Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые соображения о поваренной соли и бессолевой диете. Лечение эпилепсии электрическим полем


Передачу ведет из Нью-Йорка Евгений Муслин. Темы передачи: новые соображения о поваренной соли и бессолевой диете, лечение эпилепсии электрическим полем, а также последние медицинские новости.

Евгений Муслин:

Человечество употребляет поваренную соль с незапамятных времен, а споры о том, вредна она или полезна, сколько ее можно и нужно есть, а сколько - ни в коем случае нельзя - не утихают, как будто бы это новое вещество, открытое совсем недавно. Вот и в самое последнее время на страницах авторитетных научных журналов в который раз уже разгорелась полемика по этому поводу. Мы попросили охарактеризовать современное состояние этой проблемы профессора Даниила Голубева:

Даниил Голубев:

То, что соль, в принципе, совершенно необходима для жизнедеятельности любого организма - споров не вызывает, это ясно без всяких научных исследований. Человек в том или ином виде должен потреблять в день не менее 400 миллиграммов поваренной соли. Но в средней американской диете содержится 3.500 миллиграммов, то есть, почти в 9 раз больше. Оправдано ли это? Не вызывает ли такое количество соли вредных последствий? Надо ли снижать это количество, а если да, то до каких пределов? Вот о чем ведутся жаркие споры, и совершенно очевидны две противоположены позиции. Первая - "безусловно снижать потребление соли!". Вторая: "Вредоносность соли резко преувеличена!"

Евгений Муслин:

С возникновением каких заболеваний связывается избыток соли?

Даниил Голубев:

Прежде всего, с гипертонией. Избыток соли, бесспорно, способствует повышению кровяного давления, а уменьшение количества потребляемой соли - ведет его к снижению. Средние нормальные показатели кровяного давления - 120 (систолическое) на 80 (диастолическое) миллиметров ртутного столба, и каждый лишний миллиметр повышает вероятность возникновения инфаркта или инсульта. Отсюда рекомендации снижать ежесуточное потребление поваренной соли до 2.500 и даже 1.500 миллиграммов. Таково, в частности, мнение доктора Фрэнка Сакса - профессора Гарвардской медицинской школы. Есть и более радикальные сторонники такой позиции, призывающие к еще более резкому снижению количества соли и утверждающие, что "соль - это один из трех видов белой смерти, наряду с сахаром и белым хлебом ".

Евгений Муслин:

А каковы доводы противников такой крайней точки зрения?

Даниил Голубев:

Таких доводов совсем немало. Доктор Дэвид Мак-Каррон - профессор Университета научных исследований в области здравоохранения в Орегоне, обращает внимание на то, что гипертония - это многопричинное заболевание, отнюдь не прямо зависимое от диеты вообще и ее солевой составляющей в частности. И это действительно так: весьма часто ведущими факторами возникновения гипертонии являются нервные стрессы, курение, алкоголизм, избыточный вес, вредные воздействия внешней среды и многое другое. Ни один из этих факторов прямо не связан с содержанием соли в районе питания и не определяется им. С другой стороны, исследования доктора Мак-Каррона и его коллег выявили, что большая часть обследованных ими пациентов - от 30 до 70 процентов в разных возрастных группах - относится к категории так сказать, "высокочувствительных к соли". Это свойство по всей вероятности, обусловлено генетически и выражается в том, что у этих людей кровяное давление действительно весьма активно реагирует на изменения в солевом содержимом диет - и в сторону увеличения, и в противоположном направлении. У другой части обследуемой популяции больных и здоровых людей ( также от 70 до 30 процентов) такой зависимости обнаружено не было, а потому жестко лимитировать количество потребляемой ими соли, имея в виду возможность воздействия на кровяное давление, нет никаких оснований.

Евгений Муслин:

А есть ли такие заболевания, при которых резкое ограничение соли абсолютно оправданно?

Даниил Голубев:

Да. Строгая бессолевая диета абсолютно необходима при поражениях почек - нефрозах и нефритах. При этих заболеваниях почки не в состоянии выводить избыток соли из организма, в результате чего соль задерживается в организме и возникают отеки. Также весьма вреден избыток соли при сердечной недостаточности, когда сердечная мышца не справляется с обеспечением кровотока, и от избытка соли в организме также возникают отеки - не "почечные", а "сердечные".

Евгений Муслин:

Выходит, что спорным является только вопрос о том, каким должно быть потребление соли при гипертонии?

