Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конференция Федерации легкой атлетики России


Валерий Винокуров: На минувшей неделе состоялась отчетно-выборная конференция Федерации легкой атлетики России. В четвертый раз подряд президентом Федерации был избран Валерий Балахничев. А вице-президентом стал главный тренер сборной страны Валерий Куличенко. С ним и побеседовала Елена Приходько.

Валерий Куличенко: У меня два общественные должности - я главный тренер-общественник и вице-президент-общественник. У меня одна государственная должность - государственный тренер сборных команд Российской Федерации по легкой атлетике. Вот я работаю у Фетисова в штате, получаю зарплату, в остальном я общественник, а общественник может хоть в 10 организациях работать. У меня функция - вице-президент, я отвечаю за выступление национальной команды на международной арене.

Елена Приходько: То есть получается, что вы теперь такой одноглавый орел, который отвечает за все.

Валерий Куличенко: Это как одна маленькая птичка высоко взлетела и низко упала. Работа такая же, как была, такая и есть.

Елена Приходько: Что поменяется с новым олимпийским циклом в формировании сборной, в делах сборной?

Валерий Куличенко: За два года надо постараться обновить команду. Потому 26-27 лет - это возраст, который добился успеха на Олимпиаде в легкой атлетике и во всех видах спорта. Надо чтобы их побольше было сейчас. Тем более в следующем году пройдет чемпионат мира юношей, чемпионат Европы у молодежи, чемпионат Европы у юниоров. Вот с первых же сборов я сейчас вызываю всех молодых спортсменов, попробую Европу, зимнюю, которая пройдет в Испании в марте, закрыть молодежным составом.

Елена Приходько: Когда происходило комплектование сборной перед Олимпиадой, очень много осталось недовольных чем-то, кому-то не удалось, кто-то где-то недопонял, какие-то критерии поменялись в течение сезона. Не планирует ли Федерация ужесточить рамки отбора? Как в Штатах, допустим: первый, второй, третий, а все остальные отметаются.

Валерий Куличенко: Я недавно читал интервью главного режиссера Волчек, и она говорит: "У меня такая должность, что никогда не будут все довольны. Кому-то я дала нормальную роль, кого-то не поставила, для которого нет роли, которую просили:" Так и у меня: кто-то никогда не будет мною доволен, всегда будет куча недовольных. Но я все-таки постараюсь делать так, что чемпион России - это без всяких сомнений в команде, а второй и третий - это должен решать главный тренерский совет, с учетом распределения спортсменов на всех уровнях соревнований. Вот сейчас из 111 спортсменов выступавших 50 попали в восьмерки, а остальные 61 не попали, причем там есть люди, которые успешно выступали на чемпионате России, мы на них надеялись, мы надеялись на медали этих спортсменов. Все-таки должен быть комплексный отбор в команду, чтобы мы могли смотреть, как, что и почему.

Елена Приходько: Из тех, кто попал, многие не имели достаточного количества стартов.

Валерий Куличенко: Календарь мы увеличиваем на следующий год.

Елена Приходько: За счет российских соревнований?

Валерий Куличенко: За счет российских соревнований, за счет международных соревнований. Сейчас вот поедем на конгресс в Таллинн, там будем договариваться о всяких встречах. Сейчас с англичанами и американцами договорились на две встречи провести - одну зимой, а другую летом (в конце января и в начале июня) - матчевые встречи России, Соединенных Штатов и Великобритании.

Елена Приходько: Как государственный тренер, задача которого, я так понимаю, популяризировать спорт:

Валерий Куличенко: Популяризировать спорт, открывать центры, тренировать экспериментальные команды, увеличить бюджет, увеличить количество ставок, которые выделяют. Сейчас вот у меня 404 ставки по линии Федерального Агентства и 146 по линии президентской зарплаты - вот 550 человек находятся на подготовке. Довести бы их до 700 человек по всем возрастным группам - это юношеская команда, юниорская, молодежная, взрослая, - чтобы были на подготовке.

Елена Приходько: Что творится, на ваш взгляд, в детском и юношеском спорте, его перспективы?

Валерий Куличенко: Тут молчат все, а об этом надо кричать. С 1 января подписан закон, что детские спортивные школы ушли под контроль муниципальных органов. Муниципалы не потянут. Вот говорят: теннис платный, фигурное катание платное, но это единицы. Как правило, в теннис идут дети обеспеченных родителей. В легкую атлетику идут, как правило, совершенно другие дети, которые, как говорится, бегают по улицам, хулиганы в маленьком возрасте были. Поэтому об этом надо кричать - что делать с детскими спортивными школами. Вся эта система подрубается.

