Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"По следам Эскулапа"


Завершение первого этапа расшифровки генома человека, достоинства и недостатки широко распространенного лекарства от депрессии - "Прозака", а также последние медицинские новости - вот темы нашей сегодняшней передачи.

Евгений Муслин:

В течение ряда лет в научной печати и в СМИ неоднократно сообщалось об активном изучении генома человека. При этом постоянно подчеркивалось, что завершение этой работы сулит человечеству самые разнообразные блага. И вот совсем недавно появились сообщения о том, что расшифровка этого генома, так сказать, досрочно завершена. Мы попросили профессора Даниила Голубева прокомментировать эти последние сообщения и уточнить: в чем же именно состоит сенсационная новизна этого этапа работы. Неужели действительно абсолютно все о геноме человека известно?

Даниил Голубев:

Нет, так категорически говорить, конечно, нельзя, хотя прогресс в познании структуры генома бесспорен. Но позвольте вначале напомнить наиболее важные этапы изучения этой проблемы в прошлом, поскольку без этого невозможно оценить современный этап исследований.

Изучение геномов вообще началось в 1866-м году, когда Грегор Мендель открыл существование дискретных частиц, передающих наследственные свойства и названных позднее генами. В 1910-м году Томас Гент Морган начал изучать геном плодовой мушки дрозофилы, что привело к созданию хромосомной теории наследственности. Согласно этой теории, гены линейно расположены в ядерных хромосомах, и их последовательность может быть расшифрована (картирована).

В 40-е годы было установлено, что гены состоят из ДНК, а в 1953-м году Уотсон, Крик и Уилкинсон установили структуру этой ДНК и ее пространственную конфигурацию - так была открыта "двойная спираль". Каждая нить этой спирали представляла собой линейную молекулу, состоящую из углевода, остатка фосфорной кислоты и одного из азотистых оснований: аденина (А), тимина (т), гуанина (Г), или цитозина (С).

Затем было установлено, что именно ДНК является матрицей для репликации, то есть, умножения числа молекул самой ДНК, и транскрипции, то есть, "превращения" информации, содержащейся в ДНК, в белковые молекулы с помощью так называемых информационных рибонуклеиновых кислот ( РНК).

В 60-е - 70-е годы были разработаны методы препаративной работы с ДНК, то есть, ее научились резать на фрагменты, сшивать их друг с другом, а затем и определять последовательность отдельных нуклеотидов в каждом участке. Так была расшифрована структура первого живого объекта - вируса бактерий - бактериофага. Установление же последовательности чередований этих оснований в генах всех 23 пар хромосом человека и есть раскрытие генетического кода генома человека. Всего в этом геноме содержится примерно 3,5 миллиарда оснований ("генетических букв", то есть - А, Т, Г,С) составляющих многие десятки тысяч различных генов. Каждый ген кодирует структуру и свойства всего организма.

Евгений Муслин:

Когда началась планомерная расшифровка всего генома человека?

Даниил Голубев:

Инициатором всей этой работы стало Министерство энергетики США, которое в 1986-м году выступило с идеей осуществить полную расшифровку генома человека и тем самым открыть новую эру в биологии и медицине. В 1988-м году Джеймс Уотсон становится директором проекта "Геном человека" Национального Института Здоровья США, Согласно первоначальным расчетам, работа по расшифровке генома человека должна была окончиться в 2005-м году и стоить в общей сложности 3 миллиарда долларов.

В 1993-м году во главе Проекта встал доктор Фрэнсис Коллинз, и вскоре одна из лабораторий, финансируемых проектом, сообщила о первой крупной победе - полной расшифровке генома так называемого прозрачного червя. Этот геном состоит из 97 миллионов "генетических букв".

Евгений Муслин:

Из сообщений печати известно, что у Общественного проекта "Геном человека" появился мощный конкурент - компания "Селера".

Даниил Голубев:

Совершенно верно. Еще в 1990-м году один из сотрудников Национального Института Здоровья США доктор Крэг Вентер разработал ускоренный, так называемый "шрапнельный" метод расшифровки структуры целого гена на основе анализа какого-то одного специально выбранного его фрагмента. В 1995-м году на основе этого метода в Институте геномных исследований, независимом от Общественного проекта, была осуществлена идентификация генома бактерии "Хемофилис Инфлуенца". Позднее, в 1997-м - 1998-м годах доктор Вентер предложил свой самостоятельный проект расшифровки генома, основанный на методе анализа, с планом завершить всю работу к 2001-му году. Выполнять эту работу стала созданная Вентером частная компания "Celera Genomics". Возникла очень серьезная конкуренция Общественному проекту.

