Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Важные испытания противоспидной вакцины. Генетическая революция - следующие 50 лет


Темы передачи: испытания американской противоспидной вакцины, генетическая революция на протяжении следующих 50 лет, а также короткие медицинские новости.

Евгений Муслин: Разработка эффективных вакцин против СПИДа ведется уже много лет. Совершенно очевидно, что только вакцинация лиц особого риска заражения, а в некоторых районах земного шара - массовая вакцинация, может остановить распространение этой тяжелейшей и опаснейшей инфекции, непонятно откуда обрушившейся на человечество 20 с небольшим лет тому назад. До сих пор более или менее эффективных вакцин нет, и потому понятен огромный интерес не только специалистов, но и всех средств массовой информации к результатам первой крупномасштабной проверки такой вакцины, приготовленной американской биотехнологической компанией "ВаксГен". Мы попросили рассказать об итогах этой важной работы профессора Даниила Голубева.

Даниил Голубев: Завершившееся исследование действительно имеет большое значение во всей стратегии дальнейшей борьбы со СПИДом в мировом масштабе. Впервые полностью завершена 3-я (финальная) - по классификации FDA - федерального агентства США по проверке пищевых продуктов и лекарственных средств - финальная стадия так называемых "полевых" испытаний нового вакцинного препарата "ЭйдсВакс", точнее - пока еще кандидата в новую вакцину компании "ВаксГен". Исследование проводилось в течение 4-х лет, и под наблюдением находились более 5000 взрослых людей высокого риска заражения.

Евгений Муслин: Поясните, пожалуйста, что значит "финальная 3-ья стадия" испытаний и как реально была организована такая масштабная работа?

Даниил Голубев: Всего было взято под наблюдение 5400 человек. 5100 из них были мужчинами гомосексуальной ориентации, вступавшими в половые контакты со многими другими мужчинами. Остальные 300 человек были женщинами, имевшими высокий риск заражения при гетеросексуальных половых контактах. Каждый из наблюдаемых на момент начала исследования не был носителем вируса иммунодефицита человека и не содержал антител к этому возбудителю. То есть до начала испытаний они с ВИЧ не встречались.

Исследование проводилось в 59 различных местах. Большинство из них было на территории США, но также и в Канаде, Пуэрто-Рико и Нидерландах. Две трети всех наблюдаемых в течение первых 3-х лет получили 7 инъекций вакцины "ЭйдсВакс", остальная треть - препарат-заменитель - плацебо. Вакцина "Эйдс-Вакс" представляет собой полученный генно-инженерным способом один из поверхностных белков вируса иммунодефицита человека, который и вызывает в организме привитого иммунизаторный эффект, то есть выработку антител. Сам по себе этот белок вызвать инфекцию не может, то есть вакцина безвредна.

Необходимо отметить, что ни сами вакцинируемые, ни вакцинаторы не знали проавды о реальном содержании препарата, то есть, не знали, прививалась ли действительно вакцина или только плацебо. Все и от всех было тщательно зашифровано. Расшифровка и выяснение того, что же реально получилось в итоге проведения такой гигантской многолетней работы, было осуществлено только по завершении всех исследований 15 февраля группой ответственных сотрудников компании и независимых аналитиков в условиях строжайшей конспирации. Всё это называется "двойным слепым" контролем и только таким путем можно получить действительно объективные данные, свободные от индивидуальных пристрастий, и только полученные этим методом данные принимаются во внимание и учитываются и FDA, и Всемирной Организацией Здравоохранения.

Евгений Муслин: А как живут люди, находящиеся под наблюдением после начала исследования, то есть после первой вакцинации -ведь речь идет о большом периоде времени, 4 года?

Даниил Голубев: Естественно, что они продолжают жить своей обычной жизнью, в тех же условиях существования - никто их никуда не изолирует и ни к чему не принуждает. Им, конечно, настоятельно рекомендуют заниматься "безопасным" сексом и информируют о соответствующих приемах и методах, но за ними остается право прислушиваться к этим рекомендациям или нет. Это испытание потому и называется "полевым", что проводится не в экспериментальной клинике, а в реальных условиях жизни людей. Собственно, главная задача в том и состоит, чтобы выявить возможность профилактики СПИДа с помощью тех или иных вакцин у реальных людей в реальных условиях их жизни.

Евгений Муслин: Ну и каковыми же оказались возможности такого рода профилактики с помощью вакцины "ЭйдсВакс"?

