Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По следам Эскулапа


Вопрос о безопасности детской вакцины против ротавирусной инфекции, пересадки печени от живых доноров, а также короткие медицинские новости - вот темы нашей сегодняшней передачи.

Евгений Муслин:

Ротавирусная инфекция является самой частой причиной острых кишечных заболеваний маленьких детей и одной из главных причин ранней детской смертности. Вакцина против этой инфекции надежно предохраняет младенцев от заболевания, но неожиданно Федеральный Центр по Контролю и Профилактике заболеваний(CDC) рекомендовал повсеместно в США прекратить ее применение. Мы попросили профессора Д.Голубева прокомментировать это беспрецедентное решение авторитетного правительственного ведомства.

Даниил Голубев:

Ну, в чистом виде, беспрецедентным его не назовешь. Food and Drug Administration( FDA) и CDC подчас выступают с такого рода обращениями применительно к лекарственным препаратам или приборам медицинского назначения, если появились сведения о том, что их применение может быть небезопасным. Такие акции всегда всесторонне обосновываются, подчас даже с некоторым "перебарщиванием" в смысле мер предосторожности, поскольку гарантированная безвредность лекарств и вообще медицинских процедур является главнейшей заботой этих федеральных органов, что вполне соответствует гиппократовой заповеди: " Не навреди"! Так было и в этом случае: поводом для экстренного решения CDC приостановить вакцинацию детей против ротавирусной инфекции явились сведения о побочных действиях этой вакцинации.

Евгений Муслин:

В чем же конкретно эти побочные эффекты проявились?

Даниил Голубев:

Специалистами CDC была выявлена связь между применением вакцины и 20 случаями так называемой инвагинации кишечника у детей, получивших вакцину. Это крайне болезненное состояние редко приводит к смертельным исходам, но встречается весьма часто. Как я уже говорил, в официальных запретах на применение каких-либо лекарственных препаратов может быть известная перестраховка. Не исключено, что так обстоит дело и в этом случае, поскольку безусловная связь между применением ротавирусной вакцины и возникновением случаев инвагинации кишечника не выявлена. По сути дела, речь идет лишь об определенных подозрениях, но и их оказалось достаточно для принятия решения о немедленном прекращении вакцинации, по крайней мере, до ноября. За оставшееся время будут проведены дополнительные исследования, и степень безвредности ротавирусных вакцин будет уточнена. Надо заметить, что призывы CDC не имеют законодательной силы, это всего лишь рекомендации, но врачи, безусловно, этим рекомендациям будут следовать.

Евгений Муслин:

А насколько необходимо вообще применять такую вакцину? Насколько она актуальна?

Даниил Голубев:

Очень актуальна, и не только для США, но и для всего мира. Острые кишечные инфекции являются самым главным "убийцей" маленьких детей, особенно новорожденных и младенцев первого года жизни. Еще сравнительно недавно ведущими возбудителями таких инфекций считались дизентерийные палочки, а также вирусы полиомиелита и родственные им "кишечные" энтеровирусы. О ротавирусах либо совсем ничего не знали, либо знали очень мало, и особой их роли в качестве возбудителей острых кишечных инфекций у детей не учитывали, Однако, теперь положение иное: антибиотики позволили серьезно "потеснить" дизентерийную палочку и другие бактерии; полиомиелитная вакцина фактически устранила вирус полиомиелита из эпидемической циркуляции, а в связи с этим существенно уменьшилось распространение других энтеровирусов. Ротавирусная же инфекция осталась фактически единственной, во всяком случае, главной причиной острых кишечных инфекций, в том числе и смертельных их форм. Антибиотики на нее не действуют и недавно созданная ротавирусная вакцина оказалась единственным, причем весьма действенным средством защиты здоровья и жизни маленьких детей от смертельно опасных кишечных инфекций. Повторяю, что все это актуально не только для США, но и для других стран, во многих из которых, в частности, в большинстве европейских, американская ротавирусная вакцина разрешена к применению.

Евгений Муслин:

А когда эта вакцина начала использоваться, и как широко она уже применяется:

Даниил Голубев:

Это совсем еще "молодой" препарат. В США FDA впервые разрешила применять ротавирусную вакцину 31 августа 1998-го года. Вакцину применяют в виде инъекций трижды на протяжении первого года жизни ребенка: в 2-х, 4-х и 6-месячном возрасте. Вакцина разработана специалистами Национального Института Здоровья США( Бетезда, штат Мэрилэнд), а производится одной крупной фармацевтической компанией в штате Пенсильвания. По данным представителя этой фирмы, по крайней мере, миллион детей уже получил одну или несколько инъекций вакцины. По инструкции CDC, тем детям, которые получили одну или несколько инъекций, дополнительные инъекции пока проводиться не будет.

