Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По следам Эскулапа


Передачу ведет Евгений Муслин. "Зивокс" - антибиотик нового класса, консервация яичников у раковых больных, а также последние медицинские новости - вот темы нашей сегодняшней передачи.

Евгений Муслин:

В медицинской науке и практике США произошло важное и очень отрадное событие: впервые за много лет создан и апробирован Федеральным ведомством по контролю за пищевыми продуктами и лекарствами новый антибиотик, свободный подавлять резистентные к другим антибиотиками микроорганизмы, в том числе и вызывающие смертельные исходы штаммы стафилококка. Мы попросили прокомментировать эту новость профессора Даниила Голубева.

Даниил Голубев:

Проблему возникновения устойчивости микробов к антибиотикам никак нельзя отнести к числу новых, не известных науке ранее. Тем не менее ее актуальность от этого нисколько не уменьшается, ибо, как писал еще лет 30 тому назад в поэме "Экстравагариос" поэт Пабло Неруда: "Ученые придумали десятки лекарств и убили мириады микробов, но оставшиеся стали в миллион раз злее".

Увеличение количества инфекций, вызываемых микробами, резистентными к известным антибиотикам, в том числе, и инфекций, оказывающихся в силу этой резистентности фатальными, заставляет готовится к этой проблеме со всей серьезностью. FDA уделяет этой проблеме постоянное и очень пристальное внимание, осуществляя тотальную проверку всех антибиотиков, применяемых в здравоохранении и животноводстве, снимая с производства переставшие быть эффективными препараты, апробируя новые и регулируя применение отдельных антибиотиков или их комбинаций в разных областях медицины.

В США ежегодно производится около 25 миллионов килограммов антибиотиков, но новые классы этих биологически активных веществ создаются и внедряются в практику отнюдь не часто. Так, одним из последних классов антибиотиков являются так называемые флюорокваналоны, которые начали применяться с 1986-го года, то есть почти 15 лет тому назад. Наиболее известные его представители - ципрофлоксацин, эноксацин и им подобные, активно подавляющие сальмонелл - возбудителей острых кишечных инфекций человека и животных. На другие микроорганизмы, в частности, на круглые бактерии - кокки, флюорокваналоны не действуют. Здесь в течение многих лет безраздельно господствовал антибиотик ванкомицин, считавшийся самым эффективным средством для подавления активности кокковой бактериальной флоры.

Но в 1989-м году впервые был выделен неизвестный ранее штамм ванкомицин-устойчивых энтерококков(ВУЭ). Этот штамм быстро распространился, вызывая инфекцию кожных покровов, септические состояния, поражения урогенитального тракта и пневмонии, в основном, у пожилых и ослабленных людей, чья иммунная система не может активно противостоять инфекции. По данным Центра по контроль за заболеваемостью в Атланте, этими микробами поражается ежегодно до 14 тысяч человек, причем, не менее, чем в половине случаев, ванкомицин не оказывает никакого лечебного эффекта. И вот только теперь FDA разрешил использовать для лечения больных, пораженных ВУЭ новый препарат "зивокс". Применительно к этому виду микробов новый класс антибиотиков создан впервые за 40 лет.

Евгений Муслин:

Кто производит этот новый антибиотик и что он собой представляет?

Даниил Голубев:

Препарат разработан фирмой из

Нью-Джерси "Фармация", его другое название - линозолид. "Зивокс" является представителем нового класса лекарств - так называемых оксазолидинов. При контакте молекул с бактериальной клеткой в последней прекращается синтез белка, без чего микроб не может оказывать патогенного действия на организм и распространяться в нем.

Евгений Муслин:

Есть ли у "зивокса" аналогии и конкуренты?

Даниил Голубев:

Как я уже говорил, главное предназначение "зивокса" - действовать на инфекцию кожных покровов, септические состояния, патологию урогенитального тракта и пневмонии, вызванные ванкомицин-устойчивыми энтерококками. В этом отношении у него есть аналог - разрешенный в прошлом году FDA препарат фирмы "Рон-Пуленк" "синеркид". Но конкурентом "зивоксу" "синеркид" не является. Дело в том, что "синеркид" выпускается в форме пригодной только для парэнтеральных инъекций, и это означает, что его применение ограничено только госпитальными условиями или условиями специализированного офиса. Это - большой недостаток, поскольку все перечисленные процессы имеют тенденцию к длительному, а то и хроническому протеканию, и их лечение не может быть строго лимитировано во времени. "Зивокс" же выпускается и в форме, пригодной для инъекций, и в виде пилюль, которые больной может принимать дома после выписки из госпиталя. Это очень большое преимущество, которое делает "зивокс" предпочтительным для выписки и использования. Именно это обстоятельство подчеркнул, в частности, доктор Дэвид Белл - эксперт Центра по изучению резистентности микроорганизмов к антибиотикам Гарвардской медицинской школы.

