Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шахматный турнир в Линаресе


Валерий Винокуров: В испанском Линаресе продолжается крупнейший шахматный турнир, в котором из сильнейших гроссмейстеров мира не участвует только индиец Виши Ананд. Его Тренер Элисбар Убилава неделю назад объяснил, почему его подопечный там не играет. Сегодня же в телефонном разговоре с Гагиком Карапетяном грузинский гроссмейстер конкретно оценивает качество игры участников.

Гагик Карапетян: Некоторые эксперты называют нынешний турнир в Ленарисе "гонкой трамваев". Леко, Крамник и Каспаров - это как бы три трамвая, которые чуть-чуть вырвались вперед. А как вы оцениваете качество выигранных ими партий?

Элисбар Убилава: В общем-то, конечно, болельщики ждут результативных партий, немножко разочаровываясь, что очень много ничьих. Но, в принципе, в Линаресе выиграть даже одну партию очень и очень сложно, поэтому меня это не удивляет. С другой стороны, качество партий... Безусловно, они хорошие, но некоторые выигранные партии сопровождаются ошибками. В частности, партия, которую выиграл Гарри Каспаров у Франсиско Вальехо, мне понравилась, это была "славянская защита".

Вообще, надо сказать, что Гарик в последнее время не делает акценты на дебютах, не работает, чтобы расширить или удивить своих соперников в этом плане, а основную тяжесть переносит в середину игры. В этой партии он показал как раз свое искусство в этом: в середине игры провел сначала Е4, потом закрылся - 5, а потом развил атаку на короля Вальехо и выиграл очень хорошую партию.

Также выигранная Крамником партия показалась мне качественной в том плане, что после ошибки Топалова, когда он сыграл конь В6, он прошел ферзем на С3, потом - на С6. Это довольно нетипичный маневр для такой сицилианской партии. И дальше уже было дело реализации, он довольно уверенно реализовал это свое материальное преимущество.

Гагик Карапетян: Элисбар, а такое неимоверное количество ничьих не заставляет ли задуматься (вас особенно, как тренера Ананда), что вот те же Леко, Крамник и Каспаров, которым предстоят в будущем очень престижные матчевые поединки, не раскрывают свои карты?

Элисбар Убилава: Я думаю, что это сказывается в меньшей степени. Безусловно, они осторожничают, но шахматные знания у всех сегодня высоки, компьютерная техника, информация позволяют всем следить за другими шахматистами, прорабатывать и проверять определенные схемы. Так что очень сложно получить какое-то преимущество и удивить чем-то соперника.

Силы, которые уравновешивают игру, настолько велики, что даже большого материального преимущества иногда недостаточно для того, чтобы выиграть и результативно закончить партию. В этом плане мне кажется, что ничья не должна рассматриваться как какой-то результат, который может вызвать недовольство у зрителя. Другое дело, что шахматисты часто заканчивают встречу на 20-22-м ходу, и любители не понимают, почему они не продолжают игру. Я думаю, что с этим бороться невозможно, и в будущем количество таких ничьих не уменьшится, будет иметь значение сам менталитет шахматиста, его талант, его быстрота мышления, также подготовка, безусловно.

Гагик Карапетян: После прошлогоднего известного скандала во взаимоотношениях Каспарова и его земляка по Баку Теймура Раджабова с особым вниманием следили за их партией, которая также закончилась вничью. Поэтому я хотел вас спросить о Раджабове. Считаете ли вы, что его приглашение в Линарес второй год подряд - определенный аванс или это действительно тот талант, о котором вы сейчас только что говорили? И еще: Каспаров - единственный из всех участников разменял уже пятый десяток лет. Ушла ли от него энергетика?

Элисбар Убилава: Безусловно, я считаю, что да, в какой-то степени это аванс для Теймура - играть в Линаресе. Но это еще раз указывает, что крупных шахматных турнирах организаторы состязаний и вообще шахматная общественность ищут новые таланты. Им как раз нужны свежие, новые идеи, новые люди, новые поступки что ли, для того чтобы обогатить шахматное движение и сделать интересным, зрелищным шахматный турнир. Теймур, мне кажется, отвечает этим условиям, но, безусловно, ему предстоит еще очень трудная и длинная дорога для того чтобы совершенствовать как свой репертуар, так и подход к шахматам. И вполне возможно, в очень коротком будущем он превратится именно в такого шахматиста, о котором мы мечтаем, мы говорим сейчас.

Насчет встречи с Каспаровым, мне кажется, что обе партии прошли на хорошем творческом уровне, Каспаров боролся до конца, и, насколько я видел, мог выиграть партию но выпустил выигрыш в самом конце. Были интересные встречи, обе партии прошли интересно, с преимуществом Гарри Каспарова.

С другой стороны, безусловно, годы влияют на творчество шахматиста, на результативность, и именно энергетические ресурсы всегда были, я думаю, первостепенными для Каспарова. Сейчас уже чувствуется, что ему труднее восстанавливаться, труднее бороться. Наверное, не хватает сил, для того чтобы еще раз переработать дебютный репертуар, пересмотреть, как говорится, все, что происходит в мире. Я бы обратил внимание, что Каспаров продолжает в том же духе: не делает коротких ничьих, пытается бороться до конца, и его партии всегда заканчиваются в глубоком эндшпиле, так что в этом плане он пытается сохранить свой имидж. Но, с другой стороны, я согласен с тем, что есть определенный повод для разговоров, что у него не та шахматная форма или не те шахматные энергетические ресурсы, какие у него были хотя бы 5 лет тому назад.

