Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"По следам Эскулапа"


Испытание новой вакцины против СПИДа, хирургическое устранение старческой дальнозоркости, а также последние медицинские новости - вот темы нашей сегодняшней передачи.

Евгений Муслин:

Несмотря на все усилия мирового сообщества СПИД остается практически повсеместно неконтролируемой инфекцией. Особенно серьезным, воистину катастрофическим является положение с распространением этой инфекции в целом ряде стран африканского континента. Неудивительно поэтому, что разработка нового варианта вакцины против СПИДа на основе африканского штамма вируса иммунодефицита человека вызывает большой интерес. Мы попросили рассказать об этой вакцине профессора Даниила Голубева:

Даниил Голубев:

В июле этого года на международной конференции по СПИДу в Дурбане, в Южной Африке, было объявлено о начале проведении клинических испытаний новой вакцины против СПИДа на основе штамма "Клейд-А" вируса иммунодефицита 1-го типа, широко распространенного в разных районах Африки. Но прежде, чем говорить об этой работе, я хочу в нескольких словах охарактеризовать современное положение с заболеваемостью этой "чумой XX века".

В официальном отчете ВОЗ за 1997-й год СПИД значился на седьмом месте среди "главных убийц" рода человеческого. Позднее - в 1998-м и 1999- м годах он "вышел" на четвертое место, "обогнав" по показателю смертности туберкулез, хронические неинфекционные заболевания легких и различные кишечные расстройства, занимавшие ранее соответственно пятое, шестое и седьмое места на этой "зловещей" лестнице. Теперь впереди СПИДа как еще более частые убийцы остались только ишемические заболевания сердца, то есть, инфаркты - первое место, расстройства мозгового кровообращения, то есть, инсульты - второе место и злокачественные новообразования - третье место. На четвертом - СПИД, да и то в масштабах всего мира, а в Африке, это - "убийца номер один". Судите сами: во всем мире насчитывается примерно 30 миллионов человек - носителей вируса иммунодефицита человека, а 23 миллиона из них приходится на Африку, где СПИД буквально парализует все экономические и социальные программы, буквально дезорганизуя жизнь целого континента. Именно это было одной из причин недавнего визита в Африку президента США Билла Клинтона. Неудивительно, что участники конференции в Дурбане с большим удовлетворением восприняли сообщение президента международного проекта "Вакцины против СПИДа" доктора Сета Беркли о том, что эта организация финансирует разработку четырех разных вакцин против СПИДа, первая из которых разработанная в Великобритании учеными Оксфордского университета вышла на стадию клинических испытаний.

Евгений Муслин:

Что собой представляет эта новая "оксфордская" вакцина?

Даниил Голубев:

Она относится к категории так называемых "ДНК-овых" вакцин. Все противовирусные вакцины подразделяются на "живые" и, образно говоря, "неживые".

Первые готовятся из жизнеспособных возбудителей тех или иных инфекционных заболеваний, ослабленных ("аттенуированных") в процессе их лабораторной подготовки к использованию. Такова, например, живая полиомиелитная вакцина Сэбина. Есть живые вакцины против кори, ветряной оспы, краснухи...

Если для вакцинации используется взвесь вирусных, частиц, инактивированных - "убитых", нагреванием или какими-либо другими физическими или химическими воздействиями, то такая вакцина называется "убитой", таковы, например, применяемые в США вакцины против гриппа и бешенства. "Убитой" является также полиомиелитная вакцина Солка. Кроме того, "неживыми" являются вакцины, приготовленные из компонентов того или иного вируса ("субъединичные", "расщепленные", "пептидные") и "ДНК-овые", то есть представляющие собой фрагменты вирусной или вирусоспецифической ДНК данного вируса.

Для борьбы со СПИДом ученые пытались и продолжают пытаться создать различные вакцины - и "живые", и самые разнообразные варианты "неживых". Оксфордская вакцина представляет собой вариант "ДНК-овой" вакцины. При этом как уже говорилось, она готовится на основе не эталонных, лабораторных штаммов вируса иммунодефицита человека - ВИЧ, а непосредственно из того варианта, который сегодня распространен в различных районах Африки.