Даниил Голубев:

На этот вопрос нельзя ответить односложно. При клинически выраженной гипертонии, не говоря уж об ее осложненных формах, врач наверняка порекомендует своему пациенту ограничить количество соли в пище. И это будет оправдано, хотя и не явится, конечно, главным лечебным фактором, во всяком случае - единственным. Но ведь "противники" соли предлагают резко уменьшать ее содержание в диете не только и даже не столько в лечебных, сколько в профилактических целях. Иными словами: речь идет о том, чтобы постоянно питаться обессоленной пищей с тем, чтобы не заболеть гипертонией в будущем. Вот это-то как раз, совсем небесспорно, да к тому же и невыполнимо.

Евгений Муслин:

Что значит "невыполнимо" - поясните пожалуйста, что вы имеете в виду?

Даниил Голубев:

Дело в том, что 85 процентов соли попадает в пищу, так сказать, не "со стола": до 10 процентов входит в состав самих исходных продуктов - овощей, мяса, моллюска и других, а 75 процентов попадает в пищу в процессе ее приготовления. Можно, конечно, рекомендовать разные специальные способы уменьшения количества соли в еде, но это очень трудно выполнимо: нужно полностью исключить употребление консервов, в том числе и овощных, выпекать дома хлеб, перестать пользоваться ресторанной пищей и тому подобное. Вообще нужно перейти полностью на домашнее приготовление пищи, что для многих людей непривычно и неудобно. Но главное, что все эти громоздкие и, кстати, дорогостоящие процедуры не только малоэффективны, применительно к проблеме профилактике гипертонии, но могут быть, по крайней мере, в некоторых случаях даже и вредны.

Евгений Муслин:

О какого рода вредности может идти речь?

Даниил Голубев:

Доктор Михаэль Эльдерман - профессор медицины и эпидемиологии Медицинского колледжа имени Альберта Эйнштейна в Нью-Йорке и бывший президент Американского общества специалистов в области гипертонической болезни - считает, что систематическое "недополучение" организмом соли может способствовать возникновению тех самых заболеваний, то есть, инфарктов и инсультов, от которых бессолевой диетой людей хотят защитить. Дело в том, что постоянный недостаток соли обязательно будет активировать целый набор ферментов, обладающих способностью задерживать соль в организме, а как показали опыты на лабораторных животных, побочным действием таких ферментов является повреждение внутренних стенок кровеносных сосудов с последующими кровоизлияниями. У людей это может завершиться инфарктами и инсультами. Кроме того, доктор Эльдерман и его коллеги обнаружили, что у мужчин и женщин, начавших в возрасте 40-50 лет недополучать соль, через 15-20 лет частота сердечно-сосудистых заболеваний и смертей от них возрастает. Это уже не экспериментальные работы на животных, а статистически достоверные данные, полученные на большом клиническом материале.

Евгений Муслин:

Как же можно обобщить все эти сведения? Каким должно быть оптимальное для здоровья потребление соли?

Даниил Голубев:

Во-первых, я хочу повторить, что при целом ряде заболеваний, о которых я уже говорил ( нефриты, нефрозы, сердечная недостаточность), строгая бессолевая диета является обязательным медицинским предписанием, по сути дела, своего рода лекарством, во всех - без исключения - случаях, предписываемым лечащим врачом. Это же касается клинически выраженных форм гипертонической болезни. Что касается ее профилактики, то, по словам доктора Эльдермана, уменьшение количества ежедневно потребляемой соли является инструментом понижения кровяного давления, и как всякий другой инструмент, в одних случаях он работает, а в других - нет. Нельзя делать из "обессоливания" панацею и, во всяком случае, в рационе клинически здорового человека ежедневно должно быть 2,5 грамма поваренной соли. И ни миллиграммом не меньше!

Лилия Шукаева:

Человеческий мозг представляет собой самое сложное устройство, какое только существуют в известном нам мире, и с точки зрения медицинских проблем, болезненных явлений, нарушающих зачастую его работу. Однако, при всех этих сложностях мозг иногда можно рассматривать как обычную электрическую схему, цепочку электрических элементов, которыми можно управлять с помощью простого переключателя. Именно к такому заключению можно прийти, прочитав статью под названием: "Адаптивный контроль эпилептических судорог электрическим полем", опубликованную в американском "Неврологическом журнале".

В ходе своих экспериментов авторы статьи использовали срезы крысиного мозга, в качестве одного из элементов электрической цепи с обратной связью. И эта цепь как бы ощущала, когда особым образом обработанные мозговые среды испытывали спазмы, имитировавшие эпилептические судороги. Судороги мгновенно прекращались, как только исследователи воздействовали на срезы слабым электрическим полем. Тогда исследователи начинали ослаблять это поле, и судороги возникали вновь, как это и следовало ожидать от системы с обратной связью.

