Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первая "водородная экономика" в мире. Разводы и детская психика


Темы передачи: эксперимент по созданию первой в мире "водородной экономики" в Исландии, новое исследование о влиянии разводов на детскую психику, а также короткие научные новости.

Лилия Шукаева: Среди людей, считающих, что наиболее вероятным заменителем нефти в относительно недалеком будущем должен стать водород, сегодня можно увидеть уже не только футурологов и защитников окружающей среды, но и нефтяников из администрации президента Буша, исследователей, работающих в крупнейших автомобильных компаниях и представителей большой энергетики. Исландский проект, о котором пойдет сейчас речь, поддерживает крупнейшая нефтяная компания "Шелл", автомобильная "Даймлер-Крайслер", а также Европейский Союз. Они планируют потратить десятки миллионов евро на проведение первого крупномасштабного эксперимента по созданию чисто водородной экономики, полностью исключающей использование ископаемых топлив.

В соответствии с этим планом в Исландии в ближайшие месяцы появятся первые автобусы, приводимые в движение электродвигателями, получающими электроэнергию от топливных водородно-кислородных элементов, давно применяемых американскими астронавтами в космосе, и начнет строиться первая заправочная станция, производящая водород на месте. Если все пойдет, как задумано, то к 2005-му году водородом начнут заправляться и легковые автомобили, и рыболовные траулеры, и в течение 30-40 лет весь транспорт полностью перейдет на водородное довольствие.

Исландскому примеру наверняка последуют и другие страны. Единственный вопрос тут только "когда", говорит Маргарет Манн, сотрудница Национальной лаборатории США по возобновляемым источникам энергии. Рано или поздно всем нам придется перейти на водород. Это единственный способ избавиться от зависимости и неудобств ископаемых топлив.

Преимущества водородной энергетики колоссальны. Поскольку водород входит в состав воды, его запасы так же неисчерпаемы, как Мировой океан. Правда, получение его из воды самым простым способом - электролизом - дороговато, но сейчас уже разработаны и другие, энергетически более экономичные способы. Технологически очень удобно, что водород это безвредный газ, а не какая-то токсическая жидкость, так что при утечке он просто рассеивается в воздухе, не нанося никакого ущерба. Единственные отходы от водородно-кислородных топливных элементов - чистые водяные пары, и никаких парниковых газов, способствующих перегреву земной атмосферы. А электродвигатели, приводящие в движение транспортные средства, практически бесшумны.

Первичными источниками энергии для получения водородного топлива в Исландии станет неисчерпаемая геотермическая энергия земных недр и гидроэнергия бурных рек. Исландия превратится по выражению исландского профессора-химика Браги Арнасона, инициатора всеобъемлющего водородного проекта, в "Кувейт Севера". Впервые он высказал эту идею в 1978-м году, когда топливные элементы были еще громоздкими и чрезмерно дорогостоящими, заслужив прозвище "водородного профессора". Такой титул, говорит вице-президент исландской Национальной энергетической компании Мар Мариуссон, Арнасону не очень нравился. Он считал его тогда насмешливым.

Но прошло 10-15 лет, и отношение специалистов к идее Арнасона изменилось коренным образом. Уже в начале 90-х годов международные нефтяные и автомобильные компании стали серьезно воспринимать водород как топливо, обещающее стать "второй нефтью". Первый реальный прорыв произошел в 1992-м году, когда компания "Баллард Пауэр системс", находящаяся в канадском городе Ванкувере, продемонстрировала первый автобус, работающий на водороде. Мощность его двигателя составляла 150 киловатт, в 15 раз больше, чем инженеры ожидали от мотора на водороде. Как вспоминает руководитель компании Фироз Расул, зрители недоуменно оглядывали автобус и спрашивали, где спрятана остальная часть двигательной установки. Они не верили, что от мотора можно было получить подобную мощность. После этой демонстрации с фирмой "Баллард Пауэр системс" стал сотрудничать автомобильный гигант "Даймлер-Бенц", и у обеих компаний возникла идея сделать своим первым испытательным полигоном Исландию.