Елена Приходько: А инициатором такого предложения кто выступил?

Валерий Куличенко: Депутаты когда-то сделали. Проморгали, и никто не пошел дальше. Была идея хорошая - отдать все детские спортивные школы, училища олимпийского резерва, центры спортивной подготовки под эгиду Фетисова, государственные, бюджетные. И главный вопрос сейчас - этот.

Елена Приходько: Фактически самый массовый вид спорта рискует скатиться:

Валерий Куличенко: Он остался без фундамента, остается без фундамента. Если это не изменится, у него фундамента нет, не на чем стоять. Вот я вытащу 700 человек, но эти 700 - сейчас эти люди имеют какой-то бюджет, они могут выезжать на соревнования. Кто их будет посылать на первенство России? Муниципалы? Учителя, больницы? Сами понимаете, им негде взять деньги. Вот об этом сейчас надо говорить и думать, это самый главный вопрос. Это будущее спорта! Это не только Пекин, это и Олимпиада 2012 года и далее.

Елена Приходько: А что ожидается со строительством новых стадионов?

Валерий Куличенко: Президент Московской Федерации Курбатов в свое время пришел в правление с лозунгом: он построит легкоатлетический современный стадион. Прошло сколько лет - нет стадиона, и проекта никакого нет.

Елена Приходько: И не планируется?

Валерий Куличенко: Парадокс: впервые за всю историю российской и советской легкой атлетики на этой Олимпиаде нет ни одного олимпийского чемпиона из Москвы! Такого никогда не было. Вот это работа самая главная. Из 883 спортсменов, которых отправили на зачет в сборной команде, 553 - москвичи. Когда мы проводили Спартакиаду учащихся в прошлом году в Казани, Москва заняла 6-е место.

Елена Приходько: Если не считать, что дела в столице (что всем видно) не очень хорошо обстоят, если смотреть на регионы, то там как?

Валерий Куличенко: У нас 89 регионов. Легкую атлетику развивает половина, 50 регионов. Некоторые - очень хорошо, как Волгоград, другие - хуже, но 50 развивают. И потом, мы никак не можем понять, что наше государство - одна восьмая часть суши, и чтобы попасть на соревнования в Москву, надо лететь с Хабаровска, с Владивостока, с Иркутска и прочее. Да в той же Германии, во Франции сел на машину - и приехал. Вот еще расходы! Я уже четыре года бьюсь, чтобы на сборы оплачивали дорогу тренеру и спортсмену за счет бюджета Госкомспорта. Сейчас уже договорился, что лидеров среди молодежи, человек 150, я буду за счет бюджета возить. Это большое подспорье для местных организаций. Но самое главное - это детские спортивные школы.

Елена Приходько: Нельзя не признать выступление сборной в Афинах успешным. Но с учетом того, что у нас, как вы говорите, одна восьмая суши, должна быть конкуренция в стране, как на 800 метров у женщин, в каждом виде. Массовость-то какая!

Валерий Куличенко: На сегодняшний день я могу сказать (я и в Советском Союзе работал), что у меня только 20 тренеров мирового класса - современных, соображающих, думающих профессионалов. Тренерский корпус очень слабый. Если взять нашу историю, спринт готовила Украина, прыжки, метание готовили Белоруссия и Прибалтика, казахи готовили выносливость, многоборье готовила Прибалтика. Россия готовила бегунов средних, спринтеров, но не была лидером, она брала массой. А вот звезды, которые сейчас интересуют всех, были вот там, на всей территории. И если мы не поменяем тренеров, не вырастим новую плеяду тренеров, будет очень трудно. Самое страшное, что никто не идет на тренерскую работу: невыгодно, не престижно, не денежно.

Почему мужики не хотят тренироваться? Им семью кормить, а пока здесь добьешься успеха, как Борзаковский, много не заработаешь. Поэтому в легкую атлетику не идут. Женщинам легче, как говорится, и по укладу своему они другие, и меньше забот о семье. А мужики не идут, поэтому в легкой атлетике нас ждет страшная мужская проблема.

Елена Приходько: Многие федерации пошли по такому пути: на кафедрах физкультуры просто открывают отделения и готовят тренеров. У вас нет такого?

Валерий Куличенко: Пока нет.

Валерий Винокуров: Ситуация, которую обрисовал вице-президент Федерации легкой атлетики России Валерий Куличенко, выглядит, мягко говоря, не слишком-то обнадеживающей.

