Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прогресс ветроэнергетики. Взлет и падение науки в странах ислама


Темы передачи: революционный прогресс в ветроэнергетике, взлет и падение науки в странах ислама, а также короткие научные новости.

Лилия Шукаева:

Осенние ветры бушуют над полями Южной Дакоты. Кукурузные поля усеяны тысячами метеорологических приборов, днем и ночью фиксирующих скорости, интенсивности и направления воздушных потоков. Собираемая приборами информация станет решающим аргументом при финансировании крупнейшего энергетического проекта, разрабатываемого сейчас в США.

Этот проект под кодовым названием "Гремящий гром" может стать началом новой энергетической эры, может открыть глаза миллионам людей на мало кому известные факты за пределами узкого круга специалистов. Эти факты заключаются в том, что ветроэлектрические установки, описанные еще в романах Герберта Уэллса, из дорогостоящих малоэффективных устройств, не вызывавших большого интереса у энергетиков, благодаря техническим усовершенствованиям быстро становятся наиболее перспективными генераторами электроэнергии.

Ветроэлектрические станции в недалеком будущем обещают генерировать наиболее дешевую электроэнергию, и рынок уже это почувствовал. Только за последний, 2001-й год установленная мощность американских ветроустановок должна вырасти на 59 процентов. Ветер становится самым быстрорастущим источником энергии в мире. И ветроэлектрический комплекс "Гремящий гром", десятикратно превосходящий по мощности любые предыдущие проекты такого рода, должен стать важным поставщиком электроэнергии для среднезападной промышленной зоны США.

По мнению горячих сторонников энергии ветра, среди которых и защитники окружающей среды, и солидные бизнесмены, такая энергия заслуживает большего внимания со стороны американского Конгресса, учитывая современную политико-экономическую ситуацию. Сейчас на ветер приходится меньше 1 процента энергии, потребляемой в США, тогда как по самим правительственным подсчетам эта доля уже при существующем уровне техники может быть доведена до 20 процентов и не уступать доле, приходящейся на ядерную энергию. Энергии ветра также не угрожают резкие колебания цен, как это часто случается с природным газом и нефтью, и ветер ничем не загрязняет атмосферу.

Некоторые специалисты даже считают, что ветер потенциально способен обеспечить США горючим для автомобилей и положить тем самым конец американской зависимости от ближневосточной нефти. "Вся наша экономика может быть основана на энергии ветра", - пишет Лестер Браун, основатель и бывший директор института Ворлдвотч в своей новой книге "Эко-Экономика". По мнению Брауна, Великие равнины в центре США, по которым часто гуляют сильные ветры, могут стать Саудовской Аравией ветроэнергетики, а метеорологи, изучающие ветроэнергетические ресурсы, придут на смену геологам-разведчикам, ищущим нефть. Оптимизм Брауна базируется на федеральных исследованиях 90-х годов, согласно которым только 12 центральных штатов обладают ветроэнергетическим потенциалом, четырехкратно превышающим общенациональные потребности США в электроэнергии. Одна лишь Северная Дакота способна обеспечить 36 процентов общенациональных нужд.

Конечно, комплексное использование энергии ветра потребует разработки новой технологии аккумуляции и распределения электричества. А пока владельцы ветроустановок быстро наращивают производство электроэнергии и продают ее местным электросетям. Заметнее всего ветроэнергетический бум разворачивается в Техасе. Благодаря дерегуляции энергетики и содействию штатных властей, мощность техасских ветроэлектрических установок в этом году увеличится впятеро. Комплекс из 214 воздушных турбин, устанавливаемых близ техасского города Одесса, обеспечит электроэнергией 80 тысяч местных жителей. Дело в том, что крупномасштабные проекты, включающие сотни отдельных ветроустановок, гораздо экономичнее мелких - говорит Кэрол Клаусон, представительница флоридской фирмы "FPL Energy", осуществляющий строительство. Эта же фирма устанавливает куст из 390 воздушных турбин вдоль границы между штатами Вашингтон и Орегон. Турбины, собираемые на месте и разбросанные на площади более 125 квадратных километров, дадут первый ток в июле будущего года.

Сегодняшние ветроустановки совсем не похожи на ветряные мельницы, с которыми когда-то сражался Дон Кихот. Высокие стройные мачты с огромными вращающимися лопастями, электрогенераторы, оснащенные электроникой и компьютерным управлением, все это позволяет им работать почти при любой скорости и направлении ветра, генерируя электрический ток постоянной промышленной частоты.

