Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гран-При Китая в "Формуле-1". Ситуация в российском гандболе


Валерий Винокуров: Гран-При Китая в "Формуле-1" - о подробностях сообщит наш коллега Алексей Кузнецов.

Алексей Кузнецов: На фоне успехов китайской сборной на Олимпиаде в Афинах первый в истории Гран-при Китая ожидался с огромным интересом. Трасса, построенная главным архитектором "Формулы-1" Германом Тильке уже до официальных стартов почти всеми пилотами была признана одной из самых интересных и своеобразных во всем чемпионате. Ее конфигурация при взгляде сверху напоминает иероглиф "Шанг", который и дал имя Шанхаю - это, кстати, было одним условий китайских инвесторов проекта. 7 правых и 7 левых поворотов спроектированы весьма разнообразно, что заставляет инженеров и механиков команд ломать голову над настройками болидов. А длинная скоростная прямая и следующий на ней медленный поворот - фактически, разворот на 180 градусов! - один из самых ее сложных и зрелищных элементов. Этот автодром по идее руководителей "Формулы-1" должен в скором времени вытеснить из календаря такие устаревшие трассы, как, например, "Хунгароринг" и некоторые его европейские "аналоги". Да и с точки зрения бизнеса трасса в Китае выглядит куда как привлекательнее - по крайней мере, трибуны в Шанхае были заполнены до отказа, и официальная цифра проданных билетов - 200 тысяч - не может не вызывать уважения. Кстати, и на свободную практику собралось почти 150 тысяч зрителей.

Несмотря на то, что основные спортивные вопросы чемпионата до начала гонки были решены, поводов для обсуждений накануне старта было предостаточно. Начать с того, что состоялись два ярких возвращения - Ральф Шумахер сел за руль "Уильямса" после нескольких пропущенных из-за травмы этапов, а экс-чемпион мира Жак Вильнев, который с ноября станет пилотом "Заубера", пока принял предложение "Рено" и на оставшиеся до конца года три этапа заменил во французской команде Ярно Трулли. Итальянец в свою очередь, не дожидаясь окончания сезона, сосредоточил свое внимание работе в команде "Тойота", где его партнером в будущем году станет Шумахер-младший. Кроме того, намечается большой скандал вокруг Дженсона Баттона, который вроде бы собрался перейти в "Уильямс", но его нынешняя команда БАР нашла в действующем контракте британца некие препятствующие этому переходу пункты. Кроме традиционных для начала каждого сезона перестановок в составах команд, возможны серьезные перемены на более высоком уровне. Так, об уходе из "Формулы-1" заявила корпорация "Форд", чьей собственностью является команда "Ягуар". Причиной объявлены большие финансовые потери, и "Ягуар" начал распродажу активов команды. Между прочим, есть версия, согласно которой уход "Форда" и "Ягуара" ускорит процесс появления в "Формуле" не кого иного, как Романа Абрамовича! Итальянская автомобильная фирма "Даллара" 2006 году намерена выставить в чемпионате собственную команду, а финансировать ее должен был губернатор Чукотки.

Есть и еще один поворот интриги. "Форд" финансирует работы над двигателем "Косуорт", которым пользуются команды "Минарди" и "Джордан", что, конечно, заставляет эти небогатые команды активно искать варианты продолжения формулической деятельности. А итменно на прошлой неделе фактический владелец "Формулы-1" Берни Экклстоун объявил о том, что в сезоне-2005 количество команд сократится с десяти до восьми - а с учетом ухода "Ягуара", и семи. При этом потерю части участников чемпионата предлагается скомпенсировать за счет ведущих команд. "Феррари", "Макларен" и "Уильямс" смогут выставлять на гонки по три болида вместо двух. Это пока лишь предположения. Но если раньше Экклстоун и Международная федерация автоспорта оказывали слабым командам поддержку, сейчас ситуация может измениться, и ставка будет сделана на серьезных автопроизводителей, обладающих большими финансовыми возможностями. Руководители "Минарди" и "Джордана" довольно резко отреагировал на слова Экклстоуна, но понятно, что большие перемены в "Формуле-1" назревают.