Олег Винокуров: Однако на Олимпиаде в Афинах российские легкоатлеты выступили очень достойно. И одной из героинь стала Елена Слесаренко, уверенно победившая в пряжках в высоту. Послушайте ее беседу с журналистом Александром Любимовым.

Александр Любимов: Когда вы начали заниматься спортом, это были прыжки в высоту или нет?

Елена Слесаренко: Я поначалу, конечно, делала все, многоборная подготовка была в детстве: и прыгала в длину, и бегала спринт, и 400 бегала с барьерами. Я готова была делать все виды, даже 800, мне не принципиально было. То есть мне нравилось все, и чем больше, тем лучше.

Александр Любимов: Сколько лет вам было, когда вы стали заниматься спортом?

Елена Слесаренко: В 6-м классе я пришла, лет 12 где-то было.

Александр Любимов: А в какой момент остановились на высоте и почему?

Елена Слесаренко: В один прекрасный день пришел мой нынешний тренер, Игорьков Борис Николаевич, на стадион. Первым тренером у меня была Марина Геннадьевна Опанасенко, мы с ней работали, я прыгала примерно где-то в 8-м классе - 1.55, у меня задержался результат на годик где-то, не прибавлялся. Ну и пришел тренер мой, пришел он позаниматься со своими детьми на стадион, и увидел нас. И говорит: "Ребята, давайте попробуем с вами сотрудничать, может, что-нибудь получит, девочка хорошая". И где-то примерно через месяц или, может быть, меньше он немножко подкорректировал технику - и я прыгнула 1.70. Была призером чемпионата России среди девушек тогда. И с того момента я стала прыгать в высоту.

Александр Любимов: И никогда не было желания попробовать снова другие виды спорта?

Елена Слесаренко: Нет, конечно, я прыгала и в длину - как общая подготовка. Конечно, выступать на мировой арене - об этом даже речи не могло быть.

Александр Любимов: В этом году вы зимой установили рекорд России и потом стали зимней чемпионкой. Что-то переменилось в вашей жизни, в психологии или еще в чем-то?

Елена Слесаренко: Конечно, я стала немножко по-другому относиться, стала более уравновешенная, стала относиться бережно к себе, потому что понимаю, что моя карьера только началась и будет продолжаться ограниченный период: чем лучше я себя сохраню, тем дольше я смогу быть в спорте. Ну и немножко улучшился режим, появились какие-то заработки, что облегчило очень жизнь. Конечно, я не стала так уж задумываться о финансовом вопросе, стала лучше питаться, естественно, уже выбирать для себя какие-то моменты жизненные лучшего качества.

Александр Любимов: В чемпионате мира не все участвовали, но на Олимпиаде вы соревновались со всеми сильнейшими. Вы опасались, боялись или такого не было?

Елена Слесаренко: Ну, это их проблемы - кто участвовал, кто не участвовал. На чемпионате мира я была готова, очень хорошо готова, то есть мне все равно было, кто там выступал. Если бы была какая-то острая борьба, меня бы это только подстегнуло.

Александр Любимов: То есть на чемпионате мира в Будапеште вы могли бы прыгнуть выше, если бы это потребовалось?

Елена Слесаренко: Да, конечно. Я заявила мировой рекорд зимний, сделала две попытки, была очень близка. Я побоялась прыгнуть, этого делать не то что не хотелось, а просто очень большая прибавка в результате опасна - могла морально просто не справиться. Хочется чего-то добиваться, хотя бы какой-то минимальной прибавки к результату, чтобы результат постепенно рос, а не так вот - на 10 сантиметров и даже больше.

Александр Любимов: Вы все-таки два раза прыгали. Как вы можете объяснить, что сначала вы поставили планку, два раза прыгнули, а третий решили не прыгать?

Елена Слесаренко: Очень хотелось попробовать залезть на такую высоту. Очень хорошо все получалось. Ну, конечно, я просто со стороны себя не видела. Может быть, если бы я видела, что у меня такие удачные прыжки были, я и третий бы прыгнула. Просто я не ожидала от себя, что я на такое готова, на такое способна. Тренера не было в Будапеште, и подсказать мне с такой точностью было просто некому.

Александр Любимов: На Олимпиаде чего вы ждали от соперниц и на что вы сами считали себя готовой, на какой результат? И какой результат, по вашему мнению, должен был обеспечить первое место?

