Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Оптимальный уровень холестерина. Болезни приемных детей


Темы передачи: оптимальный уровень холестерина в организме, болезни приемных детей, а также короткие медицинские новости.

Евгений Муслин:

На протяжении многих лет в качестве одного из основных методов предупреждения атеросклероза, который лежит в основе самых распространенных сердечно-сосудистых заболеваний, остающихся "убийцей номер один" в большинстве развитых стран, настойчиво пропагандируется жесткий контроль за уровнем холестерина в крови. Повышение этого уровня выше определенного предела рассматривается как грозный признак развивающейся сердечно-сосудистой патологии. На этом фоне весьма неожиданно прозвучало сообщение прямо противоположного характера - о том, что низкий уровень холестерина в определенных случаях может также оказаться грозным предвестником заболеваний. Где же истина? Мы попросили прокомментировать этот вопрос профессора Даниила Голубева.

Даниил Голубев:

Во-первых, еще раз об актуальности проблемы. Несмотря на все успехи в лечении сердечно-сосудистых заболеваний, включая и высокоэффективную кардиохирургию, от этого вида патологии ежегодно умирает полмиллиона американцев. Комментируя эти данные, доктор Джеймс Климен, директор Национальной программы изучения сердечно-сосудистых заболеваний, заявил, что этот показатель, к сожалению, не соответствует тем прогнозам и ожиданиям, которые были у специалистов-кардиологов. Действительность оказалась намного более мрачной. Доктор Клод Ленфант, директор Национального Института сердца легких и крови добавляет: "Положение настолько серьезное, что мы не можем проявлять благодушия и обязаны ужесточить все звенья нашей работы по профилактике заболеваний, являющихся для народа США "убийцей номер один".

Именно этим целям подчинены новые правила по лечению и профилактике сердечно-сосудистых заболеваний, одобренные правительственными и самыми авторитетными профессиональными организациями США и являющиеся основой практических действий всех лечебных учреждений и частнопрактикующих врачей всей страны. Центральным пунктом этих правил является требование постоянно выявлять лиц с повышенной концентрацией холестерина и добиваться снижения этого уровня с помощью диеты, а если это не помогает, то и с помощью лекарственных препаратов (так называемых статинов). При этом "нормальным" уровнем холестерина в крови считается концентрация, на 20 процентов меньшая, чем предыдущая норма. Таким образом, контингент людей, подлежащих активному снижению этой концентрации, резко расширился.

В совершенно очевидном противоречии со всеми этими сведениями находятся данные группы ученых Университета в Гонолулу (Гавайи), опубликованные в журнале "Ланцет". Под их наблюдением в течение 20 лет находились 3500 американцев японского происхождения в возрасте от 71 до 93 лет, всем им старались снизить уровень холестерина в крови, считая, как это всеми принято, что именно такая тактика необходима для уменьшения риска возникновения сердечно-сосудистых заболеваний.

Евгений Муслин:

Ну и что, результаты оказались прямо противоположными?

Даниил Голубев:

Совершенно верно. По словам руководителя группы гавайских ученых доктора Ирвина Шварца, длительное искусственное поддержание холестерина в крови на низком уровне у пожилых людей увеличивает риск внезапной смерти.

Евгений Муслин:

Каким же было мнение других ученых на столь неожиданные данные из Гонолулу?

Даниил Голубев:

Совершенно естественно, что весьма настороженным и, в общем - негативным. Так, Британская Ассоциация врачей-кардиологов выступила со специальным заявлением, согласно которому данные гавайских ученых не должны рассматриваться как универсальные, поскольку они получены при наблюдениях над одной специфической этнической группой (американцев японского происхождения), у которой в течение многих лет поддерживался излишне низкий уровень холестерина в крови. "Нет никаких оснований игнорировать бесспорные данные о том, что повышенный уровень холестерина в крови влечет за собой повышенный риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний", - говорит научный консультант Ассоциации доктор Алисон Шоу. Тем не менее, она была вынуждена добавить, что лицам в возрасте 70 лет и старше не стоит снижать уровень холестерина в крови ниже, чем на 15 процентов по сравнению со средним уровнем для лиц подобного возраста.

Евгений Муслин:

А какой уровень холестерина был у наблюдаемых американских японцев на Гавайях?

Даниил Голубев:

По опубликованным ими данным, очень низким - примерно на 20 процентов ниже обычного.

Евгений Муслин:

Признается, что при таком низком уровне смертность среди них возросла?