Ну а, возвращаясь к гонке, надо отметить, что Рубенсу Баррикелло из "Феррари" достаточно было набрать всего четыре очка в оставшихся трех гонках, чтобы досрочно занять второе место в индивидуальном зачете. Выиграв квалификацию, бразилец фактически решил проблему. И хотя его главный конкурент Баттон в гонке очень старался, и даже некоторое время лидировал, все же очень гибкая стратегическая игра "Феррари" и виртуозная работа механиков на дозаправках не оставила британцу шансов на успех - победа Баррикелло сомнений не вызывала. Неплохо выглядели на трассе и Кими Райкконен на "Макларене", и Фернандо Алонзо на "Рено", и Хуан-Пабло Монтойя на "Уильямсе", а вот "возвращенцы" Вильнев и Ральф Шумахер выступили неудачно - первый занял лишь 11-е место, а второй был выбит из гонки "Маклареном" Дэвида Култхарда. Гонка прошла очень интересно, и во многом способствовала этому конфигурация трассы, позволявшая пилотам вести очную борьбу, а инженерам - заочную. Ну а главным действующим лицом в Шанхае все же стал 7-кратный чемпион мира Михаэль Шумахер. В квалификации он потерпел неудачу, вылетев с трассы, и стартовать решил из боксов, тем самым сэкономив одну дозаправку и поставив на болид новый двигатель. Сам по себе вид стартовой решетки был достаточно комичным? На первом месте - Баррикело, на последнем - Шумахер-старший. Но далее чемпион выдал неподражаемое шоу. Вначале он столкнулся с Кристианом Кляйном на "Ягуаре", который впоследствии не смог продолжить гонку. Затем Михаэль едва не вылетел с трассы. Затем у его "Феррари" было проколото колесо. Затем установил абсолютный рекорд трассы. Затем последовали два красивейших обгона - вначале Михаэль обошел Култхарда, а впоследствии Вильнёва, напомнив о былых чемпионских сражениях, а сразу же после этих обгонов почти демонстративно отправлялся на пит-стопы. В итоге занял он лишь 12-е место, уступив 8-ми пилотам более чем круг. Такого с "Красным бароном" не происходило уже более года. Однако для шоу-бизнеса и коммерческого успеха китайской гонки это оказалось весьма кстати.

Валерий Винокуров: Четыре года назад в Сиднее гандболисты России оказались единственной командой страны, завоевавшей золотую медаль. В Афинах эта команда стала бронзовым призером, так что в игровых видах спорта ни одна российская сборная не стала победительницей. О выступлении в Афинах и о ситуации в гандболе рассказывает президент Союза гандболистов России Александр Кожухов.

Александр Кожухов: Я уже давно говорил, что при тех условиях, которые есть в России, любая медаль в игровых видах спорта на таких крупных соревнованиях, как Олимпиады, чемпионаты мира и Европы, - это успех наших спортсменов. Российская гандбольная команда была одной из самых старых по возрасту, поэтому я думаю, что золото Сиднея досталось легче, чем бронза в Афинах. Все это связано с тем, что за последние годы, когда начался развал Советского Союза, большинство спортсменов сразу же уехали (ну, и до развала уезжали), а остались молодые ребята. Из этих молодых ребят, естественно, очень трудно сейчас пополнить сборную команду, но все равно, начиная с 1984 года рождения, были таланты, которых мы привлекали в сборную команду.

В будущем, уже на следующую Олимпиаду, в Пекине, нужно готовить новую команду, потому что большинство спортсменов, которые были воспитаны еще в советское время, не будут выступать, на их место надо подбирать тех ребят, которые играют в чемпионате России. Хотя мастерство этих ребят, я думаю, уступает тому мастерству, которым владели эти спортсмены. В Сиднее у нас была команда, где играли одни легионеры. После сиднейской Олимпиады мы приняли решение об омолаживании состава, и поэтому уже в Афинах играли 9 легионеров и 6 человек, которые выступают в чемпионатах России.