Хотя описанные эксперименты - это просто пока накопление довольно абстрактных, чисто научных фактов, исследователи надеются в будущем использовать такую методику для лечения эпилепсии у людей. Корни подобных экспериментов связаны с работами многих ученых в течение последнего десятилетия. Эти ученые пришли к выводу, что электрическое взаимодействие мозговых нейронов представляет собой еще один пример так называемой нелинейной динамики, управляющей поведением физических систем, в том числе таких разных, как, например, электронные схемы, многопланетные системы или капающие краны.

Хотя каждая из перечисленных систем состоит из множества элементов, детальное поведение которых изучить сложно, физики успешно применяют методы нелинейного анализа для понимания общего результата функционирования этих систем. В частности, так называемая теория хаоса показала, что эти, казалось бы, столь различные системы обладают аналогичной ритмикой, ни совершенно случайной, ни абсолютно упорядоченной.

Таков, например, ритм неравномерно падающих водяных капель из неплотно закрытого водопроводного крана или ритм световых вспышек дефектного лазера, подсоединенного к обычной цепи. Исследователи уже ранее показали, что, поняв характер действия подобных систем, они могут их хорошо контролировать и превратить хаотичную цепочку событий в упорядоченную, полностью регулярную. В случае лазера, например, этого можно добиться, посылая в цель слабенькие, но своевременные электрические импульсы.

Работа, о которой идет речь, была выполнена в Красновском институте высших исследований при университете Джорджа Мейсона в Фейрфаксе, Вирджиния. Она финансировалась Национальным институтом здоровья и Уайттэкеровским фондом, и исходила из предыдущих исследований, показавших, что электрические поля могут стимулировать срабатывание отдельных нейронов или срезов мозговых тканей, содержащих помногу нейронов. Исследователи пользовались солевым раствором для стимуляции интенсивной реакции этих тканей, напоминающей реакцию при эпилептических припадках. В исследовании участвовали доктор Брюс Гликман с физико-астрономического факультета Мэйсоновского университета и доктор Стивен Шифф с кафедры психологии, а также доктор Стивен Вайнстайн из Национального Педиатрического Центра в Вашингтоне.

"Уникальным в этой работе является идея получения реакции обратной связи от мозговой ткани, - говорит доктор Джон Джефрис, профессор - невролог из Бирмингемского университета в Великобритании. - Эпилептические судороги генерируют мощный сигнал, начинается припадок, после чего наводимое электрическое поле возвращает мозг к нормальной жизнедеятельности. Фактически эпилептический припадок - это одновременное дружное срабатывание множества мозговых нейронов. Динамика такого массового срабатывания относительно проста, и эта простота упрощает электрический контроль за поведением мозга и возвращение его в нормальное состояние", - говорит доктор Гликман. Кстати, возможность контролирования поведения сложной системы без исчерпывающего понимания действия ее отдельных элементов показывает полезность подхода, базирующегося на принципах нелинейной динамики.

По словам доктора Шиффа, нейрохирурга, специализирующегося на эпилепсии, долговременная цель описываемой работы заключается в разработке альтернативной терапии для лечения фокальной эпилепсии, то есть, той формы болезни, которую когда лекарства неэффективны, часто лечат хирургическим удалением части мозга. Резекцию обычно выполняют на гиппокампе - области мозга, связанной с обучением и памятью.

"Использование слабых электрических полей, - говорит доктор Шифф, - сводит к минимуму хирургическую процедуру, поскольку при этом достаточно имплантировать в мозг крошечный электроприбор, почти полностью состоящий из миниатюрных электродов". Проектирование такого прибора уже началось. Доктор Шифф сказал, что его группа собирается уже в будущем году начать первую фазу клинических испытаний, чтобы доказать безопасность прибора. Сейчас доктор Шифф и его коллеги ведут испытания на животных.

Исследователи уже накладывали электроды временным образом на мозговые поверхности больных эпилепсией, кандидатов на резекцию части гиппокампа. Стимуляция мозга электродами использовалась для идентификации функциональных областей мозга, которые нежелательно удалять. Сейчас эпилепсией больны 2 миллиона американцев, причем у 20 процентов из них болезнь не поддается лекарственному контролю.

Доктор Рэй Дингледайн, ведущий исследования по лечению эпилепсии и возглавляющий отделение фармакологии в университета Эмори, в Атланте, напомнил, что стимуляция мозга электродами уже использовалась в качестве альтернативы хирургии и медикаментозному лечению болезни Паркинсона. Кстати, известно, что электрическая стимуляция нервов вне мозга позволяет в некоторых случаях предотвращать эпилептические припадки.

