Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корь - проблемы массовой вакцинации. История первой трансплантации руки


Темы передачи: проблемы массовой вакцинации против кори, история первой удачной трансплантации руки, а также последние медицинские новости.

Евгений Муслин:

Согласно только что опубликованным данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), ежегодно 30 миллионов детей во всем мире заболевают корью, а 900 тысяч из них умирает. Мы попросили профессора Даниила Голубева прокомментировать это крайне тревожное сообщение. Разве корь по-прежнему остается массовой неконтролируемой детской инфекцией?

Даниил Голубев:

И да, и нет! Как это ни невероятно звучит после упомянутого вами сообщения ВОЗ, но в США корь близка к полной ликвидации. Причем прилагательное "полная" в данном контексте нужно понимать буквально. Судите сами: за весь прошлый год в США зарегистрировано... 100 случаев кори, причем в 29 случаях из них установлено "заграничное" происхождение инфекции, то есть, дети заразились в других странах и въехали в США, уже будучи инфицированными.

Евгений Муслин:

В чем же причина таких разительных отличий? Может быть, корь и ранее была для США, так сказать, неактуальна?

Даниил Голубев:

Нет, это не так. В США, как и во всех других странах мира, без всяких исключений, корь регистрировалась что называется испокон веков, поражая практически всех детей младшего возраста. Корь очень заразительна, а потому один заболевший ребенок становился источником заражения многих других детей, с которыми он контактировал в школе или в другом коллективе. По заразительности корь уступает только ветряной оспе, но резко превосходит ее по тяжести течения и обилию осложнений, включая полную слепоту и тяжелые поражения мозга. Повторяю: на протяжении многих столетий корь считалась неотъемлемым "атрибутом" детства практически каждого ребенка, причем более частым, чем другие детские инфекции - скарлатина, коклюш, эпидемический паротит ("свинка") и краснуха. Кстати, если человек не переболевал корью в детстве, он мог заразиться вирусом во взрослом состоянии, и это заболевание протекало весьма тяжело.

По данным органов здравоохранения, "пик" заболеваемости корью в США пришелся на 1941-й год. Тогда было зарегистрировано более 900 тысяч заболеваний, причем 2 с половиной тысячи заболевших умерли. Отметим, что это только официально зарегистрированные случаи, фактически заболевших было намного больше. Заболеваемость оставалась высокой вплоть до 1963-го года. Практически каждый ребенок в той или иной форме переболевал корью до своего совершеннолетия.

Евгений Муслин:

Позвольте повторить вопрос: чем же обусловлено нынешнее весьма благоприятное положение с корью в США, столь разительно отличающее их от других стран?

Даниил Голубев:

Только одним: массовой, поголовной вакцинацией против этой инфекции. Резкое уменьшение заболеваемости корью в США за последние десятилетия целиком и полностью связано с вакцинацией, и только с ней! Вакцинация детей против кори оказалась столь же радикальным средством профилактики этой инфекции, как в свое время было с черной оспой, полиомиелитом, дифтерией, когда вакцины оказали буквально чудодейственное воздействие на "судьбу" соответствующих инфекций. Вакцинация против кори проводится в США в законодательном порядке, и каждый ребенок должен получить прививку до начала посещения школы. По данным медицинских органов, 90 процентов детей прививается в возрасте до 2-х лет, и именно это обстоятельство лежит в основе того феноменального факта, что заболеваемость корью в стране практически ликвидирована. Необходимо также подчеркнуть, что такой эффект достигается только при массовой и ежегодной вакцинации. Только в этом случае создается только уровень коллективного иммунитета, который оказывается достаточно прочным барьером на пути распространения инфекционного начала. Еще в период между 1989-м и 1991-м годами в США было зарегистрировано 55 тысяч заболевших корью, 120 из которых умерли. Только многолетняя систематическая работа, приведшая к практически поголовной вакцинации детей огромной страны, привела к столь разительному успеху. В большинстве штатов узаконена двукратная вакцинация, являющаяся особенно эффективной. Необходимо подчеркнуть, что вакцинация является не только эффективным, но, по сути дела, и единственным методом профилактики кори. Никаких других действенных приемов и методов противостояния распространению этой инфекции не существует.

Евгений Муслин:

В чем же причина того, что этот положительный опыт США не используется в других странах? Только ли экономические причины лежат в основе этого печального явления?

