Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юбилей Радио Свобода

  • Григорий Гилевич

Программу ведут из Екатеринбурга Григорий Гилевич и Евгения Назарец. Участвуют директор Русской службы Радио Свобода Марио Корти и журналист Виктор Белимов.

Григорий Гилевич: В прямом эфире программа "Слушаем радио", в которой сегодня принимает участие директор Русской службы Радио Свобода Марио Корти. Программа выходит из екатеринбургского бюро Радио Свобода. В студии кроме меня присутствует журналист Виктор Белимов, главный редактор регионального приложения "Эксперт-Урал". Мы начинаем разговор с нашим гостем. У нас уже есть вопросы слушателей с пейджера, которые присылались заранее. Наверное, будут телефонные звонки. Но пока я позволю себе задать первый вопрос. Марио, 50 лет в эфире, не вы, а Радио Свобода, конечно, слова "говорит Радио Свобода", впервые сказанные 1 марта 1953-го года, и сегодня - 1 марта 2003-го - они звучат по-разному, не столько по качеству звучания, сколько по качеству, я бы сказал, пространства в котором работает Радио Свобода, по смыслу, по интонации. Каковы, на ваш взгляд, главные изменения за эти пять десятков лет, которые произошли на Радио Свобода?

Марио Корти: Вы знаете, что наша история собственно совпадает с историей России. Но я бы хотел сначала просто сказать, что я чрезвычайно рад, что я отмечаю 50-летие здесь в Екатеринбурге, это, конечно, случайность, но она, по-моему, символична. Поэтому главное событие совпадает с главными событиями. Вот, мы скоро отметим 50-летие со дня смерти Сталина. Вот, от смерти Сталина через ХХ съезд, подавление венгерского восстания, ну и еще через много лет - Пражская весна, оккупации Чехословакии... Но самое главное, конечно, это период гласности и перестройки. Почему я об этом говорю - потому что произошла перестройка, а мы на это все смотрели с Запада, нам не верилось, и я не верю, тем, тогда назывались кремленологами, советологам, которые говорили: "А мы это предвидели". Никто не предвидел, никто не предсказывал. В самом деле, никто из нас не мог себе представить, что это произойдет. Я как раз был тогда большим поклонником писателя Александра Зиновьева и попал под влияние "Зияющих высот", и я думал, что это вечно, и что это будет во всем мире, и когда это произошло, нам привыкать к этому, к тому, что все изменилось, то есть, нам пришлось перестраиваться, причем перестраиваться в голове, и этот процесс занял несколько лет. Вот это было главное событие. А потом уже - появление средств массовой информации в России, независимых радиостанций, телевидения, и вот нам пришлось как бы адаптироваться и конкурировать, мы стали одним из средств массовой информации. А тогда мы были, наверное, наряду с другими иностранными радиостанциями, единственной альтернативной.

Григорий Гилевич: Спасибо за ответ. У нас довольно много пейджинговых сообщений, очень много поздравлений. Сейчас несколько из них: "Поздравляю с 50-летием, очень люблю ваше радио. Иконников Александр Олегович". Вот вопрос, будет ли "Свобода" существовать еще через 50 лет - спрашивает москвичка Анна Николаевна.

Марио Корти: Не могу сказать. Если говорить о том, какую задачу выполняет и выполняло Радио Свобода за последние 50 лет, я надеюсь, она будет существовать, но она будет существовать в пространстве, полном свободы слова и мнений. Если она будет существовать, потому что с этим здесь будут проблемы, так это нежелательно.

Виктор Белимов: Марио, у меня вот какой вопрос: сейчас, некоторые говорят, что после 11 сентября, но мне кажется, это было раньше, возникает новое понимание свободы, что защита свободы человека от коммунизма - это одно, а защита свободы, скажем, индейцев в Латинской Америке от американских олигархических структур - это как бы тоже защита свободы, защита Лимонова - это тоже защита свободы. Как в связи с последними событиями, которые происходят в нашей стране и в целом мире, в условиях как бы антиглобализма, меняется понимание свободы и защиты свободы на радиостанции "Свобода"?