Самая большая проблема состоит в том, что наши клубы не могут материально обеспечить ребят, которые уже играют на высшем уровне, и поэтому мы практически теряем этих ребят. Но за последнее время впервые, благодаря усилиям губернатора Московской области, в Подмосковье был создан клуб "Чеховские медведи". Он создан был на пустом месте, но туда перешла практически вся команда ЦСКА, так как в Москве они не могли найти тех людей, которые могли бы предложить хотя бы минимально нормальные условия для подготовки этой команды. Если бы у нас таких клубов было побольше, гандбол в России намного быстрее поднялся бы.

Вообще-то, сейчас надо начинать - особенно в игровых видах спорта - с детских школ. Потому что после развала Советского Союза мы потеряли очень много школ, мы потеряли очень много хороших тренеров. Да и сейчас большинство молодых ребят, которые заканчивают Институт физкультуры и получают дипломы, не идут в детские школы, потому что там очень низкие зарплаты.

Сейчас в первую очередь государству надо подумать. То бюджетное финансирование, которое получает Федеральное Агентство и которое потом передается на сборные национальные команды, в первую очередь надо направить на подготовку резерва. Надо увеличить зарплату тренерам, поднять престиж работы тренеров, потому что у нас в основном работают люди очень давно в этих школах, это уже преклонного возраста люди. Если не будет поднят престиж тренера, без тренера ничего нельзя сделать.

Федеральное наше руководство, Федеральное Агентство Олимпийский комитет должны в первую очередь заниматься этим. Потому что федерациям очень сложно что-то сделать. Федерации - общественные организации, они не имеют влияния на правительственные структуры. Это может только Федеральное Агентство, господин Фетисов и его команда, господин Тягачев и его команда. Вместо того чтобы делить какие-то дивиденды между собой, делить какие-то заслуги или еще что-то, они должны объединиться.

Валерий Винокуров: Ситуация, которую обрисовал президент Союза гандболистов России Александр Кожухов, характерна для многих игровых видов спорта в стране.

Дмитрий Морозов: Мы продолжаем разговор с людьми, более чем кто-либо переживающими олимпийские неудачи российских пловцов, - с многократной чемпионкой СССР, обладательницей Кубка Европы и экс-рекордсменкой континента в комплексном плавании Ниной Петровой и ее мужем, прекрасным детским тренером Владимиром Барановым. Неделю назад мы прервались на том, что все усилия опытных специалистов, которые в лягушатнике митинского детского сада учат малышей к пяти годам плавать всеми стилями, пропадают даром, когда заходит речь о том, чтобы перейти на большую воду, в расположенный по соседству бассейн "Жемчужина".

Нина Петрова: Почему-то директор не думает о том, чтобы создать условия для двухразовых тренировок, ведь это же тоже нужно. Значит, надо договариваться со школой, надо искать какие-то места, чтобы дети могли прийти после школы, отдохнуть, поесть, уроки приготовить, а потом опять идти на тренировку. Об этом никто не думает.

Владимир Баранов: Господину Клейменову, директору бассейна, это не нужно. Он нам говорит: "У меня лом детей". Но этот лом, как мы написали в открытом письме Геннадию Петровичу Алешину, председателю Федерации России по плаванию, превращается в металлолом.

Нина Петрова: В прошлом году даже некоторые большие ребята из спортшколы ходили ставить технику к нам, в семиметровый бассейн. Потому что там техникой не занимаются - или не умеют, или не хотят, не знаю.

Олег Винокуров: По некоторым вашим репликам относительно методики я понял, что, видимо, и с методической частью тоже плохо в российском плавании.

Владимир Баранов: Абсолютно точно.

Нина Петрова: По обучению у нас вообще очень скудный материал. Книги печатаются одни и те же, не из года в год даже, а из десятилетия в десятилетие. И рекомендуются такие упражнения, типа "поплавка" и "звездочки", которые ребенок, не умеющий делать скольжение или хотя бы плыть с доской, никогда не сделает. А когда он уже это умеет, зачем делать эти упражнения? Какой смысл в них, если ребенок уже умеет плыть?