Даниил Голубев:

Мы живем в век, когда в снижении уровня холестерина видят панацею от всех бед. Этому снижению подчинены правительственные программы, усилия фармацевтических компаний, врачебная практика. Данные гавайских ученых свидетельствуют о том, что беспредельное снижение этого уровня у всех без исключения людей - независимо от возраста и этнического происхождения - отнюдь не всегда является благом и всегда должно носить индивидуальный характер.

Занимаясь профилактикой сердечно-сосудистых заболеваний, не надо забывать о самых простых рекомендациях, касающихся рационального питания и необходимости вести активный образ жизни и выполнять эти рекомендации постоянно. Доктор Скотт Грунди - научный сотрудник Медицинского центра Техасского университета - подчеркивает, что большинство людей охотно начинают соблюдать диету или заниматься физкультурой, но затем быстро "остывают" и прекращают эти занятия. "Если выполнять эти самые простые рекомендации (имеются в виду диета и физическая нагрузка) постоянно и настойчиво, - говорит доктор Грунди, - то можно снизит риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний на... 30-40 процентов! И это важнее, чем всеми способами уменьшать уровень холестерина в крови, особенно после 70 лет"!

Лилия Шукаева:

Бездетные американские супруги Энн и Стэнли Риз были вне себя от радости, когда прошлым летом они усыновили и удочерили двух годовалых румынских сирот Илеану и Трайана и привезли их к себе домой - в городок Рай, под Нью-Йорком. Но через два дня Энн заметила, что Илиана сильно хромает и повезла ее в приемную "Скорой помощи" ближайшей больницы.

Врачи осмотрели ребенка и диагностировали у него двойной передом лодыжки. Но еще более мрачным было их заключение, что девочка страдает от сильно выраженного остеопороза - прогрессирующего истончения костей, заболевания, обычно характерного для людей пожилого возраста. Встревоженная Энн Риз позвонила тогда нью-йоркскому педиатру доктору Джейн Аронсон, специализирующейся на лечении приемных детей, привезенных из-за заграницы.

Доктор Аронсон, которую Энн Риз нашла, наведя справки по Интернету, рассмеялась и сказала: это не остеопороз, это рахит, ваши врачи в Рае наверняка не сталкивались ни с одним и случаем этой болезни. Рахит - это легко излечиваемое заболевание костей, вызываемое недоеданием и нехваткой витамина Д - обычно встречается в развивающихся странах. 10 лет назад во всех США было не больше 2-3 врачей, имевших солидный опыт в лечении детей, родившихся за рубежом усыновленных американскими семьями. Сейчас в США и Канаде есть уже 12-15 врачей, специализирующихся исключительно на лечении приемышей. Эти врачи заблаговременно консультируют будущих приемных родителей, дают оценку здоровья детей, базируясь на их медицинских историях и рекомендуют оптимальную тактику лечения после их усыновления. Часто они же и начинают лечение. Эта новая медицинская специализация привлекла широкое внимание медиков год назад, когда авторитетный научный журнал "Архивы педиатрии" посвятил целый номер этому вопросу.

Доктор Аронсон заинтересовалась здоровьем приемышей несколько лет назад, когда в ее доме все чаще стали раздаваться телефонные звонки встревоженных родителей. "У нашего ребенка глисты, - жаловались одни, - положительная реакция на туберкулез, - кричали в трубку другие, - и наш педиатр не знает, что нужно делать". И тогда доктор Аронсон организовала свою Международную педиатрическую клинику, сотрудники которой стали специализироваться по заболеваниям, мало известным в США. Дело в том, что еще в конце 80-х годов американцы усыновляли меньше 10 тысяч зарубежных приемышей в год, причем по большей части корейцев, а в прошлом году число приемных детей из-за рубежа превысило уже 18 тысяч, причем многих привезли из Китая, из России, и других бывших советских республик, из Индии и из Гватемалы.

Эмоциональные и психологические проблемы, связанные с этими детьми, особенно с детьми, прибывшими из российских и румынских детских домов в начале 90-х годов, приобрели широкую огласку из-за нашумевших тогда мнимых и действительных случаев грубого и даже преступного обращения с приемными детьми. Так в 1997-м году Ренэ Полрайз, приемную мать, проживавшую в штате Колорадо, осудили за убийство приемного ребенка из России, у которого были серьезные психиатрические проблемы. Однако, гораздо чаще медики, специализирующиеся на лечении приемных детей, сталкиваются с более прозаическими ситуациями, которые возникают из-за инфицирования детей разными гепатитами, туберкулезом, глистами, лишаями и вшами. Детские врачи проверяют, не злоупотребляли ли их биологические матери во время беременности алкоголем, что может вызвать психические и эмоциональные проблемы, и нет ли у них признаков недоедания, что может задержать рост и развитие моторных навыков, а также подверглись ли они необходимой вакцинации.

