Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возвращаясь к итогам Олимпиады


Мы обещали слушателям возвращаться к итогам Олимпиады. И поводов для этого хоть отбавляй. Например, Елена Исинбаева уже успела улучшить свой же афинской мировой рекорд. Вот как оценил со своих философских позиций ее победу в Греции Николай Зюзев.

Николай Зюзев: Первый мировой рекорд на легкоатлетическом турнире Игр установила Елена Исинбаева. Внимание к высшим достижения в "королеве спорта", как порой называют легкую атлетику, особое: считается, что здесь бить рекорды особенно тяжело, в отличие от плавания или велоспорта, например. Там многое зависит от технических ухищрений - новых моделей велосипедов или плавательных костюмов. Легкоатлетам труднее, здесь новинки минимальны.

Правда, в женских прыжках с шестом в этом сезоне рекорды бьются чуть ли не каждую неделю. Такой прогресс связан отчасти с жесткой конкуренцией в этом виде, отчасти с тем, что дисциплина эта все еще новая и пределы возможного еще далеко не исчерпаны. Вот и вырабатывают Исинбаева с Феофановой эти запасы сантиметров и заодно призовых. Но даже с учетом этих факторов любой рекорд становится праздником. Елена Исинбаева устроила его и себе, и другим - золотая медаль и сантиметр мирового рекорда сверху.

Вообще-то, рекорд - это лишь одно из измерений спорта как чистого выражения соревновательного начала в человеке. Первое измерение (оно менее очевидно) - это состязание с самим собой. Здесь атлет преодолевает свои прежние достижения, собственную слабость и несовершенство. Второе и главное измерение - это состязание с соперниками, чем в первую очередь создается и оправдывается спортивное зрелище. И третье - это состязание с человечеством вообще, потому что рекорд абсолютен, и он (это выспренний журналистский штамп, но по сути он правильный) раздвигает наши представления о человеческих возможностях.

В этом смысле, кстати, человек предстает крайне странным существом - он отрицает себя самого. Ведь тот или иной живой вид определяется его свойствами и возможностями. Человека определяют обычно как разумное или деятельное существо, но для точности надо добавить описание его физических возможностей, исходя из того, что даже Джастин Гэтлин не так стремителен, как гепард, а Майклу Фелпсу при всем желании не поспеть за дельфином. Но вместе с тем, эти определения постоянно опрокидываются, то есть каждый рекорд является отрицанием границ человеческого рода. Все живое на свете дорожит собственной сущностью - это гарантия выживания вида. С людьми в точности наоборот: человек не хочет быть самим собой. До Бубки 6 метров были пределом полета человека. Не Исинбаева, так Феофанова наверняка вскоре опрокинут рубеж 5 метров для слабой половины. В общем, человек желает быть всем сразу - и летать, как птица, и плавать, как рыба. Но быть всем сразу - это и значит отрицать собственную сущность, правда, тут же приобретать новую. Вот такой парадокс!

Олимпийские виды спорта только один из аспектов этого процесса. На другой полюс можно поставить технические виды, где ни одному живому существу за людьми уже не угнаться. Автогонки или "Формула-1" на воде не включаются в программу Олимпиад именно потому, что Игры имеют дело, так сказать, с первичными способностями человека. В этом отношении прыжки с шестом, в общем-то, являются дополнительным видом к прыжкам в высоту как таковым, то есть без каких-либо вспомогательных приспособлений. Но таков сегодня спорт: базовые виды - прыжки в высоту и длину, метание, бег, плавание - обросли комплексом производных дисциплин, которые к главным человеческим характеристикам добавляют новые и новые. Естественно, с одной целью - тут же их опрокинуть.

Елена Исинбаева неудержимо ликовала после рекордной попытки. Еще бы, она разрушила ранее недоступный предел! И человечество с ее прыжком стало немножко другим:

Олег Винокуров: Первый в истории олимпийский чемпион появился в республике Мордовия. Это борец греко-римского стиля Алексей Мишин, победивший в категории 84 килограмма. Естественно, наш корреспондент в Саранске Игорь Телин не мог оставить без внимания такое историческое для республики событие и направился в Рузаевку, где родился Мишин, где живет его мама и куда, конечно же, он поспешил сразу после возвращения из Афин на родину.

Игорь Телин: Если кто-то 20 лет назад сказал бы молодой маме Людмиле Мишиной, что ее первенец Алеша станет когда-то известным спортсменом, она бы не поверила. Сын часто болел - постоянные простуды, грипп и ангина. Но потом ребенок вдруг самостоятельно занялся спортом, начать играть в футбол. Однажды гонял в одиночку на пустыре мяч - тут и заприметил его тренер по греко-римской борьбе Алексей Гулин, предложил: "Приходи на тренировки". Алеша рассказал о предложении матери, а та возразила: "Ну, какой из тебя спортсмен?" Но мальчишка настоял на своем. Когда же будущий чемпион вернулся со своей первой тренировки с первой же своей травмой, мать сказала: "Все, больше никаких тренировок". Но родительский запрет не отвадил Мишина от спорта - бегал на тренировки тайком.