Евгений Муслин:

Каков ожидаемый механизм защитного действия новой вакцины. На что рассчитывают ее авторы?

Даниил Голубев:

Эксперименты на животных позволяют надеяться на то, что под влиянием информации, содержащейся в вирусоспецифической ДНК новой вакцины, в организме человека будет происходить активный синтез так называемых "Т-лимфоцитов" - "клеток - убийц" ("киллеров"), способных разрушать клетки, пораженные ВИЧ. Ученые надеются, что эта активность индуцированных "Т-лимфоцитов" остановит прогрессирование уже начавшегося инфекционного процесса или предотвратит инфицирование здорового организма вирусом иммунодефицита человека.

Исследование проводится в несколько этапов. На первом этапе, который начат в Госпитале имени Уинстона Черчилля в Оксфорде, в Великобритании 18 добровольцев уже получили инъекцию препарата новой вакцины. Это испытание безвредности препарата. Есть основания полагать, что это испытание пройдет весьма успешно. Дело в том, что небольшой фрагмент вирусоспецифической ДНК, входящий в состав вакцин не реплицируется, то есть, не размножается, в организме человека после введения препарата, и, следовательно, нет никакой опасности возникновения СПИДа у вакцинированных. Но... надежды надеждами, а необходимо убедить, что препарат вакцины действительно не вызывает в организме вакцинированного никаких побочных эффектов. В этом и состоит суть первого этапа клинических испытаний.

Евгений Муслин:

А сколько всего таких этапов и сколько времени будут продолжаться все испытание?

Даниил Голубев:

Если первый этап - испытание безвредности вакцины, в Великобритании завершиться успешно, то есть будет показано, что сама по себе вакцина не вызывает вредных последствий, то тогда начнется второй этап. Он будет проходить в Найроби в Кении и продлится, по меньшей мере, 6 месяцев. В этом случае также будут привлечены добровольцы, но ими станут люди, имеющие высокий риск инфицирования ВИЧ.

Евгений Муслин:

Эти добровольцы - участники второго этапа, будут как-то изолированы на время испытаний?

Даниил Голубев:

Нет. Они будут продолжать жить своей обычной жизнью с тем же риском заражения ВИЧ. Никто не собирается заставлять или призывать их менять свое поведение и привычки. Весь смысл испытания сводится к тому, чтобы выяснить, как скажется вакцинация на здоровье этих людей, повторяю: лиц с высоким риском заражения ВИЧ в силу их сексуальной ориентации, образа жизни, пристрастия к наркотикам, семейного статуса и так далее. Естественно, что на быстрые итоги такого исследования никто не рассчитывает. Доктор Эндрю Мак-Мишель - директор отдела иммунологии Международного Проекта "Вакцины - против СПИДа", - проводящего эти испытания, считает, что ясное представление о том, работает ли данная вакцина, придет к исследователям не раньше, чем через 3-5 лет, и еще 5 лет уйдет на то, чтобы внедрить эту вакцину в практику. Это будет уже 3-й этап испытания, когда наблюдения будут проводиться уже не на добровольцах, а в так называемых "открытых коллективах", то есть, среди обычного населения. Все это произойдет, конечно, только в том случае, если каждый из предшествующих этапов успешно завершится.

Евгений Муслин:

Описанный вами Международный проект "Вакцины против СПИДа", - единственная инициатива такого рода в мире?

Даннил Голубев: Нет. Первое крупномасштабное клиническое испытание одного из вариантов субъединичной вакцины против СПИДа уже проводится рядом американских фармацевтических фирм в Таиланде. Авторы этого проекта подбирают для второго этапа испытаний 2,5 тысячи добровольцев из числа лиц высокого риска инфицирования ВИЧ. Особенность "оксфордовского" варианта вакцины состоит в том, что она четко ориентирована на африканский континент, где заболеваемость СПИДом чрезвычайно высока.