Марио Корти: На радиостанции "Свобода", по-моему, не меняется, меняется мир вокруг. У нас все-таки давняя традиция. Мы сами были как бы проводником, а боролись за свободу, в том числе и свободу слова, граждане в этой стране, я имею в виду правозащитников, которые на свой страх и риск осуществляли право на свое мнение явочным порядком, и за это получали иногда и большие сроки. Радио Свобода передавала, была усилителем этих голосов, которые возникали в этой стране. То есть, Радио Свобода, в отличие от того, что могут некоторые думать, от распространенного мнения, была иностранной радиостанцией, но голоса, которые мы распространяли, это были голоса советских граждан.

Григорий Гилевич: Вот с пейджера еще вопрос: перечислите известных в России людей, которые когда-то работали на Радио Свобода, спрашивает Нина Петровна из Москвы.

Марио Корти: Вы знаете, я могу сказать одно: говорят, что мы, Радио Свобода, содействовало что ли падению коммунизма. Я скажу, со своей стороны: Радио Свобода стало частью культурного наследия этой страны. И эти имена и говорят именно об этом. Я могу напомнить имена Георгия Адамовича, Гайто Газданова, Виктора Франка, протоиерея Александра Шмемана, это те голоса, которые звучали у нас в эфире, Сергей Довлатов, Александр Галич, который работал у нас несколько лет. Такие имена.

Григорий Гилевич: У нас телефонный звонок.

Жанна Шитова: Меня зовут Шитова Жанна, я из Екатеринбурга. Я считаю, Марио, что наиболее интересные на "Свободе" - программы, посвященные экономике, науке и медицине и подготовленные в нью-йоркском корпункте Радио Свобода, но в Екатеринбурге, например, они идут в самое неудачное время - 15-20 минут до шести утра. Нельзя ли нам слышать их днем, когда по два-три раза в день вы гоняете одни и те же спортивные программы, или пускаете комментарии...

Марио Корти: Конечно, это очень сложный вопрос. Да, действительно мы завидуем работе наших нью-йоркских коллег, они действительно очень хорошо работают. Я знаю, что особенно "По следам Эскулапа", "Наука и техника наших дней" - это очень важные, интересные и популярные программы. Но мы вещаем на всю территорию России, и, конечно, мы исходим из того, вы понимаете, что есть часовые пояса, это очень все сложно. Но мы думаем о каких-то вариантах. Может быть, о том, чтобы у нас расписание было другое в одном поясе. Скажем, три, по-английски говорят, "стрима", чтобы было местное вещание со своим расписанием, скажем, на Урале, на Дальнем Востоке, в Сибири и в европейской России. Если нам удастся это сделать, то, конечно, самые популярные программы будут передаваться в прайм-тайм в каждом из этих регионов.

Григорий Гилевич: То есть, нашей слушательнице Жанне есть на что надеяться.

Марио Корти: Есть, но нескоро, конечно.

Григорий Гилевич: Еще вопрос такого характера: "Уважаемые господа, являясь постоянным слушателем Радио Свобода, я предлагаю обсудить следующее: вы в своих передачах подаете как аксимому то, что все беды в России от недостатка истинной демократии. Я предлагаю заменить эту аксиому: развитые в экономическом отношении страны могут позволить себе такую роскошь, как демократия. Возможно, в нынешнем состоянии она помогает им развиваться и дальше. Аналогия - умные и богатые летают на самолетах, а бедные и глупые плетутся в телегах. Прон Владимир Викторович", - судя по телефону, из Москвы.

Марио Корти: Вы знаете, это давняя дилемма. Я не согласен с этой постановкой вопроса, потому что история демократии - она довольно давняя история. Демократия - это завоевание, в первую очередь, и в свое время, чтобы добиться каких то свобод, устраивали и восстания, и рубили головы королям, и американцы устроили американскую революцию, воевали с британцами, и помните французскую революцию. И тогда всех этих экономических условий не было, и сначала люди, конечно, боролись за свободу, потому что свобода неделима, это и свобода частной инициативы, и свобода предпринимательства, но это - свобода, связанная еще со свободой слова, передвижения, и так далее, и тому подобное, это вот такие общие рамки, без которых и экономика не функционирует. Потому я бы не сказал, что это роскошь. Это другой аспект одной и той же проблемы.