Типичная высота мачты доходит сейчас до 60 метров, размах лопастей - до 65 метров. Подобная ветроустановка стоит сейчас 1 300 000 долларов, в 20 раз дороже, чем типичная модель 1981-го года, но мощность ее стала в 120 раз больше. В результате стоимость электроэнергии упала с 38 центов за киловатт-час до 4 центов. Это вдвое меньше, чем платит средний американский потребитель.

Ветроэнергетический бум приносит большие выгоды фермерам: они получают за установку одной воздушной турбины на своей земле, которую продолжают обрабатывать, как обычно, 2 тысячи долларов в год. В Южной Дакоте, где строится комплекс "Гремящий гром" общей мощностью 3 миллиона киловатт, фермеры уже заключили договоры на установку более 2 тысяч воздушных турбин. Этот комплекс совместно с крупной атомной электростанцией будет питать энергетическую систему Чикаго.

Мощность ветроэлектростанций, конечно, колеблется в зависимости от силы ветра. Но энергия поступает в общую сеть, имеющую много источников. Когда ветер усиливается, останавливаются паровые и газовые турбины, и доля ветроэнергии в общем балансе повышается, когда ветер стихает - все происходит наоборот.

В более отдаленном будущем, когда электроэнергии будет производиться намного больше, избыточную энергию по ночам можно будет использовать для электролиза воды и получения из нее водорода. А водород станет сырьем для так называемых топливных элементов, уже несколько десятилетий служащих источниками электроэнергии для космических аппаратов. Специалисты ожидают, что к концу этого десятилетия они значительно подешевеют, станут экономически конкурентоспособными и позволят заменить двигатели внутреннего сгорания в автомобилях электродвигателями. Первые электромобили с водородными топливными элементами, как утверждает представительница заводов "Форд" Сара Тачио, выбегут на дороги уже в 2003-м году. Такие автомобили, говорит автор "Эко-Экономики" Лестер Браун, будут иметь абсолютно чистый выхлоп, состоящий из одних водяных паров. "Переход на новую энергетику уже начался - говорит Браун - но пока этот процесс еще идет медленно".

Война с терроризмом еще более укрепила позиции адвокатов возобновляемых источников энергии. Хотя цены на нефть сейчас и упали, и хотя война пока не затронула нефтедобывающих государств, неустойчивая политическая обстановка в арабских странах, особенно в Саудовской Аравии, повысила озабоченность, связанную с нефтяной зависимостью США от импортной нефти. Президент Буш добивается от Сената одобрения своих планов, направленных на повышение добычи жидкого топлива на американской территории. А член Палаты представителей американского Конгресса демократ Дик Гепхардт приравнял быстрейшее освоение массового производства топливных элементов по своей важности Манхэттенскому проекту создания атомного оружия во время Второй мировой войны. Эту точку зрения разделяют и многие ученые. "Нашей энергетике предстоит сделать важнейший шаг вперед, - говорит Джон Тэрнер, научный сотрудник Национальной лаборатории по возобновляемым источникам энергии в городе Голдене, штат Колорадо. - Не менее важный, чем в свое время решение президента Кеннеди доставить не позже чем через 10 лет человека на Луну. Энергетическая независимость необходима для национальной безопасности США, и эта независимость, безусловно, может базироваться на возобновляемых источниках энергии".

Александр Сиротин:

Иудеи, христиане и мусульмане - все участвовали в расцвете науки, искусства, медицины и философии, который продолжался в течение 500 лет и охватывал пространство от Испании до Персии. Своего пика это золотое время достигло в X-XI веках, когда Восток подарил миру трех великих мыслителей - Альхазена, Мухаммеда аль-Бируни и Авиценну.

Ученые считают, что наука имела в Средние века столь привилегированное положение по целому ряду причин. В чем-то привлекательность науки носила мистический характер: это был еще один путь познания единства Божественного творения - центрального постулата Ислама. "Каждый изучающий анатомию укрепит свою веру в единство и всемогущество Создателя", - эти слова приписывают анатому и философу XIII века Аверроэсу.

