Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По следам Эскулапа


Передачу из Нью-Йорка ведет Евгений Муслин. Научная конференция во Флориде по поводу болезни "бешенство коров", лечение неврологических болезней трансплантацией стволовых клеток, а также последние медицинские новости - вот темы нашей сегодняшней передачи.

Евгений Муслин:

Через шесть лет после того, как в Великобритании впервые были зарегистрированы случаи заболевания и гибели людей, пораженных возбудителями так называемого "бешенства коров", в Майами ( Флорида. США), состоялась необычная конференция. На ней встретились специалисты из разных стран, изучающие природу возбудителей этого заболевания, и... родственники жертв этой необычной болезни. Мы попросили рассказать об этой конференции профессора Даниила Голубева:

Даниил Голубев:

Свойства возбудителей "бешенства коров" и их аналогов, вызывавших аналогичное заболевание у людей - так называемую "болезнь Крейцфелд-Якоба", действительно необычны. Эти возбудители, так называемые прионы, резко отличаются по своим свойствам от всех других микроорганизмом - вирусов, бактерий, простейших. Американский ученый Стэнли Пруссайнер в позапрошлом году получил Нобелевскую премию за их открытие. Прионы - это особые белковые молекулы, не содержащие - в отличие от абсолютно всех микробов! - никаких нуклеиновых кислот - ни ДНК, ни РНК. Прионы находятся в тканях здоровых людей и многих млекопитающих, и под влиянием неизвестных пока факторов могут трансформироваться в маленькие частицы, устойчивые ко всяким внешним воздействиям - кипячению, радиации, -химическим дезинфектантам. Частицы эти могут накапливаться в мозгу человека или животных - коров, коз, оленей, и вызывать там необратимые дегенеративные изменения - так называемые губчатые энцефалопатии ( у людей такие процессы составляют существо так называемой "болезни Крейцфелд-Якоба"). Регистрируются такие заболевания редко - 1 случай на миллион людей. Тем не менее, от них ежегодно погибает не менее 300 американцев в возрасте примерно 50 лет и старше.

В самое последнее время в Европе, главным образом в Великобритании, начал выявляться новый штамм возбудителя "болезни Крейцфелд-Якоба", поражающей молодых людей, употребляющих в пищу говяжье мясо, содержащее в себе ненормальные (трансформированные) прионы.

Речь идет о настоящей эпидемии, поскольку за короткое время от нового варианта возбудителя "болезни Крейцфелд-Якоба" погибли 56 англичан, 2 француза и 1 ирландец - все молодые люди.

Евгений Муслин:

Каковы современные представления о природе патогенных прионов?

Даниил Голубев:

Этому вопросу был посвящен доклад доктора Стефена Де-Армонда - патолога из Калифорнийского Университета в Сан-Франциско. По его данным, белковая молекула нормального приона имеет форму спирали, она как бы сложена ("скручена"). Когда в силу тех или иных причин молекула "раскручивается" и начинает походит на пучок гладких волос, прионы становятся смертельно опасными. Соприкасаясь с нормальными прионами прионы патогенные индуцируют изменения формы их молекул, то есть трансформируют их в патогенные. Идет своеобразная молекулярная цепная реакция таких изменений, сопровождающаяся дегенерацией нервных клеток головного мозга.

Евгений Муслин:

Насколько велика опасность этой новой эпидемии?

Даниил Голубев:

Анализу эпидемиологической ситуации и прогнозу заболеваемости в связи с активностью нового штамма возбудителя "болезни Крейцфелд-Якоба" был посвящен доклад доктора Роберта Вилла - директора Британского Национального Центра изучения "болезни Крейцфелд-Якоба" в Эдинбурге. По его мнению от нового штамма, в конце концов, могут погибнуть десятки тысяч англичан, и это не считая неидентифицированных медленных инфекций с очень длительным инкубационным периодом, количество возможных жертв которых даже трудно предвидеть. О серьезности положения говорят результаты специального исследования с целью обнаружения прионов в различных образцах ткани мозга, миндалин, аппендикса, селезенки и лимфатических узлов. Одних только образцов ткани миндалин исследовано более 18 тысяч, и большая часть результатов еще не опубликована. По словам доктора Вилла, величайшей загадкой является избирательная поражаемость новым штаммом молодых людей. Все британские жертвы нового штамма возбудителя "болезни Крейцфелд-Якоба" - лица в возрасте от 13 до 43 лет, в то время, как обычная (спорадическая) "болезнь Крейцфелд-Якоба" поражает, как правило, более пожилых. Возможным объяснением этого явления служит употребление молодыми людьми в пищу мяса, подвергшегося механической экстракции. В результате такой обработки мясо отделяется от костей и подвергается энергичной компрессии. Видимо, при этом происходит изменение структуры мясных волокон и возможное изменение молекулярной конфигурации прионов. Именно такое мясо часто делают в школьных и университетских буфетах. Доктор Вилл подчеркнул, что все эти рассуждения - не более чем гипотеза, и истинная связь частых заболеваний молодых людей новым вариантом "болезни Крейцфелд-Якоба" с характером мясных продуктов пока четко не установлена.



