Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Использование реовирусов для лечения рака. Новые методы лечения больных, страдающих от ушных шумов


Евгений Муслин:

Использование реовирусов для лечения рака, новые методы лечения больных, страдающих от ушных шумов, а также короткие медицинские новости - вот темы нашей сегодняшней передачи.

В Америке за последние годы наметилась некоторая тенденция к снижению заболеваемости раком и другими злокачественными новообразованиями. Не будем преувеличивать: это пока - увы - только тенденция, и поиски новых средств борьбы с этой коварной болезнью продолжаются. Мы попросили профессора Д.Голубева рассказать о наиболее интересных новых работах в этом направлении.

Даниил Голубев:

Действительно, отмеченное снижение заболеваемости злокачественными новообразованиями можно охарактеризовать только как тенденцию. Рак, к большому сожалению, продолжает оставаться злейшим врагом человечества, постоянно занимая в развитых странах одно из самых первых мест по количеству вызываемых смертей, и этим определяется интенсивность исследований по изысканию новых средств для лечения и профилактики различных форм злокачественных новообразований. При этом, с одной стороны, делаются попытки создать универсальные средства, способные воздействовать, если не на все, то на многие виды опухолей, а с другой - сконструировать индивидуальные препараты или разработать методы лечения каких-либо конкретных опухолей.

Ярким примером исследований первого рода является разработка доктором Юдой Фолкманом и его последователями так называемых антиангиогенных препаратов, препятствующих росту и развитию нового сосудистого русла и тем самым способных затормозить рост любой плотной опухоли. Иллюстрацией успехов второго направления является препарат ГЛИВИК, который производится швейцарской фармацевтической фирмой Novartis и который в мае этого года разрешен в США к использованию как средство для лечения больных хроническими миелоидными лейкемиями.

К сожалению, все сказанное только иллюстрирует направления исследований. Антиангиогенные препараты еще не прошли клинических испытаний в полном объеме, а применение нового швейцарского препарата сразу же натолкнулось на существование таких форм лейкемий, которые оказались резистентными к его воздействию. Все это делает понятным попытки применить для борьбы со злокачественными новообразованиями самых разнообразных, в том числе и нетрадиционных для химеотерапии рака направлений. Одним из таких нетрадиционных направлений являются попытки использования для разрушения раковых клеток не химических соединений (лекарств), а биологических объектов - вирусов.

Евгений Муслин:

Объясните, пожалуйста, о каких именно исследованиях идет речь?

Даниил Голубев:

Речь идет об экспериментальной работе на мышах, выполненной доктором Петером Форситом и его коллегами в Онкологическом центре в Калгари, провинции Альберта (Канада). Ученые ввели в головной мозг 12-ти мышей клетки крайне агрессивной злокачественной опухоли нервной ткани - глиобластомы, которые, приживляясь и разрастаясь в мозгу, за короткое время привели к гибели всех без исключения животных. Такая же участь постигла и других 12 мышей, которым вместе с опухолевыми клетками вводили препараты реовируса, убитого нагреванием. Но в другой аналогичной группе, где мышам вводили не убитый, а живой реовирус, даже через 90 дней 8 из 12-ти мышей остались живыми. Никаких признаков заболевания у них не было.

Евгений Муслин:

Поясните, пожалуйста, что представляют собой реовирусы и каков механизм их противоопухолевой активности?

Даниил Голубев:

Реовирусы - это одно из семейств так называемых РНК-овых (то есть содержащих рибонуклеидовую кислоту) вирусов, включающее в себя множество разных представителей, часть из которых размножается в животных (в том числе и в человеческих) клетках, а часть в растительных. Есть среди них и инфекционные агенты, вызывающие патологические изменения в организме человека, животных и растений, а есть относительно безобидные варианты, которые размножаются в тех или иных клетках, не вызывая их гибели. Канадские ученые использовали в своих опытах штамм реовируса человека, который находился в нормальных клетках легких или кишечника человека, но не способен в них ни размножаться, ни индуцировать патологических изменений. В отличии от нормальных, раковые клетки глиобластомы оказались чувствительными к этому штамму реовируса. Вирус легко и избирательно проникает в эти клетки, размножается там и при этом их разрушает, а новое поколение вирусных частиц проникает в другие раковые клетки и процесс повторяется. Важно подчеркнуть, что в нормальные клетки этот реовирус практически не проникает, а если и проникнет, то блокируется там и никакой биологической активности проявить не может. В целом эффект избирательного разрушения опухолевых клеток оказался весьма отчетливым. К сказанному надо добавить, что такая же группа из 12-ти нормальных (без опухолей) мышей получила препараты живого реовируса, и это не произвело на них никакого "впечатления".

