Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расплавленное ядро Луны. Галлюцинации, мании и изобразительное искусство


Передачу ведет из Нью-Йорка Евгений Муслин. Темы передачи: новая теория о наличии расплавленного ядра у Луны, галлюцинации, мании и другие психические отклонения, и их влияние на творческие процессы, а также короткие научные новости.

Лилия Шукаева: Всего две с половиной секунды требуется лазерному лучу, чтобы долететь от Земли до Луны и отразиться обратно. Но планетологам потребовались 33 года подобных экспериментов, чтобы узнать самый сокровенный лунный секрет: узнать, что глубоко под замерзшими кратерами и каменистым лунным ландшафтом спрятано горячее и податливое лунное сердце. Это открытие, если оно подтвердится, подкрепит теорию образования Луны при мощном столкновении Земли с большим астероидом.

Подозрение о наличии существенного расплавленного ядра под лунной поверхностью возникло в результате лазерных экспериментов по определению расстояния от Земли до Луны. Точность этих экспериментов, начатых в 1969-м году, когда американские астронавты впервые установили лазерные отражатели на лунной поверхности, все время возрастала. Десятилетиями исследователи анализировали время пробегания лазерного луча туда и обратно, уточняя форму Луны, амплитуду ее колебаний, расстояние до Земли и физические характеристики.

Сначала точноcть измерения расстояний составляла примерно 25, потом 10, а под конец всего 2 сантиметра. Сейчас точность снова повысилась и сможет повыситься еще больше, если будут одобрены планы строительства более чувствительной лазерной обсерватории.

Сотрудники калифорнийской Лаборатории реактивного движения в Пасадине уже много лет анализирующие данные, поучаемые от лазерных отражателей, недавно пришли к выводу, что лунная поверхность то вдавливается, то выпучивается примерно на 10 сантиметров, реагируя на колебания земного притяжения. Такая упругость лунного шара, считают планетологи, свидетельствует о том, что его сердцевина податлива и частично расплавлена.

"Определить состояние лунного ядра - непростая задача, -говорит доктор Джеймс Уильямс, руководящий этими исследованиями, - нам приходится пользоваться косвенными данными, в частности, приливными искажениями. Если бы Луна была сплошным твердым телом, выпучивания были бы менее выраженными".

Впрочем, хотя исследователи и предполагают, судя по расчетным данным, что у Луны имеется значительное жидкое ядро, они в этом пока твердо не уверены. Большую уверенность, по-видимому, даст дальнейшее повышение точности измерения времени пробегания лазерных лучей между Землей и Луной. Кстати, такое повышение точности, возможно, позволит объяснить и таинственное ускорение разбегания галактик.

"Это просто замечательно, - говорит доктор Томас Мэрфи, физик из Вашингтонского университета, по поводу планов постройки новой лазерной обсерватории, которая обеспечит повышение точности измерений, - замечательно, что та же сила, которая ответственна за разбегание галактик, возможно, проявляется и во взаимодействии Земли и Луны".

Лазерные отражатели - это последние рудименты космических полетов по программе АПОЛЛОНА, в ходе которых дюжина американских астронавтов с 1969-го по 1972-й год побывала на Луне. В отличие от другой научной аппаратуры, оставленной на лунной поверхности, отражатели не нуждаются в энергии и все еще работают, спустя несколько десятилетий после их установки.

Эти отражатели были доставлены на Луну астронавтами АПОЛЛОНА-11 в июле 1969-го года, АПОЛЛОНА-14 в феврале 1971-го года и АПОЛЛОНА-15 в июле 1971-го года. Непилотируемые советские космические аппараты в ноябре 1970-го и в январе 1973-го года также доставляли на Луну аналогичные французские отражатели, но проверка показала, что первый из них был установлен неправильно.

Каждый такой отражатель представляет собой как бы зеркальную шахматную доску, состоящую из кварцевых полированных кубиков со стороной чуть больше дюйма. Эти кубики и отражают лазерный луч назад, туда, откуда он был пущен. Световой луч должен быть именно лазерным, так как никакой другой луч невозможно сфокусировать настолько точно, чтобы уловить его отражение после пробега около 800 тысяч километров. Даже лазерный луч, долетев до Луны, размывается в пятно диаметром в 6 километров, а прилетев обратно на Землю, в пятно диаметром почти 23 километра. Так что яркость отражения становится ничтожной, и зафиксировать его удается лишь с помощью высокочувствительных детекторов.

В сторону отражателя на Луне концентрированный лазерный луч вылетает из лазерной пушки, спаренной с большим астрономическим телескопом, и этот же телескоп ловит возвратный сигнал, спустя 2,2 или 2,7 секунды в зависимости от того, находится ли Луна в зените или близ горизонта.

