Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По следам Эскулапа


Передачу ведет Евгений Муслин. Попытки создать универсальную противогриппозную вакцину, сдвиги в потреблении сахара, этого источника пустых калорий, а также короткие медицинские новости - вот темы нашей сегодняшней передачи.

Евгений Муслин:

Эпидемии гриппа, которые возникают практически каждый год, не может предотвратить даже ежегодная вакцинация. Причиной такого положения, по общему мнению специалистов, является постоянная изменчивость вирусов гриппа - этих возбудителей самой массовой инфекции в современном мире. Отсюда постоянные попытки создать такую противогриппозную вакцину, которая могла бы защитить людей от "любого" вируса. Именно такая очередная попытка предпринята в Бельгии. Мы попросили рассказать об этом профессора Даниила Голубева.

Даниил Голубев:

Речь идет о работе профессора молекулярной биологии Вальтера Файерса и его коллег в Университете бельгийского города Гента. Ученые сконструировали и испытали на мышах новый вариант гриппозной вакцины, который обладает широким спектром противовирусной активности. Но прежде, чем рассказывать об этом исследовании, необходимо кое-что напомнить о гриппозной инфекции и ее возбудителе.

Вирус гриппа был выделен и, так сказать, идентифицирован как возбудитель массовых эпидемических заболеваний с преимущественным поражением верхних дыхательных путей людей, английским ученым Эндрюсом и его коллегами в Великобритании в 1933-м году. Практически с этого же времени начались и по сей день продолжаются попытки создать эффективные вакцины против этих инфекций. С конца 30-х годов эти попытки переросли в работу по созданию и применению таких вакцин в практическом здравоохранении. Таковы первые варианты "убитых" гриппозных вакцин (то есть вакцин, приготовленных путем инактивации формалином или теплом взвеси вирусных частиц) профессора Эндрюса в Великобритании и "живых" вакцин профессора Смородинцева в СССР. Эти последние представляют собой суспензию живых аттенуированных, то есть ослабленных возбудителей гриппозной инфекции, неспособных вызвать при попадании в дыхательные пути человека острое заболевание, но способствующих выработке иммунитета против заразного (вирулентного) вируса.

С тех пор работа по созданию все новых и новых вариантов противогриппозных вакцин не прекращалась, и, тем не менее, гриппозная инфекция до сих пор так и не побеждена. По данным Центра по контролю и профилактике заболеваемости в Атланте, ежегодно в США заболевает гриппом не менее 70 миллионов человек. Нисколько не лучше обстоит дело и в других странах, а периодически - раз в 12-18 лет, гриппозная инфекция в виде пандемий поражает практически все население планеты. Тогда вирус поражает миллиарды человек. Так было, в частности, в 1957-м году во время так называемой сингапурской пандемии, а также в 1968-м году, когда разразилась пандемия гонконгского типа.

Евгений Муслин:

Достаточно ли обосновано мнение о том, что единственной причиной недостаточной эффективности гриппозных вакцин является изменчивость возбудителя гриппа?

Даниил Голубев:

И да, и нет. Это, конечно, важная, но далеко не единственная причина. Дело в том, что, в отличие от многих других инфекционных форм, респираторные вирусные инфекции, то есть инфекции дыхательных путей, многопричинны (полиэтиологичны). Полиомиелит, например, вызывается только полиомиелитными вирусами, корь - коревым, эпидемический паротит ( "свинка") - вирусом паротита, а дыхательные пути могут быть поражены многими десятками разных возбудителей: вирусами гриппа, парагриппа, аденовирусами, риновирусами и так далее. В каждой из этих групп, в свою очередь, существуют многие виды, подвиды, серотипы, сероподтипы и тому подобное. В результате оказывается, что сходные по клинической картине заболевания, которые все собирательно обозначаются термином "грипп", могут вызвать сотни агентов. Конечно, невозможно представить себе одну такую вакцину, которая бы предохраняла от всех этих возбудителей. Так что, любая противогриппозная вакцина, в принципе, не может быть такой же эффективной, как противооспенная или противокоревая, где известен один этиологический фактор заболевания. Вместе с тем, вирус гриппа - это настоящий "чемпион" респираторной заболеваемости и, если бы с ним удалось справиться, человечество это сразу бы почувствовало. Достаточно сказать, что пандемии, которые поражают всю планету, никакой другой агент, кроме вирусов гриппа, вызвать не может.

Евгений Муслин:

Что же мешает создать комплексную вакцину против разных вариантов вируса гриппа? Ведь их не так много, как возбудителей всех респираторных инфекций?