Гагик Карапетян: Вы во время каждого турнира комментируете партии он-лайн. Каков охват аудитории, насколько популярен Линарес?

Элисбар Убилава: Линарес - самый популярный турнир в Испании, безусловно. Я думаю, и в шахматном мире это один из самых популярных турниров. Шахматное общество наблюдает за этим турниром. Хотя по телевидению не дают каких-то специальных передач об этом турнире, но есть определенная информация в спортивной газете.

Вообще шахматы в Испании - не вид спорта номер один, безусловно. С другой стороны, сейчас очень модно комментировать он-лайн. Подключаются как испанцы, так и шахматисты всего мира, делают свои замечания. Почти каждую минуту надо иметь какой-то вариант, надо обсуждать с ними любые вопросы, некоторые глубокие, некоторые поверхностные. И в общем-то, довольно живо это происходит, и интерес чувствуется высокий. Хотя, как мы уже отмечали, любители не очень довольны тем, что столько ничьих, коротких особенно.

Валерий Винокуров: Наш постоянный автор, историк и социолог спорта Юрий Теппер, завершив неделю назад серию экскурсов в историю олимпийского движения древности, начинает новый цикл, который посвящаем олимпиадам нового времени.

Юрий Теппер: Олимпийские игры давно и основательно вошли в структуру мировой жизни. Каждый високосный год украшен долгожданным многоликим спортивным фестивалем. Современные Олимпиады вписаны в хронику трех столетий. Это уже традиция в полном смысле слова. Хвала Всевышнему, хоть что-то в этом мире надежно!

Надежно, да не очень... Коррупция и интриги в МОК, допинговые скандалы. Разговоры о любительстве вызывают улыбку. Или недоумение. На пьедестал поднимаются атлеты, живущие по безжалостным законам спортивных технологий. Веселой самозабвенной игрой сил и энергии тут, как говорится, не пахнет.

Афины - 1896; Афины - 2004. Что это? Долгожданная замкнутость круга, виток спирали? А может, просто благожелательное отношение МОК? Город давно стоял в очереди на проведение всемирного спортивного праздника...

Для историка и социолога спорта проведение состязаний на родине олимпиад - прямо-таки подарок. Отличный повод сравнивать, переоценивать факты, порадоваться торжеству Идеи и потревожиться за ее беспокойную судьбу. Но в первую очередь - поразмышлять о причинах удивительной живучести Олимпийских игр.

Бесспорно одно: главный секрет прочности и успехов олимпизма состоит в том, что в его основе лежит Игра. Игра - штука загадочная и мистическая. Слову этому до сих пор не нашли исчерпывающее определение, но вместе с тем игру считают самым мощным двигателем развития человека. Игра мысли и слов, игра оркестров и влюбленных, игра детей, политиков, футболистов... Великий Аристотель настаивал: "Если хочешь быть серьезным - играй".

На английский язык "игра" переводится словом "спорт". По простоте душевной можно считать, что, возобновив античные олимпийские игры, Пьер де Кубэртен просто-напросто восстановил культурную связь времен. Как бы не так! Античные греки игру назывались словом "пайдиа" - детская забава, безделица. Соревнования же олимпийских атлетов были не игрой, а агоном, состязанием, изначально - религиозным ритуалом. Известный культуролог Болкестейн решительно заявил: "С игрой все это не имеет ничего общего, разве только решиться утверждать, что вся жизнь греков была игрой!"

Нынче спортивная игра многолика. "Чистая" игра - это развлечение, досуг, для него у греков был особый термин - "схоладзейн". Правда, удовольствие бывает разным. Яростный экстрим, игра со смертью - тоже игра. Спорт как деятельность - это строгие правила, дисциплинирующие ограничения, требования равных шансов на старте. Здесь появляется еще одна игровая позиция - судья. Третье обличье игры - шоу, зрелище, игра напоказ. Главное - трибуны, телекамеры, социально-психологический эффект. Регламент задает пределы, становится ловушкой и помехой. Успех всегда на грани фола. Так бывает, когда на кону стоят миллионные призы. Но это уже не игра, а борьба за блага.

Размышлял ли об этом Кубэртен? Трудно сказать... Французского педагога и культуролога Пьера де Кубэртена принято считать основоположником современного олимпизма, человеком, возродившим традицию. На самом деле, олимпийский ренессанс начался гораздо раньше, в жанре "перформенс" - шоу. Есть достоверные факты. Немецкий юрист Йоханнес Аквилла в 1516 году организовал в Бадене "показательные олимпийские выступления". Другой юрист, английский королевский прокурор Роберт Довер, при поддержке Якова I организовал в 1604 году серию соревнований, получивший название "Олимпийские игры". В 1844 году мэрия Монреаля проводит свои олимпийские игры. В 1859 году, в соответствии с "олимпийским указом короля", в Афинах восстановили античный стадион и организовал, точнее, выставили на обозрение ремейк античных соревнований бегунов и метателей, наряду с демонстрацией образцов искусства и кустарных промыслов.

Подчеркиваю, добрые три сотни лет античное олимпийское наследие транслировалось как шоу, весьма далекое от уже существовавшего английского спорта. Замысел Кубэртена был куда значительнее и смелее. Он решил сделать спортивную игру могучим средством социальной педагогики. В новом веке благородство человечества должен обеспечить дух высокой игры...

XS
SM
MD
LG