Евгений Муслин:

Есть ли такого рода заболевания в США?

Даниил Голубев:

По данным доктора Лауренса Шонбергера из Центра по контролю и профилактике заболеваний в Атланте, в США, за последнее время зарегистрировано всего несколько случаев "болезни Крейцфелд-Якоба" у молодых людей, и все они относятся к категории спорадических, никак не связанных с какой-либо эпидемической ситуацией.

Однако, специалист по ветеринарии из Янкерса доктор Мишель Хансен сообщил на конференции в Майами, что в некоторых западных штатах наблюдается рост заболеваний, вызванных прионами среди оленей и лосей. Так, например, в некоторых графствах штата Колорадо до 15 процентов оленей поражены патогенными "раскрученными" формами прионов и есть реальная опасность их передачи охотникам и членам их семей при употреблении в пищу оленьего мяса.

Такая возможность была подтверждена также доктором Байроном Кофи - старшим научным исследователем лаборатории персистентных вирусных инфекций в Гамильтоне. Он сообщило о том, что в итоге специальных лабораторных исследований была установлена возможность превращения нормальных прионов человека, овец и телят в патогенные формы под влиянием раскрученных прионов оленей. Вероятность такой трансформации мала, но она есть.

Евгений Муслин:

А что говорили на конференции родственники жертв болезни Крейцфелд-Якоба?

Даниил Голубев:

Как и следовало ожидать, они выражали боль и горечь от утраты молодых людей своих родных и близких, и предъявляли претензии к врачам, которые не могли предотвратит такое трагическое развитие событий. Они говорили, в частности, о том, что многим заболевшим ставился неправильный диагноз - "болезнь Альцгеймера", и даже после смерти правильный диагноз не всегда сразу устанавливался. Родственники погибших справедливо отмечали, что медицинские специалисты мало знают о медленных инфекциях и недостаточно глубоко изучают факторы внешней среды, которые могут эти заболевания индуцировать. С этими справедливыми претензиями, увы, нельзя не согласиться.

Лилия Шукаева:

Сильвия Илэм ощутила пользу от только что перенесенной операции, едва ей принесли завтрак. Оказывается, у еды есть вкус, а она уже и забыла про это.

Лилия Шукаева:

Семь лет назад у миссис Илэм - жительницы Аризоны случился инсульт, и у нее парализовало правую сторону. А в прошлом году она стала одной их первых пациенток в мире, кому имплантировали в мозг выращенные в лаборатории клетки. Благодаря им 66-летняя женщина стала говорить без затруднений, не заикаясь, как было все эти годы. Хотя и с палочкой, но она ходит, и даже отваживается водить машину.

Не во всех случаях врачи добиваются столь положительных результатов. Но они уверены, что нейроны, пересаживаемые в мозг, будут с успехом замещать поврежденные клетки, восстанавливать функции, утрачиваемые после инсульта и проведения спинного мозга и даже из-за болезней Паркинсона и Альцгеймера. Сегодня Эвану Снайдеру, неврологу Гарвардской медицинской школы удается, например, трансплантацией клеток лечить крыс от болезни, похоже на множественный склероз, а завтра, он уверен, метод будет перенесен и на людей.

Два научных достижения сыграли стимулирующую роль в поисках способов восстановления нарушенных связей в мозгу. Первое - это выделение так называемых стволовых клеток. Это - изначальные клетки, из которых развиваются все остальные. Врачи сразу решили, что из них можно будет получать нервные клетки или нейроны и пересаживать их в мозг. В опытах на животных искусственно выращенные нейроны мигрировали через мозговые ткани как раз туда, где и была нужда в них - в места повреждений.

Второе открытие было поистине эпохальным. Была опровергнута вековая мудрость насчет того, что нервные клетки не восстанавливаются. Оказалось, что нейронные системы обладают способностью к регенерации.