Григорий Гилевич: Марио, скажите, цензура - понятие негативного свойства, по определению со знаком минус, или вы допускаете, что цензура может быть и необходимой в ряде случаев?

Марио Корти: Нет, я не допускаю. Я допускаю только самоограничение в каком-то смысле. Я считаю, что свобода слова, и вы знаете, мы сегодня говорили с журналистами об этом, я приводил цитату. Вы знаете, что вокруг свободы слова были споры, когда происходило становление Соединенных Штатов, и Томас Джефферсон боролся за принятие первой поправки в Конституцию. Что говорит первая поправка - что Конгресс, избранные народом депутаты и Сенат не имеют права выпустить закон, ограничивающий свободу слова, которая зафиксирована в Конституции. И Джефферсон говорил: "Если бы мне было предоставлено право решать, иметь ли нам правительство без свободной прессы или свободную прессу без правительства - я бы предпочел последний вариант".

Григорий Гилевич: Красноречиво... У нас еще один звонок. Здравствуйте, слушаем вас.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, вам звонит из Екатеринбурга один молодой человек, которому недавно исполнилось 90.

Григорий Гилевич: Пожалуйста, представьтесь.

Слушатель: И 50 лет, даже больше, я слушаю "Голос Америки", а потом "Свободу". У меня такой вопрос: вот я хотел бы, чтобы микрофон ваш дали таким русским американцам, любого поколения, начиная со Зворыкина, Сикорский, и которые недавно. Вот, скажем, у меня племянница сейчас замужем за... внуком вашего знаменитого поэта-народника. Так вот, такие встречи замечательные, с русскими людьми, которые сейчас обосновались в Америке и взахлеб хвалят ее - выступали бы почаще, не с точки зрения агитации, а с точки зрения правды, истины.

Марио Корти: Если я правильно понял вопрос, речь идет о российской эмиграции, в том числе культурной эмиграции, вы знаете, у нас есть сотрудник с такой фамилией Иван Толстой, внук Алексея Толстого, который именно это и собирает, и занимается, проводит сейчас интервью с людьми, представителями русской культуры, которые уходят. Он был в Америке, он был во всех европейских странах, собирается снова поехать в США и задавать им вопросы, брать интервью, их голоса прозвучат у нас.

Виктор Белимов: У меня есть вопрос вот какого плана: добровольное прекращение вещания Радио Свобода - это своего рода лакмусовая бумажка для политической системы той или иной страны. В свое время прекращение вещания в Чехии - это было как бы событием на политическом небосклоне этой страны. В этом смысле, какие критерии существуют, и какие страны СНГ находятся на том этапе, когда Радио Свобода не вещала бы на их территорию?

Марио Корти: Вы затрагиваете очень больную тему для моих коллег. Дело в том, что речь сейчас идет о закрытии трех служб, которые вещают на три балтийские страны, и о закрытии румынской, болгарской и словацкой службы, в данном случае критерий - это не добровольное, разумеется, это решает Конгресс США, критерий такой: эти страны скоро станут членами ЕС и НАТО.

Григорий Гилевич: Еще с пейджера: "Пространство, из которого, и это не преувеличение, миллионы мыслящих граждан России черпают силу жить. Еще раз поздравляю вас с юбилеем. Борис Ротрновский, Москва". Я ничего не выдумываю, действительно на пейджер приходят большей частью очень позитивные какие-то отклики и поздравления. Еще Глеб из Москвы: "Хотелось бы, чтобы были музыкальные заставки тех времен, а передача у вас хорошая", - вот такая оценка, я не очень понял, каких времен.

Марио Корти: Музыкальные заставки тех времен вы услышите сегодня. У нас сегодня 6-7 часов будет посвящено нашему 50-летию, и прозвучали уже, и прозвучат еще, во-первых, первые слова, которые были произнесены на волнах Радио Свобода, кажется, это: "Слушайте, слушайте", - что-то в этом роде, вот этим декламаторным голосом, стилистика была другая, тогда, как и советская, в том числе. И мы будем давать примеры того, как мы звучали в разное время.

