Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По следам Эскулапа


Передачу ведет из Нью-Йорка Евгений Муслин. Снижение раковой заболеваемости в США, домино-трансплантация печени и других органов, а также последние медицинские новости - вот темы нашей сегодняшней передачи.

Евгений Муслин:

Совершенно очевидно, что рак продолжает оставаться злейшим врагом человечества, постоянно занимая в развитых странах одно из самых первых мест среди заболеваний, вызывающих смерть. Тем не менее, только что опубликованные данные ряда самых авторитетных медицинских организаций США свидетельствуют о заметном снижении заболеваемости и смертности от злокачественных новообразований. Мы попросили прокомментировать эти сведения профессора Даниила Голубева.

Даниил Голубев:

Согласно данным Национального института рака и Американского общества онкологов, в период с 1990-го года по 1997-й уровень заболеваемости злокачественными новообразованиями снижался в США в среднем на 0,8 процента в год, а с 1995-го года по 1997-й - на 1,7 процента. Учитывая широкую распространенность рака и сарком среди разных групп населения можно констатировать, что ежегодно этими опаснейшими заболеваниями не заболевают в сравнении с предыдущими годами многие десятки тысяч человек.

Евгений Муслин:

Какие виды злокачественных новообразований особенно заметно отступили, и каковы причины этого "отступления".

Даниил Голубев:

Особенно значительны успехи по борьбе с раком грудной железы женщин: с конца 80-х годов и по настоящее время заболеваемость этой формой рака упала в США и Великобритании на 25 процентов. Это означает, что ежегодно 40 тысяч женщин в США и 20 тысяч женщин в Великобритании избежали участи заболеть раком грудной железы. Специалисты отмечают, что этот успех является результатом действия многих факторов и в первую очередь усовершенствования методов ранней диагностики и лечения. Наибольшую роль в этом отношении - применительно к раку грудной железы, сыграл препарат тамоксифен, блокирующий гормональные рецепторы на наружной мембране раковой клетки и новые химиопрепараты, избирательно поражающие эти клетки. И комбинация этих лекарственных форм, и применение их порознь, приводит к положительным результатам, что существенно сказывается на заболеваемости и смертности от рака грудной железы.

Наибольший опыт использования тамоксифена для профилактики и лечения рака грудной железы женщин накоплен в Великобритании. По словам профессора Рихарда Пета - Директора специального Английского Фонда клинических онкологических исследований этот препарат стал широко использоваться на Британских островах с начала 80-х годов, когда в других странах его всерьез не принимали. Этому способствовало то обстоятельство, что тамоксифен впервые был синтезирован в Великобритании еще в 1960-м году и идентифицирован как лекарственная форма там же, в 1973-м году под названием "Нолвадекс". США стали заниматься этим препаратом только пятью годами позже.

Евгений Муслин:

Какие другие формы рака, кроме рака грудной железы женщин, стали реже встречаться?

Даниил Голубев:

Существенно снизилась заболеваемость раком легких у мужчин. Как ни странно, женщины бросают курить намного реже мужчин и заболеваемость этим видом рака у них не уменьшилась, оставаясь самой частой формой, наряду с раком грудной железы. И это при том, что в целом у мужчин вероятность заболеть раком и умереть от него остается более высокой, чем у женщин. Так, согласно прогнозу на 2000-й год, не менее 560 тысяч американцы погибнет от злокачественных новообразований и мужчин среди них будет на несколько процентов больше, чем женщин. У более чем 1,2 миллиона человек рак будет впервые диагностирован.

Евгений Муслин:

Так что, несмотря на некоторое снижение частоты заболеваемости и смертности, рак по-прежнему остается грозным врагом человеческой жизни. Какие же новые подходы к лечению рака наиболее перспективны?

Даниил Голубев:

Необходимо назвать новые противораковые лекарственные формы, которые недавно стали известны. Это, во-первых, герцептин, разрешенный к употреблению в 1998-м году и препарат под кодовым названием IMCC-225. Это последнее средство было создано доктором Джоном Мендельсоном в Нью-Йоркском раковом центре "Слоан-Кеттеринг" при финансовой поддержке фармацевтической компании "Клон-Системс".