Евгений Муслин:

Ну и каков же был ответный "ход" доктора Коллинза?

Даниил Голубев:

Самый решительный! Еще в 1998-м году Коллинз и другие руководители международного консорциума "Геном человека" решили ускорить темпы работ по расшифровке генома, и к 2001-му году расшифровать 90 процентов генома человека, а к 2003-му году завершить работу на 99,99 процента.

В марте 1999-го года под руководством доктора Коллинза был создан международный консорциум, включающий в себя Центр Сэнгера в Великобритании, ряд университетов в разных странах и Национальный Институт Здоровья США. Этот консорциум провозгласил, что первый вариант полного генома человека будет выполнен уже к весне 2000-го года.

Однако, в том же марте доктор Вентен сообщил о том, что Celera" совместно с Институтом "Геном дрозофилы" полностью расшифровали геном этой плодовой мушки, являющейся классическим объектом генетических исследований во всем мире в течение почти целого столетия. Это окончательно подтвердило ценность оригинального метода расшифровки структуры геномов, принятого на фирме "Celera Genomics".

И вот, в июне конкурирующие коллективы - "Celera Genomics" и международный консорциум объединили свои данные и объявили о том, что их совместными усилиями в целом завершено создание генетической карты человека. Расшифрована структура 50 тысяч генов, в которых идентифицирована последовательность расположения 3,5 миллиардов "генетических букв", то есть, нуклеотидов, содержащих в своем составе те или иные азотистые основания. Несмотря на координацию усилий между участниками остаются определенные разногласия.

Евгений Муслин:

В чем же суть этих разногласий?

Даниил Голубев:

Их, к сожалению, много, но я позволю себе выделить 2 основных момента. Первый касается сугубо юридических, если угодно - финансовых аспектов. Доктор Вентер и его компания "Селера" настаивают на праве индивидуального владения всеми данными, полученными при установлении последовательности нуклеотидов, и возможности получать коммерческую выгоду от всех видов использования этих материалов. Руководители Общественного проекта считают, что результаты расшифровки генома должны быть доступны всем ученым и использоваться ими без всяких ограничений. Спор достиг такого накала, что в марте этого года президент США Клинтон и британский премьер-министр Блэр выступили с совместным заявлением, в котором поддержали позицию руководителей Общественного проекта. Такую же позицию занял Конгресс США. Хочу заметить, что в истории США есть известный прецедент такой ситуации. В начале 50-х годов в США была впервые разработана совершенно уникальная для того времени методика приготовления инактивированной вакцины против полиомиелита ("вакцина Солка"). Правительство и Конгресс США в то время решили сделать эту технологию всеобщим достоянием и не просто продавать вакцину Солка в разные страны, а предоставить всем желающим возможность готовить эту вакцину в своих странах, бесплатно ознакомившись с американской технологией. Именно тогда в США побывала в частности делегация советских ученых - академики Смородинцев и Чумаков, и в СССР был открыт специальный Институт полиомиелита, где было развернуто производство полиомиелитных вакцин. К сожалению, предполагаю, что ни этот прецедент, ни позиция Клинтона и Блэра, нисколько не повлияют на позицию "Селеры", и спор между этой компанией и руководством Общественного проекта будет продолжаться, Помимо этих финансовых проблем между участниками "генетической гонки" существуют и чисто научные разногласия, и они более существенны.

Евгений Муслин:

В чем же они состоят?

