Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Решение об использовании стволовых клеток. Недосыпание, диабет и иммунитет


Темы передачи: положительное решение президента Буша в вопросе об использовании стволовых клеток в медицинских и исследовательских целях, недосыпание, диабет и иммунитет, а также последние медицинские новости.

Евгений Муслин:

Так называемые стволовые клетки уже давно привлекают к себе внимание ученых-медиков и биологов своими способностями трансформироваться в экспериментальных условиях в клетки самой разнообразной специфичности, то есть, разнообразных тканей и органов. Именно с этим связаны надежды на их использование в лечебных целях для восстановления целостности органов и тканей, поврежденных различными патологическими процессами. Однако, фактическое использование стволовых клеток в этих целях наталкивается, например, в США на целый ряд серьезных препятствий - не только и даже не столько биолого-технологических, сколько этических. Мы попросили профессора Даниила Голубева прокомментировать современное состояние этого вопроса.

Даниил Голубев:

Сначала напомним, что собой представляют стволовые клетки. При естественном или искусственном оплодотворении воспринявшая сперматозоид яйцеклетка (зигота) начинает делиться, формируя первые "преэмбриональные" многоклеточные структуры. Они имеют шарообразную форму и в зависимости от числа клеток называются морулами, бластулами, гаструлами, бластоцистами и так далее. Бластоцист, формирующийся через несколько дней после оплодотворения, состоит из 200-250 клеток, и в нем отчетливо различаются 2 слоя: поверхностный, из которого в последующем формируется плацента, и внутренний - стволовые клетки. Именно они при своей дальнейшей дифференциации образуют все 220 видов человеческого тела.

Удивительная способность стволовых клеток "превращаться" в ткани любой специфичности порождает серьезные надежды на возникновение принципиально новых подходов к лечению таких заболеваний, как последствия инфарктов и инсультов, болезней Паркинсона и Альцгеймера, а также диабета. Необратимые ( с точки зрения сегодняшних возможностей) повреждения нервной, мышечной, железистой и других тканей, возникающие в процессе развития того или иного патологического процесса, представляется возможным "реставрировать", заместив их массой новообразованных тканевых "заплат", состоящих из соответствующим образом дифференцированных стволовых клеток. Именно этим объясняется стремление многих научно-исследовательских коллективов и врачей заниматься этой проблемой.

Для получения стволовых клеток человеческий эмбрион надо разрушить на стадии бластоцисты, чтобы извлечь стволовые клетки и затем использовать их в научно-исследовательских и лечебных целях. Однако, оказывается, что это совсем непросто сделать

Евгений Муслин:

Видимо, все эти так называемые этические сложности заключаются в том, что данное направление связано с необходимостью прекратить развитие человеческого зародыша?

Даниил Голубев:

Именно так. У этой технологии есть весьма влиятельные противники, считающие, что возникший при оплодотворении яйцеклетки зародыш сразу же становится человеческой особью (естественно, "невинной"), "жизнь" которой "священна". А коль скоро это так, то любое нарушение естественного развития этого эмбриона, тем более, прямое его разрушение, необходимое для получения стволовых клеток, есть "убийство" - со всеми вытекающими отсюда последствиями морально-этического и даже юридического плана. Крайней формой такого рода взглядов является убийство врачей, проводящих аборты, а обычной так сказать "консервативной" - препятствие проведению каких-либо работ с тканями человеческих эмбрионов, в частности. со стволовыми клетками, требование запретить эти работы, и уж во всяком случае - не финансировать их из федеральных средств. Такие противники есть и среди священнослужителей, включая Папу Римского Иоанна Павла Второго, и среди консервативных членов Конгресса США, и многих общественных, и религиозных организаций.

Евгений Муслин:

Очевидно, что далеко не все разделяют эту крайнюю точку зрения?

