Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наука и техника наших дней


Нейрофизиология и психоанализ - подтверждение теорий Фрейда с помощью современной исследовательской аппаратуры, доказательства существования древних океанов на Марсе, а также последние научные новости - вот темы нашей сегодняшней передачи.

Лилия Шукаева:

100 лет назад, в ноябре 1899-го года, в Вене вышла книга, которую по ее влиянию на культуру ХХ столетия можно спело сопоставить с трудами Эйнштейна или с золотым веком французской живописи, длившимся от импрессионистов до Пикассо. Это было "Толкование сновидений", написанное 43-летним венским психиатром Зигмундом Фрейдом.

Сначала книга расходилась туго: за 68 лет было продано 600 экземпляров, потом дело пошло на лад, появились новые издания, переводы, но это еще не означало безоговорочного признания изложенной в книге теории. Фрейд утверждал, что за любым сновидением таятся неосознаваемые желания, и что разгадав истинный сюжет сна, мы может проникнуть в область бессознательного. Постепенно психологи, психиатры и просто мыслящие гуманитарии соглашались с Фрейдом, противились лишь нейрофизиологи, непосредственно изучавшие мозг.

Больше всего антифрейдистов среди них было в Америке. Так, например, гарвардские физиологи Аллан Хобсон и Роберт Маккарли создали целую теорию, которую они назвали "активационно-синтетической моделью сновидения". Из нее следовало, что за сюжетом сна не кроется ничего, кроме хаотичного возбуждения нейронов, вызванного быстрыми движениями глаз (rapid eye movement , или, сокращенно, RЕM). Глаза же, в свою очередь, периодически, несколько раз за ночь получают энергетический импульс от структуры, находящейся в области мозгового ствола и называющейся Варолиевым мостом. Словом, всякий сон, какие бы отголоски событий дня или воспоминаний в нем ни появлялись, полностью лишен смысла.

До недавних пор эта модель была популярна среди нейрофизиологов, но исследования, проведенные на новейшей аппаратуре, ее сильно поколебали. Как говорит Марк Солмс, невролог из больницы Святого Варфоломея в Лондоне, последний бастион антифрейдизма в науках о человеке

вот-вот готов рухнуть.

Солмс имеет в виду, например, наблюдения за мозгом во время различных стадий сна, осуществленные Алленом Брауном из национальных институтов здоровья, под Вашингтоном. Браун пользовался позитронным томографом, который измеряет приток крови в тот или иной отдел мозга, что служит показателем его активности. Как выяснилось, во время RЕM-фазы, или, как ее еще называют, фазы быстрого сна, активизируются стволовые отделы, ведающие вниманием и бодрствованием, хотя спящий и не думает просыпаться. Это, впрочем, было известно и раньше из опытов с электродами. Но целый взрыв активности, как выяснилось, охватывает лимбическую систему, связанную с эмоциями, инстинктами и памятью, а также высшие зрительные зоны, занятые синтезом чувственной информации.

Вместе с тем, почти на нуле пребывает активность корковых центров, ответственных за такие сложные психические процессы, как планирование, обобщение, логика. То же можно сказать и о первичных зрительных зонах, куда поступает информация непосредственно из внешнего мира. "Все это, - говорит Браун, - прекрасно согласуется с субъективными ощущениями спящего человека и с теорией психоанализа. Фрейд ничуть бы не удивился нашим результатам".

"Мы видим, - продолжает Браун, - что эмоции прямо-таки бушуют в быстром сне, а рассудок, наоборот, умолкает. По Фрейду, это означает, что сознание со всеми своими атрибутами удаляется отдохнуть, разрешая бессознательному царить. Фрейд полагает, что в основе образов сна часто лежат сексуальные и агрессивные инстинкты. Исходя из наблюдений над спящим мозгом к ним можно добавить и самые разнообразные побуждения и наклонности".