Еще одна причина в том, что ислам - одна из немногих религий в человеческой истории, считающих научные процессы составной частью религиозного ритуала. Так пишет в своей книге, вышедшей в 1993-м году "Астрономия на службе ислама" Дэвид Кинг, историк науки, профессор Франкфуртского университета имени Гете. Арабы, говорит он, обладали обширными знаниями о звездах и ориентировались по ним в своих длительных походах через пустыню. Предписание, чтобы мусульманин молился лицом к Мекке, потребовало знаний о размерах и форме Земли. Лучшие астрономические умы мусульманского мира, пишет Дэвид Кинг, бились над созданием таблиц и диаграмм, по которым можно легко определить направление к исламским святыням из любой точки мусульманского мира. Со временем достижения ученых вышли далеко за рамки нужд погонщиков верблюдов, молящихся в бескрайней пустыне лицом к Мекке.

Астрономы Самаркандской обсерватории, которая была основана примерно в 1420-м году правителем Самарканда Улугбеком, измеряли положение звезд с точностью до долей градуса, утверждает профессор Эль-Баз. Исламские астрономы достигли своего зенита, во всяком случае, с точки зрения Запада, в XIII и XIV веках, когда Туси и его последователи преодолели рамки учения Птолемея, которым мир руководствовался целое тысячелетие.

Коперник, который в 1530-м году опроверг Птолемеево геоцентрическое представление о Вселенной, выдвинув гелиоцентрическую теорию о планетах, вращающихся вокруг Солнца, вначале высказывал идеи, близкие к идеям мусульманских астрономов. И это натолкнуло некоторых историков науки на мысль о ранее неизвестной связи между Коперником и исламскими астрономами, хотя ни работы Шатира, ни работы Туси никогда не были переведены на латинский язык, и потому вряд ли были известны на Западе.

Профессор Гарвардского университета, астроном и историк астрономии Оуэн Гингерич считает, что Коперник мог прийти к гелиоцентризму независимо от кого-либо, но сама идея критики теории Птолемея и пересмотра его модели Вселенной как бы витала в воздухе и в этом смысле была унаследована Западом от исламского мира. Несмотря на предупреждения исламских астрономов о пороках Птолемеевой теории, сами эти ученые были еще далеки от ее полного ниспровержения: отказ от общепринятой тогда модели означал революцию в философии и в космологии. "В каком-то смысле условия для революционного пересмотра системы мира созрели", - говорит профессор университета Оклахомы Раджеп. "Но Востоку не нужна была гелиоцентрическая модель Вселенной, - считает профессор Кинг из Франкфурта. - С точки зрения мусульманских догм не имело значения, что вращается вокруг чего: Земля вокруг Солнца или Солнце вокруг Земли".

С X по XIII век европейцы, особенно в Испании, переводили работы арабских мыслителей на иврит и латинский так быстро, как только могли - пишет профессор Кинг. Результатом стало возрождение науки, что, в конце концов, трансформировало западную цивилизацию.

Почему же восточная наука, так успешно двигавшаяся вперед, остановилась, а затем отстала от западной? "Никто не смог убедительно ответить на этот вопрос", - считает профессор Сабра из Гарварда. Среди различных версий есть, например, такая: исламская империя начала терять влияние начиная с XIII века под ударами крестоносцев с Запада и монголов с Востока. Христиане отбили у мусульман Испанию вместе с великолепными библиотеками Кордовы и Толедо, с собраниями арабской литературы по астрономии, философии и другим наукам. В результате исламские научные центры и центры обучения молодежи стали утрачивать связь друг с другом и с Западом, прекратился научный обмен мнениями и иссякла финансовая поддержка науки.

На Западе наука сама окупала себя новой технологией вроде парового двигателя и привлекала денежные средства из промышленности. Но на Востоке наука оставалась зависимой от благоволения и любознательности султанов и халифов. Позднее Оттоманской империи, которая в XVI веке присоединила к себе арабские земли, нужны были не мыслители-энциклопедисты, а строители и воины. Поэтому финансовая поддержка науки пошла на убыль. Таково мнение профессора Бостонского университета Эль-База.

Как бы то ни было, в результате столкновения в XIX веке Востока с колониальными устремлениями Запада Восток оказался в унизительном положении и вынужден был начать осваивать западную науку и технику из экономических и военных соображений. Реформаторы, сторонники модернизации восточной системы образования, начали борьбу за европеизацию преподавания достижений западной науки. Они считали, что поскольку Запад заимствовал научные достижения мусульманского мира, мусульманам не зазорно заимствовать плоды достижений западной науки. Это движение принесло хорошие результаты. " В отдельных странах, например, в Малайзии, Иордании и Пакистане, научные программы были относительно модернизированы", - считает профессор Бакар из Джорджтаунского университета. А профессор Сабра добавляет, что даже в наиболее консервативном мусульманском государстве - Саудовской Аравии - научные предметы ведутся на английском языке.