Как отметила на специальной пресс-конференции доктор Мелиния Вортон - ведущий эпидемиолог CDC, вакцина высоко эффективна, и никто не собирается устранять ее из практики. Вакцина уже спасла от неминуемой гибели много детских жизней.

Евгений Муслин:

Так, может быть, вся эта тревога ложная, и ограничения на применение вакцины напрасны?

Даниил Голубев:

Нет, так ставить вопрос тоже нельзя. Инвагинация кишечника, то есть неожиданное впячивание одного участка кишки в другой, это хотя и относительно редкое заболевание, но крайне мучительное по своим проявлениям, а подчас и смертельно опасное. Из 20 случаев заболевания, которые были расценены специалистами CDC как, возможно, связанные с вакцинацией, в 8 случаях для спасения жизни детей пришлось прибегать к хирургическим вмешательствам, чтобы восстановить целостность кишечника и его нормальное функционирование.

В общем, природа инвагинации кишечника неизвестна, но иногда явно прослеживается связь с некоторыми вирусными инфекциями. Зависимость возникновения заболеваний от применения ротавирусной вакцины, хотя и не является на сегодня строго доказанной, но, тем не менее, не может сбрасываться со счетов. Все случаи возникновения симптомов инвагинации у детей, получивших вакцину, комплексно анализируются лечащим врачом ребенка, а также представителями CDC и фирмы - изготовителя вакцины с тем, чтобы придти к обоснованному заключению о наличии или отсутствии причинно-следственной связи между вакцинацией и возникновением заболевания. В 15 штатах взяты под такое комплексное наблюдение более 2000 вакцинированных младенцев. Итоги этой работы будут подведены в октябре, поскольку в ноябре должна начаться сезонная вакцинация против ротавирусной инфекции. К этому времени и будет принято окончательное решение по этому важному вопросу. В любом случае принцип "Не навреди"! должен быть соблюден.

Сергей Иванов:

Когда умер отец, Фелиции Виларжи было всего четыре года, а Джону восемь. С тех пор она знала: у нее есть верный защитник - старший брат. Даже, когда она вышла замуж и стала Фелицией Ла Бланка, защитником она считала не мужа, а брата. И вот теперь они поменялись ролями. Ей предстоит защищать Джона от удара судьбы. Даже не просто защищать, а спасти ему жизнь, которая висит на волоске. Ради этого она - здоровая пятидесятилетняя женщина и приехала из Бруклина в Манхэттен, в больницу Маунт Синай, где ее перед тем обследовали вдоль и поперек. Сегодня у нее возьмут 60 процентов печени, всю правую долю, и пересадят ее Джону Виларди. У Джона рак печени и ее надо удалить. Через месяц, если все будет хорошо, и у брата и у сестры печень восстановится до прежнего объема. Этот орган обладает уникальной способностью к регенерации.

Пересадка печени от живого донора - это операция сравнительно новая. В США еще не сделано и ста таких операций. Но нужда в них большая: трансплантатов от трупов катастрофически не хватает, и даже у видавших виды врачей сжимается сердце, когда они видят, как умирают люди, не дождавшись подходящего органа для пересадки.

Хотя пересадка от живого донора еще не стала обычным делом, врачи убеждены, что в истории трансплантации печени открылась новая страница. Многие пациенты перестают зависеть от наличия традиционных трансплантатов и действуют как бы в обход листа ожидания. По мнению специалистов, количество пересадок от живых доноров очень скоро превзойдет количество пересадок от трупов. К этому готовятся университет штата Миннесота, Нью-Йоркский университет и Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе. Всех пока обогнал Университет общественного здоровья в Ричмонде, в штате Вирджиния, где под руководством доктора Амадео Маркоса уже сделано 36 операций по пересадке правой большей доли печени от живых доноров.

Кто же были эти доноры? Это были мужья и жены реципиентов, братья и сестры, взрослые дети, друзья. Был так же один 46-летний мужчина, пришедший помочь женщине, которую он никогда раньше не видел. Ту же пеструю картину можно наблюдать и в больнице Маунт Синай, где число пересадок приближается к 20. И Чарльз Миллер, возглавляющий отдел пересадок печени в этой больнице, и Джин Миллер, глава такого же отдела в Нью-Йоркской пресвитерианской больнице и другие специалисты в один голос говорят, что они охотнее бы брали печень от трупов, чем от живых людей, да нужда заставляет. На начало августа 13 519 человек в США ожидали пересадки печени. 13 тысяч! В прошлом году американским врачам удалось сделать только 4 450 пересадок, больше трансплантатов не нашлось. В 1997-м году, не дождавшись трансплантатов, умерла 1 129 человек. Люди, больные раком, подобно Джону Вилларди, рискуют больше всех, опухоли могут вырасти до опасной величины, рак распространится за пределы печени, и тогда, пиши пропало.