Елена Слесаренко: Я боялась Хестри Клуте, южноафриканку. Я думала, что она будет прыгать передо мной и будет прыгать все с первой попытки, как она может. Я думала, что так будет, и на 2.08, наверное, готова была точно. Хотя я об этом не думала, но физические показатели - 2.04 я прыгнула в начале сезона, даже не распрыгиваясь, и на 2.08 я была реально готова. Но, конечно, такая цифра, как мировой рекорд, просто режет слух, страшновато. В принципе, если бы была жесткая конкуренция, если бы были соревнования, все могло бы быть реально. Я прыгнула 2.06, и когда я посмотрела уже в телестудии, что это 2.06, я сначала не поверила, думала, что это в районе 1.96. А потом, когда показывали следующую попытку, и уже начала падать планка, я поняла, что это все-таки 2.06, а просвет был - сантиметров 10, наверное, или, может быть, сантиметров 5-6. Очень хороший прыжок был. И если бы этот прыжок получился на 2.10, я бы прыгнула.

Александр Любимов: 2.04 вы прыгнули и стали чемпионкой - так вышло по попыткам. И вам можно было не прыгать 2.06. Почему была поставлена планка именно на 2.06? Потому что это рекорд России? Потому что вы хотели просто прыгнуть ваше на 2 сантиметра? Какая причина?

Елена Слесаренко: Во-первых, конечно, это был рекорд России, я с самого начала сезона хотела его побить. Он стоит 20 лет, Тамара Быкова, великая спортсменка, поставила его. И очень хотелось записать и свое имя в историю. А во-вторых, это олимпийский рекорд - это так близко, эмоции, все! И я понимала, что нужно отметиться и там, потому что еще вопрос, что я когда-нибудь прыгну выше, а здесь - пока на эмоциях, пока в силе еще, не расслабилась, еще не поняла, в чем дело, - очень хотелось, конечно, улучшить свой личный результат.

Александр Любимов: Вы знаете лично Тамару Быкову?

Елена Слесаренко: Да, конечно. Я восхищалась ей как спортсменкой, как человеком. Я ее видела на стадионе, она меня поздравила, и мне было очень приятно. Мы ездили на соревнования в Екатеринбург, и ее тоже приглашали как почетного гостя, - и там я первый раз с ней познакомилась, в 2002 году. Я слышала такое имя, читала про нее книжки, но первый раз увидела там. Я думаю, что я для нее не представляла никакого интереса на тот момент, хотя я уже стала чемпионкой России. Мне она казалась таким великим человеком, что я сама с ней заговорить не могла, а она со мной не стала.

Александр Любимов: Как долго вы собираетесь выступать?

Елена Слесаренко: Я надеюсь, что моя спортивная карьера лет до 40 будет. Но, конечно, здесь очень большой и весомый фактор, что здоровье человеческое, его резервы ограничены, к сожалению. Я буду стараться поддерживать себя и не заставлять так уж сильно напрягаться. Буду работать не на износ, а просто для удовольствия. Я уже получила звание, к которому люди, наверное, стремятся десятилетиями, и мне немножко стало проще. Надеюсь, что буду долго прыгать. На следующую Олимпиаду постараюсь обязательно попасть.

Александр Любимов: Но звания чемпионки мира летней у вас нет.

Елена Слесаренко: У меня еще много чего нет, чего я могла бы достичь. Конечно, летней чемпионкой очень хочется стать и я буду готовиться к летнему чемпионату мира обязательно. Следующим важным стартом для меня будет чемпионат мира следующим летом.

Александр Любимов: Цель побить мировой рекорд есть примерно когда?

Елена Слесаренко: Знаете, загадывать - плохая примета. Надеюсь, что он мне покорится как можно раньше, тем лучше для меня. Просто я суеверна и не хочу говорить, что следующим летом я обязательно побью мировой рекорд. Это, на самом деле, очень сложно сделать, потому что какой бы ни был одаренный человек, рекорд стоит уже 20 лет. Надеюсь, конечно, что я смогу его преодолеть, надеюсь на следующее лето.

Александр Любимов: А Костадинову вы знаете или нет?

Елена Слесаренко: Да, я с ней знакома. У меня был самый первый старт как бы, с чего началась вся моя карьера, - в Греции, в Афинах. И туда приезжала Стефка Костадинова. Это был первый заграничный старт, 2000 год, после Сиднея зима... может быть, даже 2001 год, в январе. Это был первый старт, когда я выезжала за границу, а до этого ни разу не была. Первый мой коммерческий старт, и туда приглашали Стефку Костадинову, это были только прыжки в высоту, и она туда приезжала как почетный гость. Там мы с ней познакомились, ну, я ее в первый раз увидела лично. Очень приятная девушка, молодая, высокая, красивая. В тот момент я оставила монетку там, думаю: вернусь сюда через 4 года. И вернулась.

