Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сохранение вирулентных штаммов вируса оспы. Биоиндикаторы бактериологической атаки


Темы передачи: сохранение вирулентных вирусов черной оспы, биоиндикаторы, предупреждающие о бактериологической атаке, а также короткие медицинские новости.

Евгений Муслин:

Американское правительство приняло решение не подвергать уничтожению эталонный штамм вируса "черной" оспы, хранящийся в музее Центра по контролю и предупреждению заболеваний в Атланте. Мы попросили профессора Даниила Голубева пояснить, почему такой, казалось бы, технический и частный медицинский вопрос стал предметом внимания высшего органа исполнительной власти США?

Даниил Голубев:

Натуральная оспа - одно из величайших бедствий человечества, известное с древнейших времен. Следы поражения вирусом оспы обнаружены на мумии египетского фараона Рамзеса V, жившего в XII веке до новой эры. В 165-м году новой эры пандемия оспы буквально опустошила Римскую империю. В средние века оспа унесла больше жизней, чем все остальные инфекции вместе взятые, включая чуму. Даже в ХХ веке, когда уже была известна противооспенная вакцина, от оспы погибло 30 миллионов человек. Последняя вспышка оспы произошла в Сомали в 1977-м году. С тех пор оспа нигде не регистрировалась, и в конце 70-х годов Всемирной организацией здравоохранения она была торжественно провозглашена первой полностью ликвидированной инфекцией. Главным оружием, использованным для ее ликвидации, явилась оспенная вакцина, подаренная человечеству гениальным Дженнером еще в конце XVIII века. Но мало было иметь вакцину, нужно было осуществить целую программу ВОЗ, суть которой сводилась к тому, чтобы осуществлять практически поголовную и непрерывную иммунизацию всего населения планеты Земля в течение 50 лет. В результате этой беспримерной работы, в которой участвовали ученые и врачи многих стран, в том числе и из бывшего СССР, заболевания оспой полностью прекратились. Одновременно с этим стала ненужной и сама вакцинация. С начала 80-х годов оспопрививание фактически прекратилось. ( В США последняя процедура прививок против оспы имела место в 1972-м году). Неудивительно, что ВОЗ рассматривает ликвидацию оспы, как одну из самых, если не самую триумфальную свою победы. И для окончательного завершения победы руководители ВОЗ вот уже 20 лет требуют уничтожения эталонных штаммов вируса натуральной оспы, хранящихся в музеях двух стран - Америки и России.

Евгений Муслин:

Чем продиктовано такое настойчивое требование?

Даниил Голубев:

Мне кажется, что в его основе лежит скорее эмоциональное, чем рациональное начало. Формально говорится о том, что для полной победы необходимо уничтожить даже потенциальную возможность возобновления циркуляции вируса оспы среди людей, но фактически речь идет о желании тотально истребить этот биологический подвид с тем, чтобы и следа его на планете не осталось.

Евгений Муслин:

А почему эта проблема имеет такую долгую историю?

Даниил Голубев:

Потому что с момента своего возникновения идея уничтожения эталонов вирулентных вирусов оспы встретила резкое противодействие со стороны большинства ученых, кстати, и американских, и российских. Повторяю: не всех, но большинства! При этом высказывалась мысль о том, что вообще недопустимо уничтожать полностью какой-либо вид живых существ, какими бы свойствами он не обладал. Но помимо этих общих, биоэкологических, соображений вирусологи и иммунологи не без оснований считают, что вирус оспы, как и всякий биологический объект, недоизучен, а потому представляет собой немалую научную ценность, и главное - может еще понадобиться в сугубо практическом плане, несмотря на то, что оспа сегодня - как заболевание - не регистрируется. В результате этого противодействия и вопреки "нажиму" ВОЗ и правительств некоторых стран, в частности, Бразилии и Индии, в 1999-м году администрация президента Клинтона решила временно, по крайней мере, на три года, отложить решение этого вопроса, и коллекция штамма вируса оспы получила право на продление своего существования. Этому способствовали и вполне обоснованные опасения, что вирулентные оспенные вирусы имеются у некоторых стран-изгоев. Тем не менее, вопрос о судьбе официальных эталонов вируса оспы в Америке и России оставался открытым, и вот только сейчас правительство США окончательно решило сохранить свои эталоны с тем, чтобы использовать их для испытания противовирусных препаратов и разработки нового поколения противооспенных вакцин. Этот процесс может продлиться долгие годы, если не десятилетия.