Алексей Гулин: В этом маленьком мальчике удивляла его большая работоспособность, стремление какое-то к лидерству, стремление выиграть что-то. У него был интерес очень сильный, чтобы его как бы воплотить в первые места.

Игорь Телин: Однако даже первый тренер не мог предугадать, что семилетний мальчишка, боровшийся в весовой категории до 32 килограммов, спустя 18 лет станет первым олимпийским чемпионом в истории Мордовии. Ночи после победы Алексея Мишина в Афинах для его мамы Людмилы Николаевны не было, телефонные звонки с поздравлениями не прекращаются до сих пор. По ее словам, звонят все, кого она знает, и даже те, чей голос слышит впервые.

Людмила Мишина: Вся Мордовия за него переживала. Все звонят. Даже кого и не знаю, все звонят и спрашивают: "Вы мама Алеши Мишина?" Я говорю: "Да". Все поздравляют! Вчера где-то, наверное, часа в четыре около окошка спальни стою и слышу - кричат: "Мишин - чемпион!" Кричали ребята какие-то молодые. Говорю, это все так трогательно, я не могу даже передать.

Игорь Телин: Не меньше мамы переживал 26 августа и брат олимпийского чемпиона, Денис, который, несмотря на юный возраст, тоже становился в этом году чемпионом - правда, России, и среди студентов. Он первым узнал о победе Алексея.

Денис Мишин: Когда трубку взял, он так тяжело дышал - наверное, только после схватки только с ковра ушел, запыхавшийся такой. И я чувствую по голосу, у него радостный голос - и уже сразу понял, что он выиграл. И потом он мне сказал: "Я выиграл, я олимпийский чемпион!" И я у него спросил: "Как выиграл?" Он сказал, что 1:1, тяжелая борьба была, тяжелая встреча. Я первый раз, конечно, слышу такой голос у него, у него был такой голос растерянный. И я сам растерялся, у меня чуть трубка из рук не вылетела.

Игорь Телин: Вся Мордовия следила за выступлениями Мишина. Но больше всех, конечно же, болели за него жители Рузаевки, родного города Алексея.

Жительница Рузаевки: Радость и гордость за нашего земляка.

Жительница Рузаевки: Радость за мать, что мать вырастила такого хорошего сына.

Житель Рузаевки: Гордость за него, гордость. Это, по-моему, единственный даже в Мордовии олимпийский чемпион. Это хорошо. Молодец!

Жительница Мордовии: Счастье. Мы очень рады, и я даже плакала.

Игорь Телин: Плакал и сам Алексей, когда ему вручали золотую медаль. Это поразило его маму.

Людмила Мишина: Я никогда не видела, чтобы он плакал, как бы ему не было трудно. И когда я увидела, что он стоит и плачет, для меня это была сенсация. Я говорю: "Господи, он, наверное, на седьмом небе от счастья, что он стал олимпийским чемпионом". И те, кто за него болел, смотрели по телевизору передачу, и все говорят: "Мы плакали, когда смотрели, когда он стоял и слезы капали у него". И я, можно сказать, здесь еще больше расстроилась, потому что никогда не видела слез.

Игорь Телин: О слезах и о маме говорил и сам Алексей Мишин, вернувшийся после Олимпиады домой, в Рузаевку.

Алексей Мишин: Эта победа маме моей, потому что она за меня столько переживала, столько слез выплакала. Была горечь поражений, были и победы - и она всегда переживает. И поэтому победу в первую очередь я посвящаю ей.

Олег Винокуров: С олимпийским чемпионом Алексеем Мишиным, его мамой, братом, тренером и поклонниками беседовал наш корреспондент в Мордовии Игорь Телин.

Валерий Винокуров: Так уж сложилось, что в преддверии Олимпиады мы не раз говорили о деньгах. О том, каковы в разных странах расходы государства на развитие спорта, каковы премии за победы. Наши слушатели, конечно, знают, что такой успех, как победа на Олимпийских играх, позволяет спортсменам существенно улучшить свое благосостояние. За них можно только порадоваться.

Впрочем, у каждого своя судьба. Многим мастерам еще до олимпийских побед удается добиться определенного благополучия, заработать достаточно, чтобы не думать о хлебе насущном. Для других же дел олимпийское золото становится единственным шансом поправить дела.

Олег Винокуров: Алексей Мишин как раз принадлежит к этой, второй категории. Будучи уже известным спортсменом, мастером спорта международного класса, он получал ежемесячное пособие в размере 1200 рублей, жил с братом в маленькой квартирке, которую и отремонтировать толком не мог на свои-то доходы. Тем более что ему с братом (тоже, как вы слышали, борцом) требовалось усиленное питание - свежие фрукты, овощи, мясо. И все это на 1200 рублей!

Валерий Винокуров: Теперь, к счастью, все изменилось. Мишину, герою всей Мордовии, республиканские власти установили пособие в 20 тысяч рублей, выделили квартиру, короче говоря, создали те условия, которые по-хорошему должны были создать давно. Так что за Алексея и за других олимпийцев, в чьей жизни после Афин наступили большие перемены, мы особенно рады.