Дмитрий Морозов: В своем традиционном телеобозрении Аркадий Ратнер удивляется и размышляет:

Аркадий Ратнер: На днях с удивлением узнал, что ОРТ, как одной из российских телекомпаний, входящих в "Евровидение", поручено провести трансляции двух крупнейших соревнований, которые в будущем году состоятся в Москве, - Чемпионата мира по фигурному катанию и одного из этапов легкоатлетического "Гран-При". Естественно, трансляции не только на Россию, но и на все заинтересованные страны, словом, создать "международную картинку".

Что же меня удивило? Слушатели знают, что ОРТ, в программах передач именуемое "Первым каналом", вот уже который год к спорту обращается крайне редко. Если и появляется что-то на его экране, так это ретрансляции крупнейших международных соревнований - Олимпийских игр, чемпионата Европы по футболу, как это было нынешним летом, - что технически не сложно. Видеоизображение и интершум: стоит нажать в Останкино несколько кнопок - и "картинка" приходят в ваши дома. Собственных же трансляций практически нет, от силы 5-6 в году - это официальные и товарищеские матчи сборной России по футболу, проводящиеся в Москве, поскольку права на трансляции всех игр сборной принадлежат как раз Первому каналу:

Организацию репортажей о футболе и фигурном катании еще можно как-то сравнивать. Но, поверьте мне на слово, показать футбольный матч и крупное соревнование легкоатлетов - это совершенно разные вещи. Легкоатлетическая трансляция требует значительно большего количества техники, сложнейшей технологической схемы соединения нескольких ПТС, а главное - высококвалифицированных и опытных режиссеров, операторов, обслуживающего персонала. Думаю, что нынешней спортивной редакции Первого канала, хотя она по-прежнему многочисленна, такие задачи не по плечу. Видимо, у "Евровидения" нет никаких сведений о том, что в компании, которой дают столь серьезные поручения, о спортивных трансляциях давно забыли.

Информация, которую я вам сообщил, - повод поговорить об уровне высшего класса трансляций, что в последние два месяца был продемонстрирован с Олимпийских игр, с Кубка мира по хоккею, с открытого чемпионата США по теннису. Сравнивать технические и творческие возможности их освещения с передачами ОРТ и ВГТРК, которые и представляют Россию в "Евровидении", было бы наивно. Сознательно вывожу за скобки компанию НТВ-Плюс - здесь как раз опыт серьезных международных трансляций весьма значителен, в том числе и Кубка Европы по легкой атлетике, который несколько лет назад НТВ-Плюс показывал из Санкт-Петербурга. И конечно, футбольные матчи Лиги чемпионов - их, по мнению специальных работников УЕФА, которые контролируют качество трансляций, показывают в России на очень хорошем уровне.

Повторю, сравнение технических возможностей бессмысленно. Отставание российского телевидения от международного уровня огромное. И внимательный зритель - наш сегодняшний слушатель - не может этого не заметить. Если Москве будет предоставлено право провести Летние Олимпийские игры в 2012 году, телевизионным руководителям предстоит совершить настоящий технический переворот: приобрести современнейшее оборудование и подготовить целую армию работников разных профессий, способных его освоить. Впрочем, точно такая же картина наблюдалась в СССР, начиная примерно с 1976 года, перед Московской Олимпиадой. И, надо сказать, удалось преодолеть все трудности весьма достойно. На этом разговор о технических проблемах я прерву. Не хочется превращать данное обозрение в нудную лекцию с перечислением всех новинок, что удалось подсмотреть в трансляциях названных мною крупнейших спортивных соревнований.

От обсуждения же вопросов творческих отказываться не хотелось бы. Не знаю, как у вас, а у меня складывается впечатление, что российские режиссеры, показывающий футбол, за работой своих зарубежных коллег совершенно не следят. А ведь футбольных трансляций из разных стран сегодня на российских каналах великое множество. Обратите внимание, как в наиболее развитых телевизионных странах используют замедленные повторы. Их разумная дозировка - это верный показатель высшей режиссерской квалификации. И как при этом оценить работу режиссера канала "Спорт", который в субботу в матче "Торпедо" - "Спартак", увлекшись бесконечными повторами, ухитрился пропустить момент, когда торпедовцы били пенальти в ворота Ковалевски? В следующее воскресенье я поделюсь свом впечатлением от подобных сравнений. Интересно, совпадет ли мое мнение с вашим?..

XS
SM
MD
LG