Оба этих препарата представляют собой иммунологические факторы - антитела, которые блокируют рецепторы так называемого эпидермального ростового фактора на поверхности раковых клеток, и тем самым, останавливают безудержное клеточное деление, которое лежит в основе инфильтрирующего, то есть проникающего, роста раковых клеток. Герцептин обладает такого рода действием преимущественно по отношению к клеткам рака грудной железы, в то время, как IMCC-225 обладает подобного рода действием также на клетки рака толстого кишечника, головы и шеи.

Евгений Муслин:

Означает ли это, что готовые лекарственные формы заменяют собой все известные ранее противораковые химиопрепараты?

Даниил Голубев:

Нет, особенность указанных иммунопрепаратов является то, что они, блокируя рецепторы ростового эпидермального фактора на поверхности именно раковых клеток, где они представлены большим количеством копий, только останавливают рост опухолевой ткани, а после этого такие клетки становятся отчетливой мишенью для обычных химиопрепратов. В этой связи понятен успех в лечении ряда опухолей в том числе, рака толстого кишечника и грудной железы, с помощью комбинации IMCC-225 и химиопрепарата кампостара. По данным доктора Рубина, работающего в своем офисе во Флориде и первым применившего такой метод, одного химиопрепарата оказывается недостаточно для успешного лечения, а указанная комбинация на 80 процентов снижала распространение раковых клеток по организму при раке толстого кишечника и грудной железы?

Евгений Муслин:

Есть ли другие противораковые средства, которые внушают надежду на успех?

Даниил Голубев:

В самое последнее время такие надежды применительно к лечению некоторых форм рака связывают с препаратом талидомидом, имеющим весьма непростую историю. Это лекарственное средство было запрещено к применению еще в 60-е годы в связи с регистрацией в Европе, Канаде и Японии большого количества врожденных аномалий у новорожденных, что матери во время беременности принимали этот препарат в качестве успокаивающего и снотворного средства. Однако, в 1998-м году FDA реабилитировала этот препарат, разрешив его применение для лечения CПИДа, проказы и некоторых форм рака. На только что прошедшей в Новом Орлеане конференции специалистов по клинической онкологии было подтверждено, что талидомидон действительно может оказать выраженный противоопухолевый эффект. Доктор Барт Барлоги - онколог из Университета штата Арканзас, сообщил о положительном опыте применения этого препарата для лечения множественной меланомы - крайне злокачественной формы рака кожи, которая не поддавалась никаким другим химиопрепаратам. Как видите, борьба со злокачественным новообразованиями ведется в самых различных направлениях.

Евгений Муслин:

А есть ли заметные сдвиги в вопросах профилактики рака?

Даниил Голубев:

Как я уже говорил, бесспорным достижением в профилактике рака легких является отказ от курения. Все меры по снижению числа курящих и, кстати, обкуривающих других, следует признать более чем обоснованными. Менее достоверны рекомендации по рационированию питания как меры профилактики рака. Тем не менее, многие специалисты считают, что богатая овощами и фруктами диета с ограниченным количеством животных жиров способствует профилактике некоторых форм рака. Наконец, в докладе Американской онкологической ассоциации содержится указание на то, что профилактический ежедневный прием аспирина снижает вероятность заболевания раком толстого кишечника. Но, будем справедливы: действенные профилактические, как впрочем, и лечебные средства для решающей победы над раком еще предстоит создать.

Лилия Шукаева:

Рано утром 11 апреля в доме Барбары Хаббард зазвонил телефон. Барбара только что погуляла с собакой и решила еще немного подремать. Звонок разбудил ее, и она не сразу поняла о чем идет речь. "Печень? Да, конечно, у меня есть печень. В чем дело? Уже появился донор? Извините ради Бога! Когда я должна приехать"?

Через минуту раздался звонок и у Ала Коули. Печень, сказали ему, готова, сердце и почки тоже. Когда он может прибыть в клинику? Завтра в полдень? Прекрасно. На следующее утро Ал Коули, 58-летний адвокат и житель городка Уоттерфорд, штат Мичиган, несмотря на снегопад поднял в воздух свой самолет и в полдень уже был в Рочестере, в штате Миннесота, в клинике Мэйо. Туда же один из друзей привез на машине и Барбару Хаббард, проделав за ночь немалый путь от Уотертауна, что в Южной Дакоте, до Рочестера.