Валерий Винокуров: В субботу в программу "Час прессы - Спорт" нам вновь звонили слушатели с резкой критикой работы телекомментаторов канала "Спорт" во время Олимпиады. Возможно, их чувствам будет отвечать традиционное телеобозрение Аркадия Ратнера.

Аркадий Ратнер: В прошлом обозрении я попытался дать оценку работы российских комментаторов на Олимпийских играх в Афинах. Начал с того, что лучше других проявили себя либо бывшие спортсмены, старательно осваивающие новую профессию, либо журналисты, которые сосредоточились на одном единственном виде спорта и пытаются донести до зрителя все его тонкости. Только от них можно было услышать и анализ развивающихся событий, и по-настоящему полезную информацию, и достаточно объективные оценки.

На другом полюсе - комментаторы "на все руки". Кажется, со скоростью звука перемещаются они со стадиона на стадион, чтобы, завершив рассказ об одних соревнованиях, успеть расположиться в новой комментаторской кабине и начать репортаж о другом виде спорта. Это просто судьи-информаторы, честно объявляющие результаты, которые в графическом исполнении мы сами видим на экране. Иногда, вооружившись полученными в пресс-центре или в Интернете биографиями участников, они зачитывают их к месту и не к месту.

Пример "всеядности" - Василий Уткин. Не знаю, как вам, но мне, кроме футбольных, доводилось слышать с его участием трансляции матчей НХЛ и игр теннисистов. Как футбольный комментатор Уткин известен. А вот в Уимблдоне, например, он просто помогал основному ведущему вести счет, задавал ему наивные вопросы и постоянно рассказывал трогательную историю о том, что ему никак не удается попробовать клубники со сливками, традиционного лакомства посетителей знаменитого турнира. Столь же банальны, как репортажи о теннисе и хоккее, была в Афинах уткинская проба сил на гандбольной ниве. Возможно, на НТВ-Плюс Уткин считается эталоном эмоционального воздействия на зрителей. Говорю так потому, что в репортаже о матче гандболистов, который он вел одновременно сразу с двумя комментаторами (тоже, заметьте, ноу-хау!), в решающие моменты Уткин кричал просто нечеловеческих голосом! Ради справедливости отмечу: выходившую по ночам передачу "Тема", куда приглашали отличившихся в этот день спортсменов, Уткин вел весьма достойно.

Конечно, нельзя пройти мимо уже много раз отмечавшегося (и не только в программе "Прессинг") превосходящего порой все разумные пределы квасного патриотизма. Мне, например, впервые за многие годы телевизионной работы довелось услышать, - и не раз! - как ведущий репортаж буквально молит о том, чтобы иностранный спортсмен, ведущий борьбу со спортсменом российским, в своем выступлении совершил ошибку: подал в сетку, заступил при прыжке или сорвал попытку.

Пафос комментатора, сообщающего о победе спортсмена России, вполне понятен. Но кто-то говорит об этом со сдержанным достоинством, а кто-то может просто перейти на визг. Выделять первых и осуждать вторых не буду, так как знаю болельщиков, которые высшую степень проявления комментаторского темперамента вполне разделяют. А вот упреки в предвзятом судействе, по-моему, уже всеми воспринимаются со смехом. Конечно, история с Немовым стоит отдельно. Но ведь попыталась же Елена Войцеховская в "Спорт-Экспрессе" крайне деликатно объяснить: не все в поражении Немова зависело от судейских пристрастий: Выдуманная же телевизионными комментаторами версия, что судьи стремятся помочь американским и итальянским гимнастам, поскольку в Международной Федерации гимнастики высшие руководящие посты занимают представители США и Италии, просто нелепа. Молодым журналистам, не знающим спортивную историю, хочу сообщить: долгие годы президентом этой федерации был прославленный советский гимнаст Юрий Титов. И следуя логике изобретателей фантастических версий, можно было бы объяснить все постоянные блестящие выступления гимнастов СССР его президентством.

Еще она простенькая наука, которую многие, даже опытные комментаторы никак не могут освоить. Не раз в выпусках нашей программы я объяснял, как создается на Олимпиадах международная "картинка". Так что, думаю, слушатели "Прессинга" разбираются в этом лучше, чем люди, сидящие у микрофона. А потому непрерывная критика режиссеров, создающих эту "картинку", стоит у комментаторов на втором месте после обличения судей. Претензии одни и те же: в любое время, как им хочется, режиссер, формирующий сигнал на десятки стран мира, обязан, просто обязан показывать выступление представителя России. Боюсь, и те менеджеры, которые руководят сегодня спортом на российских каналах, сами плохо принципы режиссерской работы представляют. А ведь так легко: собрать новичков, пробившихся к микрофону, да и тех, кто уже имеет стаж, но в тонкости телевизионной технологии до сих пор не проник, и простые истины им объяснить.

Конечный же вывод таков. Несмотря на отдельные удачи в выборе комментаторов, появление у микрофона новых и новых людей, чья квалификация - скажем очень мягко - весьма сомнительна, уровень российского спортивного репортажа снижает все больше и больше.

XS
SM
MD
LG