Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конференция американских геофизиков. Американские ученые против терроризма


Темы передачи: осенняя конференция американских геофизиков в Сан-Франциско, вклад американских ученых в борьбу с терроризмом, а также короткие научные новости.

Лилия Шукаева:

На проходившей недавно в Сан-Франциско осенней конференции Американского Геофизического Союза ученые обсуждали последние данные, касающиеся изменений земного климата и практических мер, которые можно предпринять для борьбы с разогреванием земной атмосферы. Глобальные климатические изменения обычно считаются длительными процессами, протекающими в течение многих тысяч лет. Однако, предупреждают климатологи, иногда такие изменения могут случаться внезапно и происходить стремительны, быстро повышая средний уровень температур, скажем, на 10 градусов Цельсия. Естественно, такого рода климатическая встряска способна нарушить нормальную жизнь всего человечества.

"Климатические изменения не всегда протекают гладко. Иногда они очень резки, - сказал в своем выступлении на Конференции Ричард Алли, климатолог из Пенсильванского штатного университета и ведущий автор недавно опубликованного нового доклада Американской Национальной Академии Наук об угрозе внезапных климатических изменений. - Значительные и быстрые изменения климата затронут миллионы людей и множество различных экосистем. И чем эти изменения будут быстрее, тем труднее будет к ним приспособиться".

Авторы доклада, выпущенного в первых числах декабря, предупреждают, что постепенное глобальное потепление в сочетании с другими кумулятивными человеческими воздействиями на окружающую среду может привести к внезапному переключению "климатического рубильника" и к катастрофически стремительным изменениям окружающей температуры, влажности, состояния атмосферы и океана, смены сезонов и так далее.

Выступая на конференции Геофизического Союза профессор Алли и другие ученые-климатологи заявили, что стремительные климатические перевороты уже неоднократно происходили в прошлом, когда окружающие температуры существенно менялись всего за два десятилетия. Об этом свидетельствуют недавно обнаруженные неоспоримые геологические данные. "Климатическая революция иногда занимает меньше времени, чем жизнь одного человеческого поколения", - говорит специалист по физике атмосферы Дэвид Баттисти из Вашингтонского университета, но ее последствия могут длиться тысячелетиями. Самые большие неприятности от внезапных климатических изменений связаны с угрозой опустошающих засух и наводнений, которые могут негативно повлияли на водоснабжение и значительно снизить урожайность сельскохозяйственных культур на земном шаре.

Кроме того, такие изменения могут привести и к длительной перестройке всей базовой "машинерии" нашей планеты, в частности, к перестройке морских течений. Теоретически Гольфстрим, несущий теплую воду Атлантического океана к северным берегам Европы и обеспечивающий ей умеренный климат, может изменить свое направление на обратное, если в северной Атлантике появится много холодной пресной воды в результате таяния полярных льдов. Это существенно ухудшит климатическую обстановку во всей Европе.

Выступая на конференции Геофизического Союза, климатологи настойчиво подчеркивали, что основную роль в стимулировании стремительных климатических изменений играет Мировой океан, однако, механизм таких изменений пока никому не ясен. "Фактически мы не знаем, какие именно факторы следует учитывать в первую очередь, - сказал специалист по охране окружающей среды профессор Уоллес Брокер из Колумбийского университета, - а потому не представляем, на что нужно обратить внимание".

Анализируя ледяные стержни, высверленные буровым инструментом из ледниковых слоев, исследователи создали климатическую модель, показывающую, как неугомонно скакали глобальные температуры вверх и вниз в течение последних 110 тысяч лет. В то время как некоторые температурные изменения были медленными и монотонными, как, например, в конце последнего ледникового периода 12 тысяч лет назад, другие были быстрыми и неожиданными, подобными стремительному потеплению северной Атлантики всего за одно десятилетие - с 1920-го года по 1930-й. Такое потепление - на 10 градусов Цельсия всего за 10 лет - превосходит по своей скорости все другие известные нам температурные изменения на протяжении всей человеческой истории.

"Климатологический доклад Национальной Академии Наук, предупреждающий о вероятном спонтанном изменении глобального климата", - сказал профессор Алли, - сделан не с целью напугать широкую публику, а с целью побудить общественных и политических деятелей способствовать принятию конструктивных превентивных мер, причем таких мер, которые были бы эффективны, но не обременительны для экономики и промышленности. Эти меры должны снижать загрязнение атмосферы, воды или почвы, должны тормозить процесс климатических изменений, или, по крайней мере, помогать обществу лучше к ним приспособиться. Нужен также какой-то новый финансовый механизм, страхующий общество от разрушительных последствий резких климатических скачков.