Наземная аппаратура для проведения основных лунно-лазерных экспериментов установлена в Мак-Дональдской обсерватории Техасского университета, в 700 километрах к западу от города Остина. Астрономы используют телескоп с 30-дюймовым зеркалом и лазерную установку, стреляющую короткими световыми импульсами с мгновенной мощностью порядка миллиарда ватт. Такой импульс способен ослепить человека. "У нас есть радар, - говорит доктор Джерри Вайант, уже 32 года ведущий лазерные эксперименты в этой обсерватории, - и если этот радар засекает самолет, он автоматически выключает лазерную пушку".

"В хорошую погоду, - говорит Вайант, - мы обстреливаем Луну лазерными импульсами 20 дней в месяц. Работу приходится прерывать в период полнолуния, когда диск Луны настолько ярок, что отраженный лазерный луч зафиксировать невозможно".

Как поясняет доктор Вайант, исследователи более 30 лет непрерывно совершенствуют свою лазерно-измерительную систему. Все ее составляющие - лазерные пушки, оптические элементы, охладительные установки, детекторы, компьютеры, фильтры, атомные часы - с каждым годом становятся все точнее.

Новая лазерная обсерватория будет создана при Вашингтонском университете. Ее руководителем назначен доктор Томас Мэрфи. "Он надеется побить нас", - говорит доктор Вайант и признается, что затратил много трудов, чтобы помочь своему будущему научному конкуренту. Пока же основная работа по исследованию внутреннего строения Луны, основанная на лазерных измерениях, была проделана исключительно в Мак-Дональдской обсерватории с небольшой помощью одной обсерватории во Франции.

Нужно признать, что планетологи уже во время первых полетов по лунной программе АПОЛЛОН подозревали, что у вечной спутницы Земли имеется расплавленная сердцевина. Причем главным основанием для таких подозрений были не лазерные измерения, а показания сейсмометров, установленных на Луне американскими астронавтами и зафиксировавших слабые "лунотрясения" на глубине 800-1000 км под ее поверхностью. Однако сейсмометры через некоторое время исчерпали свои энергетические ресурсы, и тайна Луны так и осталась неразгаданной.

Вопрос о лунном ядре так волнует ученых по той причине, что от его разрешения зависит разгадка возникновения Луны. Наличие жидкого металлического ядра убедительно говорило бы в пользу теории о столкновении молодой Земли с большим астероидом и об образовании Луны из слипшихся вместе обломков. Альтернативная теория утверждает, что Луна образовалась из части Земли, вырванной из нашей быстро вращавшейся молодой планеты мощными центробежными силами.

Лазерные измерения, как уже говорилось, свидетельствуют в пользу жидкого лунного ядра. Доктор Уильямс и его коллеги из калифорнийской Лаборатории реактивного движения в статье, опубликованной в ноябре прошлого года в американском ЖУРНАЛЕ ГЕОФИЗИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ, пишут, что анализ лунных вибраций свидетельствует о наличии такого небольшого ядра диаметром 370 км. Недавние уточнения показали, что вокруг этого ядра расположен еще значительный слой расплавленных каменных пород. Именно этим слоем объясняются периодические выпучивания лунной поверхности. Одного небольшого ядра для этого было бы недостаточно.

"Волей-неволей, но нам приходится усложнять модели внутреннего строения Луны", - заявили члены группы доктора Уильямса на последней ежегодной конференции Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства, НАСА, и Ин-та Луны и планет в Хьюстоне.

"10-сантиметровые выпучивания, - сказал в интервью журналистам доктор Уильямс, - совершаются в рамках 27-дневного цикла - времени одного оборота Луны вокруг Земли, то есть, сидерического месяца. Гравитационные силы, воздействующие на Луну, а значит, и выпучивания ее поверхности, достигают максимума, когда Луна, двигаясь по своей слегка эллиптической орбите, больше всего приближается к Земле. Кстати, добавил доктор Уильямс, наличие у Луны жидкого ядра, независимо от лазерных измерений, подсказали данные, полученные с американского космического аппарата ЛУНАР ПРОСПЕКТОР, закартографировавшего недавно лунное гравитационное поле".

Но возвратимся к планам создания новой лазерной обсерватории при Вашингтонском университете. Доктор Мэрфи выбрал для нее место на вершине трехкилометровой горы Апач-пойнт в штате Нью-Мексико. В этой местности уже имеется несколько других астрономических телескопов. Для новой лазерной обсерватории будет построен самый большой инструмент с зеркалом диаметром 12 футов и, значит, с площадью в 20 раз большей, чем у техасского телескопа, что позволит ему собирать в 20 раз больше отраженного лазерного света. В сочетании с более мощной лазерной пушкой и более чувствительными детекторами новый телескоп сможет производить лазерные измерения в полнолуние и даже днем и тем самым полнее охватить весь лунный цикл. Точность измерения расстояний до лунной поверхности удастся перевести из сантиметрового в миллиметровый диапазон.

