Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Round Table

  • Лев Ройтман

Лев Ройтман:

Сегодня у нас не "круглый стол", а прямой разговор с гостем в пражской студии, журналистом из Петрозаводска Сергеем Коробовым. Сергей, если уж очень коротко, то Вы - радиожурналист, Вы - тележурналист, но это далеко, далеко не все. В Петрозаводске, Вы мне рассказывали об этом, Вы организовали, Вы создали радиостанцию "Европа Плюс", но на этом не остановились, Вы работали над созданием радиостанций и в других городах России. Где?

Сергей Коробов:

В Петрозаводске при моем участии была создана еще одна радиостанция, это "Радио Ностальжи", а не так давно я был в Вологде, где принял участие в организации опять же "Европы Плюс" и рядом в Череповце - "Радио Модерн".

Лев Ройтман:

Отлично. Вот у нас и пойдет с Вами разговор об этой не вполне обычной деятельности. Почему, как, зачем, с какими трудностями, с какими возможностями создаются в России частные радиостанции?

И, так сказать, к истории вопроса: как дошли Вы до жизни такой?

Сергей Коробов:

Но, во-первых, я бы хотел проявить скромность - не я один их создавал, это всегда была команда и я был "один из" этой самой команды. Хотел бы так же сразу заметить, что какие-то 7-8 лет назад у нас в стране как такового коммерческого вещания вообще не существовало. И вот в 90-е годы произошел просто настоящий бум коммерческого вещания. В 91-м году в Москве была создана первая такая станция, всем известная радиостанция "Европа Плюс", которая сегодня является мощной радиосетью, в которую входит порядка ста городов России. Почему когда-то я этим занялся? Ну, в далеком для себя уже 93-м году я был недолгое время безработным, я ушел с телевидения, на котором проработал много лет, ушел потому что мне показалось я все там сделал, что мог и оставаться уже не хотелось. И вот удачно подвернулась идея одного моего знакомого попробовать создать коммерческую станцию, а именно филиал радиостанции "Европа Плюс".

Лев Ройтман:

Сергей, позвольте я Вас перебью: Вы говорите: "Вот подвернулась идея", давайте представим, что сейчас одному из наших слушателей подвернулась, послушав Вас, идея создать частную радиостанцию. Наверное, это, все-таки, не так просто. Что Вам пришлось для этого сделать, с чего начать?

Сергей Коробов:

Я сразу замечу, что сейчас такая идея, наверное, никому не подворачивается, потому что в условиях экономической ситуации, которая сейчас присутствует в России, затевать создание станции это по меньшей мере глупо. Потому что надо четко понимать, что это такой проект, при котором возвращаются деньги вложенные очень и очень нескоро, особенно в условиях провинциального города. С чего мы когда-то начинали? Мы просто взяли сели на машину и поехали в ближайший к нам Санкт-Петербург, дабы посмотреть что такое "Европа Плюс". Нам это очень понравилось, мы вернулись, поехали в Москву, заключили договор, который предполагал, что мы начинаем деятельность по созданию станции.

Лев Ройтман:

С кем договор?

Сергей Коробов:

С радиостанцией "Европа Плюс", с центральной в Москве. То есть, вообще надо учитывать, что есть два пути создания станции: это когда подписывается договор с одной из крупных станций, находящейся, как правило, в Москве, но есть одна подобная станция в Петербурге, это "Радио Модерн" и создается своеобразный филиал. Второй путь, это когда создается полностью самостоятельная, независимая станция, не связанная со столицей.

Лев Ройтман:

Но вот вы приехали в Москву заключать договор, что у вас спросили в Москве на этой центральной станции "Европа Плюс"?

Сергей Коробов:

Я не знаю, что спрашивают сейчас. Тогда почти ничего не спросили, тогда нам были страшно рады, на тот момент в сети "Европа Плюс" существовало всего 5 или 6 станций. Мы подписали протокол о намерениях и вернулись в Петрозаводск и занялись непосредственно созданием станции.

Лев Ройтман:

То есть, чем вы непосредственно занялись?

Сергей Коробов:

Мы подготовили все бумаги, необходимые для предоставления: в Министерство связи, в Федеральную службу по телевидению и радиовещанию, где выдаются очень важные документы под названием "лицензии", на что уходит очень, очень много времени. Вы спрашивали, что нужно для того, чтобы создать новую станцию? Прежде всего нужно иметь очень много терпения.

Лев Ройтман:

А как насчет денег?