Даниил Голубев:

Применяемая в настоящее время в практике здравоохранения США стандартная противогриппозная вакцина по существу и является комплексной (поливалентной). В нее входят вирус гриппа "А1", вирус гриппа "А3" и вирус гриппа "В".

Компоненты "А1" и "А3" почти каждый год обновляются, компонент "В" в течение ряда лет остается прежним, поскольку он меняется не столь быстро. Но вся эта тактика не обеспечивает должного успеха. Вирусы гриппа, в особенности вирусы "А", меняются столь быстро, что "угнаться" за ними с помощью нынешнего поколения вакцин не удается. Особенно драматические события возникают при появлении нового пандемического варианта вируса гриппа "А", сменяющего в циркуляции предыдущий вариант( вирус "А1" вместо "А0", вирус "А2" вместо "А1", "А3" вместо "А2"...). В этом случае вакцины против прежнего варианта совсем не предохраняют организм от "нового" вируса. Именно поэтому в течение многих десятилетий делаются попытки создать вакцину против вирусов гриппа "А" "на все времена". Одну из таких попыток предприняли профессор Вальтер Файерс и его коллеги в Бельгии.

Евгений Муслин:

В чем же состоит главная идея их работы?

Даниил Голубев:

Вирус гриппа - достаточно сложное образование, в структуре которого имеется 8 самостоятельных белковых структур. Из них - так называемые "гемагглютинин" и "нейраминидаза", находятся на поверхности вирусной частицы и играют ведущую роль в проникновении вируса в клетку и в индукции синтеза противовирусных антител. Вот они-то постоянно, и один независимо от другого, и меняются, и именно за их изменчивостью вирусологам не удается угнаться. Но в структуре вируса гриппа есть и другие белки, расположенные внутри частицы, и не обладающие способностью так быстро меняться, то есть значительно более консервативные. Это - так называемый рибонуклеопротеид (РНП) - белок, окутывающий ген вируса (его РНК), а также мембранный (М) белок, самый большой по массе в составе вирусной частицы. Вот на основе этого "М"-белка, структура и антигенные свойства которого на протяжении десятилетий в вирусах гриппа "А" практически не меняются, бельгийские авторы и сделали свою новую вакцину. По их данным, только что опубликованным в журнале "Nature" ("Природа") вакцина вводилась мышам троекратно с трехнедельным интервалом. Через три недели после последней инъекции всем иммунизированным мышам и, конечно, контрольной группе, которая вакцинирована не была, вводилась смертельная доза вирулентного вируса. Среди этих последних животных после инфицирования погибли 9 из 11, в то время, как в одной из вакцинированных групп мышей выжили 8 из 12, а в другой - все 12. Крупнейший авторитет в учении о гриппе профессор Эдвин Килбурн из Медицинского колледжа в Нью-Йорке положительно оценил полученные бельгийскими авторами данные, но обозначил их как предварительные и требующие большой дальнейшей работы.

Евгений Муслин:

Господин Голубев, вы многие годы работали в Институте гриппа в Ленинграде - каково ваше личное мнение о данных профессора Вальтера Файерса и его коллег?

Даниил Голубев:

Я согласен с оценкой, данной доктором Килбурном. Идея создания универсальной вакцины против гриппа "А" на основе консервативного белка "М" вполне резонная, хотя и не совсем новая. Подобные попытки предпринимались и в прошлом. Но дело не в новизне идеи, а, если хотите, в технологии получения белка "М" в такой концентрации и с такой иммуногенностью, которая обеспечит высокий уровень иммунной защиты организма от любого вируса гриппа "А". До сих пор это не удавалось. Нельзя забывать, что "М" белок находится внутри вирусной частицы, и его контакт с иммуно-компетентными системами организма относительно слаб. А "гемагглютинин" и "нейраминидаза" находятся на поверхности этой частицы и, как уже говорилось, являются не только антигенами, но и факторами проникновения вируса в клетки. Удалось ли бельгийским исследователям индуцировать с помощью своей вакцины из "М"-белка какого-то одного вируса такую концентрацию антител, которая преградит проникновение в организм любого вируса гриппа "А" - покажет будущее. Будем надеяться!

Лилия Шукаева:

Америка спохватилась. Оказалось, что нация состоит из одних сластен, и, что самое поразительное, они об этом даже и не подозревают.

Существует такое понятие - дополнительный сахар. Это различные виды сахара, которые мы поглощаем в дополнение к натуральному сахару, содержащемуся во фруктах и овощах, молоке и другой пище. С тех пор, как человечество себя помнит, оно употребляло дополнительный сахар. Мавры, сделав свое дело, уходили объедаться халвой и шербетом, инки налегали на ими же изобретенный шоколад, а Тутанхамона не оттащить было от мороженого. Об ирисках мы уже не говорим.