Вскоре же в клинике состоялась операция, известная под названием домино-пересадки, в процессе которой миссис Хаббард получила печень, дотоле принадлежавшую мистеру Коули. Коули же обзавелся новой печенью, да еще приобрел новое сердце и поиски, прежний обладатель которых погиб в результате несчастного случая.

Пересадка сразу нескольких органов - вещь довольно редкая. По данным национальной службы распределения органов для трансплантации, последняя операция, подобная той, что перенес Коули, была сделана в США 11 лет назад. Но домино-пересадка, при которой пациент получает органы от одного донора и сам становится донором для другого - еще большая редкость. Всего таких операций в мире сделано не больше 50, и из них основная доля приходится на Европу.

В случае с Коули создалась ситуация, которая чаще всего и бывает причиной домино-трансплантаций. По чисто генетическим причинам Коули срочно потребовалась новая печень. У него развилась до угрожающей остроты наследственная болезнь из категории семейных, а именно: амилоидоз. От нее в 62 года умер его отец. При этой болезни печень вырабатывает ненормальный белок, который действует на организм разрушительно. Сама по себе печень при этом работает безупречно.

Врачи клиники Мэйо, являющейся одним из мировых центров, где лечат амилоидоз, не были до конца уверены, что больная печень поведет себя у другого пациента так, как им бы хотелось. Но так как амилоидозу требуются десятилетия, чтобы вред от него стал ощутимым, врачи надеялись, что он проявит себя очень не скоро, если вообще проявит. Роберт Спилденер из Национальной службы по распределению органов для трансплантации подчеркивает, что в подобных случаях очень важно, чтобы пациент твердо знал, на что он идет и с какими сложностями он может столкнуться, даже если их вероятность и очень мала.

Миссис Хаббард, больничная медсестра и ровесница Коули, все отлично понимал и отнеслась к делу просто. Она страдала от своей печени уже 10 лет, и ее положение неуклонно ухудшалось. "Я мечтала о новой жизни, - сказал она, - И у меня появился шанс. Хуже не будет, - подумала я, - а лучше может быть".

Но это не единственная этическая проблема, которая возникает при пересадке амилоидной печени от пациента к пациенту. Андреас Цакис, один из руководителей отделения трансплантации в университетском госпитале Майами, насчитал шесть случаев пересадки, которые возбудили у врачей вопросы, не имеющие пока однозначных ответов. Что должен делать госпиталь, если у пациента, которому врачи готовятся пересадить амилоидную печень, внезапно появляется конкурент, которому новая печень еще нужнее - без нее сегодня - завтра он умрет? Надо ли лечить амилоидную печень так же, как и другие органы, предназначенные для пересадки? Стоит ли ей вообще фигурировать в списках службы распределения?

"Некоторые из подобных вопросов покажутся вам проявлением мелочного педантизма, - замечает доктор Цакис, - но это не так. В наши дни очень много людей умирает от болезней печени. И десятки вопросов рождаются в связи с пересадкой этого органа, особенно, если речь идет о больной печени. Но здоровых катастрофически не хватает".

"Совершая домино-пересадку, мы помогаем не одному, а сразу двум пациентам, - вторит ему Спилденер. - И не только этим двум. Вся длиннющая очередь ожидающих делает два шаг вперед - ближе к заветной цели".

Ал Коули тоже не избежал этических проблем, хотя и иного свойства. Когда он впервые наведался в клинику Мэйо, он рассчитывал, что ему пересадят новое сердце и новую печень. Но со временем стало ясно, что ему нужны и новые почки. Коули пришло в голову, что эти органы могут вернуть к жизни трех разных людей, и он спрашивал себя, справедливо ли будет, если пересадят их только ему одному. Он даже подумывал отказаться ли вообще от трансплантации. Тем временем врачи собирались спросить его, не отдаст ли он свою печень нуждающемуся. Но он сам предложил это сделать.

Утром 11 апреля врачи клиники Мэйо получили сообщение о юноше, ставшем в их районе жертвой несчастного случая, и немедленно позвонили Алу Коули и Барбаре Хаббард. Пока те добирались до клиники, в обреченной жертве искусственно поддерживалась жизнь. Сначала Коули получил новое сердце, затем подготовили к изъятию его печень, затем пересадили почки. В эти минуты в Методистском госпитале, являющемся частью клиники Мэйо, готовили к операции Барбару Хаббард.