Сергей Коробов:

Денег тоже нужно очень много. Но, я думаю, вообще это секрет фирмы и те люди, с которыми я работал, я имею в виду люди от бизнеса, люди от денег, они в общем, конечных цифр вслух не говорили, но, я думаю, чтобы начать, чтобы закупить оборудование, нужно минимум 30-50 тысяч долларов. Это в зависимости от аппетитов - какое оборудование, какого класса хочется. Эти деньги для провинциального города немалые, каким является Петрозаводск, поэтому это проблема для тех, кто хочет создать радио. В "столицах", в Москве, возможно это проще.

Лев Ройтман.

Хорошо. Давайте мы перепрыгнем некоторые этапы. Вам, наверняка, пришлось подыскивать помещение, ибо то оборудование, которое было в конце концов закуплено, на которое были найдены деньги, нужно было где-то монтировать, где-то нужно установить, где-то нужно затем сидеть, надо поставить микрофон, то есть, надо иметь студию. Имеете вы все это, представим себе. Далее, никто, просто так, наверное, не вкладывает эти деньги и не пускается во все эти сложные операции со снятием помещения, получением лицензий, перед этим поездка в Москву, затем прохождение инстанций в Петрозаводске, в частности у вас... Ради чего?

Сергей Коробов:

У кого как: человек, который вкладывает, наверно, надеется эти деньги когда-то вернуть и более того, получать постоянную прибыль. Для людей, которые заняты непосредственно радиовещанием, как для меня в частности, деньги в данном случае важны естественно, но на втором плане. Главное - это все-таки профессиональные интересы, какой-то поиск вечного профессионального кайфа.

Лев Ройтман:

То есть, "почирикать" хочется?

Сергей Коробов:

Ну и это тоже, конечно.

Лев Ройтман:

Теперь давайте мы поговорим об организаторах, о дающих, вот эта рука дающих. Какие у них шансы получить назад свои инвестиции?

Сергей Коробов:

В условиях провинциального города, конечно, шансы получить эти деньги обратно и скоро очень не велики. Знаю, что в Москве, где крутятся огромнейшие деньги, там все-таки эти проекты коммерческих радиостанций возвращают деньги гораздо, гораздо быстрее.

Лев Ройтман:

То есть, это реклама?

Сергей Коробов:

Только реклама.

Лев Ройтман:

Только реклама. Каким образом происходит оплата программ, которые вы готовите? Или это необязательно - готовить оригинальные программы на такой радиостанции, скажем как "Европа Плюс"?

Сергей Коробов:

В общем не обязательно. Можно ограничиться только созданием местной рекламы, но и максимум еще программа, так называемая "Программа по заявкам", которая существует в сети "Европа Плюс", программа "Презент", этим можно ограничиться, в принципе, можно не идти дальше.

Лев Ройтман:

То есть, существует пакет программ, который можно взять и использовать на местном уровне. Кто готовит этот пакет?

Сергей Коробов:

Вообще, важно сказать, что есть договор с базовой станцией "Европа Плюс", например, по которому очень многое оговорено, что можно и что нельзя. И, в принципе, предполагается, что этот договор не нарушается. Это значит, что в определенное время выходит местная реклама, это значит, что в определенное время выходит местная программа. А в принципе, собственная программная деятельность зависит исключительно от интересов владельцев станции, их азарта в этой сфере и так далее. Сетевые станции не предполагают большого местного вещания. Вот если станция своя собственная, то там присутствует, действительно, программная своя местная деятельность.

Лев Ройтман:

А как обстоит вопрос с использованием передач и программ других радиостанций, в частности, ретранслируется в России большим количеством радиостанций наши передачи, передачи Би-Би-Си, передачи Голоса Америки, скажем, ретрансляция передач Радио Свобода. Может ли этим заниматься такая радиостанция в создании которой Вы изначально принимали участие?

Сергей Коробов:

Я думаю, что если бы мы изначально захотели бы ретранслировать какие-то программы Радио Свобода у себя на "Европе Плюс" в Петрозаводске, то, я думаю, нам следовало бы сначала посоветоваться с Москвой, поскольку, рано или поздно, оттуда все равно приезжают какие-то проверяющие и смотрят как же работают на местах и не нарушается ли договор. То есть, пришлось бы согласовывать с Москвой. Можно было бы и не согласовывать и смотреть, что из этого получится.