Человечество - заключают авторы доклада Национальной Академии Наук - сталкивалось и с резкими, и с постепенными климатическими изменениями в течение тысячелетий и хорошо научилось к ним адаптироваться. Люди строили жилища, более подходящие к новым температурным условиям, создавали системы ирригации, противодействовавшие засухам, наконец, мигрировали из негостеприимных регионов. Так и сейчас - нужно энергично действовать а не сидеть, сложа руки, и с пассивным фатализмом ждать своей участи.

В частности, на конференции Американского Геофизического Союза вновь обсуждались пути решения проблемы парниковых газов, выделяющихся при сжигании ископаемых топлив и способствующих разогреванию атмосферы. Хотя Киотский договор 1997-го года требует от развитых стран снизить выделение таких газов, правительство президента Буша отвергло это требование как слишком дорогое для американской экономики. И вот исследователи из Ливерморской Национальной Лаборатории имени Лоуренса предложили более приемлемый способ избавления от важнейшего парникового газа - углекислого - не тормозящего работу американской промышленности. Они изобрели новый метод улавливания углекислого газа и способ его хранения в океанской воде без нанесения ущерба морским организмам.

Выступая на конференции Геофизического Союза в Сан-Франциско, ливерморские исследователи Грег Рау, Кен Калдейра и Кевин Наус предложили пропускать углекислый газ, исторгаемый из промышленных топок, через воду, а образующийся раствор углекислоты смешивать с раздробленным известняком. Известняк нейтрализует окись углерода и превращают ее в двууглекислую соль - бикарбонат, который спускают в океан. Такой химический процесс происходит т сам по себе в природе, но сам по себе он идет гораздо медленнее.

Такой простой и сравнительно дешевый метод избавления от углекислого газа в меньшей степени изменяет кислотность океанской воды и биологически менее вреден, чем любые другие ранее известные способы - говорит Грег Рау, одновременно ведущий исследования в Морском институте Калифорнийского университета в Санта-Крузе.

Итак, если углекислый газ просто выпускать в атмосферу, он будет усиливать парниковый эффект, если его непосредственно вводить в океан - он повысит кислотность воды, что вредно для морских организмов. Реакция между морской водой, углекислым газом и известняком, ведущая к образованию бикарбоната, оптимально решает обе эти проблемы. Такой процесс, как мы уже говорили, идет и сам по себе в природе, но для его естественного протекания требуется 6 тысяч лет.

Сейчас ливерморские ученые проводят эксперименты для опытного подтверждения эффективности предложенного ими метода. Как говорит Кен Калдейра, уже первые результаты показывают, что этот метод позволит хранить в океане почти неограниченные количества связанного углекислого газа без каких-либо вредных последствий для окружающей среды.

Александр Сиротин:

Как пишет в газете "Нью-Йорк Таймс" ее научный корреспондент Уилльям Брод, вполне реальная угроза ядерного, биологического, химического и компьютерного терроризма заставила администрацию президента Джорджа Буша восстановить интенсивное сотрудничество правительства с научной элитой. Такое сотрудничество было очень тесным во времена "холодной войны". А когда коммунистическая угроза исчезла, в Вашингтоне решили, что бюджет на научные разработки, связанные с защитой от ядерного, химического и бактериологического нападения, можно значительно сократить. Теперь администрация вновь повернулась лицом к ученым, прежде всего, к Национальным академиям, которые являются, вероятно, самыми престижными научными организациями в мире. Им было предложено объединить усилия для решения новых задач. А для этого нужно координировать работу не только 5 тысяч членов Национальных академий наук, но и других ученых.

Недавно, например, ученые собирались для обсуждения вопроса о том, как помочь правительству лучше защитить почтовую службу от сибирской язвы. Чаще стали обращаться к представителям науки за помощью ЦРУ и ФБР. Мы должны понимать, какие научные идеи витают сейчас в воздухе - сказал Джон Марбюргер, советник президента Буша по науке, бывший директор Брукхэвенской национальной лаборатории на Лонг-Айленде, штат Нью-Йорк. И еще - сказал он - мы должны дать знать ученым, чего мы от них ждем. Физик из Гарвардского университета, профессор Льюис Бранскомб, который помогает наладить работу нового Научного совета по антитеррористической технологии, считает развивающиеся связи научного мира Америки с правительством дорогой к возобновлению того партнерства, которое способствовало созданию атомной бомбы, высадке американских астронавтов на Луну, победе в "холодной войне" и излечению многих болезней.