Удалив у Коули печень врачи промыли ее в специальном растворе и отнесли ее в Методистский госпиталь. Через 3 часа 19 минут печень Коули была водворена на новое место и стала печенью Хаббард. В это время Коули получал новую печень. Двойная операция длилась 14 часов, в ней было занято 24 человека и стоила она полмиллиона.

Теперь Хаббард и Коули будут всю жизнь принимать лекарства против отторжения новых органов, но это их не смущает. Коули собирается вновь заняться адвокатской практикой, а миссис Хаббард в свою больницу возвращаться не хочет. Она боится подхватить там какую-нибудь другую инфекцию и намерена подыскать себе другую работу.

Евгений Муслин:

Медицинские новости.

Среди многочисленных благ современной жизни в развитых странах не последнее место занимает так сказать, медицинская безопасность. Мы уверены в том, что нам не грозит неминуемая смерть от инфекции в результате пустяковой царапины или простуды, когда першит в горле. Эффективная защита, которую обеспечивают сегодня антибиотики, противомалярийные медикаменты и другие современные средства подавления патогенных микроорганизмов - это величайшее медицинское завоевание последних 50 лет.

Однако, как предупреждают авторы только что опубликованного доклада Всемирной организации Здравоохранения при ООН, сокращенно - ВОЗ, в течение последующих 50 лет мы рискуем полностью лишиться этого завоевания, если немедленно не откажемся от порочной практики применения антибиотиков. Почти все основные инфекционные болезни становятся сейчас более устойчивым по отношению к существующим лекарствам и медики не успевают синтезировать новые медикаменты.

Лекарства же теряют эффективность из-за повышения резистентности микробов. И этот естественный эволюционный процесс резко ускоряется вследствие злоупотребления лекарствами. Причем в бедных странах больным не хватает лекарств, из-за чего они не могут закончить курс лечения и убивают лишь самые слабые штаммы микробов, оставляя в живых наиболее устойчивые и жизнеспособные.

В богатых же странах картина обратная. Здесь резистентность микробов возрастает из-за чрезмерного применения антибиотиков даже тогда, когда они вообще бесполезны, например, при простудах и других вирусных инфекциях. Кроме того, антибиотики широко применяются в животноводстве для ускорения роста животных. При этом возникают резистентные микробные штаммы, способные заражать и людей.

Во всех странах мира врачи сейчас обнаруживают, что болезни, которые не так давно легко излечивались, теперь не поддаются лекарствам. Так, в Таиланде стали неприменимыми три основных противомалярийных препарата. Гонорея вновь сделалась в Юго-Восточной Азии смертоносной болезнью, В Росси каждый десятый туберкулезник не поддается лечению стандартными противотуберкулезными препаратами. Когда в начале 90-х годов в Нью-Йорке распространились резистентные туберкулезные палочки, пришлось израсходовать миллиард долларов, чтобы погасить эпидемию. И сейчас в США от резистентных инфекций, подхватываемых в больницах, ежегодно гибнут до 14 тысяч человек.

Необходимы усиленные исследования в области создания противомикробных средств, однако, американские специалисты считают, что в ближайшие 5-10 лет вряд ли появятся новые классы лекарств и вакцин.

Во всем мире нужно сейчас навести строгий порядок в использовании антибиотиков для лечения людей, ограничить применение антибиотиков в животноводстве и охватить вакцинацие й как можно большее количество детей.

Далее авторы доклада ВОЗ отмечают, что решающее значение для успеха имеет просвещение пациентов, которые должны отказаться от бессмысленного приема антибиотиков при простудах. Следует также ограничить применение хозяйственных моющих средств, обладающих слабыми бактерицидными свойствами и повышающих резистентность бактерий из-за подавления их самых слабых штаммов. Такие средства нужно использовать лишь при уходе за больными с ослабленной иммунной системой. Большая часть ныне живущих людей, не помнит мира без антибиотиков и бактерицидных препаратов, когда простой кашель или расстройство желудка могли угрожать смертью. Но именно такой мир мы оставим нашим детям и внукам, если не наведем порядок в использовании антимикробных средств.

XS
SM
MD
LG