Некоторые ученые и руководители биотехнических фирм высказывают опасения, что нейронная имплантация может повторить судьбу генной терапии, которая в продолжение 10 лет вызывала страстные споры, порождала непомерные надежды, теряла разочаровавшихся инвесторов и лишь сравнительно недавно начала давать ощутимые результаты. "Извлекая кроки из этой истории мы стараемся не обещать пока слишком многого, - пишут в июньском номере журнала "Nature Neuroscience" шведские ученые Андерс Бьорклунд и Олле Линдваль, - нынешнее стремление поскорее начать клинические испытания на реальных пациентах не всегда научно обоснованно. Торопиться не стоит".

Шведские ученые ссылаются на собственный опыт. Они брали мозговую ткань, взятую от эмбрионов, извлеченных из чрева в ходе абортов, и пересаживали ее людям с застарелой болезнью Паркинсона. У части пациентов наблюдались некоторые улучшения моторной сферы, длившиеся от 5 до 10 лет. Такие же пересадки делались и в Америке. Опыт показал, что использовать таким образом эмбрион можно лишь для одного пациента. В США болезнью Паркинсона страдает более миллиона человек. Где взять столько эмбрионов неизвестно, тем более, что противники абортов не дремлют. Каждого кандидата в президенты спрашивают: за аборты он, или против них. Не случайно ученые ищут клетки другого типа, на основе которых можно было бы наладить массовое производство нейронов.

Клетки, которым имплантировали миссис Илэм, поставила фирма "Layton BioScience" - ответвление известной калифорнийской компании "Sunnyvale". Происхождение у них весьма неожиданное: их предки были раковыми клетками, взятыми из яичка пациента 30 лет назад. Совершенно случайно ученые обнаружили, что под воздействием вещества, называемого ретиноидом, некоторые клетки превращаются в нейроны. Шестерым пациентам из 12, перенесшим инсульт и прошедшим лечение трансплантацией таких клеток, стало намного лучше. Конечно, 6 из 12 - это всего 50 процентов, но доктор Джон Кондзелка, сделавший эти операции, смотрит на положение вещей более оптимистично, нежели его шведские коллеги.

Такие же обнадеживающие результаты были получены во время клинических испытания , которые проводила фирма "Diacrin" в Чарльзстоуне, штат Массасучетс. Фирма использовала мозговые клетки, взятые от эмбрионов поросят, и пересадила их пациентам с последствиями инсульта, эпилепсией и болезнью Хантингтона. Но врачи все же ощущают некоторую тревогу: а вдруг поросячьи нейроны окажутся носителями какого-нибудь вируса, присущего животным. При всем своем оптимизме доктор Кондзелка не исключает и вероятности, пусть даже и ничтожной, что превращенные ретиноидом нейроны вспомнят когда-нибудь о своем раковом происхождении.

С большой охотой обращаются исследователи к стволовым клетками, которые можно выращивать в больших количествах. Впервые такие клетки были выделены из мозга эмбриона совсем недавно - в 1998-м году. Эти клетки могут превращаться в клетки любого органа - печени, почек, сердца, мозга. Однако, считается аморальным использовать эмбрион для медицинских целей, а только у эмбриона и можно найти такие еще не специализированные клетки. По закону нельзя потратить ни цента из федерального бюджета на то, что может повлечь за собой повреждение эмбриона.

Существование этого закона - по меньшей мере, анахронизм. Не удивительно, что Национальные институты здоровья разрабатывают новые инструкции, разрешающие ученым получать средства на работу с эмбриональными клетками из частных фондов. Не остаются в стороне и прогрессивно мыслящие конгрессмены. Сенаторы Арлен Спектер, республиканец из Пенсильвании, и Том Харкин - демократ от Айовы предложили недавно законопроект, устраняющий для исследователей ряд ограничений. Но противники абортов, не признающие никаких послаблений, пока что сильнее здравого смысла. Вся надежда только на фонды частных фирм и корпораций.

Так, например, корпорация "Geron" ( Менло Парк, Калифорния), финансировавшая работу, в ходе которой в университете штата Висконсин были впервые выделены эмбриональные стволовые клетки, получила на эти клетки коммерческие права, а также патентные права на клетки сходного типа, открытые исследователями из университета Джонса Гопкинса в Балтиморе. Эту работу корпорация тоже финансировала.