Евгений Муслин:

В чем же, по вашему мнению главная причина "неконтролируемости" СПИДа в мире?

Даниил Голубев:

Причин много, но главная, с моей точки зрения, как раз и состоит в том, что в практике мирового здравоохранения отсутствуют эффективные вакцины. Уже давно стало очевидным, что без широкой, а в Африке, полагаю поголовной вакцинации со СПИДОм не справиться. Здесь уместна аналогия с оспой и полиомиелитом. Трудно себе даже представить, что было бы с человечеством, если бы не было вакцин против этих инфекций. Только вакцины помогли обуздать полиомиелит, а оспу - вообще ликвидировать! СПИД буквально расползается по планете, не встречая специфического, то есть, обусловленного поствакцинальным иммунитетом сопротивления. Таким образом, отсутствие вакцин - самая существенная причина происходящего. Есть, правда, весьма странные скептики, которые вообще не считают СПИД инфекцией, а рассматривают это заболевание как ответную реакцию на самые разнообразные вредности внешней среды, но, принимая во внимание эпидемический, а в Африке - даже пандемический, характер распространения заболевания, эту точку зрения во внимание принимать не стоит. Работа над вакцинами против "чумы ХХ века" - воистину приоритетное направление в мировой медицинской науке.

Лилия Шукаева:

День ото дня лазерная хирургия становится все изощреннее, и все больше людей освобождаются благодаря ей от очков и контактных линз. Но освобождение это временное. Раньше или позже вы все равно ощутите необходимость в очках для чтения, и от этого вам никуда не деться. Разве что отказаться от чтения вообще.

Человеческие организмы и их отдельные органы стареют с самой разнообразной скоростью. Один в 60 лет свеж как юноша, другой в 40 - старик. У одного в 70 лет сердце, как у младенца, у другого в 30 - полный износ. И только глазной фокусирующий механизм исключение. Глазная линия и окружающие ее мышцы изнашиваются медленно, постепенно и с такой постоянной скоростью, что опытный офтальмолог, измеряя их способность фокусироваться на близком объекте, без труда может определить возраст пациента.

Утрату этой способности мы называем старческой дальнозоркостью, что справедливо лишь отчасти. Хотя ощущаем мы это, как правило, в пожилом возрасте, неприятный процесс начинается, чуть ли не на заре жизни. Маленькому ребенку с нормальным зрением ничего не стоит сфокусировать взгляд на объекте, находящемся в 2-3 сантиметрах от глаз, но когда ему будет 14-15 лет, ему это не удастся. А уж лет в 50 и старше, чтобы человеку как следует разглядеть объект, его придется отодвинуться сантиметров на 30 от глаз, а то и на все полметра. Тут-то он и обзаводится очками для чтения газет или для вдевания нитки в иголку.

Те, кто клянется, что в этих случаях обходятся без очков, как говорит Эдриан Глассер, специалист по физиологии зрения из Хьюстонского оптометрического колледжа в Техасе, либо достигли большого искусства в интерпретации пятен, либо страдают манией величия в безобидной форме. Исключение из общего биологического правила - большая редкость.

Будучи убежденным эволюционистом Глассер полагает, что старческая дальнозоркость (термин, как мы уже поняли, в известной степени условный) - наследие тех далеких эпох, когда она была остро необходима для выживания. Предкам наших предков было гораздо важнее различать опасных хищников или спасительные укрытия издалека, чем разглядывать что-либо у себя под носом. Но эту точку зрения разделяют не все его коллеги, даже те, кто не сомневается в эволюционной теории. "Не все еще ясно ни в причинах дальнозоркости, ни в способах избавления от нее", - говорят они.

Глаз - это чудо природы, устроен очень сложно, и так тонко все в нем регулируется, что и методы его исследования должны быть тончайшими, сверхювелирными. Дело осложняется еще и тем, что изучать глаз, в особенности, механизм фокусировки, приходится в основном на человеке: аналогов человеческому глазу в мире животных очень мало.