Евгений Муслин:

Наверняка на это повлияли события последних месяцев:



Даниил Голубев:

Бесспорно, вопрос сохранения вирулентных штаммов вируса оспы из некой академической сферы сразу же переместился в область сугубо практическую. Подозрения, что некоторые страны обладают и этим вирусом, и другими возбудителями массовых инфекционных заболеваний, которые могут быть использованы в качестве бактериологического оружия, сменились твердой уверенностью в этом. США официально обвинили Северную Корею, Ирак, Иран, Сирию и Ливию в нарушении Декларации 1972-го года о запрещении производства биологического оружия, которая была ратифицирована 140 странами. Такое же обвинение выдвинуто против террористической организации Бин Ладена, которая с помощью ряда государства явно готовила биологическое, как, впрочем, и другие виды оружие массового поражения. И, наконец, самое главное: народ Америки в октябре этого года уже подвергся реальной биотеррористической атаке посредством рассылки по почте спор сибиреязвенных бацилл. Это уже не подозрения, а сугубая реальность, хотя до сих пор не выяснено, кто же именно рассылает в конвертах инфекционный материал. Это, к сожалению, пока неизвестно. Но известно другое: 4 человека умерли, 13 заразились и переболели сибирской язвой, а более 30 тысяч контактных вынуждены принимать антибиотики в порядке экстренной профилактики. Естественно, что в этих условиях приходится думать и о других видах патогенных микробов, которые сами или с помощью стран обладателей биологического оружия могут использоваться террористами. Можно предположить, что в планы этих нелюдей может входить использование в качестве биологического оружия самых разнообразных микробов и токсинов. Известно, что таковыми могут быть возбудители чумы, холеры, геморрагических лихорадок (включая лихорадку Эбола), вирусы лошадиных энцефалитов, ботулинический токсин.

Вирус натуральной оспы известен как весьма вероятный компонент бактериологического оружия. Именно в таком качестве варианты оспенного вируса разрабатывались в ряде стран, и не исключено, что теми или иными путями эти вирусы могут оказаться в руках биотеррористов. В отличие от сибирской язвы, практически не передающейся от человека к человеку, оспа - исключительно заразное заболевание, причем она передается не только при непосредственном контакте больного со здоровым, но и воздушно-капельным путем. Как и сибиреязвенные бациллы, вирус оспы устойчив и может длительно сохраняться, особенно в высушенном состоянии, так что потенциально он очень опасен. Вот все это и послужило вполне резонным основанием для решения американского правительства о сохранении вирулентного эталона вируса натуральной оспы с тем, чтобы использовать его при разработке новых средств защиты от этой инфекции. Это решение было поддержано российским правительством и российскими учеными.

Евгений Муслин:

Разработка новых средств защиты от оспы, как вы сами говорите, потребует многих лет работы, а как пока защититься от этой инфекции, если такая необходимость возникнет? Можно ли надеяться на наличие иммунитета к оспе тем, кто когда-то в прошлом прививался противооспенной вакциной?

Даниил Голубев:

Нет, на это надеяться не стоит. Резистентность к инфекции длится у привитых не более 20-25 лет. Если будет необходимо, придется прививаться всем - от мала до велика. Именно с этим связана инициатива министра здравоохранения США Томпсона, согласованная с президентом и Конгрессом, о заказе на производство 300 миллионов доз противооспенной вакцины для всего населения страны. Заказ будет выполнен через несколько месяцев. О самой вакцинации пока речи нет, все будет зависеть от конкретной эпидемиологической обстановки, но запас необходимо иметь.

Лилия Шукаева:

Чтобы успешней предупредить развитие эпидемий, в частности, эпидемии сибирской язвы, очевидно необходимо как можно быстрее узнать, что в окружающей нас среде появились споры возбудителей этой болезни, вызывающие смертоносную инфекцию. До сих пор медики узнавали об этом только тогда, когда к ним начинали обращаться первые заболевшие. Но недавно возникла идея использовать в качестве индикаторов раннего предупреждения мелких животных, аналогично тому, как шахтеры используют канареек, чтобы вовремя обнаружить появление в шахте взрывоопасного газа. Некоторые ученые относятся к этой идее скептически, но другие считают, что нужно попробовать, поскольку проблема чрезвычайно важная.

В частности, сторонники использования мелких животных для предупреждения об инфекциях аргументируют это тем, что о первых вспышках сибирской язвы во Флориде, в Нью-Йорке и в Вашингтоне медики узнали только тогда, когда там появились больные. Другой аргумент в пользу живых индикаторов связан с весьма ограниченной эффективностью проверки заражения спорами сибирской язвы зданий и людей путем исследования мазков, взятых в носу, или ватных тампонов, которыми протирают экраны компьютеров или полы в помещениях. Так, например, обнаружение спор в помещении ничего не говорит о том, сколь долго они там находились. А дополнительная проверка никак не помогает узнать, новые это споры, или те же самые, что были обнаружены раньше. К тому же мазки, бывает, не дают обнаружить бактериальные споры.