Даниил Голубев: Суммарные результаты были крайне разочаровывающими. За прошедшие 4 года в группе получавших плацебо инфицировались ВИЧ 5,8 процента наблюдаемых, а в группе вакцинированных - 5,7 процента. Разница между ними статистически недостоверна. Неудивительно, что первая реакция на это сообщение была крайне отрицательной, что не замедлило отразиться на стоимости акций компании "ВаксГен" на бирже.

Евгений Муслин: Можно ли назвать всю эту работу полностью неудачной?

Даниил Голубев: К счастью, оказалось, что это не совсем так. Суммарные результаты действительно были плохими, но когда обследуемых разделили по группам определенной этнической принадлежности, то эти результаты представились совсем иными. Так, среди афро-американцев, получивших истинную вакцину, инфицировались ВИЧ за 4 года только 2 процента наблюдаемых, в то время как среди получавших плацебо - 8,1 процента. Разница - четырехкратная! Среди выходцев из Азии аналогичные показатели соответственно составляют 3,8 и 10,0 процентов, а по всей группе нацменьшинств вместе - 3,7 и 9,9 процента. Иными словами: среди этой категории испытуемых вероятность заражения ВИЧ вследствие вакцинации резко снизилась, эффективность вакцинации равна 66.8 процентам.

Евгений Муслин: Как же можно объяснить такую неожиданную избирательность и что из этого следует?

Даниил Голубев: Окончательно этот вопрос не выяснен. Неудивительно, что сразу же обнаружились скептики, считающие, что выявленные особенности обусловлены социально-бытовыми условиями, в которых живут представители нацменьшинств, а не различиями в действии на них вакцин. Но сотрудники компании "ВаксГен" показали, что устойчивость к заражению ВИЧ в группе представителей нацменьшинств четко коррелировала с большим титром антител, вырабатываемых в их организме, сравнительно с добровольцами, принадлежащими к группе белых американцев или выходцев из Латинской Америки. А вот зависимость иммунологической реакции от расовых особенностей - явление вполне понятное. Кстати, не вызывает же удивления большая чувствительность африканцев к вирусу иммунодефицита человека, чем жителей других стран и континентов?

Евгений Муслин: Так может быть, вакцина "ЭйдсВакс" может стать специфическим препаратом именно для Африки, где, как известно, эта инфекция представляет собой смертельную угрозу для миллионов людей?

Даниил Голубев: С надеждой на такую возможность выступил представитель ООН доктор Эспарза, высоко оценивший результаты работы специалистов компании "ВаксГен". Но для окончательного вывода такого рода пока оснований недостаточно. Дело в том, что количество добровольцев из числа нацменьшинств в проделанной работе было невелико - всего 500 человек. Хотя полученные различия между добровольцами, привитыми вакциной "ЭйдсВакс" и контрольными (получившими плацебо) - статистически достоверны, количественная выборка в целом недостаточна для окончательных выводов. Необходимы дополнительные исследования с учетом полученных данных. И эти исследования на 2-х с половиной тысячах добровольцев из представителей нацменьшинств уже проводятся.

Евгений Муслин: Как можно оценить в целом полученные данные?

Даниил Голубев: Самое главное состоит в том, что под влиянием вакцинации в реальных - и, будем называть вещи своими именами, крайне опасных для заражения ВИЧ условиях, которые характеризуют жизнь людей высокого риска этого заражения, вероятность заболевания СПИДом какой-то группы людей можно достоверно уменьшить. И это не умозрительные расчеты, это итог большой и весьма точной работы. Это показано впервые, и это вселяет надежды на успех вакцинопрофилактики СПИДа в недалеком будущем.

Лилия Шукаева: Генно-инженерная технология и ее применения в медицине и сельском хозяйстве, прогресс в судебной медицине, первые удачи генной терапии, и так далее, и тому подобное - никто не оспаривает грандиозных достижений генетической науки за 50 лет, прошедших после открытия Уотсоном и Криком структуры дезоксирибонуклеиновой кислоты - этого хранителя генетической информации. Но каковы перспективы продолжения генетической революции? Насколько быстро она будет трансформировать нашу жизнь? По этому поводу специалисты высказывают самые различные мнения. Так, одни эксперты считают, что перемены - и положительные, и отрицательные - будут стремительными и существенными. Другие говорят, что человеческий геном - это исключительно сложная система и что существуют определенные пределы, ограничивающие наши возможности ее понимания.