Отношение врачей к пересадкам от живых доноров не однозначно. С одной стороны, они счастливы, что в целом им удастся теперь спасти больше жизней и лист ожидания сократится. С другой, их беспокоит, что у родственников и друзей в большинстве случаев не хватит духу отказать их близким, нуждающимся в трансплантате, и они сами подвергнут себя известному риску. Труп, говорит доктор Миллер, ничем не рискует, а вот живой человек рискует. Мало ли какое осложнение может произойти у донора, даже если анализы и тесты показали, что он абсолютно здоров, и донором ему быть сам Бог велел. Некоторые хирурги говорят, что они ничего так не боятся, как внезапной смерти здорового человека, по собственной воле вызвавшегося помочь больному. Пока этого не случалось, но как предсказывает доктор Мирон Шворц из больницы Маунт Синай, когда пересадка части печени от живого донора станет рутинной и за нее волей-неволей возьмутся менее опытные, чем сейчас хирурги, то этого, скорее всего, и не миновать.

До недавних пор американские хирурги не отваживались брать у живых доноров часть печени для взрослых реципиентов. Чересчур большой должна была быть эта часть, а вдруг донор не выдержит. Печень делится на правую и левую доли, причем правая занимает 60 процентов органа. Но она-то и требуется многим больным. Детям печень пересаживали спокойно: брали кусочек от левой доли у взрослого, кусочек не превышал 20 процентов всей печени. Но 60 процентов - это опасно.

Первыми рискнули японские и гонконгские врачи. Это было совсем недавно, в середине 90-х. Оказалось, что можно пересадить всю правую долю. Донор должен быть здоров, соответствовать пациенту по группе крови и обладать приличной по размерам печенью. И все. От пациента требовалось одно - быть в состоянии перенести операцию, что в принципе можно предсказать после определенных тестов. Риск риском, зато пациент может получить более здоровую печень, чем если бы ему пересадили от трупа. Во-первых, печень он получает свеженькую, только что взятую из живого организма, не хранившуюся где-то там во льду, пусть и недолго. А, во-вторых, живого донора перед процедурой протестировали со всех сторон, и выбрали из всех претендентов самого здорового. Покойника столь скрупулезно не проверишь.

Джон Виларди, с которого мы начали свой рассказ, узнал, что он нуждается в новой печени, всего за месяц до пересадки. В феврале 98-го года он перенес операцию - врачи обнаружили рак, порожденный гепатитом С. Почти полтора года все было тихо, но недавно обнаружилось, что рак возобновился, и доктор Шворц спросил Джона, не знает ли он кого-нибудь, кто мог бы стать донором. "Да все могут, - ответил Джон. - Жена, сын и дочь, сестра, ее муж и их сыновья, двоюродные братья, даже сослуживцы. Берите любого". Поначалу Шворц отсеял всех малорослых. Джон был мужчина крупный, и донор должен был быть ему под стать. Потом отсеялись все с неподходящей группой крови. "Детей и племянников тоже лучше не впутывать в эту историю", - сказал Джон врачу после некоторого раздумья. Тот и сам так думал.

В конце концов, осталась одна Фелиция Ла Бланка, сестра Джона. Она прошла все тесты и подходила по всем статьям. " Возьмите меня, - сказала она доктору Шворцу. - Я все выдержу, я лучше всех".

Обе операции были назначены на один из августовских дней, день выбрали такой, чтобы он был наиболее благоприятным для Фелиции. Джона привезли в операционную первым, в 8.30 утра, чтобы бригада хирургов во главе с Патрицией Шейнер и Мироном Шворцем могла вскрыть брюшную полость и убедиться, что рак не успел распространиться за пределы печени. На это ушло два часа.

Когда стало очевидно, что пересадка имеет смысл, в операционную привезли Фелицию, и другая бригада, возглавляемая Чарльзом Миллером, начала методично подбираться к ее печени. Через несколько часов правая доля была отделена от левой и высвобождена из всех своих связей. В это время врачи заканчивали процедуру изъятия печени у Джона. Ровно в 3 часа пополудни печень Джона была удалена из его тела, ровно в 3.03 хирурги держали в руках правую долю печени Фелиции. Здоровая печень была мягкой, гладкой и глянцевитой, в ней даже отражался свет, заливавший операционную. Прямо картинка из учебника анатомии. На печень Джона было страшно смотреть: сморщенная с узловатой текстурой, местами будто покрытая мелкой галькой. Гепатит похозяйничал тут вовсю.