Главная часть механизма - линза. Она подвешена в глазном яблоке прямо за радужкой оболочки и соединена через венчик волокон с кольцом круговых мышц. И линза, и волокно, и сами мышцы - все это подвержено возрастным переменам, но что именно в этих переменах ведет к потере фокусирующей способности, остается пока предметом горячих споров.

Лучше всего из этой системы изучена линза - наполненный прозрачным белком диск. Клетки белка того же происхождения, что и клетки кожи и волос. Подобно этим клеткам, они растут всю жизнь, но в отличие от них, не мертвеют, и не осыпаются, а то бы мы быстро ослепли. Они остаются на линзе, и она медленно растет сама, становясь потихоньку больше и толще, и выпячивается вперед, в наполненное жидкостью пространство, отделяющее ее от радужной оболочки.

По всем законам оптики такое выпячивание линзы должно с годами только улучшать ее фокусирующие способности. Но на самом деле, все обстоит как раз наоборот. Что же противоречит законам оптики, да еще с такой силой? Разобраться в этом - значит, понять истинную причину старческой дальнозоркости.

Многие ученые думают, что секрет в возрастных изменениях белковых молекул, отчего линза теряет свою эластичность и становится все тверже и тверже. "Стареют белки, - говорит Джейн Корец, профессор биофизики Политехнического института в Тройе, штат Нью-Йорк. - Они даже старше нас, потому что закладывались в фундамент нашего организма еще до того, как мы родились. Ни в одной части тела нет таких уникальных белков. Но их молекулярная структура с годами меняется таким образом, что свет они направляют со все меньшей и меньшей точностью. И, несмотря на то, что линза становится все более сферической, она все хуже фокусирует свет от близкого объекта. Во всем виноваты белки..."

Возрастные перемены касаются и мышц, которые окружают линзу. Большинство ученых согласны в том, что эти мышцы не слабеют с возрастом. Нелепо предполагать, что все остальные мышцы глаза работают хорошо, и только те, что окружают линзу, выходят из строя. Недавние исследования, проведенные на магнитно-резонансной установке, показали, что у пожилых людей с развившейся старческой дальнозоркостью мышцы, входящие в механизм фокусировки, сокращаются с такой же силой, как и у молодых.

Остается третий элемент механизма - волокна, соединяющие мышцы с линзой. По мере того, как линза растет и вытягивается в сторону радужной оболочки, геометрия волокон, естественно, меняется. Подобно мышцам они теряют эластичность, становится тверже, что, конечно, должно служить помехой фокусировке. Но так это или нет - мнения специалистов расходятся. Вот в чем они поистине единодушны, так это в том, что никакими упражнениями для глазных мышц делу не поможешь. Мышцы не слабеют - зачем же их упражнять? Да если бы и был в этом смысл, волокна, прикрепленные к мышцам, помешали бы любым упражнениям. Так что же, обречен человек надевать очки для исправления старческой дальнозоркости?

Многие люди чисто интуитивно решают определенные зрительные задачи одним каким-нибудь глазом, а не сразу двумя. Точно так же некоторым при старческой дальнозоркости удается читать одним глазом, и без очков (обычно, с контактной линзой или с внутриглазной, устанавливаемой после операции по поводу катаракты). Одних это вполне удовлетворяет, но у других вызывает тошноту и головокружение, кроме того, теряется глубина зрения.

Нет, все эти ухищрения настолько далеки от решения задачи, что офтальмологи не считают нужными их даже обсуждать. Уж если избавляться от очков, то без всяких усилий, иначе овчинка не стоит выделки. И это должно быть выгодно во всех отношениях. Все выгоды офтальмологии подсчитали давно, все возможные причины старческой дальнозоркости обсудили, но решение не давалось в руки.

И все-таки оно забрезжило на горизонте, хотя и не все в него поверили и до сих пор еще не верят. Несколько лет тому назад техасский офтальмолог Рональд Шахар изобрел хирургический методе полной ликвидации старческой дальнозоркости, который он назвал склеральным расширением (scleral expansion surgery). Склера - это плотная наружная оболочка глаза, выполняющая опорную и защитную функцию. К склере прикрепляются сухожилия глазодвигательных мышц.