И все же развитие науки сегодня сильно отстает в мусульманском мире. Это признает Первез Худбхои, пакистанский физик, профессор университета в Исламабаде, автор работ о взаимоотношениях науки и ислама. По результатам проведенного им опроса, которые опубликованы в 1991-м году в его книге "Ислам и наука, религиозная ортодоксия и борьба за рационализм", мусульмане слабо представлены в мировой науке, их там менее 1 процента, хотя по численности мусульмане составляют почти 1/5 населения планеты. В одном только Израиле ученых вдвое больше, чем во всех мусульманских странах вместе взятых.

Среди социологических и экономических факторов, способствующих отставанию мусульманских стран в науке, ученые указывают на отсутствие среднего класса и на бездумную зубрежку Корана. "Уверенность в том, что все знания можно почерпнуть из Корана, тормозит научный прогресс, - считает Первез Худбхои. - Эта уверенность разрушительна для мусульманского мира, если мы хотим создать мыслящего человека, способного анализировать, спрашивать, сомневаться и создавать". А мусульманин Бруно Гуидерони, астрофизик из Национального центра научных исследований в Париже, говорит, что "фундаменталисты восстают против науки только потому, что она в их глазах "западная".

Другие ученые считают, что консервативная часть мусульманства шизофренически стремится пользоваться современной технологией, не разделяя научных взглядов, если они каким-то образом могут поставить под сомнение религиозные постулаты - говорит профессор Бакар.

Одна из реакций на вторжение западной науки - попытка ее исламизации, при которой наука должна признать Коран истоком научных знаний. По словам профессора Худбхои, исламисты подвергают критике концепцию причины и следствия. Так, например, в инструкции преподавателям и студентам пакистанского Института политических знаний было рекомендовано не связывать физические следствия с их причинами. Еще пример: для ислама неприемлемо просто утверждать, что соединение водорода и кислорода дает воду. Исламисты предлагают выражаться так: "Если соединить водород и кислород вместе, то по воле Аллаха получится вода".

Даже отвергающие фундаментализм мусульмане сомневаются в необходимости следовать в науке за Западом. Этот путь, по их мнению, ведет к разрушению традиционных духовных ценностей и насаждает отчуждение и меркантилизм. Большинство активно работающих ученых уверены, что наука не имеет этнической, религиозной и какой-либо иной окраски. Профессор Худбхои в своей книге рассказывает, как его коллеги, профессора Салам и Стивен Вайнберг, работающие сейчас в Техасском университете, а также Шелдон Глашоу из Гарварда, поделили Нобелевскую премию за открытие того, что электромагнетизм и так называемые слабые ядерные взаимодействия являются разными проявлениями одной и той же силы. Профессора Салам и Вайнберг разработали эту теорию независимо друг от друга, хотя Вайнберг - атеист, а Салам - мусульманин, цитирующий Коран и соблюдающий все предписания ислама.

"Наука интернациональная, - говорит профессор Эль-Баз. - Нет такого понятия как исламская наука. Наука - это как огромное здание, как пирамида. Каждый вкладывает в строительство свой кирпичик, в котором ничего нет от религии. И не имеет значения, какому Богу молится, молится ли вообще и какого цвета кожа у того, кто вложил свой кирпичик".

Научные новости.

Евгений Муслин:

Китайское информационное агентство "Синьхуа" сообщает некоторые подробности о китайских планах исследования космоса. Согласно этим сообщениями, китайские астронавты совершат первый пилотируемый космический полет еще до 2005-го года, после которого лет через 10 или несколько больше последует экспедиция на Луну. Работа по подготовке пилотируемых космических полетов началась в Китае два года назад. В январе этого года китайцы вывели на космическую орбиту капсулу с обезьяной, собакой, кроликом и несколькими змеями. В будущем, 2002-м году, КНР планирует запустить на околоземную орбиту три спутника - для наблюдения за погодой, для изучения Мирового океана и для разведки полезных ископаемых. Недавно Европейское космическое агентство подписало с КНР соглашение - первое соглашение подобного рода - об установке на двух китайских спутниках, которые будут запущены в космос в декабре 2002-го и в марте 2003-го года, научных приборов. Эти приборы предназначены для изучения магнитосферы Земли.

XS
SM
MD
LG