть совершенно невоспитанные и неподготовленные к уличной жизни. Дворовые собаки, которые живут на улицах города, они уже привыкли к присутствию человека, и они нападают только в том случае, если весенний период, когда они защищают своих щенков, либо охраняют определенную территорию. В основном эти бездомные животные все-таки никакой опасности не представляют. Если предъявлять надлежащие требования к тем хозяевам, которые выбрасывают животных, и кто не занимается их дрессировкой, то эти покусы можно свести до минимума.

Лев Ройтман:

Спасибо. И Марина, я предложу сейчас нашим слушателям еще один звуковой фрагмент из того миниопроса москвичей, который вы проводили:

“-Как вы считаете, как надо поступать с бездомными животными в Москве?

К сожалению, бездомных животных будет более гуманно собирать, либо отстреливать, либо усыплять, потому что бездомные животные являются разносчиками очень многих инфекций. И плюс ко всему прочему, я считаю, что негуманно относиться к животным, оставляя их бездомными, чтобы они рылись по помойкам, чтобы у них не было угла, чтобы у них не было хозяина.

- Ну а если эта собака просто потерялась и ее не успели найти хозяева, а вы предлагаете ее уничтожить.

Для этого есть специальные службы, ветеринарные клиники, где содержатся эти животные какое-то время, ищут своих хозяев. Я, в частности, знаю одну женщину, которая занимается тем, что передерживает у себя породистых родословных собак и публикует объявление в газете, и все желающие могут эту собаку приобрести, то есть бесплатно”.

Это фрагмент из разговора Марины Катыс с москвичом на московской улице. Что о проблеме горожане знают? Валерий Юрьевич, вы говорили о том, что основными нарушителями мира между людьми и собаками являются собаки, только недавно либо потерянные, либо выброшенные, либо сбежавшие из дому. Но ведь этого, тот, кто становятся жертвой подобной собаки, не знает и определить не может, это уже вопрос последующего изучения. И снова вопрос мой - как быть?

Валерий Сугробов:

Здесь нельзя отдавать предпочтение какому-то одному виду способа, скажем так, отлова животных. Если вы знаете, то в городе Москве отстрелы запрещены и это правильно. Я считаю, что надо совмещать разумный отлов, разумную стерилизацию и разумное пристройство. Здесь не нужно изобретать велосипеда, на основании того же постановления правительства, о котором я говорил, № 101 от 8 февраля, все отловленные животные до 10-ти дней содержаться в пунктах передержки. В течении этого срока хозяин может найти это животное и забрать себе, при предъявлении им, разумеется, соответствующих документов. Чем больше таких пунктов передержки будет создано, чем мы более цивилизованней подойдем к вопросу о решении бездомности и бесхозности животных, тем, разумеется, мы быстрее решим эту проблему. И, разумеется, здесь в первую очередь главная роль ложится на людей, кто любит животных, кто является сотрудниками обществ, в том числе и поиска потерянных животных и так далее, и так далее. То есть все зависит от нас, как мы поставим эту работу, так у нас в городе и будет.

Лев Ройтман:

Спасибо. Я хочу конкретно спросить у вас, Марина Сергеевна: ротвейлер, допустим, агрессивная собака, это боевая собака, которая относится к тому же разряду, что и стаффы, так называемые, стаффордширские, что и питбули и так далее. Есть целый список боевых собак. Они агрессивны генетически, они так воспитаны. И вот на Западе ротвейлер, если он не поддается дрессировке, то он уничтожается и это делается в интересах окружающей его среды, а эта среда - это люди, это человеческая среда. Попадаются ли вам вот такие собаки, когда вы должны искать их владельцев?

Марина Прохоренкова:

Они попадаются мне не только, когда приходится искать их владельцев, но и самой на улице, когда я гуляю со своей собакой. Я считаю, что это проблема одна из первых, которая стоит в Москве. Очень много собак, как вы сказали, повышенной опасности, гуляют в пределах города Москвы без поводков, без намордников, когда есть определенные правила содержания животных. И здесь вопрос к хозяевам. Мне кажется, надо ужесточить правила и ответственность за прогулки с животными, такими вот животными по городу. А что касается таких собак, которые, скажем так, ротвейлеры же разные бывают. То есть это уже задача заводчиков, которые оставляют, там же есть контроль за щенками. Много щенков, которые продаются на рынке, скажем, пород повышенной опасности собак, их же нужно выбраковывать, много щенков и оставлять там, может быть, из помета два-три щенка, которые действительно соответствуют той породе, я имею в виду ротвейлеру или питбулю. А этого не происходит, и поэтому люди, которые покупают на рынках собак, потом безалаберно относятся к их содержанию, к их воспитанию и получаем помимо бродячих собак еще собак домашних, но тоже, которые представляют на улицах города Москвы огромную угрозу для людей, особенно для детей.

Лев Ройтман:

Спасибо, Марина Сергеевна. У меня есть еще один вопрос, но этот вопрос не участникам нашей передачи, это вопрос, который я задаю самому себе. С какой целью покупают люди этих ротвейлеров, питбулей и так далее, и тому подобное, собак, которые тренируются на убийство, что это за люди? Я полагаю, что мы не найдем ответа сегодня на этот вопрос. И поэтому, Марина Катыс, вот вы проводили ваш миниопрос москвичей, как бы вы прокомментировали те мнения, которые у нас прозвучали два мнения, но их было больше.