Евгений Муслин:

Надо полагать, что новый антибиотик положительно встречен врачами?

Даниил Голубев:

Да, именно так. Доктор Джордж Элиополус - эксперт по инфекционным заболеваниям

нью-йоркской больницы Бет-Израэль отмечает, что препарат внедряется в практику в самое подходящее время По его мнению, с помощью "зивокса" будут спасены десятки тысяч жизней больных в госпиталях и домах для престарелых.

Доктор Гарри Шиками - директор отдела противоинфекционных препаратов FDA считает, что не менее 80 тысяч человек в течение года подлежат лечению ванкомицином, но, как уже отмечалось, значительная их часть не может быть вылечена из-за резистентности энтерококков к этому антибиотику. С этой точки зрения внедрение в лечебную практику "зивокса" очень своевременно и полезно.

Евгений Муслин:

Есть ли у "зивокса" недостатки?

Даниил Голубев:

Конечно, как и у всякого лекарства есть и недостатки, и побочное действие, и противопоказания. Не без этого.

Во-первых, к этому препарату некоторые энтерококки также резистентны. Не так часто, как к ванкомицину, но все же такие факты имеют место.

Во-вторых, у некоторых больных наблюдались побочные реакции в виде головокружений, расстройства кишечника, тошноты.

Наконец, и это очень существенно - "зивокс" - синтетический химиопрепарат, а не продукт клеточного происхождения, как другие антибиотики, а потому он почти в 10 раз дороже ванкомицина. Это, конечно, ограничивает его широкое применение, но - не надо забывать, что его применение предназначено для спасения человеческих жизней , когда другие препараты справится с инфекцией не могут. Кроме того, надо иметь в виду, что фирма "Фармация" занимается разработкой этого препарата более 10 лет. Только клинические испытания ведутся с 19994-го года. Это объясняет высокую стоимость препарата.

Лилия Шукаева:

Есть ли смысл проводить эту операцию, или его не было - единого мнения среди специалистов пока нет. Одни называют ее замечательной и даже эпохальной, другие утверждают, что она абсурдна и нелепа. У доктора Кутлука Октая, под руководством которого операция и была проведена, как не было насчет нее никаких сомнений, так и сейчас, после противоречивой реакции коллег, не появилось.

На первый взгляд, все выглядит действительно нелепо. У пациентки удаляют яичники, режут их на тонкие полоски и вшивают эти полоски пациентке в руку. Однако, сообразить, зачем это сделано, совсем нетрудно. Пациентке 30 лет, и у нее обнаружен рак шейки матки. Лечить ее будут облучением. Радиация повредит яичники, и у пациентки наступит преждевременная менопауза со всеми ее проблемами - от невозможности родить ребенка, до истончающего кости остеопороза и прочих неприятностей, вызванных потерей эстрогена. Существует, правда, эстроген-заместительная терапия, но пациентка не пожелала принимать таблетки с соответствующими гормонами и предпочла сохранить яичники. Уберечь яичники от радиации, сохранить их - в этом и смысл диковинной операции.

Теперь, когда таковая область пациентки станет мишенью для лучей, ей достаточно будет просто поднять руку и в продолжении всего сеанса держать ее над головой. Доктор Октай абсолютно уверен, что благодаря этому имплантированные полоски яичников преспокойно выживут, и будут как ни в чем не бывало вырабатывать столько эстрогена, сколько необходимо для предотвращения менопаузы.

Но самое главное, конечно, не в менопаузе как таковой, которая 30-летней женщине кажется еще абстракцией, и тем более не в каком-то остеопорозе, с которым, когда придет время, можно и побороться - самое главное в том, что убрав яичники с губительных траекторий, она сможет потом по окончании лечебных процедур, иметь ребенка! И даже не одного. Доктор Октай говорит, что он берется извлечь яйцеклетки из ее руки и перенести их в пробирку, где они, как это уже давно делается, будут оплодотворены, а затем имплантированы в матку. Удивительно ли, что молодая пациентка сделала выбор в пользу пересадки яичников, а не эстрогенных таблеток?