Там очень хорошо описаны все стили с технической точки зрения, есть там всякие формулы, угол атаки разработан, очень много данных всяких научных. Но абсолютно нет практических советов - как научить ребенка плавать. Потом, сейчас уже везде применяются ласты - об этом вообще никто не говорит и не пишет. А ласты дают возможность с первого занятия ребенку плыть, то есть не стоять у бортика, как раньше нас учили в институте: держась руками за бортик, работать ногами или, стоя на дне, руками что-то делать. Но стоя на дне - это совсем другие ощущения, совершенно другие движения, и когда ребенок ляжет, он не сможет этого повторить. Это все надо делать в движении обязательно.

Владимир Баранов: Поэтому, надев ласты, взяв доску для плавания, ребенок практически с первого-второго занятия у нас ложится на воду, он не ходит, а сразу плывет. Сначала - с доской, потому отрывает одну руку, потом другую, потом без доски плавает, а потом можно и ласты будет снимать.

Нина Петрова: В 4 года они уже плавают кролем, правильным кролем: делают правильно вдох, правильно работают руками и ногами. Причем мы в прошлом году привели в большой бассейн наших малышей, четырехлетних, которые плыли кролем на спине и на животе. Так родители старших детей все были восхищены просто, они говорили: "Как такие малыши плывут так правильно?!" Ни один из инструкторов и никто из дирекции бассейна не подошел и не выразил вообще никаких эмоций по этому поводу. То есть никому не надо ничего.

Олег Винокуров: Получается, что ваша методика вот так и действует в рамках одного отдельно взятого детского сада?

Нина Петрова: Понимаете, за 10 лет уже, в общем-то, все разработано, и я знаю, как работать с детьми, как их учить, что надо сделать. Дальше хотелось бы продолжить, чтобы эти дети не останавливались на третьем разряде, а чтобы прогресс какой-то был у них.

Владимир Баранов: Они с нами же шли, не с кем-то незаинтересованным, а именно с нами. Мы их научили, и мы их должны дальше вести. А не получается.

Нина Петрова: Я сама, когда плавала, у меня тренер не могла ездить на сборы, и в лучшем случае нас тренировал тренер моей соперницы. Сами понимаете, если тренер соперницы - с какой стати ей заниматься со мной? Она совершенно не заинтересована в том, чтобы готовить соперницу своей ученицы. Потом, в олимпийский год, нас вообще отдали тренеру старшему, который административной работой занимался и не имел вообще никакого опыта. Какой смысл в таких сборах? Лучше, наверное, на местах обеспечить условия, чтобы тренер мог работать со своими учениками.

Олег Винокуров: Но это было тогда...

Нина Петрова: Я не думаю, что сейчас что-то сильно изменилось.

Олег Винокуров: Притом, что тогда все-таки успехи были несколько весомее...

Нина Петрова: Так вот сейчас я уже думаю об этом и удивляюсь вообще, как мы-то еще чего-то могли, какие-то рекорды ставили. Все равно, вот в 1972 году, олимпийском, мы пахали, как не знаю кто. 25 дней у нас были сборы, 5 дней дома - в месяц. И при этом у меня был рекорд Европы перед Олимпиадой, а на последнем сборе перед первенством страны тренер меня перетренировал до того, что у меня печень схватило. Причем мне не верили, что у меня болит что-то, пока уже температура не поднялась. Тогда меня забросили в какую-то больницу местную, страшную, в которой лежала 90-летняя старушка рядом со мной, еще кто-то, и уехали. На следующий день, когда тренер приехал узнать, как мое самочувствие, я, уже одетая, стояла и ждала его, и я сказала: "Я тут не останусь". И после этой больницы меня сразу же поставили на старт на первенстве страны - и, естественно, все эти труды наши пошли насмарку. Вот поэтому и хотелось бы, чтобы вся подготовка велась на месте, чтобы собственный тренер занимался со своими учениками, а не какой-то чужой дядя.