Среди ученых, предвидящих быстрые перемены, доктор Грегори Сток, руководящий обзорной программой по медицине и технологии в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. "Я уверен, - говорит он, - что в течение ближайших 10 лет мы проведем обширные обследования населения, которые позволят понять корреляцию между определенными генетическими особенностями индивидуумов и их здоровьем и долголетием. Мы узнаем множество новых генетических закономерностей и начнем соответственно действовать".

В клиниках по лечению бесплодия потенциальные родители смогут воспользоваться результатами многостороннего генетического обследования их эмбрионов, чтобы решить, какие из них имплантировать. Некоторые родители, говорит доктор Сток, уже выбирают желательный для них пол ребенка. В будущем к этому прибавится и много других, более тонких признаков.

Если когда-нибудь будет установлена связь между генетическим строением и умственными способностями, а многие ученые в этом твердо уверены, то очевидно, что многие потенциальные родители захотят использовать связанные с этим возможности для своих детей. Следующим этапом будет возможность уже не просто выбирать генетический строй будущего ребенка, но и искусственно его изменять. Родители смогут избегать, например, опасности предрасположения к раку груди или вводить эмбриону гены высокого роста.

Но подобные перспективы не ограничатся совершенствованием будущих детей. "Множество различий между людьми имеют биологическую основу, - говорит доктор Сток. - Сейчас мы исповедуем догму эгалитаризма. Политически корректно считать, что все мы вроде бы одинаковы. В действительности же это вовсе не так, и генетические тесты наверняка раскроют существенные различия между отдельными индивидуумами и человеческими группами, что приведет к значительным политическим последствиям".

"Те же самые люди, - говорит доктор Сток, - которые сейчас пытаются доказать, что в совершенных ими преступлениях виноваты не они, а спровоцировавшие их телепередачи со сценами насилия, или люди, доказывавшие, что в их ожирении виноваты "макдональды" с их жареной картошкой, начнут теперь ссылаться на генетические причины".

Руководитель отдела генетики рака в Генетическом исследовательском центре при Институте Уайтхеда в Кембридже, штат Массачусетс, доктор Тодд Голуб предсказывает фундаментальные изменения, которые произойдут в другой области - в фармацевтической промышленности. Сейчас, например, врачи лечат раковых больных, чаще всего не зная, поддается ли их опухоль данному лечению или нет. Некоторые опухоли съеживаются и исчезают. Другие - не поддаются лекарствам. Генетика же позволит в будущем точно предсказывать, какие препараты окажутся эффективными против определенных опухолей. Исследователи смогут даже синтезировать специфические лекарства, действенные против опухолей с индивидуальными генетическими различиями.

Но каковы будут последствия, так сказать, диагностического деления рака молочной железы, болезни Альцгеймера или сердечных болезней на их подвиды? Сейчас грубая диагностика этих заболеваний как бы объединяет аналогичные эффекты от различных причин, но в будущем дифференцированная диагностика подразделит эти болезни на множество специфических форм в соответствии с индивидуализированными специфическими генетическими особенностями больных.

Сложность заключается в том, говорит доктор Голуб, что при нынешнем недостаточном понимании точного молекулярного механизма болезней и при их огрубленном диагностировании фармацевтические фирмы имеют возможность выпускать лекарства с многомиллиардным рыночным потенциалом. Этими лекарствами врачи лечат миллионы пациентов, заранее зная, что они не всем принесут пользу. При более дифференцированной диагностике появится больше болезней и соответственно больше лекарств, но коммерческий потенциал каждого из них будет во много раз меньше. Это в значительной мере подорвет финансовую инициативу для крупных фармацевтических компаний.

Правда, не все ученые считают, что вышеперечисленные изменения наступят так быстро, что застанут нас врасплох. В конце концов, клетка - это не просто механический набор генов, и в ее функционировании остается пока многое неизвестным. "Распространенное заблуждение, - говорит доктор Лелан Хартвелл, президент Онкологического исследовательского центра Фреда Хатчинсона в Сиэттле и лауреат Нобелевской премии по медицине и физиологии 2001-м году - заключается в том, что поскольку у нас всего 30 тысяч генов, то, изучив их по отдельности, мы полностью разберемся в механизмах работы клеток. Но ведь клетки организма не вырастают с нуля из ДНК, помещенной в пробирку. Каждая живая клетка на Земле является каким-то звеном в непрерывной цепи жизни, начинающейся с первой первобытной клетки".

"Глубочайшие тайны связаны также с генетическими вариациями. Ведь все наши биологические знания, все наше понимание закономерностей жизни организмов, - говорит доктор Хартвелл, - связаны с изучением инбредных популяций, например, генетически идентичных мышей. При этом мы упускаем значительную часть биологической информации".