Евгений Муслин:

Это первое сообщение такого рода,

Даниил Голубев:

Нет. Доктор Форсит и его коллеги впервые сообщили об этом интересном феномене еще в 1998-м году, так что нынешняя информация лишь дополняет более ранние данные. Кстати, профессор онкологии университета Дюка доктор Маттиас Громмер в редакционном комментарии к статье канадских ученых в Журнале Национального Ракового Института, весьма положительно оценивая все это направление в целом, все же отметил, что доктор Форсит и его коллеги лишь немного продвинулись по сравнению с 1998-м годом.

Евгений Муслин:

А есть ли надежда, что этот феномен можно будет использовать для лечения рака у людей?

Даниил Голубев:

Доктор Форсит и его коллеги полагают, что они будут готовы к проведению клинических испытаний в онкологической клинике уже в ближайшие шесть месяцев, но тот же доктор Громмер высказывает по этому поводу вполне обоснованные сомнения. Он справедливо отмечает, что, хотя использованный штамм реовируса действительно не вызывает у людей очевидных патологических изменений, неясно, каковы будут последствия его введения в ткань мозга - это весьма рискованная процедура. Сам он пытается использовать для тех же целей совсем другой вирус.

Вообще же надо заметить, что попытки использовать вирусы для разрушения раковых клеток начались еще в 30-е годы теперь уже прошлого 20-го века. Предпосылка такого подхода совершенно очевидна: раковые клетки намного более чувствительны к вирусам, чем клетки нормальные, а наиболее частым результатом размножения вирусов в клетках является разрушение последних. Отсюда - многочисленные попытки использовать разные вирусы для разрушения разных опухолевых клеток. Такие попытки, в частности, весьма активно проводились в Институте полиомиелита и вирусных энцефалитов в Москве профессором Мариной Константиновной Ворошиловой в 70-х и начале 80-х годов. Для биотерапии рака она использовала препараты так называемой ЖЭВ - живой антеровирусной вакцины, в состав которой входили родственные вирусу полиомиелита агенты, населяющие кишечный тракт человека. все они - и полиовирус, и другие энтеровирусы - активно разрушают раковые клетки, и было очень заманчиво применить их для биотерапии рака, тем более, что речь шла об их пероральном применении, то есть о приеме внутрь в виде микстуры, по аналогии с приемом живой полиомиелитной вакцины. К сожалению, результаты такого применения были неопределенные, и метод в практике не закрепился.

Евгений Муслин:

Какой же общий вывод можно сделать из работы канадских авторов?

Даниил Голубев:

Я вынужден повторить то, с чего начал: рак не побежден, эффективных средств терапии и профилактики злокачественных опухолей, адекватных масштабу их опасности - не найдено, а потому поиски во всех направлениях более чем оправданы. Попытки использовать для разрушения опухолевых клеток биологическое оружие - те или иные вирусы - имеют под собой реальную биологическую основу, а потому интерес и внимание к ним вполне оправдан. Вместе с тем, сам по себе вирус - это универсальный клеточный паразит, способный вызывать самые разнообразные патологические процессы. Потому его использование в лечебных целях требует особых мер предосторожности и специальных контрольных мероприятий.

Лилия Шукавева:



70-летнему адвокату Сиднею Клейнману в последнее время плохо спится. На улице может царить тишина и безветрие, соседи могут уехать в отпуск или затаиться, как мыши, а звон в ушах адвоката все равно такой, как будто под окнами ревут грузовики и воют сирены. В общем спать невозможно.

- Этот шум будит меня, как будильник каждый час или даже полчаса, - говорит Клейнман, - в одном ухе у меня слышится какое-то постукивание, как будто стрекочут сверчки, а в другом раздается рев.

Но ни сверчков и не рева никто, кроме Клейнмана, не слышит. Эти звуки - результат нейрохимической путаницы в мозгу, проявляющейся в виде шума в ушах.

Подобные фантомные звуки время от времени слышат около 50 миллиона американцев. Для подавляющего большинства они носят спорадический характер и настолько слабы, что на них можно не обращать внимания. Но у каждого пятого, страдающего от шума в ушах, воображаемый рев, свист, стрекотание становятся настолько громкими и частыми, что буквально отравляют ему жизнь.

Долгое время специалисты считали, что источник воображаемого шума скрывается где-то в самих ушах. Обычно такой шум возникал после акустических травм, например, после того, как человек подвергался действию чрезмерно громкого звука, способного повредить тонкой слуховой механизм, и многие страдальцы действительно частично теряли слух, когда у них возникал звон в ушах. Но в последнее десятилетие исследователи стали видеть причину заболевания в мозгу.