Врачи быстро отмыли трансплантат от микроскопических сгустков крови, кое-что еще проверили в нем и взвесили, оказалось 830 граммов. Через несколько минут доктор Шейнер со своей бригадой уже вшивала Джону Виларди новую печень, а бригада доктора Миллера, убедившись, что у Фелиции нет непредусмотренных кровотечений и излияний желчи, готовилась зашить ей разрез, через который было вынуто две трети ее печени.

К 4 часам на животе у нее появился большой шов, напоминающий перевернутый игрек(или перевернутую английскую букву Y). Такой шов хирурги называют "мерседесом", так как он как две капли воды похож на символ этого автомобиля. В 4.15 наркоз стал проходить, Фелиция зашевелилась, замотала головой, и, когда врач прикоснулся к ней, она сжала его пальцы. Первый ее вопрос был о брате. "Как он там"?

В это время в операционной Патриция Шейнер соединяла сосуды новой печени Джона с сосудами соседних тканей. Едва эта ювелирная работа была завершена, как новая печень стала немедленно функционировать. "Смотрите, уже выделяется желчь"! - радостно воскликнула Шейнер. Все было закончено к 8 вечера, и тогда она вышла к родственникам пациентов, многие из которых расположились неподалеку от операционной еще с 6 утра, и объявила им, что все в порядке. Смех, слезы, кто-то кинулся обнимать едва стоявшую на ногах Патрицию Шейнер. Мать Фелиции и Джона благодарила доктора, смеясь и плача одновременно.

Операция состоялась в четверг. А в субботу Джон Виларди почувствовал, что он может навестить свою самоотверженную сестру, с которой уже завели разговор о выписке. "Дня через три, мол, миссис Ла Бланка, вы сможете перебраться в родной Бруклин". Санитарка подкатила Джона, сидевшего в передвижном кресле, к дверям фелицииной палаты, и он сказал ей, что любит ее, и что в случае чего она всегда может на него положиться. " А ты на меня", - сказала Фелиция, и оба рассмеялись.

Евгений Муслин:

И в заключение нашей передачи сенсационное сообщение о возможности резкого снижения смертности от рака легких.

Компьютерная томография может а несколько раз снизить смертность от рака легких. Этот метод обследования намного чувствительнее обычного рентгеновского просвечивания грудной клетки и позволяет обнаружить опухоли гораздо раньше, когда они лучше поддаются лечению.

Медики разочаровались сейчас в рентгеновских просвечиваниях грудной клетки для обнаружения рака даже для курильщиков, поскольку такие обследования не только не позволяют обнаружить опухоли, пока их еще можно вылечить, но даже и не обеспечивают какого-либо продления жизни больных. В то же время, компьютерная томография способна повысить число выживших после болезни более чем в 5 раз - с 12-15 процентов до 80. Об этом заявила доктор Клаудия Шенке, возглавляющая томографический центр Корнелльского универститета в Нью-Йорке, и проделавшая со своими коллегами специальное исследование, опубликованное в британском медицинском журнале Ланцет.

Хотя аппаратура, необходимая для томографического обследования грудной клетки, имелась уже начиная с 90-го года, во многих американских больницах почти не было персонала, умевшего интерпретировать результаты специфической проверки на рак легких. "Это чрезвычайно важное исследование, влекущее за собой колоссальные клинические последствия в ближайшем будущем, - говорит доктор Джон Минна из Техасского университета в Далласе. - Нам необходимо немедленно начать массовые обследования, особенно курильщиков и бывших курильщиков, относящихся к группе повышенного риска".

Сегодня рак легких - это ведущая причина онкологической смертности в США, от него ежегодно умирают более 160 тысяч человек, больше, чем от рака груди, рака кишечник и предстательной железы вместе взятых. Это объясняется тем, что рак легких, не проявляющий себя вначале никакими симптомами, как правило, обнаруживается только тогда, когда он начал распространяться по организму.

Другая недавняя сенсация связана с использованием магнитов для лечения шизофрении.

Доктор Ральф Хоффман из Йельского университета обнаружил, что воздействие магнитных импульсов на определенный участок головного мозга больных шизофренией может облегчит галлюцинаторное восприятие чужих голосов. Этот симптом встречается примерно у четверти больных и вызывает много неприятностей, провоцируя страдающих на разные поступки. Метод назван трансчерепной магнитной стимуляцией. Он принципиально отличен от электрошоковой терапии, применяемой для лечения этой болезни, которая создает общее торможение коры головного мозга.

XS
SM
MD
LG