Значительная часть приемных детей, прибывших из заграницы, часто не подвергается должному медицинскому обследованию - пишет бостонский педиатр доктор Лори Миллер в "Нью Инглэнд Джорнэл оф Медицин". Некоторые американские врачи - продолжает она - ошибочным образом признают результаты анализов и обследований, проделанных в стране происхождения ребенка, хотя тамошние лаборатории, как правило, чрезвычайно ненадежны, да и ребенок мог быть инфицирован уже после этих обследований. А в тех районах США, где зарубежных приемышей мало, медицинские работники вообще часто и не подозревают о необходимости всесторонней проверки здоровья пришельцев.

Доктор Миллер приводит историю 9-летнего мальчика-приемыша в штате Северная Дакота, прибывшего в США с Маршалловых островов. У него был обнаружен туберкулез через два года после прибытия в Америку, да и то только тогда, когда туберкулезом от него заразился один из родителей. Проверка показала, что в какой-то степени были инфицированы еще 20 процентов из тех 276 человек, которые за это время контактировали с мальчиком.

Другой случай произошел с приемышем в штате Нью-Джерси, где медики обнаружили у нескольких детей, привезенных из Китая, повышенный уровень в крови свинца, что может привести к снижению умственных способностей. После этого были обследованы еще 450 китайских приемышей, и у 14 процентов из них также был обнаружен избыточный свинец. В этой же группе детей 35 процентов страдали от анемии, у 9 процентов были найдены глисты, а у 10 процентов обнаружилась повышенная функция щитовидной железы. Многие из приемышей отставали от американских детей по весу, по росту и по величине окружности головы.

"Медики, занимающиеся приемными детьми, - говорит пионер в этой социально-медицинской области доктор Джерри Энн Джениста, - должны как можно тщательнее обследовать медицинское состояние детей еще до окончательного усыновления". Сама доктор Джениста, работающая педиатром в Энн-Арборе, штат Мичиган, и усыновившая пятерых детей из Индии, провела за последние годы несколько тысяч консультаций и предприняла несколько тысяч обследований детей для других потенциальных приемных родителей.

Значительные вариации в объеме и добросовестности обследования детей на их родине осложняют работу американских врачей. Так, из Кореи поступает исчерпывающая информация, включая даже количество доз того или иного лекарства, которое прописывалось детям - говорит доктор Джениста - иногда присылаются видеопленки, характеризующие развитие детей, а вот гватемальских приемышей сопровождает состоящее чаще всего из одной сроки утверждение, что ребенок был осмотрен, что он здоров и что у него есть в наличии все главные органы и коне6чности. Оценивая состояние ребенка, доктор Джениста отмечает главные потенциальные проблемы с его здоровьем и подсказывает будущим родителям, чем они должны будут заняться в первую очередь. Даже в случае самых серьезных медицинских проблем доктор Джениста ничего не скрывает от потенциальных родителей, но воздерживается от каких-либо собственных рекомендаций по поводу окончательного усыновления. Недавно, например, она обследовала 3-летнего мальчика из России, который был 10-м ребенком, рожденным в семье хронических алкоголиков и внешне мало чем отличался от годовалого малыша. Она объяснила потенциальным родителям, что состояние ребенка, конечно, улучшится, но что нормальное развитие его, скорее всего, будет нарушено и что ему потребуется поддержка на протяжении всей его жизни.

"Я сказала им, - говорит доктор Джениста, - что вы можете усыновить его, если все это вас не смущает, но если вы предполагаете, что тщательный уход, помощь логопеда и хорошее питание сделают его неотличимым потом от других школьников, то такое мнение, увы, ошибочно".

К сожалению, некоторые медицинские проблемы часто трудно предвидеть. Супруги Нэнси и Джон Кротти, живущие под Нью-Йорком, сначала не могли нарадоваться на 5-летнюю Анну, которую четыре года назад привезли из Венгрии и которую они удочерили. В сопровождавших ее медицинских документах утверждалось, что ребенок совершенно здоров. Тем неожиданнее для приемных родителей был неприятный сюрприз: у девочки начались приступы астмы и возникли другие респираторные проблемы, вероятнее всего - следствие неблагоприятных условий прошлого содержания в сиротском приюте. "Практически мы не вылезали долгое время из больниц, - говорит приемный отец Джон Кротти. - Документы показывали, что ребенок совершенно здоров, но оказалось, что это не так. Мы и понятия не имели, что существуют специальные детские врачи, проверяющие приемышей". Когда супруги в этом году усыновляли другого тоже венгерского ребенка, они тщательно проконсультировались с доктором Аронсон, прежде чем принять окончательное решение и взять мальчика домой.