Даниил Голубев:

Бесспорно. На Конгресс и правительство с не меньшей силой "давят" ученые, медицинские работники, а также многочисленные пациенты и их родственники, требующие положительного решения вопроса о федеральном финансировании работ со стволовыми клетками во имя интересов здоровья неизлечимо больных людей. Недавно к числу сторонников такого финансирования присоединилась жена бывшего президента США Рональда Рейгана госпожа Нэнси Рейган. Как известно, Рональд Рейган, как и миллионы других американцев, страдает болезнью Альцгеймера, и интенсивные исследования стволовых клеток имеют прямое отношение к попыткам найти новые способы помощи этим, на сегодня неизлечимым, людям. Важно подчеркнуть, что в числе сторонников федерального финансирования исследований со стволовыми клетками оказались люди, которые являются противниками абортов. Таков, например, бывший сенатор-республиканец Кони Мак, который обратился к президенту Бушу с поддержкой позиции Нэнси Рейган. Так что, прямой связи между отношением к абортам и позицией по поводу возможности использовать стволовые клетки в медицинских целях нет. Тем не менее, вопрос о возможности использования федеральных фондов для финансирования исследования стволовых клеток до самого последнего времени оставался открытым...

Евгений Муслин:

Но вот недавно президент Буш огласил свое решение по этому более чем спорному вопросу. Каково же ваше мнение по поводу этого решения?

Даниил Голубев:

Президент занял, можно сказать, промежуточную позицию. В принципе, он разрешил использовать федеральные средства для исследования стволовых клеток в медицинских целях и выделил на эти цели из бюджета немалую сумму - 250 миллионов долларов на один год. Вместе с тем, эти средства, согласно его решению, могут быть использованы только для работы с уже имеющимися линиями стволовых клеток, полученными ранее из когда-то разрушенных человеческих эмбрионов. По данным президента, в руках ученых уже имеется 60 таких линий, чего вполне достаточно, чтобы проводить все необходимые исследования. Кроме того, разрешается использовать стволовые клетки взрослого человека, которые содержатся в печени, мозгу, костном мозге, плаценте, пупочном канатике и некоторых других тканях. В то же время не разрешается в учреждениях, финансируемых федеральным правительством, "убивать" новые эмбрионы и добывать из них новые порции стволовых клеток. Такое вот если вкратце, решение, которое не прекратило споров, и, в общем, не удовлетворило ни одну из противоборствующих сторон.

Евгений Муслин:

Уточните пожалуйста, что означает термин "линия" стволовых клеток?

Даниил Голубев:

Извлеченные из разрушенного эмбриона стволовые клетки переносятся в стеклянные сосуды с питательной средой, где они начинают размножаться. Затем новые генерации этих клеток переносят во все новые и новые сосуды, то есть пассируют (перевивают) и таким образом получают линии "перевиваемых" стволовых клеток. Вот конкретный пример: по сообщению доктора Вильяма Гиббона - эндокринолога Института репродуктивной медицины в штате Вирджиния, от 12 женщин-добровольцев были получены 162 яйцеклетки, из которых после оплодотворения сперматозоидами возникло 50 полноценных эмбрионов. 40 эмбрионов были дезинтегрированы, из них выделены стволовые клетки, которые при культивировании дали 3 постоянно поддерживаемые перевиваемые линии стволовых клеток. Вот о таких линиях клеток и говорил президент Буш.

Евгений Муслин:

Так почему же его решение не удовлетворило спорящих между собой представителей крайних точек зрения на эту проблему?

Даниил Голубев:

Потому что и те, и другие не нашли в них однозначного одобрения своих позиций. Консервативные деятели не увидели в решении президента категорической "защиты" всех без исключения эмбрионов - прошлых, настоящих и будущих - от "кощунственных" посягательств на их "право на жизнь". Епископ Джозеф Фиоренза - президент Национальной конференции католических епископов назвал решение президента Буша "неприемлемым с моральной точки зрения".