Основной целью работы новой обсерватории, говорит доктор Мэрфи, станет более тщательная проверка общей теории относительности Эйнштейна, более полное понимание природы гравитационных сил. Если сотрудникам обсерватории удастся обнаружить даже ничтожные отклонения от предсказаний Эйнштейна, эти находки помогут подкрепить альтернативные идеи и помочь нам понять причины ускорения расширения Вселенной.

В последние годы астрономы уверились в том, что за последние 5-6 миллиардов лет галактики стали разбегаться быстрее, как будто бы их разбрасывает в стороны какая-то таинственная отталкивающая сила, противоположная тяготению.

Теоретически новая лазерная обсерватория могла бы исследовать это разбегание путем изучения локальных эффектов в пределах Солнечной системы. Например, наблюдая за тем, есть ли какая-нибудь, пусть ничтожная разница, в том, как солнечная гравитация воздействует на Луну и на нашу планету.

"Это похоже на галилеевский эксперимент со свободным падением, - говорит доктор Мэрфи, - но вместо шарика и птичьего пера мы как бы все время бросаем Луну и нашу планету по направлению к Солнцу и, точно измеряя расстояние между ними, пробуем обнаружить, есть ли разница в их ускорениях". Новые эксперименты с лунными отражателями, считает доктор Мэрфи, потребуют многолетней работы по дальнейшему совершенствованию техники лазерного измерения космических расстояний и вдохнут новую жизнь в исследования по физике гравитации.

Александр Сиротин: "Если бы это зависело от доктора Яноша Мартона, он где только можно устроил бы мастерские и студии, в которых психически больные люди могли бы создавать картины и скульптуры, рисунки и литографии, фрески и коллажи, стихи, романы, песни и симфонии". Так пишет корреспондент "Нью-Йорк Таймс"" Эрика Гуд об оригинальных идеях американского психолога Мартона. "Неиспользуемые здания, принадлежащие психиатрическим лечебницам, доктор Мартон превратил бы в художественные галереи". Иллюзии и галюцинации, боль и печаль, страх и мании разного рода, по мнению доктора Мартона, могли бы найти выход в тихой, увлекающей, сосредоточенной работе над произведениями искусства.

Надо признать, что доктор Мартон не только мечтает, но и добивается впечатляющих результатов. Уже 19 лет назад он организовал первый экспериментальный, как он его называет "Музей-Обитель". Этот музей помещается в комплексе Кридморовского психиатрического центра в нью-йоркском районе Квинсе. Музей занимает помещения бывшей главной кухни и столовой психиатрической лечебницы. А доктор Мартон является официальным директором музея, артистического убежища, в котором за эти годы более 800 пациентов психиатрической лечебницы развили свой художественный талант. Их работы часто выставляются в галереях и в музеях. "Душевнобольные художники равнодушны к своему медицинскому диагнозу, им безразличны ярлыки, - пишет Янош Мартон в каталоге выставки. - Важно, как творчество воздействует на их самочувствие и поведение. Смотришь на их картины и видишь искусство, а не какую-то патологию".

Доктор Янош Мартон - психолог. Он родился в Венгрии в 1949-м году в семье инакомыслящего экономиста, которого отправили на 6 лет в тюрьму в тот день, когда на свет появился Янош. По признанию доктора Мартона, сам он принадлежит к поколению, которое росло под грузом памяти о недавнем нацизме и под лучами прожекторов со сторожевых вышек московского коммунизма.

В Вене, куда родители бежали из Венгрии в 60-х годах, Мартон увлекся фрейдизмом и еще до окончания средней школы заинтересовался картинами пациентов психиатрической клиники Ландерса - государственной лечебницы, во главе которой стояла психотерапевт Мария Гуггинг. В одном из зданий лечебницы работали классы живописи, которые вел художник Жан Дюбюффе.

После окончания Венского университета молодой Янош приехал в Нью-Йорк и в Колумбийском университете защитил диссертации одновременно по психологии и по истории изобразительного искусства. После этого он был приглашен на работу в психиатрический центр Кридмур, в Квинсе - одном из пяти районов, составляющих город Нью-Йорк.

В 1983-м году доктор Мартон пригласил польского художника Болека Гречиньского для работы с душевнобольными. Вместе они превратили заброшенное больничное помещение в прекрасный музей, первым директором которого стал Гречиньский. А после его смерти в 1995-м году музей возглавил сам доктор Мартон. Сегодня в этом музее работают постоянно около 70 художников из числа пациентов лечебницы.