Единственное, что противоречит Фрейду, считает Браун, это то, что структуры, ответственные за создание символов и маскировки, скрывающей от спящего его подспудные желания, во время быстрого сна пассивны. А эта маскировка, по Фрейду, одна из основ сновидения. Может быть, думает Браун, ее физиологическое отсутствие способна объяснить "активационно-синтетическая модель", которую Хобсон и Маккарли не устают совершенствовать, приспосабливая к новым открытиям. Но оказывается, модель ее вообще отрицает: нет никакой маскировки и никакой символики. И все же Хобсон и Маккарли делают шаг навстречу Фрейду: смысл в сновидении все-таки есть. Эмоции, которые переживает спящий, тесно переплетены с инстинктами выживания. Быстрый сон - это один из инструментов жизненной адаптации.

Быстрый сон и сновидения - синонимы - утверждают гарвардские физиологи. Люди, которых будят во время

RЕM-фазы, в 90 процентах случаев говорят, что только что видели сон. Во время других фаз сна эта цифра снижается до 10 процентов. Так как перед началом RЕM-фазы в области Варолиева моста происходят химические перемены, включающие энергетику движения глаз, то совершенно очевидно, рассуждают Хабсон и Маккарли, что эти перемены служат и механизмом включения сновидений.

Однако, и психологически, и логически трудно себе представить, что включение нейрохимической реакции вызывает к жизни не хаос приспособительных эмоций, вроде тревоги и восторга, а воспоминания о детских травмах, о душевных конфликтах, давних и свежих, словом, весь комплекс фрейдистских проблем, которые психотерапевты и их пациенты разгадывают без труда. Спору нет, сновидения включает химия, но почему их содержание столь значительно?

В начале 60-х годов Дэвид Фулкес, невролог из Чикагского университета, заметил, что испытуемые рассказывали о снах, которые они видели не только во время RЕM-фазы, и эти сны по содержанию ничем от RЕM-снов не отличались. За 30 с лишним лет такие факты наблюдались сотни раз, что дало право Джеральду Фогелю, директору лаборатории сна при Университете Эмори в Атланте сказать: "Нет, быстрый сон и сновидения не синонимы. Они связаны друг с другом, но они не одно и тоже".

Еще более радикальную позицию занимает Марк Солмс. Он утверждает, что сновидения смогут зарождаться не только в структурах ствола, но и в других областях мозга. Например, в так называемом переднем мозге, тесно связанном с инстинктами и поведенческими импульсами. Солмс вспоминает, что в начале 80-х годов он изучал хобсоносвкую "модель" и был убежден, что "Фрейд не прав на сто процентов". Но вскоре ему попались двое пациентов с поврежденным передним мозгом. Оба они рассказывали, что после травмы престали видеть сны. Заинтригованный Солмс углубился в проблему, и в 1997-м году опубликовал результаты своих наблюдений за 45 пациентами, у которых был поврежден передний мозг, а стволовые структуры оставались в целости и сохранности. Все 45 забыли, что такое сны. В медицинской литературе он нашел еще 65 подобных случаев, а также сотни историй болезни пациентов, которым сделали фронтальную лоботомию ( одно время таким способом лечили от психозов). Снов не видели и они.

Обнаружил Солмс в литературе и 26 случаев описаний пациентов с поврежденным Варолиевым мостом, где рождается RЕM-фаза. Этой фазы у пациентов больше не было, но только один из 26 лишился сновидения. Остальные рассказывали о снах, и снилось им, в сущности, то же самое, что и пациентам Фрейда. "Фрейд прав на все сто процентов", - говорит теперь Солмс.

В последнем номере междисциплинарного журнала "Нейропсихоанализ" Солмс, дискутируя с Хобсоном, утверждает, что сновидения могут порождаться мозговой активностью различного происхождения. Да,

RЕM-активность, зависящая от структур ствола, основная. Но, подобно тому, что возникает она не только в быстром сне, а и на других стадиях сна, например, при дремотном засыпании или непосредственно перед пробуждением, сновидения могут быть вызваны любой стимуляцией. Это вполне соответствует теории Фрейда, в которой бессознательное, прорывающееся в сон, содержит в себе целый сонм различных страстей. "Моя идея проста, - заключает Солмс. - Сновидения - результат всего, что возбуждает спящего, но возникают они лишь тогда, когда активизируется мотивационная система переднего мозга".