Теперь специалисты предполагают, что воображаемый шум фактически является результатом неправильной обработки акустических сигналов мозгом, аналогично тому, как в ампутированных конечностях иногда возникают фантомные боли. В обоих случаях мозг ошибается, пытаясь осмыслить информацию, поступающую от поврежденных или перерезанных нервов.

Теперь, используя магниторезонансный и другие методы исследования и визуализации работы мозга, исследователи пытаются уточнить, в каких именно областях мозга возникают фантомные шумы. После этого можно будет найти способ, как их устранить.

Впервые подозрение, что источником шумов может быть сам мозг, возникло после того, как в процессе лечения врачи перерезали нескольким больным слуховой нерв, идущий от уха к мозгу, а шумы и после этого не исчезли. То же самое было и у пациентов, которым вообще удаляли слуховой нерв по онкологическим причинам.

- Эти люди полностью глохли на одно ухо, - говорит доктор Ричард Салви, профессор штатного Нью-йоркского университета в Буффало, руководящий университетским отоларингологическим центром, - но именно из этого уха, теперь вообще ничем не соединенного с мозгом, у них иногда начинались невыносимые шумы. Так что несомненно - источник шумов был в их мозгу.

Однако найти прямое, а не косвенное доказательство этой гипотезе было нелегко. У одних больных шум в ушах то возникает, то непредсказуемо исчезает. Другие страдают от него постоянно, так что у них невозможно обнаружить разницу между нормальной и патологической мозговой активностью.

Но однажды к врачам пришел пациент, у которого слух сохранился в обоих ушах, но фантомные шумы возникали только в одном, и исследователи получили возможность сравнить мозговую активность, связанную с одним и с другим ухом. Они ожидали, что внешние звуки заставят здоровую сторону работать активнее, так что постоянные шумы должны были уже утомить больную сторону. Магнитно-резонансное просвечивание подтвердило эту догадку. Однако точно локализовать область генерации фантомных шумов тогда так и не удалось.

В другом, уже совсем недавнем исследовании, медики сканировали мозг у необычной группы глухих пациентов, способных модулировать ушные шумы, которые они якобы слышали, поворачивая глаза в разные стороны. "Когда их взор отклонялся от центра, шум в их ушах становился громче и даже менялась тональность, - говорит доктор Салви. - Так что мы могли сканировать электронной аппаратурой их мозг в минуты затишья и обострения и отмечать, так сказать, горячие точки".

Поскольку у этих глухих людей слуховые нервы были отрезаны, шумы явно возникали у них в мозгу, хотя им самим казалось, что они исходят из их ушей. Это исследование, кроме прочего, показало, как тесно связаны между собой разные чувства. "Тот факт, что эти люди могли изменять громкость и тональность шумов в ушах, поворачивая глаза, иллюстрирует, каким образом мозг интегрирует информацию от различных органов чувств, - говорит доктор Салви. - Мы должны воспринимать мозг в качестве чрезвычайно сложной системы".

"В перспективе эти исследования должны позволить разработать лучшие методы лечения, - говорит доктор Салви. - В конечном счете мы научимся находить у каждого больного тот отдел мозга, в котором имеются отклонения от нормы, и подбирать для устранения этих отклонений соответствующее лекарство".

Сейчас медики не располагают лекарственными средствами, универсальными для всех, страдающих от звона в ушах. Однако в литературе упоминаются случаи, когда некоторым больным помогали противосудорожные лекарства. У этих больных звон возникал по вине того же отдела мозга, который вызывал судороги. Кстати, в этом же отделе находится мозговой центр переработки акустической информации.

"По мере того, как мы все больше узнаем о нейротрансмиттерах, об их ликвидации в мозгу и о специфических рецепторах, связывающих эти нейротрансмиттеры, - говорит доктор Салви, - мы получаем возможность быстрее подбирать лекарства, помогающие от шума в ушах".

Пока врачи могут предложить лечение, помогающее больным только снизить уровень шума. Эти методы несколько ослабляют восприятие фантомных шумов, а потом как бы перепрограммируют мозг, делая восприятие этих шумов для него несущественными.

Один из методов основан на звуковом отвлечении больного. "Наш мозг оценивает интенсивность сигналов от органов чувств по контрасту с другими возбудителям, а не по их абсолютному уровню, - говорит доктор Стивен Наглер, директор Центра по лечению слуха в Атланте, - Свеча, горящая в темной комнате, кажется нам гораздо ярче свечи в освещенном помещении".

"Некоторым пациентам приносят облегчение генераторы природных звуков, - говорит профессор-отоларинголог из Орегонского университета доктор Уильям Мартин. - Такие генераторы стоят 40-50 долларов и способны имитировать шум дождя, плеск прибоя, журчание воды и т.д. Обычно отпускники и командировочные их возят с собой и ставят на прикроватные тумбочки, чтобы легче заснуть в гостинице, где часто мешает уличный шум".