Исландия действительно очень подходящее место для подобных экспериментов. Суровый климат этой страны позволит хорошо проверить новые автомобильные модели на выносливость. А высокая стоимость привозной нефти делает более заманчивыми альтернативные источники энергии. К тому же, "водородный профессор" Арнасон был хорошо знаком с Фердинандом Паником, возглавлявшим у "Даймлера" исследования по топливным элементам, так как в течение многих лет встречался с ним на научных конференциях. В 1998-м году, когда Паник прибыл в Рейкьявик, чтобы заключить соглашение с Исландией о сотрудничестве, это стало такой сенсацией, что переговоры пришлось перенести в секретную загородную резиденцию. "Нам пришлось просто прятаться, - вспоминает глава исландской парламентской делегации, - вокруг соглашения возник невероятный ажиотаж".

Интерес, проявленный международным автомобильным гигантом, привлек к проекту внимание и других потенциальных участников. В результате сейчас 51% Водородного энергетического проекта принадлежит Исландии, а 49% компаниям "Даймлер-Крайслер", "Шелл" и норвежской "Норск гидро". Европейские промышленные руководители были поражены тем, как быстро пошли дела в Рейкьявике, в этой крошечной исландской столице, где почти все жители знают друг друга. Вскоре проектом заинтересовался и Европейский Союз, выделивший уже 3 миллиона евро на его автобусную фазу. В ближайшее время планируется осуществить аналогичные автобусные проекты в Великобритании, Германии, Испании и, по крайней мере, в четырех других странах. "Если водородные автобусы покажут себя хорошо в Исландии, - говорит Паник, - то они так же будут работать и в других странах".

Водородный проект пробудил в Исландии гордые национальные амбиции. Хотя водородные автобусы уже испытывались в Ванкувере, в калифорнийском Палм Спрингсе и в некоторых других городах, именно в Исландии будет предпринята первая попытка полностью избавиться от ископаемых топлив и сопутствующих им парниковых газов. Исландский Водородный проект предусматривает широкие экономические исследования по оптимизации конструкций автомобилей и водородно-заправочных станций с целью добиться, чтобы идея всеобъемлющей водородной экономики стала, так сказать, "социально приемлемой". Ключевым препятствием пока остается дороговизна: даже по самым оптимальным подсчетам водород пока остается вдвое дороже нефти, хотя и обеспечивает вдвое больший пробег на единицу объема.

Осуществление исландского Водородного проекта уже началось. Специалисты по международной технической стандартизации уже провели в США первые публичные слушания по проектам будущих противопожарных, электротехнических и промышленно-топливных стандартов, связанных с чисто водородной экономикой. А в июне этого года Международная организация стандартизации рассмотрит вопросы, касающиеся безопасности хранения водорода в топливных баках, контейнерах и на заправочных станциях, так как возгораемость водорода примерно такая же, как и у бензина. "Поскольку Исландия небольшая страна, она очень удобна для проверки стандартов и проектных решений", -говорит руководитель "Баллард Пауэр системс" Фироз Расул, -Исландия проложит водородный маршрут для всего мира".

Вопрос заключается только - когда и какой ценой. По расчетам компании "Шелл", постройка водородных заводов и заправочных станций в США обойдется в 19 миллиардов долларов, в 1,5 миллиарда в Великобритании и в 6 миллиардов в Японии. "В Исландии же это все обойдется не в миллиарды, а в миллионы долларов, - говорит ведущий сотрудник "Шелл" Дон Хьюбертс. - К тому же исландцы не выезжают на своих автомобилях за пределы своего острова, так что им не нужно ждать, пока инфраструктура водородной экономики разовьется и в других странах".