Хотя между Солмсом и Хобсоном нет согласия, их позиции, незаметно для них самих, постепенно сближаются. Солмс приходит к выводу, что Фрейд преувеличил роль цензуры и маскировки в сновидении, благодаря которым спящий не просыпается ежеминутно. Хобсон же клянется, что он никогда не говорил, будто сновидения лишены смысла. Стал бы он тогда записывать все свои сны, заполнив ими уже свыше ста толстенных тетрадей! Но смысл в них не тот, что казался Фрейду. За одну ночь, вернее за два часа быстрого сна, человек проигрывает все решающие программы своего поведения на много недель вперед. Что касается сновидений в различных фазах сна, то это - результат того, что RЕM-фаза растягивается и как бы просачивается в них.

"Как бы то ни было, - комментирует в том же журнале дискуссию между Солмсом и Хобсоном Аллен Браун, наблюдавший, как мы помним, спящий мозг с помощью позитронного томографа, - не пройдет и трех лет, как у спорщиков обнаружится общая почва. Может быть, над ними витает дух Фрейда, который таким способом добивается своего".

Александр Сиротин:

Ученые из американского университета Брауна, который находится в городе Провиденс, штат

Род-Айленд, заявили, что ими обнаружены свидетельства о существовании когда-то в северных низинах Марса океана с бурными волнами, глубокими впадинами и растянутыми пляжами. Открытие, о котором сообщил декабрьский выпуск журнала "Сайенс" ("Наука"), касается древнейших времен и, по словам профессора Аризонского университета Виктора Бейкера, "об этом можно говорить с такой же уверенностью, как мы говорим о том, что динозавры когда-то ходили по земле". Ученый-планетолог Виктор Бейкер уже много лет занимается поиском доказательств того, что на Марсе более миллиарда лет назад существовали моря и океаны.

Хотя новое открытие и не является прямым свидетельством наличия жизни на Марсе, однако, крупные водные пространства, существовавшие там даже сотни миллионов лет назад, могут считаться веским аргументом в спорах о наличии каких-то форм жизни, имевших место на "красной планете".

Сообщение о существовавшем на Марсе океане сделала научная группа из 6 ученых во главе с планетарным геологом из университета Брауна профессором Джеймсом Хэдом. Эта группа изучила имевшиеся и недавно полученные научные данные, разбив их по 6 категориям, и все они подтвердили гипотезу о существовавшем океане. В основу исследования легли данные, полученные с научно-космической лаборатории "Марс Глобал Сервейор", вращающейся по орбите вокруг Марса уже 2 года.

Ученые утверждают, что нашли явные очертания древних береговых границ и параллельные им затвердевшие насыпи, указывающие на образование волн и на другие процессы жизни океана. Причем центральная часть предполагаемого океана оказалась необычайно плоской и гладкой - видимо, здесь был тонкий слой донного ила и других донных осадков.

"Эти признаки трудно не принимать во внимание и трудно подвергнуть сомнению", - считает профессор Джеймс Хэд, который поначалу скептически относился к гипотезе существования марсианского океана. Профессор полагает, что это открытие побудит теперь ученых заняться еще более глубоким и всесторонним изучением проблемы. По его мнению, история существования и полного или частичного исчезновения воды на этой планете таит в себе ключ к вопросу о жизни на Марсе, об изменении там климата и о некоторых похожих климатических процессах на земном шаре.

Тим Паркер, планетарный геолог из Лаборатории реактивных двигателей НАСА в Посадене, в Калифорнии - давний сторонник теории марсианского океана, - сказал, что новые данные в пользу этой теории весьма убедительны.

"Скептиков всегда хватает, - говорит он, - но большинство специалистов согласны, что на Марсе были моря и океаны. В конце концов, я думаю, что мы сумеем прорыть скважину в районе береговой линии и упремся в морской песок".