Евгения Назарец: В эфире вторая часть программы "Слушаем радио". Два часа назад мой коллега Григорий Гилевич и директор Русской службы Радио Свобода Марио Корти уже начали разговор о радио вообще и Радио Свобода в частности, и начали отвечать на вопросы наших слушателей. Марио Корти снова у микрофона... Символично, что премьера программы "Слушаем радио" на волнах Радио Свобода выходит в эфир 1 марта, в день, когда Радио Свобода отмечает свое 50-летие. Как обычно, в таких случаях поздравления бывают похожие друг на друга, а пожелания и критика могут составить тему для беседы. Все-таки, не все поздравления так уж однотипны. Хотелось бы начать вторую часть программы с одного из них - оно пришло в стихах: "Пришла пора, мой друг, делиться коркой хлеба, пришла пора делиться всем, что есть. Не говори, с кем был ты и с кем не был, скажи мне просто, что ты есть. Спасибо вам за то, что вы есть! Слушаю Радио Свобода с 1953-го года. Юрий Барышников". Марио, приятно, наверное, слушать такие поздравления в день 50-летия Радио Свобода, хоть вы на ней работаете и не 50 лет.

Марио Корти: Да, конечно. Было несколько таких стихов, и поздравления у нас появляются на Интернете, и на пейджере. Все дело в том, что, оказывается, я сейчас здесь нахожусь в Екатеринбурге, и у меня много коллег, и мне не удалось их поздравить с 50-летием, и я хотел бы моих коллег поздравить сейчас, и пражских, и московских.

Евгения Назарец: Поздравляем всех коллег. Песню ставить не будем, но вот стихотворение прочитали. Обычно после поздравления ставят какую-нибудь песню... И еще один вопрос позволю задать от себя, или, скажем, от сотрудников Радио Свобода в Екатеринбурге: есть ли у всех сотрудников этой радиокомпании некое представление, или собирательный коллективный портрет слушателя, как вы себе его представляете, кто он каков, сколько ему лет, о чем он думает?

Марио Корти: Ну, есть исследования, как мы представляем, все дело в том, что Радио Свобода - это глобальное радио, и оно отличается тем, что у нас много личностей. И у нас вот, у каждого из нас, есть свое мнение. И оно иногда вызывает даже резкую полемику между нами. Есть слушатели, одни, которые очень любят наши культурные передачи, другие только слушают информацию, "Либерти Лайв", и так далее. В принципе, на основании исследований, которые я знаю, нас слушают представители интеллигенции, люди с высшим образованием, от 35 до 50 и старше.

Евгения Назарец: Насколько соответствуют эти представления, составленные с помощью социологов, истинной карте, может, мы лучше поймем, приступив к ответам на вопросы радиослушателей. Действительно, из того, что поступило на пейджер, те вопросы, которые поступили, действительно среди слушателей есть люди противоположных настроений и мнений. Один из вопросов, который автор продублировал три раза на пейджер, касается того, что неграмотно говорят молодые журналисты на Радио Свобода: "Можете ли вы оправдать катастрофическое падение элементарной грамотности ваших молодых журналистов? Знаменитая писательница когда-то сказала: безграмотное изложение мыслей и идей дискредитирует их благородное содержание и сводит на нет их звучание". Прежде, чем вы начнете отвечать на этот вопрос, отмечу, что есть и противоположное мнение - о том, что очень хорошо говорят журналисты и авторы Радио Свобода.

Марио Корти: У нас много журналистов. Должен сказать, что я слушал, конечно, нас хвалят, мы получаем множество писем, за то, что у нас довольно чистый русский язык. Я не говорю о себе теперь. Вот слушатель, который критикует, может быть, имеет в виду меня, но я иностранец. Что касается молодых журналистов, ну, может быть, у нас иногда и бывают ошибки. Однако, мы работаем над этим.

Евгения Назарец: У нас телефонный звонок, здравствуйте, вы в эфире.

Мурат Идрисов: Здравствуйте. Это Мурат Идрисов из Екатеринбурга. У меня, может, не совсем праздничный вопрос, но не считаете ли вы в связи с закрытием ваших служб в Восточной Европе, что вы просто, может, становитесь не нужны Америке? Потому что холодная война окончилась, и сейчас, наверное, Америку больше интересует иракская нефть и построение нового мирового порядка, чем права человека и демократия.