Если такой генератор не помогает, пациенту дают миниатюрное устройство, похожее на слуховой аппарат, которое генерирует чистый тон или сочетание тонов. Громкость звука подбирают так, чтобы заглушать фантомные шумы.

Фактически большая громкость не нужна. Хотя фантомный шум и кажется иногда громким, у 80% больных он очень слабый и не превышает 6 децибел. Это удалось установить, давая больным сравнивать внешний реальный источник звука с шумом в ушах.

Но некоторым больным и такие приборы не помогают. У бостонского пожарного Роберта Уинстона раздавался такой шум в ушах, что он не мог ни есть, ни спать. В течение нескольких лет уровень шума был вполне терпимым, но однажды рядом с ним проревела сирена пожарной тревоги, и шум в ушах у него усилился до нетерпимого уровня.

Врачи вставили ему в ухо прибор, также генерирующий звук, но не простой тон или сочетание тонов, а так называемый белый шум, то есть шум широкого спектра частот. Со временем белый шум начинает помогать таким больным, но это привыкание может продлиться два года. бостонский врач Джанис Говард, лечащая таких больных, говорит, что многие такие больные, слышащие рев в ушах круглые сутки, склонны даже к самоубийству, так как не могут ни спать, ни работать. Роберту Уинстону белый шум стал помогать через год, но и сейчас у него бывают тяжелые дни.

В университете штата Айова испытывали новый экспериментальный метод борьбы с шумом в ушах. Во внутреннее ухо больного имплантируют электрод, возбуждающий переднюю часть ушного лабиринта. Здесь механические колебания трансформируются в сигнал, передающийся по слуховому нерву в мозг. У здоровых людей, считает профессор-отоларинголог университета Айовы Джей Рубинстейн, слуховой нерв работает непрерывно, даже в тишине, но при этом у него специфический характер работы. А когда ухо повреждено и нерв перестает работать, то мозг интерпретирует его бездействие как сильный шум. Поэтому Рубинстейн и его коллеги заставляют свои электроды имитировать режим работы слухового нерва при тишине, надеясь, что это приостановит фантомный шум в ушах.

Чикагский адвокат Сидней Клейнман, о котором мы говорили вначале, говорит, что этот метод ему действительно помогает и дает возможность работать. Но когда он выключает прибор, шум в ушах начинается снова, особенно ночью.

"Как только вы осознаете, что этот шум не смертелен, - говорит Клейнман, - вы с ним как-то примиряетесь. Я понял, что каждый лишний день жизни - это дар Божий, независимо от того, как вы себя чувствуете".

Евгений Муслин:



И в заключение нашей программы краткие медицинские новости.

Это сенсационное событие почему-то не привлекло к себе много внимания. Речь идет о недавно проделанной первой трансатлантической телехирургической операции. Американские врачи, не покидая Нью-Йорка и управляя по радио хирургическим роботом, удалили у пациента, находившегося во Франции, в городе Страсбурге, желчный пузырь. Теперь хирурги получили принципиальную возможность оперировать из своего медицинского центра пациентов в люой точке земного шара. Сотрудники Европейского института телехирургии, наблюдавшие за операцией, подтвердили, что она прошла удачно, без каких-либо осложнений.

Расстояние между двумя группами медиков, участвовавших в операции и поддерживающих видео- и разговорную связь по оптическому кабелю, составляло более 14-ти тысяч километров. Временная задержка между достижениями хирурга и возвратным изображением на телеэкране составляла 200 миллисекунд. Безопасным интервалом считается 330 миллисекунд.

Профессор Жак Морско, руководивший всей телеоперацией, заявил, что такие операции закладывают основу подлинной глобализации медицины. Подробное описание операции опубликовано в журнале "Природа".

Рутинная проверка зубов у дантистов иногда может помочь обнаружить предрасположенность к инсульту. Как показало недавнее исследование, на рентгеновских снимках, которые делают зубные врачи, часто видно уплотнение шейных артерий, а оно-то и свидетельствует об опасности инсульта. Дело в том, что при таком освидетельствовании врачи пользуются панорамными камерами, поворачивающимися вокруг головы пациента, так называемыми панорамными радиографами, захватывающими значительную часть шейной области.

Автор исследования профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Артур Фридлендер опубликовал статью в Журнале американской стоматологической ассоциации, в которой он рекомендует зубным врачам особенно внимательно проверять женщин постклимактерического возраста. Инсульт для таких женщин - одна из наиболее частых причин смерти.

XS
SM
MD
LG