Сейчас Марс представляет собой ледяную пустыню, по которой носятся пыльные штормы и передвигаются дюны красноватой пыли. Над планетой простирается тонкий рваный слой облаков, но единственные места, где до сих пор могла сохраниться вода, это - Северный и Южный полюса. Там, похоже, осталась смесь углекислого газа и воды, что-то вроде "замерзшей газировки".

Ученые сходятся во мнении, что когда-то Марс был более теплой и более влажной планетой. На поверхности Марса, считают некоторые исследователи, удалось даже разглядеть некие каналы, похожие на высохшие русла рек, которые, возможно, несли воды к северным низинам.

Профессор Паркер в 1989-м году и профессор Бейкер в

1991-м году выдвинули предположение, что проточные воды рек скапливались в широких морях или в океане. Но еще 9-10 лет назад эта идея казалась фантастической. А теперь исследования в университете Брауна весьма подкрепили гипотезу. Основой этого стали тысячи фотографий и измерений, сделанных космической лабораторией

"Марс Глобал Сервейор" стоимостью 150 миллионов долларов. Лаборатория была выведена на околомарсианскую орбиту в 1997-м году, и начала свою научную миссию в

1998-м году. А в мае 1999-го года, базируясь на данных, полученных с "Сервейора", ученые впервые создали трехмерную карту планеты Марс.

Ученые из университета Брауна проанализировали полученные с "Сервейора" данные о глубине впадины (возможно, океанской) на Марсе. Измерения сделаны "Сервейором" с помощью лазерного альтиметра, направленного на поверхность планеты. Впадины и высоты были определены по времени прохождения лучей до разных точек поверхности Марса и обратно. Данные этих измерений а также фотографии позволили ученым сделать следующие выводы:

Граница между двумя геологически непохожими районами в северных низменностях пролегает как раз по линиям высот, которые могли бы быть береговой линией.

Топография поверхности ниже этой линии более ровная, чем за ее пределами, так что эта поверхность могла быть образована донными осадками.

Емкость предполагаемого океана соответствует теоретическим оценкам суммарного объема воды, существовавшей некогда на Марсе.

Очертания окаменевших насыпей параллельны ясно различимым береговым линиям, что подкрепляет идею об отливах.

В низинах замечены грязевые трещины, подобные тем, что мы встречаем на дне земных высохших озер.

По ряду признаков в северных низменностях грунтовые воды или лед находятся на небольшой глубине.

Профессор Джеймс Хэд считает, что предполагаемый океан покрывал почти 1/6 всей поверхности планеты и достигал почти полутора километров в глубину. По земным меркам марсианский океан был несколько больше, чем Северный Ледовитый Океан и Средиземное море вместе взятые.

С профессором Хэдом согласны ученые, вошедшие в возглавляемую им группу: Харалд Хисинджер, Стивен Пратт, Брэдли Томсон, Михаил Иванов и Михаил Креславский. Иванов, кстати, сотрудник Института Вернадского при Российской Академии Наук, а Креславский - сотрудник Харьковской Астрономической Обсерватории.

Некоторые из ученых, приветствовавших открытие группы Хэда, замечают при этом, что, по их мнению, требуются дополнительные доказательства новой теории. Майкл Карр, планетарный геолог, автор изданной в Оксфорде книги

"Вода на Марсе", подверг сомнению отдельные выводы Джеймса Хэда и его коллег. В частности, выводы о глубине залегающего в грунте Марса льда (или воды) и о возрасте предполагаемого океана.

Профессор Хэд советует, чтобы в будущие исследования были включены данные анализа метеоритов с Марса и образцов камней и почвы, доставленных с Марса на Землю. В них могут быть, например, обнаружены соли, имеющие отношение к древнему океану.

"Я верю, - сказал Джеймс Хэд, - что на столь важные исследования есть смысл расходовать время и деньги".

В связи с поиском воды или ее следов на Марсе особенно остро ощущается неудача, которую потерпело Федеральное Агентство по аэронавтике и исследованию космического пространства НАСА, потеряв подряд две космические лаборатории, запущенные к Марсу: "Марс Полар Лэндер" и "Марс Клаймет Орбитер".