Лев Ройтман:

Сергей, радио - это средство массовой информации, радио может влиять на настроение избирателей, оно может влиять на умы, оно может при не умелом, безответственном использовании ставить людей в крайне тяжелое положение, в том случае, если информация, которую передает радиостанция, не проверена, не сбалансирована, а порой злонамеренна. Это все те сферы, в которых, я не сомневаюсь, имеются попытки оказывать давление и влияние на радиостанцию, в частности, особенно наверное в провинциальном городе, в Петрозаводске, где вы начинали. Подобные влияния имели место там, попытки?

Сергей Коробов:

Но разве что попытки, потому что мне посчастливилось жить в ситуации, когда я не испытал особого этого давления. Но были какие-то звонки о том, что вы там не совсем точно о чем-то сказали, не о том, не туда и так далее... Но, все-таки, в моей конкретной ситуации это были эпизоды, которые мне бы не хотелось называть какими-то типичными. А так, я думаю, конечно это существует. Бывают - другие забавные вещи. Коммерческое радио, как я уже сказал, оно должно выживать за счет рекламы. 96-й год. Предвыборная кампания президентская. Забавная ситуация была следующая, когда за 3 дня до окончания предвыборного срока, приходят к нам местные "жириновцы" и говорят, что "мы хотим заказать большую рекламную кампанию, у нас есть вот такая сумма". Сумма была впечатляющая, мы пошли к хозяевам, хозяева сказали: "Деньги нужно брать любым способом", мы говорим, что это "Европа Плюс", а они предлагают нам ролики, которые представляет собой такие 2-3-х минутные речи Жириновского. Мол, это вообще в рамках формата "Европы Плюс" немыслимая вещь. Но нам сказали, делайте что хотите, деньги мы эти должны заработать. Мы посидели ночь, сделали из этих 2-3 минутных роликов 30-40 секундные, что в общем тоже нарушение формата, но тем не менее. Проблема была в другом: в том, чтобы отработать ту сумму, которая нам предлагалась, ролик, устами Жириновского, должен был идти в течении 3-х дней в каждом рекламном окне, то есть, дважды в час. То есть, 3 дня я просто прятался как можно дальше от радиоприемников в эти самые минуты рекламных окон, потому что это была совершенно жуткая вещь, когда дважды в час шли речи Жириновского. Я в данном случае не хочу ничего сказать плохо о нем, но как факт, деньги коммерческое радио зарабатывает как может, особенно в провинции от денег не отказываются.

Лев Ройтман:

А как сложилась, скажем, деловая, коммерческая судьба тех, кто был инвесторами?

Сергей Коробов:

Человек, с которым я начинал "Европу Плюс" в Петрозаводске, я не буду вдаваться в подробности, но он сейчас находится под следствием. Он начинал это дело, не располагая все-таки достаточной суммой денег, он взял в долг, и потом, когда пришло время отдавать у него не было денег, он влез в разные операции, связанные с лесом и на них погорел. Подробностей я не знаю, но вот он сейчас находится под следствием и ему грозит от 5 до 10 лет. Но это частный случай, но тем не менее характеризует ситуацию в России, когда смелые и авантюристичные люди (мне до сих пор не понятно зачем он влез в эти дела, не имея денег), они в конце-концов заканчивают не очень хорошо, хотя, естественно, я думаю, есть более приятные результаты у кого-то.

Лев Ройтман:

Наверняка никто не планирует с подобным итогом выйти из радиодеятельности.

Сергей Коробов:

Важно очень заметить, что о том, что на уровне Петрозаводска, а в городе 3 действующих коммерческих станции, все выживают весьма трудно, чуть-чуть над нулем. Только, наверное, из любви к искусству они еще продолжают как-то жить. Я не говорю о больших городах - там другая жизнь, другие деньги и другие возможности.

Лев Ройтман:

Но когда Вас пригласили, скажем, консультантом в Вологду, то, наверняка, там были радужные планы у создателей радиостанции, в частности "Ностальжи", Вы сказали?

Сергей Коробов:

Нет, "Европа Плюс" и в Череповце "Модерн". Но Вы знаете, там, как ни странно, более удачная экономическая ситуация в Вологде и удивительно предприимчивые хозяева этой станции, то есть они в короткие сроки вышли на очень приличные доходы от рекламы, буквально за 5 месяцев на очень приличные суммы. И там все идет очень неплохо, если бы только не то, что случилось сейчас. Это подкосило очень многих, доходы от рекламы катастрофически уменьшились везде.