Даниил Голубев:

Как уже говорилось, по данным ВОЗ, заболеваемость корью в мире очень высока. Примерно половина всех погибших в прошлом году от кори детей, то есть, около полумиллиона, приходится на долю африканского континента. И, конечно, проведение массовой вакцинации многих миллионов детей требует значительных финансовых средств. О величине этих средств можно судить хотя бы на основании того, что в США однократная вакцинация ребенка обходится в 26 центов - сюда входят и стоимость вакцины, и расходы на организацию прививочной кампании. Нетрудно понять, как непросто будет организовать такую работу в масштабах только одного африканского континента. Тем не менее, ВОЗ планирует привить всех детей на планете, по крайней мере, одной дозой вакцины, к ... 2005-му году. Но дело не только в деньгах. На пути массовой вакцинации против кори возникли и другие препятствия.

Евгений Муслин:

Что именно вы имеете в виду?

Даниил Голубев:

Дело в том, что в Великобритании несколько лет тому назад появились сообщения о том, что коревая вакцинация приводит к обострению имеющихся и даже возникновению новых достаточно тяжелых воспалительных заболеваний кишечника. Эти сообщения публиковались с 1995-го года по 1998-й, и в значительной мере повлияли на отношение к вакцинации против кори и врачей, и, особенно - родителей в целом ряде развитых стран. В Великобритании же прививки против кори в этот период вообще были прекращены. Естественно, все это не могло не привлечь внимания специалистов США, где практически все дети до двух лет прививаются комплексной вакциной против кори, эпидемического паротита (свинки) и краснухи. И вот, недавно появилось сообщение о результатах специального исследования по этому поводу, проведенного доктором Робертом Дэвисом в Вашингтонском университете в соответствии со специальным поручением Федерального Центра по контролю за заболеваемостью в Атланте. Результаты этого исследования полностью "реабилитировали" коревую вакцину и, несомненно, будут способствовать увеличению доверия и к ней, и к самой процедуре массовой вакцинации против кори.

Евгений Муслин:

А как обстоит дело с вакцинацией против кори в России и других странах СНГ?

Даниил Голубев:

В 60-е - 70-е годы в бывшем СССР благодаря блестящим работам академиков А.А. Смородинцева и М.П. Чумакова были созданы оригинальные коревые вакцины, нисколько не уступающие по своей эффективности американским образцам. Особенно активно в деле подготовки таких вакцин работали ученые ленинградского Пастеровского института. Здесь под руководством Смородинцева были созданы прекрасные коревые вакцины из вирусных штаммов "Л (Ленинград)-4" и "Л-16", вполне соответствующие по своей активности американским вакцинам из штаммов "Шварц" и "Эдмонстон". Более того, эти вакцины имели прямое сродство с теми вирусами, которые циркулировали в Евразии, а потому на этом континенте были особенно эффективны. В те же годы началась массовая вакцинация детей против кори, и это сразу же сказалось на уровне заболеваемости. К сожалению, в последующие годы интенсивность всех звеньев профилактической работы ослабла, и это не могло не сказаться на заболеваемости разными инфекциями, в том числе и корью. Так что, сегодня корь в России и других странах СНГ - актуальная и увы нерешенная проблема. Особенно плохо обстоит дело с вакцинацией против кори в республиках Средней Азии.

Евгений Муслин:

Можно ли считать, что "судьба" кори в США свидетельствует о том, что ликвидация инфекционных заболеваний все же решаемая задача?

Даниил Голубев:

До сих пор окончательно ликвидированной во всем мире считается только одна инфекция - натуральная ("черная") оспа. Корь практически ликвидирована только в США, для полной ликвидации этого заболевания этого явно недостаточно. Позвольте напомнить, что из 100 случаев кори, зарегистрированных в США в прошлом году, по меньшей мере, 29 случаев были "импортированы". Именно по этой причине не считается ликвидированным полиомиелит, который практически не регистрируется в тех странах, где вакцинация хорошо налажена, и является частым "гостем" там, где эта работа не проводится вообще или проводится плохо. Ликвидация отдельных инфекционных заболеваний - задача в принципе достижимая, но только в масштабе целой планеты. Ликвидация же вообще всех инфекционных заболеваний - на сегодня задача, к сожалению, совершенно нереальная, потому что многие инфекции еще в принципе неконтролируемы, то есть, против них не только нет вакцин, но и еще толком неизвестно, чем они вызываются.