Что касается животных, то они уже давно используются эпидемиологами для раннего предупреждения людей о некоторых инфекционных болезнях и ядовитых газах. В качестве примеров можно привести цыплят, предупреждающих об инфлуэнце, или о вирусных энцефалитах, распространяемых комарами и москитами, ворон, предупреждающих нас об опасности распространения западно-нильской лихорадки, морских свинок, позволяющих иногда предотвратить вспышки туберкулеза, и наконец, уже упоминавшихся ранее канареек, предупреждающих о появлении в угольных шахтах взрывоопасного метана.

Случаи заболевания сибирской язвой были в США чрезвычайно редкими до того, как какие-то террористы начали распространять болезнетворные споры с почтовыми отправлениями. В ответ на эту угрозу исследователи и эпидемиологи стали разрабатывать методы скорейшего выявления спор, чтобы обнаружить источники их появления и найти виновных. Некоторые врачи сделались буквально добровольными детективами, стремящимися решить эту загадку. Одним из таких детективов стал доктор Брюс Венигер, сотрудник федерального Центра по контролю и предупреждению заболеваний в Атланте.



Свою работу доктор Венигер начал с того, что прочесал всю компьютерную базу данных, собранных американской Национальной медицинской библиотекой и относящихся к научным исследованиям о потенциальном использовании мелких животных для предупреждения о сибирской язве. Когда врач нашел материалы о том, что несколько видов мелких животных отличаются повышенной чувствительностью к сибирской язве, он удивился, почему никто не подумал воспользоваться этим свойством в теперешних критических обстоятельствах.

Между тем, в Центре по контролю и предупреждению заболеваний в Атланте сейчас проводятся еженедельные заседания, так называемые "мозговые штурмы", во время которых исследователи знакомятся с последними данными об эпидемиологической обстановке и обмениваются идеями, иногда весьма необычными идеями, призванными стимулировать исследователей, побуждать их искать новые методы борьбы со вспышками сибирской язвы и с поисками виновных террористов.

И вот на одном таком недавнем заседании доктор Венигер подошел к микрофону и заявил: "Мне кажется, что мы предоставляем сейчас людям играть роль биологических индикаторов, предупреждающих о распространении спор сибирской язвы, вместо того, чтобы поручить эту роль лабораторным животным".

Основываясь на материале найденных им старых научных статей, доктор Венигер рассказал коллегам, что он обнаружил интересные сведения о некоторых видах и породах лабораторных мышей, морских свинок и новозеландских белых кроликов, весьма чувствительных к сибирской язве и использовавшихся в свое время исследователями в лабораторных экспериментах для диагностики легочной формы этой болезни.

Далее доктор Венигер сказал, что было бы желательно найти тех животных, которые быстрее всего поддаются болезни. Таких животных следовало бы срочно размножить, поместить в клетки и расставить эти клетки по всем США в общественных зданиях, с тем, чтобы при малейших призраках заболевания их можно было бы быстро исследовать в близлежащей лаборатории для ранней диагностики сибирской язвы. По мнению доктора Венигера, частные лица могли бы также покупать подобных животных и держать их с той же целью у себя дома.

В течение нескольких месяцев - говорит доктор Венигер - мы могли бы обзавестись сотнями тысяч биологических стражей, постоянно проверяющих чистоту воздуха и способных своевременно предупредить нас о бактериологическом нападении. Животные позволят нам узнать о таком нападении на несколько дней быстрее, чем мы узнаем сейчас, и это нам облегчит борьбу с угрозой эпидемии.

"Скажите, почему вы не воспользовались животными в теперешней ситуации с сибирской язвой"? - спросил доктор Венигер ведущего докладчика на последней недельной конференции в Центре по контролю заболеваний в Атланте -доктора Марка Трегера, эпидемиолога-детектива, которому было поручено расследование октябрьской вспышки сибирской язвы во Флориде.

В свое время доктор Трегер, занимавшийся раньше западно-нильской лихорадкой, накопил положительный опыт эффективного использования птиц как индикаторов этой вирусной инфекции. Впрочем, и ветеринары, которые профессионально следят за здоровьем скота, всегда узнавали о появлении в почве и окружающей среде бацилл сибирской язвы после соответствующих заболеваний животных, то есть фактически использовали живые индикаторы для обнаружения этих болезнетворных агентов.

Идеи доктора Венигера поддержала исследовательская группа из Кливлендского университета. Профессор физики доктор Лоуренс Краусс и его аспиранты проконсультировались с врачами и ветеринарами и выяснили, что для заражения морских свинок и мышей требуется намного меньше спор сибирской язвы, чем для заражения людей, да и умирают животные после заражения гораздо раньше. Так что использование их в качестве живых индикаторов свор вполне целесообразно. Аспиранты подсчитали, что для содержания индикаторных морских свинок во всех 300 правительственных зданиях Вашингтона потребуется всего 2,5 миллиона долларов в год.