Вот что сказал нам в интервью представитель Ассоциации Американских ученых Джон Пайк:

"Открытие группы Джеймса Хэда - важное подтверждение догадок, высказанных ранее целым рядом астро-геологов, которые подозревали, что на Марсе в ранний период его истории было много воды, и что эта вода могла быть основой существования неких живых организмов на планете".

Евгений Муслин:

Как ученые намерены подкрепить гипотезу об океане и о возможных залежах льда или воды под поверхностью Марса?

Александр Сиротин:

После недавних серьезных провалов космической программы, связанных с неудачным запуском к Марсу космических лабораторий, НАСА пересмотрело свои планы марсианских исследований, но я не сомневаюсь, что в ближайшем будущем к Марсу все же будут запускаться новые космические аппараты, потому что выяснение истории климатических изменений на этой планете и изменений в ее природе, в частности, поиск ответа на вопрос о водных запасах и об их исчезновении на Марсе, остается одной из самых важных научных проблем, в решении которых заинтересовано человечество.

Евгений Муслин:

И в заключении нашей передачи сообщение о совместном американо-российском коммерческом начинании в космосе.

Американская коммерческая компания "Спейсхаб Инкорпорэйтед", выполняющая, кстати, некоторые заказы и для НАСА, и производящая герметизированные модули для космических челноков, заключила соглашение с российской компанией "Энергия", производящей аэрокосмическое оборудование, о постройке и установке на Международной космической станции особого герметизированного модуля, полностью предназначенного для выполнения исключительно коммерческих проектов.

В этом модуле, названном "Энтерпрайз" - "Предприятие" будут производиться эксперименты и осуществляться технологические процессы по заказам промышленных фирм. Он будет также служить базой для коммерческих передач и интернетной деятельности из космоса, заявили официальные представители компании "Спэйсхаб". Стоимость коммерческого модуля составит порядка 100 миллионов долларов. 50 миллионов из этой суммы, как сказал президент компании Дэвид Росси, будет предоставлено его компанией наличными, а остальные средства поступят в виде долгосрочных займов.

Что касается Международной Космической станции, которая строится 16 странами - США, Россией, Японией, Канадой, Бразилией и 11 членами Европейского космического агентства - на высоте 400 километров над Землей, то она обойдется в 60 миллиардов долларов и будет весить 450 тонн. Строительство будет закончено в 2004-м году, после чего станция станет крупнейшей исследовательской лабораторией на околоземной орбите. В конечном счете, и США, и другие страны надеются, что станция станет полностью или хотя бы частично коммерческой единицей и будет приносить доходы, которые возместят затраченные на нее средства. Новый коммерческий модуль - первый шаг, предпринятый в этом направлении.

"Наш модуль положит начало новой эре в космическом предпринимательстве", - заявил председатель "Спэйсхаб" доктор Шелли Гаррисон, планирующий в будущем постройку подобных модулей по техническим условиям коммерческих заказчиков.

Сотрудник исследовательской группы при американском Конгрессе Марша Кларк, которая специализируется на космической политике, согласилась, что постройка коммерческого модуля - смелый шаг в направлении коммерциализации космической деятельности, которое ограничивалось до сих пор лишь благими намерениями.

Заведующий международным отделом НАСА доктор Джон Шумахер сказал, что страны - участницы строительства Космической станции уже подписали соглашение о порядке оформления космических пристроек, об их снабжении электроэнергией из общей энергосистемы и так далее.

Председатель "Спейсхаб" Гаррисон пояснил, что коммерческий модуль будет представлять собой герметизированный цилиндр длиной 11 и диаметром 3,5 метра, и будет весить от 6,5 до 9 тонн.

Помимо чисто коммерческой научно-технической деятельности, модуль будут использоваться для образовательных целей в школах и университетах всего земного шара, как это уже практиковалось с космическими челноками, а также для телевизионных и интернет-передач с платными рекламными добавками.

XS
SM
MD
LG