С другой стороны, ученые недовольны теми ограничениями в их работе, которые этим решением предусматриваются. Во-первых, они утверждают, что во всех лабораториях мира не наберется 60 стабильных перевиваемых линий стволовых клеток, о чем говорится в решении президента. По мнению специалистов Национального Института Здоровья, таких линий никак не больше 30, и этого количества явно недостаточно для всего комплекса работ, в которых нуждается теоретическая и практическая медицина. Дело в том, что сохранение стабильности всех генетических и биологических свойств в культуре при длительном культивировании клеток - это отнюдь не бесспорный факт. Уже много десятилетий известно, например, что нормальный ( так называемых диплоидный) кариотип ( то есть набор хромосом, свойственный человеку) сохраняется в культуре человеческих мышечных клеток (фибропластов) не более чем до 60-го пассажа. После этого - на 65-м, 70-м и так далее пассажах, происходит озлокачествление таких клеток. Какой будет судьба стволовых клеток при их длительном пассировании в культуре - неизвестно, и это должно быть одним из предметов исследования. Но в любом случае невозможность получать новые порции стволовых клеток из других человеческих эмбрионов, конечно же, самым ощутимым образом лимитирует возможности научных работников и вызывает обоснованные нарекания, и с их стороны, и со стороны поддерживающих их политиков, в частности - сенатора-демократа Джона Керри.

Евгений Муслин:

А почему нельзя компенсировать эти ограничения за счет стволовых клеток, получаемых из различных "взрослых" тканей, не посягая при этом на "жизнь" эмбрионов.

Даниил Голубев:

Стволовые клетки, полученные из "взрослых" тканей, не обладают столь совершенной способностью к универсальной дифференцировке, как их эмбриональные аналоги, в той грандиозной борьбе, которую предстоит провести современной медицине против диабета, болезни Паркинсона, болезни Альцгеймера, последствий инфарктов и инсультов - стволовые клетки "взрослых" тканей - недостаточно мощное оружие.

Евгений Муслин:

А каково ваше личное мнение о тех ограничениях, которые - вольно или невольно - накладываются на исследования стволовых эмбриональных клеток в США?

Даниил Голубев:

Должен заметить, что в странах, где абортирование женщин является обычной медицинской процедурой, получение и использование любых тканей эмбриона человека в научно-исследовательских и прикладных целях никаких сложностей не представляет. Но вы знаете, как обстоит дело с производством абортов в США, и понимаете, что о таком способе получения эмбриональной человеческой ткани здесь и речи быть не может.

Но нельзя не заметить, что в самом обращении президента Буша к американскому народу есть совершенно четкое указание на то, где можно брать такие эмбрионы, не нарушая, казалось бы, никаких этических норм. В этом обращении говорится, что при искусственном оплодотворении ( так называемой ин витро фертилизации) - совершенно законной процедуре, успешно осуществляемой в США в течение многих лет, возникает значительно большее количество зигот, то есть, оплодотворенных сперматозоидами яйцеклеток, чем это нужно для подсадки в матку женщины. Остальные зиготы остаются в замороженном состоянии в тех учреждениях, где производилась эта процедура, и впоследствии неминуемо гибнут. Спрашивается, почему такие "лишние" зиготы, все равно обреченные на погибель, не могут быть использованы на благо здоровья людей? Это тем более странно, что сам президент цитирует мнение специалистов, согласно которому 4-5 дневный бластоцист не является эмбрионом - это лишь "преэмбрион". Тем не менее, ортодоксальные сторонники представлений о "святости" жизни продолжают настаивать на неприкосновенности любой ее формы. Именно поэтому в решении президента есть противоречия, вызывающие нарекания и с одной, и с другой стороны. Но общее мое заключение вполне оптимистическое. Несмотря на все оговорки и ограничения, работа со стволовыми клетками человеческого происхождения в США разрешена. И это главное! Не случайно решение президента одобрили 73 процента американцев! Стоит, однако, добавить, что аналогичные исследования в Великобритании осуществляются с меньшими ограничениями, и английские специалисты в связи с этим более продвинуты в деле терапевтического использования стволовых клеток. В частности - для лечения диабета.