В результате другим фирмам приходится думать, как обойти оба патента корпорации "Geron" и не слишком дразнить ревнителей антиабортной этики. Они получают патенты на так называемые нейрональные стволовые клетки, которые могут превращаться в нейроны различного типа, но не в клетки, скажем, печени или почек. А этого от них и не требуется. Нужно, чтобы они были надежным средством для лечения неврологических болезней. "В этом смысле они даже лучше эмбриональных клеток, - считает Ричард Гарр, президент фирмы "NeuralStem" в городе Колледж Парк, в штате Мэриленд. - Пересаживая их, вы будете уверены на сто процентов, что они не превратятся в клетки лучевой кости или колена". Доктор Гарр не упоминает при этом о главном преимуществе эмбриональных клеток - их способности легко размножаться и дольше всех сохраняться.

В изучении нейрональных стволовых клеток фирма, которую возглавляет доктор Гарр, соревнуется с фирмой "StemCells", которая прежде называлась иначе и занималась другими исследованиями, но отныне полностью сосредоточилась на этих клетках. Точно так же поступила и фирма "Layton", которая еще недавно обеспечила миссис Илэм приращенными клетками. Теперь в планах фирмы только нейрональные стволовые клетки. Получает она их из Бостонской детской больницы.

Новое направление развивается не случайными людьми и не новичками. Фирму "NeuralStem" основали ученые одной из лабораторий Национальных институтов здоровья, которую возглавляет Рональд Маккей, пионер в этой области. Фирма "StemCells" постоянно консультируется с Ирвингом Вейсманом, специалистом по стволовым клеткам из Стэнфордского университета, и с Фредом Гейджем из института Солка, одним из тех, кто обнаружил, что новые нервные клетки могут появляться во взрослом мозгу. Две другие фирмы того же профиля возглавляет Губерт Шумейкер, бывший руководитель ведущей биотехнологической компании "Centocor".

Нейрональные стволовые клетки не свободны от этических нападок. Берут их, как и эмбриональные клетки, от плода. Но фирмы говорят, что нападки теряют остроту и даже всякий смысл, потому что клетки размножаются в лаборатории и достаточно одного-единственного плода, чтобы обеспечить им сотни, если не тысячи пациентов. Недавно было установлено, что и взрослый мозг содержит некоторое количество стволовых клеток, так что, если извлекать их оттуда, то есть, пользоваться ими, как и любым органом, который берется от трупа для пересадки, то всякие запреты отпадут. Однако, ученые считают, что дело это бесперспективное, так как взрослые стволовые клетки трудно получить и они мене эластичны, чем клетки плода.

Немало еще чисто технических проблем предстоит решить исследователям, намеревающимся лечить неврологические болезни, используя нейрональные и эмбриональные стволовые клетки. Самая серьезная из них: что надо сделать, чтобы стволовые клетки превращались в клетки желаемого типа. Обычно это делается с помощью ростовых факторов или имплантации в них специфических генов. Но до стопроцентной надежности пока далеко и в ироническом замечании Ричарда Гарра была все-таки немалая доля истины. Может быть, в ближайшем будущем возобладает комбинированный подход: трансплантация клеток, сочетающаяся с новыми лекарствами, в том числе и с такими, которые будут стимулировать мозг и выращивать необходимые ему клетки.



Евгений Муслин:

В июньском номере журнала "Инсульт" опубликовано исследование, показывающее, что аспирин гораздо безопаснее для людей, переживших острый инсульт, чем считалось медикам до сих пор и способен принести этим больным больше пользу.

Известно, что в последние годы врачи начали давать аспирин больным после так называемых ишемических инсультов, когда кровяные тромбы прерывали кровоснабжение мозга. Предотвращая коагуляцию крови, аспирин снижал риск повторных инсультов.

Однако, медики колебались давать больным аспирин сразу, так как он разжижает кровь и может повредить пациентам с геморрагическим инсультом, обусловленным кровоизлиянием в головной мозг или под его оболочки. А точно определить природу инсульта не всегда бывает возможно.

Доктор Зенг Мин Чен и его коллеги из Оксфордского университета проанализировали истории болезней 40 тысяч людей, перенесших инсульты. 50 процентам этих больных, поступивших в больницы в течение 48 часов, после инсульта, давали аспирин. Исследователи обнаружили, что прием аспирина даже в течение нескольких недель уменьшал число повторных инсультов на целую треть. Они убедились также, что опасения, связанные с аспирином, явно преувеличены. Они обнаружили, что у 773 пациентов с геморрагическими инсультами, которым давали аспирин по ошибке, течение болезни ничем не отличалось от тех, кому аспирин не давали. "Так что, раннюю аспиринную терапию следует использовать смелее и шире", - делает вывод доктор Чен.

XS
SM
MD
LG