Даниил Голубев:

Расшифровка генома человека включает в себя ряд этапов, причем установление последовательности генетических букв в том или ином гене есть только самый первый шаг в такой расшифровке. Вторым "шагом" является предварительная характеристика функции этого гена, полученная на основании его химической структуры, по аналогии с другими генами. Третьим и последним "шагом" является полная идентификация функций такого гена на основании специальных биохимических, биологических или генетических исследований. Само собой разумеется, что этот "последний шаг" в идентификации генов является в то же время "первым шагом" на пути создания нового поколения "молекулярных" лекарств, предназначенных для той или иной коррекции конкретных генов. По мнению доктора Джона Салстона, руководителя "Геномного треста" Кембриджского университета в Великобритании, связанного с Общественным проектом Национального Института Здоровья США, патенты должны выдаваться только на такие работы, которые удовлетворяют признакам этого третьего шага. В этом случае все разногласия были преодолены. Но будем справедливы: и работа по расшифровке генома человека, и споры вокруг этой работы продолжаются, хотя решающая часть первого этапа действительно пройдена.

Евгений Муслин:

Когда же можно ожидать практических итогов этих, в общем-то, пока чисто теоретических исследований?

Даниил Голубев:

Эта тема требует специального освещения - не надо ни приуменьшать, ни преувеличивать возможности сегодняшнего этапа. Думается, что наиболее полно отвечает на этот вопрос доктор Коллинз. Он говорит: "Мы должны быть реалистами и признать, что полная медицинская отдача от расшифровки человеческого генома произойдет не раньше, чем через 20-30 лет. Несомненно, медицина переживает сегодня величайшую революцию. Со времен открытия антибиотиков, но это не из тех революций, что происходят за одну ночь". Заметим, что доктор Коллинз говорит о полной отдаче - частичная отдача началась уже сейчас, но это, повторяю, заслуживает специального разговора.

Лилия Шукаева:

Никогда прозак не был просто лекарством, как тысячи других. Не успел он появиться в аптеках, а это было 12 лет назад, как тут же сделался предметом культа, иконой, которой поклоняются до сих пор. Случалось, правда, что этот всемирно знаменитый антидепрессант порождал и громкие скандалы, и судебные иски, но фирме "Эли Лилли" - производителю прозака, почти всегда удавалось их погасить. С самого начала фирма была уверена, что прозак неуязвим.

Иного мнения придерживается Джозеф Гленмюллен из Гарварда и Дэвид Хили из Уэльского университета. Гленмюллен выпустил книгу "Споры о прозаке - Эра антидепрессантов". Если верить этим авторам, то прозак и родственные ему препараты - средоточие всех зол. Одураченная рекламой и кратковременными улучшениям публика, как пишут они, не отдает себе отчета в том, что прозак и его аналоги обременены побочными эффектами. Длительное употребление этих лекарств может нанести вред мозгу, а у психически неустойчивых пациентов вызвать тягу к самоубийству. Авторы ссылаются на опыт известных психиатров, но те в развернувшейся полемике открещиваются от них, утверждая, что и слыхом об этих паникерах не слыхивали. "Вопиющая недобросовестность, надергивание цитат, вырванных из контекста - вот что такое их книги, - возмущается Фредерик Джекобсон - психофармаколог из Вашингтона. - Ни словечка о достоинствах, одни недостатки. Таким способом можно опорочить все, что угодно, вплоть до бинтов и йода".

С Джекобсоном согласно большинство психиатров и фармакологов. Раз прозак и его аналоги стабилизируют уровень серотонина в мозгу, не давая ему растрачиваться попусту, значит им можно простить любые изъяны, благо они незначительны. Прозак вытаскивает человека из мрака депрессии, спасает ему жизнь. Что перед этим какая-то сухость во рту, прибавка веса или запоры! И то же ослабление либидо, от чего еще никто не налагал на себя руки. А от нехватки серотонина, нарушающей химический баланс в мозгу, мысль о том, что жить не стоит, не заставляет себя ждать.

Да, признают врачи, новые антидепрессанты помогают не всем и не всегда, особенно если депрессия заходит слишком далеко. Приходится применять целый комплекс лечебных мер. И никто не решится утверждать, что прозак абсолютно безвреден, но что он лучше всех антидепрессантов - под этим подпишется большинство. "Культ, между прочим, не возникает на пустом месте", - говорит Джекобсон.