Пациентке сказали, что это не обычная операция, а экспериментальная, что в процессе ее или после нее могут возникнуть непредвиденные обстоятельства, и все пойдет прахом. Доктор Октай уверен в успехе, но всякое бывает. Октай говорил правду: это был эксперимент, вернее, часть большой программы исследований, направленных на то, чтобы не лишать людей, подвергающихся лечению от рака, возможности иметь детей. Особенно молодых людей, имеющих все шансы избавиться от некоторых видов рака, например, лейкемии или рака костей. Химиотерапия и радиация могут спасти людям жизнь, но они сделают их стерильными. Для тех, у кого еще нет детей, это нередко оказывается тяжелой психической травмой. Они согласны быть подопытными кроликами и претерпеть любые тяготы, лишь бы не потерять надежду иметь ребенка.

Речь идет у нас только о женщинах. Мужчина, которому предстоит пройти курс радиации или химиотерапии, всегда может перед этим заморозить свою сперму и сохранить ее таким образом для зачатия будущих детей. Женщина ничего подобного сделать не может.

В отличие от спермы яйцеклетки замораживания не переносят. Оплодотворенные - другое дело. Однако, как считает Линн Хартман, онколог из клиники Майо в Рочестере в Миннесоте, не у всякой женщины, больной раком, найдется время и желание принимать гормоны, которым надлежит стимулировать яичники, чтобы те выработали яйцеклетки, необходимые для оплодотворения в пробирке. У нее должен быть "рак с хорошим прогнозом", как выражаются онкологи, тогда это возможно.

Есть еще один вариант, и он сейчас изучается: удалить перед началом лечения яичники, заморозить их и потом пересадить обратно. В опытах на мышах и овечках это получалось почти сразу. Но человеческий организм долго сопротивлялся - женщины после такой операции не рожали. Ученые медики уж было махнули рукой на эту затею, как вдруг ко всеобщему изумлению, доктор Октай и его коллеги объявили, что отчаиваться рано. Замороженная ткань яичников после пересадки заработала у пациентки снова. У нее был не рак, а другая болезнь, но из-за нее пациентка уже лишилась одного яичника. Угроза нависла над другим, и его решено было спасти. Яичник разрезали на полоски, и спустя два года, когда пациентке исполнилось 30, команда доктора Октая вшила полоски в каркас и специальной хирургической пены и имплантировало его пациентке в брюшную полость.

Несколько месяцев спустя у пациентки, получавшей все это время гормоны, помогающие яйцеклеткам созреть, произошла овуляция, то есть выход половых клеток в тело, а затем наступил менструальный цикл, это был первый в истории случай, когда замороженная ткань яичников снова начал функционировать. Пациентка могла бы и забеременеть обычным образом, если бы ей не удалили раньше фаллопиевы трубы. Без пробирки ей было не обойтись.

Доктор Октай считает, что если женщина за 30, то замораживание яичников может не дать желаемых результатов. В них и без того меньше половых клеток, чем у юных женщин, а тут еще часть клеток погибнет во время хранения при низкой температуре и различных манипуляций. Словом, к тому моменту, когда яичнику нужно будет действовать, ему может не хватить здоровых клеток, чтобы достичь беременности или выработать гормоны, необходимые для сдерживания менструации.

В сущности, мысль об этих возрастных ограничениях и побудила доктора Октая сосредоточиться на пересадке яичников в собственное тело пациентки. Лучшей среды ведь не придумаешь. И никаких тебе перемен климата нередко чреватых неприятностями. Такие пересадки делаются и врачи пересаживают яичники в брюшную полость- подальше от облучения, но в случае с пациенткой, с которого мы начали свой рассказ, Октай и его коллеги пришли к выводу, что живот не подходит. Рука - самое лучшее место.

Бригада принялась за работу. Доктор Катерина Экономос извлекала из спящей пациентки яичники, доктор Октай нарезал их на 16 полосок и вместе со своим коллегой Джеймсом Русински разместил их параллельно друг другу под кожей тыльной стороны руки. Вам, конечно, давно хочется спросить: зачем нарезать на полоски? Затем оказывается, что плоски усваивают необходимое им питание из окружающих тканей лучше, чем более крупные сегменты. С преимуществами полосок врачи столкнулись впервые 20 лет назад, когда осваивали технику пересадки околощитовидной железы - тоже в руку.