В одном эксперименте за другим исследователи инактивируют какие-то гены в инбредных линиях мышей, чтобы посмотреть, что при этом происходит. Это позволяет им понять каковы функции этих генов. Но если мы инактивируем тот же ген в другой мышиной линии, мы, возможно, вообще не обнаружим никакого эффекта или обнаружим другой эффект. Тот же самый процесс происходит в инбредных штаммах дрожжей. Даже инактивация гена, убивающего организмы одного штамма, может не иметь никакого видимого эффекта для дрожжей другого штамма. И дело здесь не в том, что этот же ген выполняет другую функцию, говорит доктор Хартвелл. Просто меняется генетический контекст.

Доктор Майкл Кабак, генетик из Калифорнийского университета в Сан-Диего, говорит, что нечто аналогичное у людей происходит с геном гемохроматоза - наследственной болезни, характеризующейся нарушением обмена железосодержащих пигментов. Эта болезнь может отразиться на сердце, вызвать сахарный диабет и адреналиновую недостаточность или привести к циррозу печени.

Обнаружить соответствующий ген нетрудно и лечение очень простое: оно заключается в регулярном удалении небольших порций крови пациента. Когда этот ген был обнаружен впервые, некоторые медики предлагали обследовать на этот предмет все население, поскольку лечение было столь простым и эффективным. Но чем больше генетики углублялись в проблему, тем меньше они понимали, что происходит.

"Частота появления этого гена, - говорит доктор Кабак, - заставляла предположить, что в каждой больнице будет множество больных гемохроматозом. Но таких больных не было. Гемохроматозные гены находили у многих, но симптомов болезни у подавляющего большинства людей не наблюдалось. Так в чем же дело? По-видимому, причина в каких-то смягчающих ситуацию генах, в особенностях диеты, в принимаемых лекарствах, а также в некоторых других факторах, оказывающих влияние на аномальные гены. Что именно это за факторы, сколько их, одинаковы ли они для каждого человека, избегающего болезни - пока неизвестно", -говорит доктор Кабак. В результате идея поголовного обследования населения на гемохроматоз отпала.

"Я думаю, что исследователям следует несколько приглушить свой энтузиазм по поводу грядущих успехов генетической революции, - говорит доктор Кеннет Вайс, профессор антропологии и генетики из Пенсильванского штатного университета. - Мы чрезмерно переборщили с обещаниями генетических чудес, превратили генетику в какое-то подобие новой американской религии".

Евгений Муслин: И в заключение нашей передачи короткие медицинские новости.

Люди, страдающие от ожирения, то есть, весящие, например, больше 90 кг при росте 170 см, обладают также меньшими умственными способностями, что подтверждается соответствующими тестами. Правда, пока неясно, что является первопричиной - вес или интеллект. Физиологи из Бостонского университета, проводившие эти исследования, предполагают, что нездоровая диета, ведущая к ожирению, возможно, способствует и повреждению кровеносных сосудов, питающих мозг. С другой стороны, более ранние исследования показали, что люди с меньшим коэффициентом интеллектуальности обычно и хуже питаются и поэтому скорее набирают вес. Все эти закономерности проверялись на медицинских историях более 1400 мужчин. У женщин какой-либо корреляции между весом и умственными способностями обнаружить не удалось. Возможно, это связано с тем, что жир в организмах мужчин и женщин распределяется по-разному.

Руководитель исследования профессор Меррил Элиас сказал, что его результаты заставляют нас задуматься о последствиях ожирения для детей, поскольку тучных детей в западных странах становится все больше и если не принять мер, то через пару десятилетий их будет под 50%. Уже хорошо известно, что ожирение повышает риск инсультов, рака и сердечных болезней, но его влияние на умственные способности до сих пор никто не исследовал.

Американские исследователи из Национального института изучения алкоголизма обнаружили, что особенности биохимии женского мозга делают женщин более уязвимыми для стрессов и ощущения беспокойства. Ученые показали, что у женщин в мозгу ниже уровень содержания энзима Си-О-Эм-Ти - вещества, контролирующего тревожные эмоции - и это проявляется в повышенной возбудимости и взвинченности. Причем наиболее беспокойны женщины с определенной версией гена, так называемого Val 158Met, синтезирующего этот энзим. Это подтвердили специальные тесты, проводившиеся параллельно электронному сканированию мозговой активности. Интересно, что мужчины с таким же геном не становились беспокойней других. Это исследование было опубликовано в журнале Psychiatric Genetics.

XS
SM
MD
LG