Лилия Шукаева:

В одной из наших передач более года назад мы рассказали о сенсационной пересадке руки одному австралийскому пациенту, удачно произведенной во Франции. Увы, эта история завершилась не так, как ожидали врачи. В сентябре 1998-го года 48-летний австралиец Клинт Халлам обогнув половину земного шара, прилетел из далекого Перта в Лион. Здесь его ожидала международная группа лучших микрохирургов из четырех стран. В процессе сложнейшей операции, длившейся 14 часов, хирурги тщательно соединили множество нервных окончаний, сухожилий, мышечных волокон и кровеносных сосудов, и пришили таким образом, австралийцу новую правую руку, взятую у погибшего французского донора.

А 2 февраля 2001-го года в Лондоне хирург Нади Хаким в течение 90 минут ампутировал Халламу ту самую руку, которую два с половиной года назад помогал пришивать в Лионе. Больному тогда страстно хотелось обрести эту руку, но теперь из-за собственной халатности и небрежности он ее опять потерял.

В своем интервью через несколько дней после ампутации Клинт Халлам сказал, что чувствует себя лучше, чем когда-либо в течение последних двух лет, однако, признал, что все это время он был далеко не примерным пациентом, послушно выполняющим предписания врачей.

"Я признаю, что в значительной степени сам виноват в том, что опять потерял руку", - сказал Халлам. Главной причиной неудачи он считает свой преждевременный отъезд из Лиона, где ему сделали пересадку. Отъезд лишил его постоянного врачебного наблюдения и соответствующих медицинских рекомендаций, которым он обещал следовать. Теперь Халлам живет в Лас-Вегасе, работает на одну новозеландскую компанию и часто разъезжает по разным странам, хотя перед пересадкой он обещал врачам придерживаться разработанного ими режима физиотерапии для тренировки руки и четкого расписания приема лекарств для предотвращения отторжения. Он должен был также подвергаться регулярным тестам для проверки регенерации нервов и восстановления физиологических функций.

Хирурги-трансплантологи уже много лет успешно делают пересадки сердца, печени, легких, почек и других тканей и органов. Но трансплантировать руку в прошлом пытались только один раз - в 1964-м году в Эквадоре, и эта попытка закончилась неудачно, потому что в то время еще не было эффективных лекарств, препятствующих отторжению чужеродных тканей.

Зато сейчас, после трансплантации австралийцу Халламу, уже 9 инвалидов в 6 странах обрели новые руки, и у всех них, как сообщают врачи, дела обстоят хорошо. Причем троим из этих людей были трансплантированы обе руки. В Еврейской больнице в Луисвилле оперировали двух таких пациентов, причем последнего - совсем недавно - 17 февраля. Лионские хирурги сделали свою вторую трансплантацию руки в январе прошлого года, еще три трансплантации были произведены в Китае и по одной - в Австрии, Италии и Малайзии. Медики надеются, что постепенно трансплантация рук станет таким же обычным делом, как и пересадки других органов.

Поскольку возможность каждой пересадки зависит от наличия донорской руки, пациентов обязывают делать все, что в их силах, чтобы обеспечить успех операции. При этом, пациент, конечно, сохраняет за собой право в любой момент, так сказать, "выйти из игры", как бы странным это ни показалось врачам.

Что касается австралийца Халлама, то в объяснительной записке, написанной им для врачей, он признается, что в течение всего года принимал прописанные ему лекарства лишь от случая к случаю, а последние два месяца не принимал их вовсе. "Таким образом, - пишет он, - я несу полную ответственность за начавшееся отторжение пересаженной мне руки, которая была в удовлетворительном состоянии до тех пор, пока я не перестал принимать лекарства".

Нарушения Халламом предписанного врачами режима приводили к неприятным последствиям: у больного то появлялись гриппозные симптомы, когда он перебарщивал с лекарственными дозами, то начинала болеть рука, когда он лекарства не принимал, и начиналось отторжение чужеродной ткани. В прошлом году дело дошло до того, что Халлам вообще больше не мог принимать лекарства, потому что его постоянно рвало из-за этого отторжения. Халлам пошел к местному врачу, который рекомендовал ему временно отказаться от лекарства, чтобы кровь пришла в норму.

"Самое глупое с моей стороны - признает Халлам, - было не пойти посоветоваться к врачам-трансплантологам, которых было достаточно и в Лондоне, и в Лионе, и в Австралии. Оглядываясь назад, я признаю свое поведение диким".