Но что же все-таки противопоставили этому культу авторы скандальных книг? Внимательный читатель заметит, что они не против прозака и родственных ему препаратов - они и сами прописывают их своим пациентам Они против того, чтобы их прописывали без серьезных на то оснований, да еще на длительный период. По оценкам "Эли Лилли" за 12 лет прозак был прописан 38 миллионам человек. За один лишь 1999-й год на него было выписано свыше 10 миллионов человек. "Это же абсурд, чистое безумие - говорит Гленмюллен. - Прозак прописывают людям со слабыми или умеренными симптомами депрессии, которые могут проявиться у каждого. В подобных случаях психотерапия и другие методы лечения гораздо предпочтительнее".

Гленмюллен и Хили подвергли критике фармацевтические фирмы, которые, желая представить свою продукцию безупречной, замазывают побочные эффекты. А эти эффекты - реальность. И мышечные спазмы, и тремор, и перевозбуждение, и непроизвольные моторные движения туловища и конечностей, а также подергивания языка и лицевых мышц - все это нередко испытывают те, кто подолгу принимает антидепрессанты типа прозака, но внятной информации об этом они не получают ни от врача, ни от фирмы. "Пусть даже неприятный, искажающий лицо тик встречается редко, - пишет Гленмюллен. - Но из десятков миллионов поклоняющихся прозаку всегда найдется несколько тысяч, которых поразит этот тик. Можно ли не принимать в расчет эту простую статистику? Не говоря уже о том, что больше половины из этих тысяч вообще в прозаке не нуждались". Гленмюллен сгущает краски, утверждают его оппоненты, например, Уильям Виршинг, профессор психиатрии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Нежелательные реакции на прозак бывают, но очень редко. Так редко, что многие психиатры никогда с ними не сталкивались. Это, во-первых. А во-вторых, пациенты довольно часто принимают наряду с прозаком и другие лекарства, так что определить причину болезненной реакции очень трудно.

Многие ученые говорят, что Гленмюллен не принимает во внимание разницу между новыми антидепрессантами типа прозака и их предшественниками, принцип действия которых был совершенно иным, и которым перечисленные побочные эффекты были свойственны в несравнимо большей степени. Кроме того, он проводит необоснованную аналогию между прозаком, с одной стороны, и кокаином, экстази и даже редаксом - средством простив ожирения, с другой. По его мнению, все они наносят мозгу одинаковый вред. "Если установлено, что длительное употребление экстази отрицательно сказывается на нервных клетках, значит, они точно так же пострадают от длительного употребления прозака", - заключает Гленмюллен.

"Вот уж, мягко говоря, странный вывод, - замечает Джордж Рикорт, психиатр из университета Джонса Гопкинса в Балтиморе и ведущий эксперт по воздействию экстази на мозг. - Ведь экстази и новые антидепрессанты относятся к двум совершенно несхожим классам препаратов. Ни прозак, ни его аналоги не вырабатывают яд, который вырабатывает экстази, более того они предохраняют мозг от этого яда".

Рикорта поддерживает Эфраим Азмитиа, профессор биологии и психиатрии в Нью-Йоркском университете и эксперт по серотонину. Он говорит, что новые антидепрессанты во главе с прозаком и эффективнее, и безопаснее прежних, так как механизм их действия более физиологичен и больше гармонирует с естественными ритмами организма". Помимо побочных эффектов, есть еще одна проблема, на которой скрещиваются копья критиков и защитников прозака. Это связь между новыми антидепрессантами и самоубийством. Прозак, как это ни парадоксально, обвиняют в том, что он иногда не гонит прочь мрачные мысли, а наоборот - вызывает их. Об этом впервые заговорил в 1999-м году гарвардский исследователь Мартин Тейчер, после того, как шестеро его пациентов начали принимать прозак, по его словам, самоубийство сделалось у них навязчивой идеей.

Ученые стали рассуждать, как такое могло случиться, и пришли к заключению, что во всем виновато состояние перевозбуждения и особой нетерпеливости, называемое в медицине акатизией. Акатизия же, чаще всего, бывает реакцией на лекарства. Она вполне могла либо вызвать мысли о самоубийстве как о способе избавиться от нервных мук, либо усилить подобные мысли, дремавшие в зародыше. Возможно также, что лекарство вместо того, чтобы повысить уровень серотонина, парадоксальным образом чуть-чуть его понизило. Редко, но такое тоже бывает.