Олег Винокуров: Хотелось бы, судя по всему, только вам, никому другому больше ничего не хочется.

Нина Петрова: В том-то и дело, что никуда не достучишься.

Олег Винокуров: Ну и как, в этой ситуации перспектива-то какая-то существует?

Владимир Баранов: Очень сложно сказать. Здесь вопрос уже не столько нас касается, а вообще всего плавания, организации его. Мы начали свое обращение в округе, к окружному спортивному начальнику. Обратились к нему, он взял у нас данные и сказал, что поработает над ними. Но он назначил первого директора бассейна "Жемчужина", который сейчас под следствием находится, и все на этом закончилось. Дальше родители подсуетились, написали письмо в Госдуму. Госдума написала письмо председателю Московского спорткомитета Королю. Король резолюцию написал, что не возражает, чтобы мы возглавили отделение плавания в этой "Жемчужине". Но все равно поставили другого человека, который, как я говорил, сейчас под следствием. После этого назначают еще одного, который тоже тренером фактически и не работал. Были обращения к Алешину, письмо даже пришлось отвезти Фетисову.

Не хотим никого задеть, но вот с этой всей системой, вот с этой пирамидой административной надо как-то разбираться. Потому что, я так понимаю, Вячеслав Фетисов, в общем-то, не руководит спортом. Те же федерации, скорее всего, подчиняются ОКР, Тягачеву. По сложившейся, еще советской системе, все то же самое. Небольшой пример можно привести: поехали отвозить Фетисову письмо - каких там только отделов нет, сотни людей ходят, слоняются по коридорам, общий отдел, отделы таких-то видов... Зачем столько чиновников держать, я не знаю. Конечно, с такой армией Вячеславу Фетисову сложно справиться. А плюс еще Московский спорткомитет, в управах столичных комитеты - все занимаются тем же параллельно.

Олег Винокуров: В общем, желающих быть чиновниками такой же "лом", как и желающих заниматься в спортшколе.

Владимир Баранов: Совершенно верно. И не знаешь, к кому обратиться. Все вроде бы и не против, а упирается все, в конечном итоге, в директора бассейна. А тому по каким-то причинам не нужно это, он говорит: "Мне результаты не нужны, мне нужна массовость". Так ему высшее начальство какое-то, наверное, говорит.

Олег Винокуров: И чего ждать теперь?

Владимир Баранов: Ждать, я так понимаю, уже теперь нечего. Если уже и Фетисов... Путин? У Путина своих проблем, наверное, много.

Нина Петрова: Единственный у нас выход, что один из родителей наших ребят где-то на Речном вокзале строит бассейн, и вроде бы как к Новому году у него наклевывается что-то, и он нам предлагает - в любое время, пожалуйста.

Олег Винокуров: Возить детей из Митина на Речной вокзал?

Нина Петрова: В том-то и дело. У нас многие были ребята, у кого родители действительно хотели, чтобы они стали спортсменами, и они их в ЦСКА устраивали. С удовольствием берут наших детей в эту спортивную школу.

Олег Винокуров: А что же не брать, если он плавает всеми стилями?

Нина Петрова: Но ездить-то! Час на дорогу - это бесполезно, все равно ничего не будет.

Владимир Баранов: Вот мы начнем там работать, возить каких-то детей в лучшем случае, которые смогут туда приезжать. У нас дело пойдет. Но мы опять же упираемся в соревнования. Соревнования идут под эгидой кого? И как нам быть? Нас просто могут не допустить: "А кто вы такие? Какая-то частная школа?" Упираемся туда же...

Дмитрий Морозов: Прямо скажем, многократная чемпионка СССР, обладательница Кубка Европы и экс-рекордсменка континента в комплексном плавании Нина Петрова и ее муж, детский тренер-подвижник Владимир Баранов, обрисовали безрадостную картину. Стоит ли после этого удивляться тому, в каком состоянии находится сегодня российское плавание?