Лев Ройтман:

В этой связи чисто практический вопрос: создатели этой радиостанции, авторы этого радиопроекта в Вологде, они пришли в этот проект без делового опыта или и с опытом, и с деньгами, и с другими коммерческими интересами в других сферах деятельности, как это там обстояло? Или они чистые радиопредприниматели, скажем так?

Сергей Коробов:

Нет, нет. Это очень часто происходит. Это вообще люди, которые до того занимались каким-то другим бизнесом, они занимались торговлей или еще чем-то. Естественно, заработали какие-то деньги и им захотелось пойти дальше, они не хотели стоять на месте и отсюда радиобизнес, который им виделся как очень перспективный.

Лев Ройтман:

Они каким-то образом комбинируют свою коммерческую деятельность вне радио?

Сергей Коробов:

Да, они продолжают заниматься другим бизнесом, и радио это один из кубиков в их системе.

Лев Ройтман:

И это радио по всей видимости используется и как двигатель рекламы для них?

Сергей Коробов:

Собственной, да, безусловно. Особенно если речь идет о магазинах, то это само собой.

Лев Ройтман:

Теперь я хочу вернуться назад. Вы сказали о том, что получение лицензий заняло у вас долгие месяцы. Почему?

Сергей Коробов:

Когда я этим занимался в 93-94-м году, тогда вообще только начиналось, и не было отлаженной системы - как это должно происходить. Сейчас, возможно, на это уходит и меньше времени, у нас это заняло 16 месяцев. Но тут я могу похвастаться, это может быть заняло бы даже больше времени, но я сделал кое-что, что позволило это убыстрить. В частности, когда на очереди стояло получение лицензии Министерства связи, я обратился к нашему тогдашнему председателю правительства, пришел к нему на прием и попросил посодействовать в письме на имя министра связи России, чтобы как-то убыстрить. Удивительно, но это получилось, это действительно помогло. Далее, так как Карелия находится рядом с Финляндией, как ни странно, надо согласовывать создание станции с Финляндией, я не очень разбираюсь в этом технически - дабы станция не вылезала за границу, я опять же пришел к министру внешних связей Карелии и попросил, если это возможно, сделать такое письмо на имя министра связи и транспорта Финляндии, дабы ускорить процесс согласования. Вот это все значительно сократило бюрократическую волокиту нам.

Лев Ройтман:

То есть, иными словами, Сергей, давайте сейчас забудем о содержании этих писем, Вы воспользовались своими личными возможностями, Вы были журналистом в Петрозаводске, Вы, по-видимому, кого-то знали и использовали свои личные возможности для того, чтобы ускорить получение лицензий. Но, а в том случае, если кто-то не располагает подобными знакомствами, может быть не стоит им...

Сергей Коробов:

Не стоит что?

Лев Ройтман:

... приниматься за создание радиостанций ?

Сергей Коробов:

Нет, ни в коем случае, ни в коем случае. Это безумно интересное дело, и заниматься этим стоит.

Лев Ройтман:

Теперь давайте пойдем на один шаг дальше. Давайте мы перейдем еще ближе к реальной жизни. То, что в России существует коррупция во власти - это секрет полишинеля, вот не называя никаких имен, связана ли подобная деятельность подготовительная для начала частной радиостанции, попросту говоря, со взятками?

Сергей Коробов:

Но вопрос сложен. потому что мне лично с этим сталкиваться не приходилось, к счастью.

Лев Ройтман:

Но вот и прекрасно. Ваш опыт о чем говорит?

Сергей Коробов:

Мой опыт говорит о том, что можно обойтись без взятки.

Лев Ройтман:

Как?

Сергей Коробов:

Нужно набраться терпения и ждать.

Лев Ройтман:

Как долго?

Сергей Коробов:

"Европа Плюс" в Петрозаводске, от идеи до первого дня, первой секунды вещания - 16 месяцев прошло, тогда - 93-94-й год.

Лев Ройтман:

А как дело обстоит сейчас?

Сергей Коробов:

Сейчас можно уложиться в более короткие сроки.

Лев Ройтман:

Рекомендуете ли Вы заняться созданием радиостанции частной?

Сергей Коробов:

Я рекомендую, безусловно. Есть люди, которые созданы жизнью для того, чтобы заниматься этим. Конечно же они должны занять свою жизненную нишу и сидеть у микрофона или быть рекламщиком и так далее. Заниматься, заниматься и заниматься...

Лев Ройтман:

Ну что ж, Сергей, насколько я понимаю Вашу позицию, тем для кого в этом жизненное призвание Вы рекомендуете не опасаться и пытаться.

XS
SM
MD
LG