Исландия, возможно, окажется уникальной страной и в некоторых других отношениях. Таких гигантских запасов геотермической энергии нет нигде больше в Европе, так что исландцы начинают мечтать о создании целой водородной промышленности с целью экспорта водорода по трубопроводам на европейский континент. Удастся ли такую мечту практически осуществить и когда, пока трудно сказать. Но несомненно, что заря новой энергетической эры, возвещенной в Исландии "водородным профессором" Браги Арнасоном четверть века назад, с каждым годом будет разгораться все ярче и распространяться все шире. Впервые посеянные в стране викингов и кипящих водяных гейзеров зерна водородной экономики положат начало энергетической революции во всем мире.

Александр Сиротин: Как отражаются разводы родителей на психологии и последующей жизни детей? Этот далеко не новый вопрос обсуждался бесчисленное множество раз. Но массовых, многолетних, строго научных исследований этой проблемы с математически корректной обработкой статистических и экспериментальных данных до сих пор практически не было. И вот теперь американские психологи и психиатры решили заполнить этот пробел и подвели итоги нескольких новых, весьма трудоемких исследований этого вопроса. Итак, как разводы родителей отражаются на детях в течение всей их последующей жизни?

Общеизвестно, что дети часто мучительно страдают из-за развода родителей. Подобное событие может вызвать у детей и озлобление, и тревожное состояние, и растерянность, и даже агрессивное поведение, особенно в первые несколько лет после развода. Причем эти проблемы могут остаться на всю жизнь: детские переживания после развода родителей часто имеют результатом и глубокую неуверенность себе, и страх перед близкими отношениями с другими людьми.

У большинства детей психическое равновесие рано или поздно все же восстанавливается, хотя этот процесс может занять годы, и они находят свое счастье в жизни и создают нормальную семью. Тем не менее, американские ученые-психологи считают, что сейчас детям после развода родителей оказывается недостаточная профессиональная психологическая помощь и что процессу их скорейшего психического выздоровления необходимо уделять больше внимания.

Профессор психологии из университета штата Вирджиния Мэвис Хетерингтон опубликовала недавно книгу "Развод и дети - поправима ли ситуация?". Книга написана в соавторстве с Джоном Келли и вышла в издательстве "Нортон". Профессор Хетерингтон вновь подняла вопрос, который давно вызывал споры у психологов и социологов. "Развод - это ситуация повышенного риска, - говорит профессор, - но большинство детей способны принять новую ситуацию в семье, приспособиться к новым условиям".

Исследования, проводившиеся профессором Мэвис Хетерингтон в течение 30 лет, показали, что 20%-25% детей, чьи родители разошлись, могут остаться эмоционально травмированными на всю жизнь. В крепких семьях, где супруги воспитывают детей вместе, всего 10% детей растут с эмоциональными и поведенческими проблемами.

В то же время, радует тот статистически подтвержденный факт, что 75%-80% детей из семей, где родители разошлись, функционируют в своей последующей жизни вполне нормально. Уже максимум через шесть лет после родительского развода они психологически мало чем отличаются от детей из так называемых "благополучных" семей.

О проблемах, с которыми сталкиваются из разбитых семей, пишут также профессора Джудит Уоллерстайн, Джулия Льюис и Сандра Блейксли. В их книге "Наследия развода - итоги 25-летних исследований", выпущенной издательством "Гиперион", внимание исследователей концентрируется на том, как дети после развода родителей пытаются преодолеть обостряющееся чувство одиночества и тревоги, как они преодолевают нехватку родительской любви и заботы.

Профессор Уоллерстайн пришла к выводу, что дети, пережившие разрыв родителей и выросшие в разбитой семье, гораздо хуже подготовлены к созданию собственной нормальной и здоровой семьи. В своей взрослой жизни они обостренно боятся провала в личных отношениях. Они больше детей, выросших в нормальных семьях, ощущают неуверенность в себе, чаще опасаются супружеской неверности, тяжелее переживают разрыв отношений. Они страстно жаждут любви, но страшатся никогда не обрести ее.

Различия в результатах этих двух исследований такие же, как между стаканом наполовину пустым и стаканом наполовину полным. "Наши выводы не противоречат друг другу, говорит профессор Уоллерстайн, но я считаю, что все мы недооцениваем интенсивность того, как дети расплачиваются за разводы родителей".