Будут ли яичники работать после всех процедур - сказать все-таки определенно нельзя. Хотя Октай и уверен, что будут. Если бы дело ограничилось одной радиацией, оптимизм был бы оправдан, но радиацию собираются сочетать с химиотерапией. Правда, с химиотерапией в малых дозах. О больших и гадать было бы нечего. Но и малые не пустяк.

Ясность, считает бригада, наступит в лучшем случае через полгода. Но ясность не полная: если даже яичники будут работать нормально, неизвестно, сколько это продлится. Вся жизнь пациентки будет экспериментом. Всю жизнь она проживет под наблюдением врачей, и если у нее родятся дети, и они тоже попадут под наблюдение.

Пока же доктор Октай, как и полагается настоящему исследователю, обдумывает следующий вариант сохранения яичников: ему кажется возможной и перспективной комбинация двух методов. Если свежая ткань яичников, имплантированная в руку, будет работать, то скорее всего, будут там работать и замороженные полоски. У пациентки, которой предстоит химиотерапия, он изымет яичники, нарежет из них полоски, заморозит, а потом пересадит, но не в область таза, а в руку. Из руки -то ведь без всяких хлопот можно взять яйцеклетки для оплодотворения в пробирке. Хотя, конечно, женщины, у которых фаллопиевы трубы целы, могут предпочесть пересадку в живот, чтобы если повезет, забеременеть естественным образом, без пробирки.

И сам доктор Октай и его коллеги, горячо обсуждая все варианты, не забывают конечно, что их работа имеет пока экспериментальный характер. Но до пациентов слухи о замораживании и пересадках доходят, естественно, в самой причудливой форме. Как утверждает Джеймс Грифо, глава отделения репродуктивной эндокринологии в Медицинском центре университета в Нью-Йорке, некоторые женщины верят, например, что они могут отсрочить рождение детей, заморозив на десяток лет свои яичники, а потом вернуть их на место.

"Многие не понимают, что ничего хорошего удаление яичников без необходимости не сулит. У меня есть пациентка, у которой обнаружен рак груди, - рассказывает Грифор. - Она просит заморозить ее яичники. Когда я убеждал ее, что никому не известно точно, останутся ли такими же дееспособными ее яйцеклетки, она меня не слышит! Слышать никто не хочет. Это понятно, но они все-таки должны сознавать, что это эксперимент и связывать с ним сегодняшние надежды рано. Завтра все может измениться, но завтра еще не наступило".

Евгений Муслин:

Медицинские новости:

Британские медики разработали революционный метод выращивания костей, используя костный мозг самого пациента. Этот метод в течение ближайших пяти лет позволит отказаться от применяемого сейчас мучительного метода пересадки костей и позволит выращивать новые кости после несчастного случая, удаления опухоли или

из-за артрита, используя натуральные ростовые вещества в сочетании со специальными пористыми структурами, служащими основой для выращиваемой костной ткани.

Сотрудникам голландской биотехнологической компании "Айзотис" удалось с помощью такой новой техники заменить двухсантиметровый участок поврежденной кости у кролика. А британским исследователям удалось достичь таких же результатов на животных, используя просто пористую структуру из полимера "Полиактив". Этот полимер постепенно поглощается зарастающей костной тканью. Профессор гистопатологии Королевского свободного университета Питер Ревелл пояснил, что его группа сейчас разрабатывает более эффективные объемные пористые структуры для замены потерянных участков костей. По его мнению они найдут практическое применение в клиниках Великобритании уже через три-четыре года.

Американским исследователям удалось превратить так называемые стволовые клетки в клетки печени и удачно использовать эти клетки для исправления дефектов печени у мышей. Этот эксперимент явился еще одним доказательством того, что стволовым, то есть первичным еще недифференцированным клеткам, которые в принципе можно превратить в любые другие клетки, принадлежит большое место в будущем медицины.

Об этой работе ее авторы, сотрудники калифорнийской биотехнологической компании "Сито-Терапеутикс", доложили на симпозиуме Общества экспериментальной биологии, проходившем в Сан-Диего.

Впрыснув мышам с заболеванием печени кровяные стволовые клетки, доктор Эрик Лагасс и его сотрудники увидели, как эти клетки сами трансформировались в работающие печеночные клетки и восстановили работу этого органа. В результате из 9 смертельно больных мышей 4 мыши выздоровели. Экспериментаторы надеются, что подобную методику лечения удастся перенести и на людей. Причем при таком лечении можно будет не опасаться биологического отторжения пересаженных клеток.

XS
SM
MD
LG