"Наша модель - это те отношения, которые были между учеными и государством накануне, во время и сразу после Второй мировой войны, - сказал профессор Бранскомб - Сейчас наступил поворотный момент". По его мнению, после нью-йоркского теракта 11 сентября американские ученые должны задуматься, прежде всего, над тем, как защитить народ Америки и все человечество от нового вида терроризма. Научные круги приветствовали шаги администрации Буша к сближению. "Наконец-то правительство признало, что нуждается в нашей помощи",- сказал Уилльям Вулф, президент Национальной Инженерной Академии. С таким же удовлетворением восприняли новость в общенациональном Институте медицины, в Национальной Инженерной Академии. С таким же удовлетворением восприняли новость в Общенациональном Институте медицины, в Национальном исследовательском совете и в Национальной академии наук - старейшей из академий, основанной Конгрессом США на пике Гражданской войны между Севером и Югом с тем, чтобы члены Академии давали правительству советы в области науки и искусства.

Администрация президента Буша решилась вернуться на тот путь сотрудничества с наукой, который преобладал в годы "холодной войны". Тогда правительство финансировало основную долю крупнейших научных исследований. Чтобы вооружиться передовой технологией, некоторые министерства и управления обзаводились собственными научно-техническими отделами, брали в штат ученых. А Конгресс США получал рекомендации от своей Технологической службы, которая стала известна благодаря детальным докладам по таким важным проблемам, как, например, глубоко залегающие нефтяные месторождения или космические вооружения. С концом "холодной войны" спрос на помощь со стороны ученых упал. Взгляд правительства на будущее мира настолько изменился, стал настолько оптимистичным, что в 1995-м году Технологическая служба была упразднена, просуществовав более 20 лет. Эксперты обвиняют в этом администрацию Клинтона, хотя и считают, что у вице-президента Гора были по отношению к науке самые благие намерения.

Когда Буш младший возглавил новое правительство, место советника президента по науке долго пустовало и состоянию науки вообще уделялось мало внимания. Но все изменилось после 11 сентября. Новосозданный Научно-Технический совет по борьбе с терроризмом вместе с физиком Бранскомбом возглавил молекулярный биолог Ричард Клаузнер, который в течение 6 лет руководил Национальным институтом рака. По его словам заинтересованность Белого Дома открывает перед наукой большие возможности. В администрации Буша есть малоизвестная "Рабочая группа технологической поддержки", которая определяет перспективные пути борьбы с терроризмом и обеспечивает средства для этого. Группа была создана еще в 1986-м году. В нее входят представители ЦРУ и ФБР Госдепартамента, министерств обороны и энергетики. Никогда ранее группа Технологической поддержки не обращалась за советом и помощью к независимым ученым. Но теперь военным понадобились приборы, позволяющие видеть сквозь стены и находить под землей людей и взрывчатку.

Еще одна важная техническая задача - создание механизмов защиты компьютерных и электросетей, и других жизненно необходимых систем. До сих пор остается нерешенным вопрос о наиболее быстром и безошибочном обнаружении, и уничтожении биологического и химического оружия. Здесь тоже нужна помощь науки. Один из руководителей Национальной академии наук Уилльям Колглейзнер сказал, что одно правительственное управление, которое он отказался назвать, просит исследователей в области социальных наук помочь лучше понять мотивацию и приоритеты террористических групп.

По словам Колглейзнера, национальные академии в моменты кризиса становятся наилучшими посредниками между правительством и учеными. По мнению советника президента Буша по научным вопросам доктора Марбюргера, главная функция академий и их членов, работающих в университетах, помочь в оценке сотен и даже тысяч антитеррористических идей, поступающих из разных стран. " В существующих правительственных агентствах не хватает экспертов, умеющих быстро отделить перспективную идею от бесперспективной", - считает советник.

Некоторые из ведущих ученых, однако, подвергают сомнению глубину и эффективность новых отношений администрации Буша с научными кругами США. Так, Ричард Гарвин, физик, прослуживший советником Белого Дома в течение нескольких десятилетий, считает структуру нынешнего правительства слишком закрытой и не поддающейся влиянию извне. "Легче было во время Второй мировой войны, потому что между президентом и учеными не было такого бюрократического заслона - говорит Гарвин. - А теперь у нас огромная оборонная инфраструктура и каждый ревностно доказывает: "Это моя область! Не переходите границу"! Реализовать идею стало гораздо труднее еще и потому, что раньше, десятилетия назад, правительство было главным источником финансирования базовых исследований. Теперь научные изыскания оплачиваются в основном частной промышленностью. Вашингтон отдалился от научной интеллигенции", - считает Ричард Гарвин.