К середине 90-х годов ученые начали терять интерес к этой проблеме. Сравнив прозак с другими антидепрессантами и с плацебо, заново проанализировав результаты клинических испытаний, проведенных "Эли Лилли", они заключили, что прозак не увеличивает тягу к самоубийству, а действует в прямо противоположном направлении. FDA же заявляла, что нет больше смысла заниматься этой проблемой и понапрасну волновать публику. Ободряющий призыв был услышан, и ученые объявили, что выделить суицидный мотив, который мог быть в редких случаях вызван антидепрессантом, из суицидного настроения, свойственного депрессии, просто невозможно.

Однако, Гленмюллен и Хили возвращаются к старой проблеме и пишут, что исследования, в которых прозак был обелен, делались по несовершенной методике, да к тому же финансировались фирмой "Эли Лилли", что лишает их объективности. "Нет, - говорят они, - все надо изучить заново".

Доктор Хили провел исследование, в котором участвовали 20 добровольцев с нормальной психикой, не знающих, что такое депрессия. Хили давал им золофт, такой же, как и прозак. стабилизатор серотонина. Двое из них, в конце концов, стали задумываться о самоубийстве, и проанализировав английские и американские данные, он пришел к выводу о том, что только один прозак уже унес 25 тысяч жизней. Однако, английские коллеги с Хили не согласны: его методика не совершенна, говорят они, он не пользуется плацебо, его добровольцы работали в той же больницу, где он практикует, и их истории болезни не подверглись оценке со стороны независимых специалистов. Так что и тут нет объективности.

Челеста Торелло, представитель фирмы "Пфайзер", выпускающей золофт, утверждает, что этот препарат, который проверили в 180 клинических испытаниях на 10 тысяч пациентов, не вызвал никаких подозрений. Но фирма есть фирма, а золофт, хоть и аналог прозака, но не сам прозак, однако, даже психиатры, чьими данными воспользовался Хили, например, тот же Мартин Тейчер или Энтони Ротшильд из Массачусетского университета, уверяют, что клиницисты давно научились распознавать признаки опасных тенденций при депрессии, и не стоит бить тревогу по этому поводу. Парадоксы прозака сегодня никому не в диковинку.

"Данные о покушении на самоубийство в основном не сегодняшние. Они относятся к первой половине 90-х годов и скорее всего связаны с чересчур большими дозами прозака", - считает Тейчер. Недавно Тейчер вместе с другими исследователями получил патент на новый антидепрессант

R-флуксетин, представляющий собой очищенный вариант прозака. Препарат проходит клинические испытания. Ученый надеется, что его детище не вызовет стольких нареканий, сколько вызвал прозак.

Евгений Муслин:

Медицинские новости.

Боль, испытанная ребенком в раннем детстве, может наложить неизгладимый отпечаток на его нервную систему. Об этом свидетельствует исследование, проведенное доктором Марианной Руда и ее коллегами на крысах в Национальном исследовательском институте стоматологической и челюстно-лицевой хирургии и опубликованное в журнале "Science" - "Hayka". Если результаты исследования полностью подтвердятся и на людях, то врачам придется удвоить осторожность при лечении детей и особенно недоношенных младенцев. Раньше считалось, что новорожденные нечувствительны к боли и поэтому обрезания и даже хирургические операции им делались без анестезии. Сейчас известно, уже, что младенцы остро чувствуют боль, и их больше не оперируют без наркоза. Однако, такие мучительные для них процедуры, как, например, анализы крови, продолжают еще делать без болеутоляющих кремов, понижающих чувствительность кожи.

Эксперименты доктора Марианны Руда и ее коллег показали, что у крыс, подвергаемых болевым ощущениям в раннем возрасте, возникает сверхчувствительность к боли, обусловленная прорастанием в спинном мозге дополнительных нервных волокон, передающих боль.

Доктор Чарльз Берде, профессор педиатрии и анестезиологии в Гарвардском университете, комментируя исследование доктора Руда сказала, что медики уже неоднократно отмечали повышенную болечувствительность у детей, перенесших в раннем детстве болезненные травмы. Впрочем, как добавил профессор Берде, это довольно противоречивая проблема. С одной стороны, органические изменения в структуре нервной системы действительно могут вызвать хроническую гиперчувствительность, но с другой стороны, они могут повысить и способность организма быстрее оправляться от самых тяжелых болевых ощущений.

XS
SM
MD
LG