Лилия Шукаева:

Недосыпание почти всегда объясняют нехваткой времени. Информационные перегрузки, совмещение работы с учебой, неупорядоченный образ жизни, наступление зимнего праздничного сезона, когда американцы готовятся к приему гостей, сами ходят в гости и ищут подарки для родственников и друзей... Но каковы бы ни были конкретные причины, недосыпание в наше время широко распространено. Часто люди привыкают к состоянию постоянной усталости и оптимистично считают: отоспимся потом!

Между тем, новые исследования неоспоримо показывают, что медицинские последствия хронического недосыпания могут быть намного серьезнее, чем небольшая рассеянность, некоторое ослабление сообразительности, раздражительность или сонливость. Как обнаружили исследователи из Чикагского университета, постоянное недосыпание может приводить к ожирению, способствовать развитию диабета или гипертонии.

В исследовании, предпринятом по инициативе и при финансовой поддержке фонда Мак-Артура, доктор Кэтрин Спигел, доктор Ив-ван Котер и Рейчел Лепрул обнаружили, что уже недельное недосыпание по три-четыре часа в ночь весьма негативно влияет даже на молодых здоровых людей: их организм начинает хуже справляться с перевариванием и усвоением углеводов и хуже переносить стрессовые состояния. У них появляются отклонения от нормального гормонального равновесия и ослабляется иммунная система защищающая организм от инфекций.

В большинстве предыдущих исследований основное внимание обращалось на расстройства, связанные с кратковременным лишением сна. Добровольцев заставляли бодрствовать в течение 24-48 часов, а потом изучали влияние бодрствования на такие психические параметры, как быстрота реакции, настроение и так далее, которые действительно ухудшались от недосыпания. В этом же новом исследовании, о котором идет речь, доктор ван-Котер и ее коллеги рассматривали, например, физиологический эффект укорочения ежедневного сна до 4 часов в течение 6 ночей подряд, что нередко случается в реальной жизни в США, особенно - во время зимнего праздничного сезона.

Мы обнаружили - сказала доктор ван-Котер в интервью журналистам - что сравнительно продолжительное недосыпание гораздо тяжелее отзывается на здоровье, чем вынужденное бодрствование в течение всего одной или двух ночей. Накопленный дефицит сна потенциально не менее разрушителен, чем недостаточное питание или сидячий образ жизни. Негативный эффект от него можно сравнить с курением. Люди спят все меньше и меньше и в результате становятся все более усталыми. Пусть они выполняют свои регулярные физические управления, хорошо питаются, потребляют нужные витамины, но все это идет насмарку, если они спят всего по 5 часов в день.

Многочисленные исследования позволили твердо установить, что взрослому человеку в среднем требуется 8-9 часов ночного сна, но типичный американец спит не больше 7 часов, и даже еще меньше, и никогда не восполняет свой дефицит. Правда, нужно признать, что потребность во сне индивидуальна и может несколько колебаться, но все же большинство недополучает своей нормы. Люди не ложатся обычно до полуночи, а в 4.30, в 5 - уже встают по сигналу будильника. Поэтому они засыпают по пути на работу, в театрах, кино и даже иногда за рулем. Они дремлют на деловых совещаниях и за экраном компьютера.

Как выяснила доктор ван-Котер и ее сотрудники, такое систематическое недосыпание вызывает резкие изменения метаболизма и эндокринной функции, аналогичные эффекту старения. Исследователи провели тщательное наблюдение за 11 здоровыми молодыми мужчинами в возрасте от 18 до 27 лет. Эти мужчины в течение 16 последовательных ночей спали в клинической лаборатории, и на протяжении всего этого времени продолжительность их сна точно фиксировалась: первые три ночи им давали спать по 8 часов, потом 6 ночей по 4 часа, и, наконец, ночей по 12 часов. Спать днем им не давали.