Надо признать, что некоторых родителей серьезные медицинские проблемы приемных детей просто выбивают из колеи. Таис Теппер из города Вашингтон в Пенсильвании в 1991-м году усыновила 18-месячного мальчика из Румынии и вскоре убедилась, что с ребенком что-то неладно. До трех с половиной лет малыш ничего не говорил, пугался звуков, прикосновений и других стимулирующих ощущений, и часто подолгу повторял какие-нибудь бессмысленные действия, например, часами хлопал в ладоши или крутил перед носом рукой. Когда мать нашла наконец соответствующего специалиста, тот объяснил ей, что у мальчика довольно редкое психическое отклонение, что оно будет мешать ему общаться с другими детьми и что это, видимо, следствие лишений, перенесенных им во младенчестве.

Ребенка пришлось подвергнуть интенсивному лечению. Шесть раз в неделю он занимался с разными врачами и медсестрами физической подготовкой и психическим тренингом, исправлением речи и другими проблемами. Хотя и сейчас учеба ему дается с трудом, он все же ходит уже в обычный пятый класс вместе со здоровыми школьниками.

Памятуя о перенесенных ею трудностях, миссис Теппер организовала специальную группу для родителей с больными приемными детьми, чтобы они могли обмениваться информацией и опытом решения сложных медицинских проблем. В конце концов, говорит она, даже самые большие трудности, как правило, оказываются преодолимыми, и дети почти всегда выздоравливают и нормализуются.

По оценке доктора Дженифер Ладэйдж, руководящей в Сан-Луисе специальной клиникой для лечения приемных детей, прибывших из других стран, только у 3-5 процентов приемышей остаются долговременные поведенческие и эмоциональные проблемы. Правда, эта пропорция значительно выше для детей, усыновленных в возрасте старше 2 лет.

Доктор Ладэйдж заинтересовалась лечением приемных детей пять лет назад, когда она сама усыновила китайского мальчика. У мальчика была непрооперированная волчья пасть и заячья губа, и в свои 14 месяцев он не только еще не ходил, но и не мог даже сидеть без посторонней помощи. Но в течение 6 месяцев после усыновления у него уже развились моторные навыки, соответствующие его возрасту, и он полностью оправился после операций на губе и на небе. В большинстве случаев, - говорит доктор Ладэйдж, - приемные дети нагоняют своих сверстников. Причем иногда они развиваются и растут с поразительной быстротой. Сама она даже не мыслит теперь жизни без усыновленного мальчика, которого назвала Алекс, и ждет, не дождется, пока получит разрешение снова поехать в Китай и усыновить еще одного ребенка.

Научные новости.

Евгений Муслин:

Как показало исследование, проведенное недавно в Японии, виновниками почти всех заболеваний раком желудка являются бактерии Хелиобактер Пилори, вызывающие желудочные язвы. Напомним, что рак желудка занимает второе место в мире по числу жертв среди всех видов рака. Поскольку обнаружить такие бактерии несложно, это значит, что рак желудка вполне возможно искоренить с помощью антибиотиков, говорит доктор Тимоти Ванг из Массачусетского медицинского центра, комментирующий результаты исследования, опубликованного в "Нью Инглэнд Джорнэл оф Медицин". Доктор Ванг предсказывает, что такие усилия, скорее всего, будут в первую очередь предприняты в Японии, где на опухоли в желудке приходится больше всего смертей от рака.

Профилактическому лечению придется подвергнуть миллионы людей, потому что бактерии Хелиобактер Пилори широко распространены и обычно не вызывают никаких симптомов. В некоторых странах ими инфицировано 90 процентов населения старше 9 лет. В США этими бактериями инфицированы 30-40 процентов людей - пишет доктор Ванг. Однако, рак желудка, по данным Национального онкологического общества, стоит по смертности в США только на 10-м месте среди других видов рака. Так что вопрос, кого здесь лечить антибиотиками, пока не решен. Японское исследование, о котором идет речь, проводила доктор Наоми Уемура в больнице Кюре Киосаи, наблюдавшая за полутора тысячами больных язвой желудка и другими болезнями пищевого тракта и инфицированными бактериями Хелиобактер Пилори. Раком желудка, в конечном счете, заболели около 3 процентов инфицированных, но не заболел ни один из 280 неинфицированных и ни один из 253 человек, лечившихся антибиотиками.

XS
SM
MD
LG