Что касается физического объяснения прекращения судорог электрическим полем - говорит доктор Гликман - то роль поля в данном случае заключается в некотором перераспределении электрозарядов внутри отдельных нейронов так, что эти нейроны становятся менее восприимчивы к массовой стимуляции своими соседями.

Электрические поля, которые планируется использовать для лечения эпилепсии, настолько слабы, что их можно генерировать с помощью маленькой батарейки. Хотя мы часто испытываем на себе действие подобных полей в городских условиях, черепные кости, кожа, физиологическая жидкость, омывающая мозговые полушария, эффективно защищают мозг от их действия.

Научные новости.

Евгений Муслин:

Британские исследователи из Оксфордского университета запатентовали уникальную комбинацию ингредиентов - жиров и протеинов, из которых состоят наши слезы. Это открытие позволит синтезировать искусственные слезы и с их помощью повысить эффективность лечения многих глазных болезней.

Слезы играют жизненно важную роль, смазывая глазное яблоко и очищая его от раздражающих веществ. В частности, в слезах содержатся антибактериальные агенты, обезвреживающие бактерии и не дающие им вызывать опасные инфекции. В слезах также содержатся кислород и питательные вещества для роговой оболочки глаза, не имеющей собственного кровоснабжения.

При отсутствии слез глазам угрожает сухость, они краснеют и воспаляются. На роговице могут появиться царапины. Иногда нехватка слез бывает обусловлена побочными эффектами от некоторых лекарств - антигистамина и антидепрессантов - или вызываться загрязнением воздуха. Выделение слез уменьшается и с возрастом, так что 20 процентов людей старше 55 лет страдают от глазной сухости. В аптеках, правда, продаются капли и мази, содержащие искусственные полимеры, смазывающие поверхности глаз, но они не справляются с другими важными функциями, выполняемыми слезами.

Доктор Джон Тиффани, специалист по офтальмологической биохимии, возглавляющий исследовательскую группу, отметил, что глазная сухость вызывает весьма болезненные ощущения, и у медиков пока не было эффективных средств борьбы с ней. Он выразил надежду, что теперь эта проблема может быть в принципе решена, но потребуются еще дополнительные исследования и тщательные испытания искусственных слез на безопасность из применения.

Американские исследователи из Медицинского центра университета Дюка успешно применили генетическую терапию для устранения ущерба, наносимого сердечной мышце сердечной недостаточностью. Это заболевание очень трудно лечить, и до сих пор врачи только пытались ослабить его симптомы. Новая терапия пока что испытана на кроликах, но ожидается, что не позднее чем через три года ее можно будет распространить и на людей. Большое преимущество такого лечения связано с тем, что оно не требует сложных хирургических операций. Исследователям удалось приостановить действие химического вещества, играющего ключевую роль в развитии сердечной недостаточности. Они сумели добиться этого, модифицировав обычный простудный вирус имплантированием в него гена, нейтрализующего это вещество. Такой вирус вводился с помощью катетера в кровоток кроликов с сердечной недостаточностью. Примерно через неделю после такого лечения клетки, поврежденные в результате сердечной недостаточности, начинали снова функционировать нормально.

Ведущий исследователь профессор Уолтер Коч заявил: "Если наша работа будет прогрессировать так, как мы планировали, то мы сможем перейти к испытаниям на людях в течение ближайших трех лет. Сначала мы хотели бы испробовать наши методы на людях с острой сердечной недостаточностью, уже находящихся в больнице и ожидающих пересадки сердца, чтобы убедиться, что мы можем восстановить нефункционирующую часть сердечной мышцы". Эта мышца у лиц с сердечной недостаточностью теряет свою сократительную способность. В результате ухудшается кровообращение, начинается застой крови. Больной испытывает постоянную усталость, слабость, неспособность поддерживать нормальную жизнедеятельность. В качестве естественной реакции на ослабление сердца организм начинает выделять гормон норэпинефрин, заставляющий сердце биться в 5 раз быстрее нормы. Сначала это улучшает перекачивание крови, но скоро сердце сдает окончательно.

Исследователи из университета Дюка стремятся воздействовать на вещество, выводящее, в конечном счете, сердце из строя. Причем очень важно, что генную терапию в данном случае можно осуществлять через катетер. Обычно ее пробуют сочетать с хирургией на открытом сердце. Профессор Кох в связи с этим отмечает, что больные с сердечной недостаточностью не в состоянии вынести подобную операцию. Введение же катетера для них и эффективно и вполне безопасно. По мнению многих кардиологов, генная терапия может радикально улучшить перспективы больных с болезнями коронарных сосудов и с сердечной недостаточностью.

XS
SM
MD
LG