В психиатрических больницах галлюцинации, болезненные фантазии, страхи, мании врачи стараются подавить лекарственными препаратами. А доктор Мартон пытается направить болезненную психику в естественное и положительное русло. По его мнению, понятие "нормальное и ненормальное" в искусстве весьма относительно, особенно с появлением таких художников как Марсель Дюшамп и Энди Уорхолл. Доктор Мартон уверен, что если психиатру дать для сравнения картины психически больного художника и художника-концептуалиста, то психиатр может легко ошибиться в том, кто именно из авторов страдает душевным расстройством. Бывает, что психически здоровый художник творит в состоянии такой эйфории, такого нервного возбуждения, что оно сродни умопомешательству.

Каким же образом творчество воздействует на самого пациента? Увы, доктор Мартон признает, что творчество отнюдь не является эффективной терапией. Но негативное самоощущение, - говорит он, - больного разрушительно для него. Человек с психическим заболеванием перестает быть художником или журналистом, инженером или ученым, а становится пациентом, больным. Исчезает положительная, самооценка, человек как бы отвергает самого себя, и это действует ещё разрушительнее, чем отторжение со стороны общества. И тут вдруг больной осознает себя художником. Или поэтом. Осознать себя в новом качестве, повысить свою самооценку и позволяет такой музей как наш, музей-обитель. Потому что картины выставляет музей, люди приходят и смотрят на выставленные произведения. И тогда самое тяжелое, что связано с существованием в стенах психиатрической больницы - бесконечно тянущееся время, скука, ожидание неизвестно чего - вдруг сменяется радостным чувством: "Боже! У меня есть время рисовать!"

"Большинство больных, - говорит доктор Мартон, - когда попадают ко мне, по рукам и ногам скованы правилами: это можно, а то нельзя. Правила повторяют им по 10 раз в день. А мы в музее стараемся дать пациентам больше свободы. У нас нет правил. Вернее, есть, но они устанавливаются для себя самими больными. Такой подход дает фантастические результаты, вот почему в Музее-Обители не было ни одного ЧП и ни разу ничего плохого не произошло. Ведь если у душевнобольного возникла в чем-то потребность и его психическое состояние требует особого внимания, я - к его услугам. Делаю, что могу: снабжаю кистями и красками, уделяю максимум внимания. Даю, скажем, лишнюю порцию вкусного чая, лишнюю ложечку сахара. Даже если больной нарушает правила, что обычно происходит из-за обострения болезни. Если же пациент в спокойном состоянии, его можно предоставить самому себе и не беспокоить излишним вниманием".

Доктор Мартон напоминает, что его программа - это не терапия творчеством. Поэтому в музее он привлекает к работе с больными не врачей, а художников. Его идея музея как обители, как приюта и убежища уходит корнями к идее интеграции душевнобольных, предоставлении им возможности жизни в здоровом обществе, а не жизни вне общества. Что касается искусства, то оно является защитным убежищем для душевнобольных. Давление на них со стороны внешнего мира огромно. Если же защитой становится творчество, создается некая общность, некое коммунальное единство. Душевнобольные художники, - напоминает доктор Мартон, - это ведь тоже художники, они тоже создают общность и единство, а их обители-музеи могут стать культурными центрами не только самой лечебницы, но и всего района или города. Здесь огромную помощь могут оказать больным не столько врачи, сколько художники-профессионалы, готовые вложить энергию и время для создания новых музеев-обителей. Так что душевнобольные могут играть и положительную роль в нашем обществе, могут быть нужными себе и нам. Если им слышатся некие голоса, если в их мозгу возникают некие картины - они могут перенести их на холст или на бумагу. Так искусство может стать средством общения этих людей с внешним миром. Если красота, созданная душевнобольными, и не спасет мир, то, может быть, сделает его добрее, - считает доктор Мартон.

Евгений Муслин: И в заключение нашей передачи сообщение об открытии одной из первых "ветряных ферм", призванных сыграть важную роль в развитии возобновляемых источников энергии.

Британский министр энергетики Брайан Уилсон торжественно открыл "ветряную ферму" - 46 ветряков 40-метровой высоты, соединенных в единую энергетическую установку общей мощностью 30 тысяч киловатт. Этой энергии достаточно для снабжения 25 тысяч индивидуальных жилых домов. Ферма находится в Шотландии, близ морского побережья, на полуострове Кинтайр, где постоянно дуют сильные ветры. Как отметил министр, затраты на киловатт установленной мощности на ветряной ферме не превышают затрат на обычной тепловой электростанции, но в отличие от такой станции ветряки не потребляют топлива и используют экологически чистый, полностью возобновляемый источник энергии. "Этот проект, - сказал также министр, - показывает, что ветроэнергетика достигла экономической зрелости и во многих случаях стала конкурентоспособной с традиционными методами производства электроэнергии".

XS
SM
MD
LG