Конечно, масштабы и характерные особенности возникающих при разводах проблем в значительной степени определяются социальной средой и этнической принадлежностью родителей. Поэтому уточним: и профессор Уоллерстайн, и профессор Хетерингтон проводили свои исследования среди белых американцев среднего класса и среднего возраста, которые пережили развод родителей в начале 70-х годов. Тогда количество разводов достигало 50%, и каждый второй брак распадался.

Профессор Уоллерстайн, клинический психолог, сама опрашивала детей и родителей, тогда как профессор Хетерингтон собирала научные материалы с помощью ассистентов, беседовавших с детьми и родителями и наблюдавших за развитием отношений в семьях. Люди, за которыми вели наблюдение ассистенты профессора Хетерингтон, сами описывали в специальном журнале свои действия и чувства и подвергались специальным тестам.

В исследованиях профессора Уоллерстайн участвовали 59 распавшихся семей. Исследовательница интервьюировала каждого из детей и каждого из их разошедшихся родителей 5 раз в течение 25 лет и сравнивала эти данные с теми, которые были получены от 44-х теперь взрослых детей, которые выросли в нераспавшихся семьях.

Профессор Хетерингтон, в свою очередь, исследовала более 1400 семей, из которых распалась примерно половина. Данные по большинству из этих семей собирались 7 раз на протяжении 24 лет. По всей видимости, данные, собранные у 1400 семей намного точнее данных, собранных только у 59 семей. Так что исследования Мэвис Хетерингтон кажутся более объективными, если говорить о белых семьях среднего класса Америки. Но в них не представлены наиболее острые и мучительные случаи, как это сделано в исследовании Джудит Уоллерстайн.

Профессор-социолог из Техасского университета доктор Норвал Гленн считает, что профессор Уоллерстайн исследует проблему гораздо глубже. "Она сумела создать некий стандартный метод измерения детских психологических отклонений, вызванных разводом родителей", - сказал доктор Гленн.

При всех расхождениях некоторые выводы обеих исследовательниц аналогичны. Например, обе они обнаружили, что в распавшихся семьях дети, особенно девочки, как бы берут на себя ответственность за нормализацию жизни других членов семьи.

Мэвис Хетерингтон описывает случай с 8-летней Джинни, которая стала сама стала вести домашнее хозяйство, когда ее мать после развода заболела хроническим синдромом усталости. 8-летняя Джинни стала обстирывать семью, готовить еду, купать маленького братика и читать ему ежевечерне сказки перед сном. Джинни справилась со своей задачей благодаря тому, пишет профессор Хетерингтон, что мать всн-таки не свалила все на детские плечи дочери, и кризис продолжался не слишком долго. Джинни со временем превратилась в сильную, уверенную в себе и вполне счастливую женщину. "Если дети получают хоть какую-то поддержку в семье, реакция на развод родителей может дать даже положительный эффект, -говорит Мэвис Хетерингтон, - девочки, например, взрослеют быстрее, учатся ответственности, стойкости, они более приспособлены к взрослой жизни и ее трудностям".

Джудит Уоллерстайн, со своей стороны, приводит пример 12-летней Кэрен, которая, практически, заменила мать для своей младшей сестренки, когда их мать после развода впала в глубокую депрессию. 12-летняя Кэрен взяла на себя заботу не только о матери и сестре, но и делала покупки для своего отца. Кэрен, став взрослой, не сразу обрела счастье. Она долго жила с нелюбимым и неуважаемым ею человеком только потому, что знала: он ее не бросит. Позднее, удачно выйдя замуж, она тщательно избегала конфликтов с мужем, панически боясь развода. И сейчас ее каждый вечер мучает страх, что когда она утром проснётся - муж, дети, хорошая семья - все исчезнет.