Олег Винокуров: В своем традиционном телеобозрении Аркадий Ратнер вновь огорчается из-за того, как относятся к спорту и, значит, к зрителям руководители телеканалов.

Аркадий Ратнер: Присуждение Уткину премии ТЭФИ как лучшему спортивному комментатору анализировать не буду. К его работе и мои коллеги по "Прессингу", и я сам относимся крайне негативно, о чем неоднократно говорили в нашей программе и писали на страницах газет и журналов. Но позволю себе посмотреть на это награждение с несколько иной точки зрения. Почему единственную премию, связанную со спортивным телевидением, вручали не вместе со всеми другими - на зрителях, а накануне, на заседании так называемой "Академии телевидения", вместе с лучшими в прикладных телевизионных профессиях - костюмерами, гримерами и так далее - представителями профессий, кстати, очень уважаемых?

Вручение спортивной премии "за кадром" - еще одно подтверждение того, что руководство телекомпаний, телевизионная элита спортивное телевидение считает чем-то второсортным. И считают так почему-то только в России. Постоянные наши слушатели наверняка помнят мои рассказы о том, какое значение придают спорту на ТВ за рубежом. Там руководители спортивных подразделений занимают даже посты вице-президентов самых знаменитых телекомпаний мира.

Да стоит ли ходить далеко за примерами? Обратимся к опыту ближайших соседей России. Передо мной прекрасно оформленный журнал "Мой спорт", издающийся в Киеве на русском языке. В нем интервью с Евгением Борисовичем Каленским, вице-президентом Первого национального украинского канала. Цитирую несколько его ответов: "Два года назад мы решили сместить акценты и значительно расширить спортивную тематику. На Первом национальном практически все виды спорта представлены в равной степени - будь то настольный теннис или пляжный футбол. Получили новое развитие уже существующие спортивно-аналитические программы. Плюс к этому за последнее время значительно возросло количество трансляций значимых спортивных событий..."

Было бы очень хорошо, если бы эту цитату услышал руководитель Первого российского канала господин Эрнст. Как относятся к спорту, как показывали на этом канале Олимпийские игры, мы уже неоднократно говорили. А отсутствие спортивных передач на главном российском канале господин Эрнст и его заместители всегда объясняли их низким рейтингом, плохой окупаемостью. Но послушаем вновь Евгения Каленского. На вопрос корреспондента - насколько выгодны в коммерческом плане подобные трансляции? - он отвечает: "Разумеется, такие значимые события, как чемпионат Европы по футболу или Олимпийские игры, не могу остаться без внимания спонсоров. Мы не продаем сублицензии на трансляцию подобных соревнований - это чистой воды благотворительность, которую пока наш канал позволить себе не может. А что касается коммерческой стороны вопроса, трансляции недавнего чемпионата Европы по футболу принесли каналу прибыль. Надеемся не остаться в убытке и после Олимпиады. Еще до ее начала мы смогли вернуть в бюджет страны те деньги, которые получили на покупку лицензии на трансляции".

Вот так обстоят дела со спортом на телевидении Украины. Уверяю вас, что так же ответили бы на заданный вопрос руководители главных телевизионных каналов большинства стран мира.

Отношение же к телевизионному спорту на российском телевидении лишний раз подтверждает и программа наступающей недели. Вновь приходится с огорчением сообщать, что в среду встречу Лиги чемпионов ЦСКА-ПСЖ на общедоступных каналах российский болельщик в очередной раз не увидит. Его транслирует НТВ-Плюс, как и все остальные матчи, что проводятся во вторник и в среду. А основной канал НТВ, заключивший нелепый Договор об освещении популярного футбольного турнира с УЕФА, выбрал для показа только игры, проходящие во вторник, и будет транслировать встречу "Динамо" (Киев) - "Байер"...

Если добавить к уже сказанному господином Каленским его словам, что и Лигу чемпионов на Первом украинском канале показывают в большом объеме, можно предположить: игру ЦСКА-ПСЖ, в отличие от России, увидит вся Украина...

XS
SM
MD
LG