Этот ученый-одиночка заявил однажды, что большинство его коллег - офтальмологов, уверенных, что они кое-что смыслят в механизме фокусировки, заблуждаются. Он же абсолютно точно знает, что старческая дальнозоркость развивается от того, что линза с возрастом разрастается, а мышцы и волокна, окружающие ее, становятся вялыми - вот и все причины, по которым система больше не может работать эффективно.

"Натягиваю всю расслабленную систему, дальнозоркость можно без труда повернуть в обратную сторону и повторять эту процедуру, сколько потребуется", - сказал доктор Шахар. Как это сделать? Очень просто. Вернуть напряжение мышцам и волокнам можно, имплантировав микроскопический кусок пластика в глазной белок, в нескольких миллиметрах от радужной оболочки. Благодаря этому между мышцами и линзой восстанавливается то оптимальное расстояние, которое необходимо для их эффективной работы.

Идея Шахара вызвала со стороны физиологов бурю возражений. Они говорили, что Шахар игнорирует результаты многолетних исследований, в том числе и данные о возрастных изменениях в самой линзе. Как можно сбрасывать со счетов эти данные, если они бесспорны!

"Они бесспорны, но, очевидно, не относятся к делу", - отвечал оппонентам Шахар. Не в них ключ к решению проблема. Сотни пациентов в Европе, Канаде, и Мексике испытали на себе метод Шахара и подтвердили его правоту: их способность фокусировать зрение на близком объекте полностью восстановилась.

В марте этого года в шести городах США были официально разрешены клинические испытания нового метода. В Нью-Йорке испытания возглавлял в манхэттенской больнице главных и ушных болезней известный офтальмолог Барри Соловей. А в Санта-Круз, в Калифорнии 60-летний офтальмолог Стефан Плагер, под чьим руководством проводились испытания, сам настолько проникся идеей нового метода, хотя недавно еще осуждал его автора за пренебрежение общепринятыми взглядами, что включил самого себя в список добровольцев и выступил в роли пациента.

Спустя два дня доктор Плагер оперировал пациента с катарактой в своем офисе, еще не ощущая результатов собственной операции, Через 10 дней он заметил, что при чтении газет очки ему только мешают, и вспомнил, что читал без них так же свободно, как сейчас, очень давно - лет 25 назад. "В чем секрет этого чуда, я не понимаю - признается он. - Теория здесь явно отстает от практики, многие рассуждения доктора Шахара противоречат фактам, но так бывает в науке, и теория, в конце концов, объясняет практику. Объяснит она и тот бесспорный факт, что в очках я больше не нуждаюсь".

Евгений Муслин:

Сообщение о важном изобретении в области хирургической техники:

Травмы черепа или глаз, как будто бы, нет оснований считать потенциальными осложнениями при хирургических операциях. Однако, калифорнийский изобретатель, живущий в Сан-Диего, Уильям Мазель, справедливо указывает, что лежащий ничком без сознания пациент часто подвергается подобному риску.

Дело в том, что пациенты под анестезией ничего не чувствуют и не могут вовремя повернуть голову или прикрыть глаза, почувствовав боль. А сестры и врач во время операции иногда переворачивают больного со спины на живот, снимают его с каталки и так далее. При этом собственного веса пациента может быть достаточно, чтобы чрезмерно надавить на глаза, сдавить шейные позвонки, нарушить кровоснабжение некоторых тканей.

Чтобы этого не случилось, Мазель предлагает надевать на больного перед операцией специально сконструированный им шлем с лицевой маской. Маска и шлем защищают глаза и равномерно распределяют давление от веса головы, так что хирургическим сестрам не нужно будет подкладывать для этого больному подушки. Через отверстия в маске можно пропускать трубки, вставляемые во время операции в нос или в рот пациенту. На это изобретение Мазелю выдан патент США # 6 112, 333.

XS
SM
MD
LG