Так все веками и катилось по накатанному пути, пока в начале 80-х годов в США не стало круто возрастать потребление дополнительного сахара. Цифры, которые приводит одна из научных организаций, занимающихся проблемами здравоохранения, (Center for Science in the Public Interest) ужасающи: за 15 лет, с 1983-го года по 1998-й, потребление дополнительного сахара на душу населения возросло в Америке на 100 процентов.

Что же означают в переводе на вес эти абстрактные проценты? Означают они, что за 1983-й год средний американец съел всего-навсего 35 килограммов дополнительного сахара, и это если и превышало нормы, рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения и Министерством сельского хозяйства США, то не намного. И вот теперь - 70 килограммов, вдвое больше! Особенно большой, как во времена китайской коммунистической революции, "скачок" произошел между 1983-м и 1986-м годами, когда потребление дополнительного сахара поднялось с 35 до 58 килограммов. В дальнейшем кривая поднималась сравнительно плавно, но неумолимо, и поднялась уже до такой степени, что средний американец, сам того не замечая, поглощает за день больше 20 чайных ложек дополнительного сахара. Сластена он или нет - судите сами.

Многие специалисты уверены, что сахаромания возникла как психологическая реакция организма на другую манию, или, может быть, лучше сказать фобию. Мы имеем в виду помешательство на обезжиренной пище. Мода на стремление сбросить лишний вес, а заодно и избавиться от одного из факторов риска - жировых отложений в сосудах, мгновенно уловленная пищевой индустрией, привела к несчетному количеству видов обезжиренной еды, удивительно невкусной.

Чтобы хоть как-то возместить этот изъян, люди кинулись на сладкое, видя в нем синоним вкусного. И это молниеносно уловила пищевая индустрия. Среднего американца окружили "Монбланы" разнообразного печенья, кексов, тортов, пирожных и булочек. Все это, естественно, обезжирено до предела, зато до предела переслащено. Каково, например, соотношение жира и сахара в чашке весьма популярного фруктового йогурта? Из 227 граммов на жир приходится всего 3 грамма, а на сахар - 43. Но из этих 43-х, дополнительных - 28! Кому они нужны? Полезнее было бы сократить их наполовину или на 3/4, а количество жира увеличить с 3 до 6 граммов. Получился бы нормальный йогурт, а не приторная патока, напоминающая старикам недоброй памяти гематоген. Нельзя! Скажут - больно много жиру. Антижировое безумие не иссякает. Все только и заняты тем, что считают калории, получаемые от жира. О калориях от сахара на этикетках не пишется.

Считают жировые калории, избегают их, насколько это возможно, и толстеют, толстеют. Уже не каждый третий американец обладает избыточным весом, как было еще несколько лет назад, а каждый, если можно так выразиться, "двух с половинный". И доля сердечников среди населения не думает уменьшаться. Сахар - вот корень зла. И не только ожирение и инфаркты происходят из этого корня, но и диабет, остеопороз, разрушение зубов и даже рак: одно - непосредственно, другое - косвенным образом, через ослабление иммунной системы или нехватку необходимых веществ, вытесненных пустыми калориями. Появилось и такое понятие - "пустые калории", прямо связанное с понятием "дополнительный сахар".

Дело, возможно, не в одной полубессознательной реакции на изнание жировых калорий из повседневной диеты, а и в обыкновенном невежестве, заблуждениях и умственной лени. Сладкий йогурт, сладкий сок, сладкие хлопья, которыми завтракает вся Америка: "Это хорошо, это прекрасно, это просто мечта", - убеждает нас реклама. Этикетки же на коробках указывают лишь общее содержание сахара в продукте, не деля его на натуральный и дополнительный, а дополнительный, в свою очередь, на рекомендованный, допустимый, и сверхдополнительный, явно неполезный, похуже холестерина, о котором этикетка сообщает. Недаром уже упомянутый научный центр, поддержанный многими научными авторитетами в области питания, направил недавно петицию в FDA - Управление по контролю за пищевыми продуктами и лекарствами с предложением перейти на более вразумительные и честные этикетки.

"Люди, - сказано в этой брошюре, - должны осознавать, что они едят не только первую строчку стандартного перечня ингредиентов, где говорится, сколько им предстоит проглотить пустых калорий. Они должны отдавать себе отчет в том, что кукурузный и фруктовый сиропы, черная патока, ячменный солод и мед, о которых микроскопическими буквами сообщается в самом низу этикетки, дабы внимание на этом не задерживалось, а проскочило мимо, что все это различные псевдонимы того же сахара, и больше ничего".