Марина Катыс:

Очень мало людей отдают себе отчет в том, что то, как ведет себя собака, связано исключительно с тем, как вел себя человек по отношению к этой собаке. Собака не бывает от рождения агрессивна по отношению к человеку, это человек ее делает такой либо своим неправильным поведением, либо безответственными авансами и потом обманом. Либо тем, что ее били в детстве и потом бросили или выкинули на улицу, потому что не смогли справиться со зверем, который стал взрослым и стал действительно угрожать хозяину и платить такой же нелюбовью за то, что было причинено ему в детстве. Большинство людей видят в собаках как бы просто угрозу, хотя собаки это зеркало нашего общества. То, как они реагируют на человека, это наше с вами отражение. Это мое глубокое убеждение в этом. И когда пожилая женщина подбирает на улице маленьких собачек, обиженных судьбой, которых предыдущие хозяева выкинули, соседи ее, как правило, осуждает, потому что она приносит некоторый дискомфорт в их жизнь. Хотя, может быть, эта женщина, на свою пенсию выкармливающая собак, она совершает большое дело и для других, и для себя. Вот почему-то общество оказывается в тяжелые минуты равнодушным и по отношению к животным, и по отношению к старикам. Меня это действительно беспокоит. И то, что все обвиняют собак, в том, что они бросаются на людей, я думаю, человек должен винить в первую очередь себя.

Лев Ройтман:

Спасибо, Марина. Валерий Юрьевич, что вы скажете по поводу вывода Марины Катыс?

Валерий Сугробов:

Я полностью с Мариной Катыс согласен, полностью. Если мы повысим культуру общения между человеком и животным, то жизнь станет лучше и добрее.

Марина Прохоренкова:

Я просто вспомню, в “Маленьком принце” Сент-Экзюпери: “Мы ответственны за тех, кого мы приручили”. И в первую очередь, мы ответственны за собак, потому что в городе основное домашнее животное, которое мы заводим, это собаки или кошки, но кошки в основном дома живут, собак мы выводим. Поэтому мы ответственны за того, кого мы воспитали. Как я уже сказала, соблюдать правила выгула в определенных местах, в намордниках, на поводках. И тогда, я думаю, что ряд проблем, о которых мы сегодня с вами говорим, они просто решатся сами собой.

Лев Ройтман:

Спасибо, Марина Сергеевна. Валерий Юрьевич, я говорил в начале об этом очень странном опыте, который накопили жители Владивостока. Они по распоряжению города оказались свидетелями кровавого побоища собак, бродячих, бездомных собак. И как выяснилось, это никакого результата не дало, потому что поголовье собак не сократилось. Наверное это связано с биологическими законами о том, что популяция будет восстанавливаться ускоренными методами в том случае, если поголовье сокращается. Но как бы то ни было, наученные этим страшным опытом, власти Владивостока решили прейти к стерилизации. И в то же самое время в Санкт-Петербурге решили заняться отстрелом бездомных собак. Как вы объясняете подобный разнобой в решениях муниципальных властей в России? Что, они не учитывают взаимный опыт, они не понимают причин, почему в одном городе такие-то и такие-то мероприятия оказались безрезультатными или полагают, что у них это даст лучший результат?

Валерий Сугробов:

Мое мнение, что поголовье животных увеличивается по разным причинам. Это причины и экономические, это причины и политические, и, разумеется, культурные. То есть замечено, что увеличивается поголовье животных в тех местах, где больше отходов, где не совсем человек ведет чистоплотный образ жизни. И уменьшается там, где благосостояние человека выше, и он может не выкинут животное на улицу, а именно взять себе и прокормить его. То есть здесь слишком много причин. Иесли какие-то регионы захотели решить проблему бездомности животных, им нужно обратиться именно к специалистам, которые им подскажут конкретно для данной местности, что, когда и где лучше сделать, чтобы это поголовье как-то уменьшилось. В принципе, здесь я могу предложить свои услуги, наш контактный номер телефона в редакции знают.

Лев Ройтман:

Спасибо. И Марина Сергеевна, бывает ли так, что вы находите собаку, а ее владельцы отказываются ее взять?

Марина Прохоренкова:

Конечно бывает, с каждым годом эта тенденция растет. Здесь было сказано, что материальное состояние как-то влияет на содержание собак. Я убеждаюсь, что это не так. Сейчас происходит такая тенденция, что собак выбрасывают, щенок породы которой стоит более тысячи долларов. Я думаю, что люди стали к этому гораздо проще. А с другой стороны, наверное, легче выбросить собаку, расстаться с этими тысячью долларов, чем за ней ухаживать и содержать. Здесь сложно что-то предлагать, мы стараемся что-то делать. То есть мы ищем пути, свои пути, какие- то для решения этой проблемы. Как это было уже здесь сказано, есть немалое количество людей, и бабушек, и женщин, которые у себя на квартирах содержат по 15-20 и более собак. Да, этот вопрос неодносложный, потому что здесь одно дело соседи, которые возмущены, а другое дело люди спасают на свои средства бездомных животных. Мне сложно сказать, что лучше, что хуже, я предпочитаю просто делать свое дело.

Лев Ройтман:

Спасибо.

XS
SM
MD
LG