Отцовские чувства у мужчин, переживших развод, по данным исследований, обостряются. Профессор Хетерингтон обращает внимание на то, что отцы после развода начинают понимать, какую важную роль в их жизни играют дети. В результате отношения отцов с детьми могут стать даже гораздо ближе, чем если бы брак не распался и воспитанием детей, по традиции, занималась бы больше мать, чем отец.

Однако по данным профессора Уоллерстайн, большинство разведённых отцов - 70% из тех, что участвовали в исследовании, - не платили за высшее образование своих детей. А из числа остававшихся в браке мужчин только 10% отказывались платить за учебу. Недостатком финансовой поддержки объясняет профессор Уоллерстайн тот факт, что в Америке только 70% детей из распавшихся семей получают высшее образование, тогда как в "благополучных" семьях в вузах учатся 85% детей.

"Отцы говорят: смотри, я сделал все, что требует от меня закон, теперь хватит", - цитирует профессор Уоллерстайн характерное высказывание, отмечая, что отцовская поддержка часто прекращается, как только ребенок достигает 18-летия. Профессор Хетерингтон пришла к аналогичным выводам, хотя цифры у нее иные: 35% мужчин после развода ничего не платят за высшее образование своих детей. "Конечно, говорит она, отцы, ушедшие из семьи, дают меньше денег, объясняя это тем, что не могут контролировать, как эти деньги расходуются, и имеют гораздо меньше влияния на решения своих детей". Однако, профессор Уоллерстайн считает, что все же есть основания для оптимизма, ибо в последнее время почти каждый третий мужчина из распавшихся семей встречается со своими детьми по крайней мере один раз в неделю. В 70-х годах это был только каждый четвертый.

Дети из семей, в которых родители разошлись, в будущем чаще испытывают трудности в собственном браке. Выросшие в таких семьях женщины разводятся в два раза чаще. Таковы данные техасского социолога Норвала Гленна. У мужчин из "неблагополучных семей" риск последующего развода равен 30%. Причину этого профессор Уоллрстайн видит в том, что перед глазами детей нет положительного примера. И когда развод приходит в их семью, это тот кошмар, которого они так боялись. Впрочем, причина может быть и в том, считает Мэвис Хетерингтон, что в них с детства закладывается неверие в прочный супружеский союз. Не исключена также некая генетическая предрасположенность: нет, не к самому разводу, но к нестабильности поведения, к антисоциальному поведению, раздражительности, импульсивности, неумению приспосабливаться, а эти качества часто ведут к распаду брака.

По всей видимости, результаты исследований Хетерингтон и Уоллерстайн, не исключают, а дополняют друг друга. Так считают и директор Национального проекта по изучению института брака при Ратгерском университете Дэвид Попеноу, и психиатр из Йельского центра исследований психологии детского возраста Кайл Пруэтт. "Оба исследования говорят, в конце концов, о том, что развод, это процесс, который можно держать под контролем, и в котором обе стороны должны искать цивилизованный путь, чтобы он не стал роковым приговором ни для детей, ни для взрослых и не наложил негативного отпечатка на всю их последующую жизнь".

Евгений Муслин: И в заключение нашей передачи сообщение о самом быстродействующем компьютере в мире.

Новый японский суперкомпьютер, стоящий несколько сотен миллионов долларов и введенный в эксплуатацию в апреле, стал мировым рекордсменом по своему быстродействию. До этого все 6 самых мощных вычислительных машин в мире, принадлежали США. Новый компьютер установлен в Японском морском научно-исследовательском центре. Он используется для предсказания будущих климатических изменений и изучения эволюции земной коры. Предыдущий рекорд быстродействия -7 триллионов операций в секунду- принадлежал американскому компьютеру, построенному компанией "Интернэйшнл Бизнес Мэшинз" и установленному в Ливерморской Национальной лаборатории в Калифорнии, где он использовался для моделирования ядерных взрывов. Новый японский компьютер построен японской корпорацией "NEC". Он работает в 5 раз быстрее американского и выполняет 35 триллионов математических операций в секунду.

XS
SM
MD
LG