Однако, руководитель отдела инфекционных болезней в Центре по контролю и предупреждению заболеваний доктор Джеймс Хьюз выразил некоторый скептицизм по этому поводу и высказал убеждение, что генеральным направлением в слежении за бациллами сибирской язвы должна быть разработка высокочувствительной электронной аппаратуры и надежных методов экспресс-анализа собираемых данных.

Другие специалисты по биотерроризму также пришли к выводу, что время для живых индикаторов еще не пришло. Как сказал специалист по сибирской язве из Луизианского штатного университета доктор Мартин Хьюз-Джонс, ткие индикаторы - птицы – действительно оказались эффективными в случае с западно-нильской лихорадкой. Но эта лихорадка - вирусная инфекция, тогда как сибирская язва - бактериальная болезнь, и как поведут себя живые индикаторы - в данном случае пока неизвестно. К тому же, добавил доктор Хьюз Джонс, 9 идей из 10 эффективных в лаборатории, не оправдываются на практике.

Многие специалисты считают, что конечной целью является необходимость иметь индикатор сибирской язвы, как противопожарную сигнализацию - в каждом доме. Но пока достаточно надежных и дешевых приборов массового применения еще нет - говорит доктор Дональд Гендерсон, назначенный 1 ноября руководителем отдела Срочного медицинского реагирования в Министерстве здравоохранения США. По мнению доктора Гендерсона, основанному на исследованиях его группы борьбы с биотерроризмом, проводившихся в последние годы в университете Джонса Гопкинса в Балтиморе, применение живых индикаторов будет связано с серьезными проблемами. Ведь мелкие животные часто умирают по разным причинам, не связанным с сибирской язвой, и расследование этих причин с соответствующими вскрытиями и микробиологическими анализами привело бы к перегрузке эпидемиологических лабораторий.

"Разработка быстрых и надежных тестов по сибирской язве, видимо, на самом деле, ликвидирует потребность в живых индикаторах соглашается кливлендский профессор Лоуренс Краусс. - Но пока таких тестов и нужной аппаратуры нет, следует рассматривать все более или менее перспективные идеи и не отбрасывать ни одну из них с ходу".

Медицинские новости.



Евгений Муслин:

Британские медики испытывают лекарство "Эсциталопрам", которое помогает людям, страдающим от застенчивости и от беспокойства. Пилюли этого лекарства станут доступны больным в течение ближайшего года, если клинические испытания закончатся успешно. "Эсциталопрам" выпускается компанией "Люндбек". Аналогичное лекарство "Циталопрам" выпускаемое той же компанией, уже одобрено медицинскими инстанциями Великобритании и применяется там для лечения приступов паники и депрессии. Принцип действия "Эсциталопрама" основан на модификации уровня медиатора нервной системы серотонина, влияющего на настроение человека. Испытания лекарства проводятся сейчас в 9 медицинских центрах Англии.

Руководящая этими испытаниями доктор Сьюзан Тэйлор пояснила, что беспокойство во многих социальных ситуациях распространено гораздо шире, чем мы до сих пор думали. Мы привлекаем для испытаний людей - сказала она - которые абсолютно нормальны во всех других отношениях, но которым приходилось скрывать свое беспокойство в социальных ситуациях в течение многих лет. Этих людей могло охватить сильное беспокойство, когда они входили, например, в ресторан, когда им приходилось встречаться с новыми людьми или говорить с кем-нибудь первый раз по телефону. Такого рода беспокойство часто негативно влияет на все аспекты жизни пациента.

Карол Фергюсон помогающая проводить испытания, сказала, что лекарство уже помогло некоторым людям. Так, один человек, всегда испытывавший чрезмерное смущение в незнакомом обществе, после приема "Эсциталопрама" в течение нескольких недель впервые за много лет смог принять участие в праздновании свадьбы у родственников, не испытав при этом мучительной неловкости и беспокойства, омрачавших до сих пор его жизнь.

Медицинские психологи из университета штата Огайо обнаружили, что телевизионные передачи, просматриваемые донорами после сдачи ими крови, ослабляют у них ощущение тошноты и головокружения. В статье, опубликованной в журнале "Психосоматическая медицина", доктор Кристофор Франс и его коллеги пишут, что доноры, которым демонстрировали виды Парижа, лыжные гонки и другие приятные сюжеты, сопровождаемые легкой музыкой, чувствовали себя после сдачи крови гораздо лучше. Статистика показывает, что около 2 процентов доноров после сдачи крови испытывают обморочное состояние, а очень многие чувствуют смутное беспокойство.

XS
SM
MD
LG