Один из главных источников дополнительного сахара - подслащенная газировка. Никакие пирожные тягаться с ней в этом отношении не могут. Мириады разноцветных баночек с кока-колой, лимонадом, имбирной водой преследуют нас повсюду, и мы то и дело поддаемся искушению. Между тем, в одной 340-граммовой баночке, подслащенной содовой, содержится 40 граммов сахара, или 160 сладких калорий. Без этих баночек не могут жить подростки, из них они извлекают десятую часть всех своих калорий, вместо того, чтобы извлекать их из богатых витаминами соков и из молока с его кальциевой сокровищницей. Результат - склонность к ранней полноте и раннему остеопорозу. Подростку, у которого еще формируются кости, кальций необходим как воздух.

По подсчетам специалистов, в нормальной диете должно содержаться не более 10 процентов калорий, получаемых из дополнительного сахара. У среднего подростка диета ненормальная, и количество этих калорий достигает у него 20 процентов. Половина калорий - пустые. Переведем проценты на чайные ложки: мальчик съедает в день 34 ложки дополнительного сахара, девочка - 24. Дети от 6 до 11 лет отстают от старших не намного: дополнительный сахар дает им 18 процентов калорий.

Огромный вред наносят пустые калории людям с так называемым инсулиновым сопротивлением, которых насчитывается в популяции от 10 до 25 процентов. Как показали недавние исследования, проведенные в Гарварде, когда такие люди потребляют сахар или очищенный крахмал не в меру, их организм вырабатывает чересчур большое количество инсулина, отчего изнашивается поджелудочная железа, и возникает диабет. Кроме того, инсулиновое сопротивление тесно связано с высоким уровнем триглицеридов в крови и низким уровнем "хорошего" холестерина. И то, и другое увеличивает риск заполучить инфаркт миокарда.

У идеи новых этикеток, как у всякой идеи, нашлись не только сторонники, но и противники. "Организм, - говорят они, - не различает, откуда к нему поступает сахар - из молока, из апельсина или из сахарницы. Так зачем огород городить? Общее количество сахара и даже всех углеводов указано, и пусть каждый соображает". Но противники перемен, как обычно, не учитывают одного важного обстоятельства. Натуральный сахар, содержащийся в том же молоке или в апельсине, сочетается в них с полезными веществами, в то время, как дополнительный сахар, положенный, например, в консервированные фрукты или в содовую воду, ничего кроме калорий не дает. И чем больше дополнительного сахара потребляет человек, тем меньше остается у него места для натурального и для полезных веществ. Различать, сколько натурального сахара содержится в продукте, и сколько добавили на фабрике, нужно. Вот перед нами коробка со снятым молоком (мы боимся жира и пьем ужасное снятое молоко). На коробке, в которой молока ровно четверть литра, написано: "Сахара - 11 граммов". Ровно столько же его содержится в порции сладких хлопьев, но в первом случае это - лактоза сопровождаемая целой свитой полезных веществ - кальция, белка, витаминов, во втором - это сахароза, тоже сахар, но положенный лишь для вкуса.

Дети обожают подслащенные сухие каши. Они предпочитают даже, чтобы в них сахара было не 11 граммов, а 14 или 15 - четыре чайные ложки на тарелку. Родители их охотно к этому приучают, а по телевизору советуют покрошить еще в тарелку банан или насыпать горсть изюму. Красота! Это все равно, что съесть на завтрак тарелку конфет. А ведь когда-то ели на завтрак овсяную кашу, обыкновенный творог, который не было нужды поливать кленовым сиропом, яйца, бутерброды. И не существовало такого количества толстяков, а также кардиологов, эндокринологов, дантистов и специалистов по питанию.

Евгений Муслин:

И в заключение нашей передачи сообщение о выведении особой породы мышей, невосприимчивых ко многим видам рака.

Таких мышей сумели вывести исследователи из знаменитого противоракового Центра имени Слоана-Кеттеринга в Нью-Йорке. Ученые основывались на том факте, что раковую опухоль, если лишить ее кровоснабжения, можно буквально уморить, препятствуя образованию в организме новых кровеносных сосудов. Выведенная в Нью-Йорке порода мышей генетически неспособна образовывать новые кровеносные сосуды, так как исследователи лишили этих мышей двух специфических генов, от которых зависит этот процесс. В будущем исследователи надеются разработать аналогичную терапию и для людей.

XS
SM
MD
LG