В ноябре прошлого года доктор Хаким, который сделал недавнюю ампутацию, обследовал впервые за несколько месяцев Халлама и был сильно встревожен, увидев, что рука покраснела и воспалилась из-за того, что больной перестал принимать лекарства. Но поскольку острого отторжения еще не было, ампутации пока не требовалось. Тем более, что к удивлению врача больной еще мог хорошо двигать пальцами. Доктор Хаким уговаривал тогда Халлама сделать еще одну попытку и начать снова принимать лекарства, чтобы спасти руку и избежать ампутации. В присутствии хирурга и съемочной группы германского телевидения Халлам сказал, что он и не думает об ампутации и обещал отныне точно следовать предписанному режиму. Денежные расходы не могли играть никакой роли в поведении Халама, так как доктор Хаким оставил ему трехмесячный запас медикаментов и договорился с фармацевтической компанией о бесплатном снабжении больного лекарствами в течение неограниченного времени.

Но к Рождеству прошлого года Халлам опять перестал ими пользоваться, и в январе отторжение началось вновь. 31 января больной прилетел в Лондон и явился к доктору Хакиму. Пересаженная рука покраснела и была воспалена, кожа на ней шелушилась. Словом отторжение зашло так далеко, что хирургу не оставалось другой альтернативы, кроме ампутации. К удивлению врача, у Халлама, однако, не было симптомов системной реакции отторжения.

Чтобы не привлекать внимания прессы, доктор Хаким зарегистрировал Халлама в лондонской клинике на Харлей-стрит под фальшивым именем и указал, что ему предстоит ампутация ноги. Хирург договорился сам захватить Халлама в гостинице в 3 часа дня и отвезти его в больницу в собственной машине. Ампутация была назначена на 6 часов. К назначенному сроку больной не явился, но в 6 часов позвонил врачу и сказал, что он только что получил от журналистов 5 тысяч британских фунтов за интервью и фотографии руки, и теперь готов к ампутации. В 8 часов он был уже на операционном столе, а к 9.30 все было кончено.

Доктор Хаким испытал смешанные чувства по поводу этого случая. "С одной стороны, я почувствовал облегчение, что пациент остался здоров и не испытал осложнений, но с другой стороны обидно, что он не воспользовался предоставленным ему шансом и лишился руки, перестав принимать иммунодепрессанты", - сказал доктор.

По мнению доктора Хакима, боли, испытанные Халламом в пересаженной руке, свидетельствовали об успешной регенерации нервов. Сейчас врачи, которые часто узнают много полезного даже из неудавшихся экспериментов, изучают ампутированную руку, чтобы определить, как вели себя разные группы тканей после пересадки.

Клинт Халлам, которому делают сейчас специальный протез, выразил свою благодарность хирургам-трансплантологам и заявил, что ему не в чем их упрекнуть, и что в неудаче виноват он сам.

Научные новости.

Евгений Муслин:

Два недавних исследования показали, что физические упражнения, в частности, спортивная ходьба, уменьшают симптомы депрессии эффективнее многих лекарств. Однако, положительное действие упражнений прекращается с их прекращением.

В первом исследовании, опубликованном в "Британском журнале спортивной медицины" и проводившемся в Берлине врачами Франклинского медицинского центра, говорится о группе пациентов с симптомами умеренной и сильной депрессии, которым врачи предписали по 30 минут энергичной ходьбы ежедневно. Через 10 дней у большинства пациентов наблюдалось 30-50 процентное снижение показателей депрессивных симптомов. Это быстрее, чем действие лучших антидепрессивных лекарств, эффекты которых начинают проявляться лишь спустя 2-4 недели и которые к тому же далеко не всем помогают.

Другое исследование базируется на работе, проведенной в Сан-Диего, в Калифорнии, и опубликованной в "Американском эпидемиологическом журнале". Наблюдения над 2 тысячами пациентом с симптомами депрессии, которым врачи предписали физические упражнения - ходьбу, плавание, гимнастику - начались еще в середине 80-х годов. Проверка через год показала, что почти у всех пациентов, упражнявшихся не менее трех раз в неделю, уровень депрессии резко снизился. Такие же результаты показала и новая проверка в середине 90-х годов. Однако, у тех, кто прекратил упражнения, депрессия началась вновь и возвратилась к примерно прежнему уровню.

После длительных наблюдений врачи-гинекологи Пуэрто-Рико пришли к выводу, что утренняя тошнота у беременных вызывается желудочной бактерией "Хелиобактер Пилори" - той же, что приводит к язве. Они выявили, что у 90 процентов беременных женщин, страдающих утренним недомоганием, тест на наличие этой бактерии в организме был положительным. И только у 10 процентов страдающих аналогичными симптомами - отрицательным.

XS
SM
MD
LG