Многочисленные анализы крови и слюны дали возможность исследователям проследить за изменениями метаболизма гормональных функций при недосыпании. Прежде всего, резко ухудшалась способность испытуемых усваивать глюкозу, в результате ее содержание в крови начинало расти, что заставляло организм вырабатывать больше инсулина, а это, в конечном счете, может привести к росту инсулинного сопротивления, типичного признака так называемого взрослого диабета или диабета второго типа. Избыточный инсулин также способствует накоплению жира, повышая риск ожирения и повышения кровяного давления.

Известно, что мозг способен извлекать энергию из глюкозы без помощи инсулина, но и он после недосыпания начинал работать менее эффективно. В результате функционирование некоторых областей мозга нарушалось, что может быть вероятной причиной снижения остроты критического мышления, памяти и сообразительности при недосыпании.

Далее исследователи обнаружили также, что концентрация кортизола в крови, служащая мерой уровня стресса, при недосыпании во второй половине дня и вечером повышалась. Такой рост уровня кортизола типичен при старении человека и ассоциируется с ростом инсулинного сопротивления и ухудшением памяти. Недосыпание изменяло также уровень гормона щитовидной железы, но последствия этого пока неясны. Зато ослабление иммунитета при недосыпании было очевидным, что проявлялось, например, ослаблением реакции испытуемых на противогриппозную вакцину.

Следующим этапом чикагские исследователи считают проведение экспериментов с недосыпанием на женщинах и пожилых людях. По мнению доктора ван-Котер, на пожилых недосыпание должно сказаться еще сильнее, поскольку время, приходящееся на фазу самого эффективного глубокого сна, с возрастом резко падает. Если у молодых людей от 20 до 25 лет на нее приходится около 100 минут, то для людей среднего возраста он не превышает уже 20 минут. Молодые люди легко отсыпаются после недосыпания, пожилым же его компенсировать гораздо труднее.

Короче говоря - говорит доктор ван-Котер - сном не следует пренебрегать, если вы хотите сохранить здоровье. Если вы систематически не досыпаете - ложитесь спать на час-два раньше. Обычно больше всех недосыпают школьники, которые ложатся в полночь, а встают в 6 утра и приезжают в школу сонными как зомби.

Исследования доктора Дэвида Динжеса из Пенсильванского университета Филадельфии показали, что через две недели хронического недосыпания многие люди начинают утверждать, что они адаптировались к новому режиму, и что они теперь спят меньше, но не чувствуют никакой сонливости. Проверка, однако, показывает, что это отнюдь не так и в действительности они испытывают усталость и хуже выполняют контрольные задания на сообразительность и быстроту реакции.

Видимо, субъективное и объективное ощущения сонливости расходятся - заключает доктор ван-Котер, среди наших испытуемых ни один человек не адаптировался к недосыпанию. Распространенное же представление, что, экономя время на сон - можно больше успеть, совершенно ложно. Проверка показывает, что недосыпающие все делают медленнее.

Евгений Муслин:

И в заключение передачи сообщение о лечебной компьютерной программе. Финские психологи придумали компьютерную игру, помогающую детям преодолевать дислексию - задержку психического созревания, мешающую им учиться читать и писать. Игра способствует обучению, стимулируя работу специфического отдела мозга. Она предназначена для детей в возрасте от 4 до 7 лет и может быть легко модифицирована для любого языка.

Исследователи из Хельсинкского университета, разработавшие эту игру, наблюдали явные улучшения у игравших детей и в умении писать и читать, и в освоении правописания, и в степени понимания устного текста. Точные причины дислексии пока неизвестны, но ученые предполагают, что проблема заключается скорее в несовершенстве процесса обработки акустической информации мозгом, чем в трудностях распознания звуковых фоном. Финские исследователи заявили, что сделают разработанную ими лечебную игру безвозмездно доступной всем странам мира. GР

XS
SM
MD
LG