Марио Корти: Мурат, нелегко, конечно, ответить на этот вопрос. У нас такая традиция, и да, действительно, возможно, некоторые службы будут закрываться, но это связано с тем, что они добились некоей демократии, я имею в виду балтийские страны. Конечно, есть много проблем. Например, европейское сообщество критикует Латвию за то, что права русского населения, не могу сказать, чтобы русское население преследовалось, но есть определенные и трудности, связанные с гражданством, например. Но все дело в том, что вот все эти страны скоро будут членами ЕС, и, конечно, им придется принимать законодательство, которое будет соответствовать требованиям ЕС, кроме того, они скоро будут членами НАТО, и потому считается, что вещания на эти страны как бы и не нужно, потому что сами имеют свои средства массовой информации, вполне демократичные.

Евгения Назарец: Марио, один из вопросов, поступивших на пейджер, возможно, взаимосвязан с тем, на который вы отвечали. Он звучит так: "Ваше содействие в развале СССР известно, каковы ваши основные цели сегодня?" Это Юрий из Москвы спрашивает.

Марио Корти: Наши цели, собственно, такие, я бы не сказал, что мы уж так содействовали развалу Советского Союза, может быть, но это был скромный вклад. Было множество других причин, почему развалился СССР, в том числе и экономических. Мы - глобальная радиостанция. Мы очень большое внимание уделяем проблемам прав человека, не только в России, но и во всем мире. Это такая наша традиция. В отличие от других радиостанций и других электронных средств массовой информации, например, телевидения, все-таки, мы - глобальная радиостанция, у нас бюро в Нью-Йорке, Вашингтоне, множество корреспондентов, мы освещаем конфликты во всем мире. У нас есть сеть корреспондентов в России, которой ни у кого нет, столько корреспондентов и столько внимания регионам ни одно другое средство массовой информации не уделяет, в этом смысле мы отличаемся, и я бы сказал, то, что нас слушает и немало слушателей - Радио Свобода - говорит о том, что мы еще нужны.

Евгения Назарец: Есть группа целая вопросов относительно планов. Такой традиционный вопрос для юбиляра - какие планы на будущее , 50 лет Радио Свобода, спрашивают о планах. Сам факт появления нашей программы уже отчасти ответ на этот вопрос, вот новая программа появилась, и все-таки, есть еще какие-то планы?

Марио Корти: Да, конечно, есть планы. Все дело в том, что радиовещание быстро развивается, становится более современным, и мы тоже стараемся. Несколько месяцев тому назад мы начали интерактивные передачи. Вот раньше у нас не было таких передач, в которых участвовали бы наши слушатели, звонили, сейчас это все есть. Я помню, вот сегодня на пейджере был вопрос, у нас вот была передача, ведущая была Молли Гордин, и она была очень популярна, но был такой случай, она была убита, и задали вопрос, известно ли, раскрыла ли полиция в Чехии и Германии? (Расследование проводится и в Чехии, и в Германии). Нет, ничего неизвестно, неизвестны причины. Так вот, мы начали передачу "Личное дело", довольно похожую на передачу, которую вела Молли.

Евгения Назарец: Кстати, о таких программах хотелось мне задать вопрос, может, обобщить отчасти какие-то вопросы, которые попадались среди сообщений на пейджер: заметно, что Радио Свобода в последнее время в новых программах или вообще, в рамках программ, существующих давно, все больше внимания стало уделять личному, выразимся так. Это - какое-то определенное стремление обдуманное, или это интуитивно получилось - стало больше разговоров о личном?

Марио Корти: Это, видимо, и то, и другое. Конечно, вы понимаете, радио - это особая драматургия, что ли. Радио интересно и вызывает интерес именно потому, что оно дает возможность говорить о жизни индивидов, о том вот, что их волнует. Понимаете, просто чистая информация такая, что ли, я бы не сказал, объективная, такая холодная, одна точка зрения, противоположная точка зрения... А вот чем живут люди, чем живут слушатели, это, конечно, интересно. И - какие вопросы в одном регионе, какие в другом, и это все мы вот распространяем, вот интересно, что происходит, как решаются вопросы в одном, как решаются в другом.

Евгения Назарец: У нас звонок. Здравствуйте. вы в эфире.