Чтобы назначить советника по научным вопросам, Джорджу Бушу потребовалось гораздо больше времени, чем любому из его предшественников, начиная с Эйзенхауэра, при котором эта должность была утверждена - говорит Меттью Банн, помощник директора Программы изучения научной технической и социальной политики США при Гарвардском университете. Он добавляет, что когда Марбюргер был, наконец, назначен, он получил звание не помощника президента, как это бывало раньше, а более низкий ранг Директора отдела научно-технической политики Белого Дома. К тому же число ассистентов у Директора было сокращено с 4 экспертов до 2 - упразднены должности ассистента по охране среды и по национальной безопасности. Сам президент Буш, по мнению Меттью Банна, не продемонстрировал заинтересованности в том, чтобы его помощник по науке играл серьезную роль в формировании политики. Влияние помощника ограничено рамками войны против терроризма.

Сам же помощник президента, назначенный на эту должность только 23 октября, не согласен с такой критикой в адрес Буша. Он объясняет эту критику недостаточным пониманием оппонентами того, как строится работа в Вашингтоне. И все же ученые ждут от администрации более конкретных шагов. Например, Белый Дом недавно востребовал у Конгресса в бюджете на 2002-й год 202 миллиона долларов вместо 271 миллиона в 2001-м году на помощь России в укреплении охраны ее ядерного оружия. Критики сокращения расходов на эту программу считают, что США таким образом пренебрегают опасностью ядерного терроризма.

"Бросается в глаза несоответствие между бюджетом и риторикой о необходимости уменьшить ядерную опасность" - говорит Фрэнк фон Хиппле, физик, бывший советник президента Клинтона по науке, а ныне - профессор Принстонского университета. Однако, научный советник Буша Марбюргер, хотя и считает полезным вкладывать деньги в охрану российского ядерного оружия, все же отмечает, что в данный момент есть другие проблемы, требующие еще более срочного решения.

Научные новости.



Евгений Муслин:

Исследователи обнаружили специфическую область в так называемом исполнительном отделе мозга, приходящую в активное состояние, когда человек лжет. Открытие, по-видимому, можно использовать для разработки надежных детекторов лжи.

Существующий детектор или полиграф неспособен непосредственно фиксировать моменты, когда человек лжет. Фактически такие детекторы измеряют лишь страх быть пойманным, фиксируя пульс, кровяное давление и выделение пота, которые, как считают психологи, являются хорошими показателями уровня возбуждения. Однако, не все нервные люди - лжецы - и наоборот, некоторые лжецы умеют хорошо скрывать беспокойство, из-за чего показания полиграфа становятся ненадежными и их не признают в качестве доказательств в судах.

На конференции Общества американских неврологов руководитель исследования доктор Даниэль Ланглебен из Пенсильванского университета подверг группу из 18 добровольцев сканированию, позволявшему следить за возбуждением разных областей мозга. Участники конференции задавали добровольцам вопросы, причем ложные ответы точно соответствовали предсказанной исследователями картине мозговой активности.

Исследователи-психологи из Аризонского университета провели интересный эксперимент с группой пожилых людей старше 65 лет, показавший, что их память можно существенно улучшить чашечкой кофе. Память у пожилых вообще часто зависит от времени дня - говорит профессор психологии и руководитель исследования Ли Райан. Лучше всего память у стариков работает по утрам, а к вечеру она начинает ослабевать. Однако этот процесс можно остановить простым возбуждающим средством - кофеином, входящим в кофе. 40 участников исследования подвергали тестам на запоминание слов два раза в день - в 8 часов утра и в 5 вечера. И в это же время им давали по чашечке кофе. Первая половина группы получала напиток, содержавший 250 миллиграммов кофеина, вторая же пила кофе, практически полностью очищенный от него. Причем сами участники не знали, у кого в чашке кофеин есть, а у кого нет, тем более, что разница не отражается на вкусе.

Тесты показали, что у потребителей кофеина память в течение дня практически не изменилась, тогда как у тех, кто его не получал, память значительно ослабела. В ближайшем будущем профессор Райан планирует изучить конкретный механизм влияния кофеина на работу мозга и его кровоснабжение с помощью магниторезонансного просвечивания.

XS
SM
MD
LG