Александр: Здравствуйте, меня звать Александр, я звоню из Вены. У меня такой вопрос: после ухода Савика Шустера мне показалась, что политика русскоязычной редакции значительно изменилась, как-то сгладилась, что ли, стала не столь зубастой, и, кроме того, сам уход Шустера никак на станции не освещался. Господин Корти, ответьте пожалуйста на этот вопрос. Спасибо.

Евгения Назарец: Вопрос из разряда традиционных для таких эфиров.

Марио Корти: Ну, мне трудно сейчас судить насчет "зубастой", "незубастой", однако, уход Савика был освещен в средствах массовой информации российских, и я давал интервью, у меня интервью скажем, в "Московских новостях" и это интервью было посвящено именно увольнению Савитка Шустера. И сегодня тоже пришел вопрос на пейджер - вот, не потеря ли уход Савика Шустера для Радио Свобода? Я должен сказать, что да, потеря. Но его увольнение связано с неким конфликтов интересов. Он предпочел работать на НТВ. И, собственно, это достижение НТВ, почему потеря? Это выигрыш. Савик сделал карьеру, я могу сказать, ничего плохого в этом нет.

Евгения Назарец: В связи с этим обобщающий вопрос: что вообще на Радио Свобода может стать поводом, чтобы радиостанция рассталась с каким-то из своих сотрудников, либо радиостанция, либо он сам? Можно ответить на этот вопрос, как-то емко, коротко? Я знаю, что некоторые корреспонденты перестали с нами работать.

Марио Корти: Давайте говорить о случае с Савиком Шустером. Вы все помните. Это проблема доверия со стороны наших слушателей. Я думаю, что все помнят, как он освещал то, что он сам называл "захватом НТВ". И это в течение трех недель он это называл "захватом", и он критиковал этот захват, и считал, что это является покушением на свободу слова. Вот, после трех недель он вдруг решил, что это не так, что вот, экономические причины, и решил, что он будет с НТВ сотрудничать, тогда, как в самом начале, причем он выступал на телевидении, он призывал журналистов НТВ бойкотировать работу НТВ. Вот, в течение одного дня он изменил мнение и даже не просил извинения у наших радиослушателей: "Извините, я не понял ситуации", - нет, абсолютно. И вот это одна из причин, почему мы расстались с Савиком.

Евгения Назарец: В прямой эфир поступил еще один звонок от радиослушателя, здравствуйте.

Андрей Юдин: Здравствуйте, это Андрей Юдин, я говорю из Липецка, это ваш внештатный региональный автор, я хотел бы задать Марио Корти вопрос: будет ли развиваться городское вещание в регионах, поскольку создалась определенная аудитория, которая с появлением ваших корреспондентов все большее внимание уделяет этой радиостанции, и меня очень часто спрашивают, а на каких частотах можно послушать более качественно Радио Свободу?

Марио Корти: Я не уверен, что я правильно понял вопрос, но да, это так, мы очень много эфирного времени посвящаем регионам. Мы, я и мои коллеги, думаем о том, что, может быть, в недалеком будущем, может, через год, нам удастся начинать вещание именно местное, чтобы открыть окошко, что ли, в нашем вещании в отдельных регионах, и вот, то ли час будет передаваться и посвящаться темам, которые касаются того или иного региона, только в этом регионе.

Евгения Назарец: Марио, есть еще группа вопросов, которые касаются частности, но, видимо, это все-таки волнует наших радиослушателей. Например, одному кажутся слишком длинными спортивные программы. Несколько человек отмечают, что сетка вещания Радио Свобода в их регионе неудобна. Насколько можно влиять на эти моменты, совершенствовать? Казалось бы, детали, тем не менее, они слушателей раздражают.

Марио Корти: Кого раздражают, кого не раздражают. Например, очень много слушателей хвалят наши спортивные программы, они отличаются от освещения спортивных событий другими средствами массовой информации, мы будем продолжать спорить, если мы поймем, что поступаем неправильно, то будут соответствующие изменения.



См. также
- Программы, посвященные 50-летию Радио Свобода
- Читатели и слушатели поздравляют Радио Свобода с 50-летием

XS
SM
MD
LG