Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подведение итогов Всемирной шахматной Олимпиады


Валерий Винокуров: Начнем с подведения итогов Всемирной шахматной Олимпиады. Послушайте международного арбитра Владимира Дворковича, который, естественно, начинает с оценки выступления россиян.

Владимир Дворкович: Закончившаяся Олимпиада на испанском острове Майорка была относительной неудачей для российских команд. Эту неудачу можно рассматривать по-разному. Конечно, для любого другого вида спорта серебряные и бронзовые медали считались бы относительным успехом, но этого отнюдь нельзя сказать о шахматистах. Конечно, наши шахматисты и шахматистки сделали шаг назад по сравнению хотя бы с двухлетней давности Олимпиадой в Словении.

В то же время можно сказать, что этот результат не является случайным, а следует определенная закономерность. Российская сборная, особенно мужская, давно не пополняется новыми силами, и если сейчас в этом году в команде не смогли участвовать такие шахматисты, как Каспаров, Крамник и Бареев, то команда сразу ослабла, можно сказать, более чем наполовину. Достойной смены этим бесспорным лидерам команды не нашлось.

Почему не участвовали эти наши ведущие шахматисты? Крамник, как известно, совсем недавно закончил матч с Леко. И хотя он мог принять участие в Олимпиаде, не начиная с первого тура, как сделал один из его тренеров, Петр Свидлер, тем не менее, он не смог приехать. Сказалась усталость, во всяком случае, он на нее сослался. К сожалению, не сумел принять участие Гарри Каспаров, участие которого, безусловно, усилило бы команду, и он всегда придает сборной особый тонус, в его присутствии команда играет значительно собраннее и сильнее. Бареев, который тоже был одним из тренеров Крамника на матче с Леко, не приехал, хотя другой тренер, Свидлер, приехал и, можно сказать, значительно помог команде. Я думаю, что если бы не было Свидлера, то команда не заняла бы даже второго места.

Сейчас сборная Украины, которая победила в этот раз, была, безусловно, сильнее российской, сильнее уже потому, что прекрасно играл лидер команды Василий Иванчук. И главное достижение команды, что у нее было два дебютанта сборной - это молодые шахматисты Андрей Волокитин и Сергей Карякин, которому всего 14 лет. По существу эта тройка выиграла Олимпиаду, и этого оказалось достаточно. Василий Иванчук прекрасно сыграл на первой доске, а запасной Сергей Карякин набрал 6,5 очков. Он был хотя и запасным, но его вклад весьма весом. Новый чемпион Украины Андрей Волокитин тоже сыграл в этой Олимпиаде очень хорошо. И вот таких участников именно в российской команде не оказалось.

Все набрали примерно одинаковое число очков, по 6,5 - правда, из разного числа партий: Морозевич - из 11-ти, Резчук - тоже из 11-ти, Дреев - из 9-ти, Свидлер - тоже из 9-ти. Только результат Свидлера можно считать успешным, поскольку, когда он приехал на последние туры, он играл в главных матчах и приносил очки. Дреев играл в первых матчах, и его очки не столь существенны, потому что они были не от конкурентов. Вот это главная причина неудач нашей мужской сборной.

Что касается результата женской команды, то нам казалось, что в этом году она вполне могла бы бороться и за золотые медали. Все шахматистки прошли строгий отбор суперфинала в Казани, по его итогам была сформирована эта сборная. Но одна из участниц - чемпионка России Татьяна Косинцева - на этот раз выступила неудачно, хотя на прошлой Олимпиаде именно она обеспечила нам серебряные медали. В этот раз она играла совсем неудачно, показала только 50-процентный результат. Только благодаря ее сестре, Надежде Косинцевой, которая играла очень хорошо, набрала 10,5 очков в 13-ти партиях, это компенсировало как бы неуспех сестры. И в итоге наши шахматистки разделили фактически третье и четвертое место с грузинками, что, в общем-то, почетно.

Но неожиданно вперед вырвалась команда Соединенных Штатов Америки. Хотя первое место заняли китаянки, они были вообще вне конкуренции, а второе место неожиданно заняли американские шахматистки. Причина очень простая: на первой доске за команду США играла экс-чемпионка мира Жужа Полгар, не Эдит Полгар, а именно Жужа Полгар, которая уже давно живет в Америке, но шесть лет не играла в шахматы, занималась своими детьми и вела шахматную школу. И вот сейчас она набрала 10,5 очков, сыграв все до одной партии - вот такой наступил у нее шахматный голод, и она блестяще выступила и вывела сборную Америки на второе место, что произошло впервые в истории женских сборных Соединенных Штатов.

Итоги Олимпиады для российских сборных заслуживают серьезного анализа. Уже сейчас можно сказать, что требуется серьезное вмешательство в комплектование команды и в ее подготовку. Потому что жить старыми заслугами сейчас уже очень тяжело.

Валерий Винокуров: Таковы впечатления международного арбитра Владимира Дворковича от Всемирной шахматной Олимпиады.

Олег Винокуров: В субботу один из слушателей программы "Час прессы: спорт" москвич Илья попросил нас рассказать об истории шахматных олимпиад. В полном объеме выполнить эту просьбу мы, конечно, не можем, поскольку история столь богата, что понадобилась бы не одна часовая передача. Но основные факты сейчас сообщим.

Дмитрий Морозов: В 1927 году состоялась первая мужская шахматная Олимпиада. До 1940 года это соревнование называлось "Турнир наций". В качестве главного приза разыгрывался Кубок Гамильтона Рассела. Национальные команды состоят из 6 человек, а матчи проводятся на четырех досках. Впрочем, до 1950 года в командах было по 5 игроков, то есть по одному запасному.

Олег Винокуров: Кубок Веры Менчик разыгрывали женские команды. Их Олимпиады проводятся с 1957 года, и первоначально матчи проходили на двух досках, а с 1976 года - на трех. Так что с этого времени команды состоят из четырех шахматисток (раньше, естественно, из трех). С 1978 года женские Олимпиады стали проводиться по швейцарской системе, так как значительно увеличилось количество команд.

Дмитрий Морозов: А мужчины начали соревноваться по швейцарской, а не круговой системе раньше - с 1974 года. Эта система позволяет более слабым соперникам на ранней стадии турнира встретиться за доской с сильнейшими гроссмейстерами.

Олег Винокуров: На протяжении многих лет менялись и сроки проведения Олимпиад, и их регламент. Но мужские Олимпиады уже с 1931 года проходят раз в два года, а женские к такой же периодичности пришли в 1972 году, когда впервые мужчины и женщины соревновались в одном и том же месте и одновременно. А с 1976 года это уже стало правилом.

Валерий Винокуров: Когда-то Всесоюзная Шахматная федерация весьма серьезно относилась к выступлению на Олимпиадах. Двукратным олимпийским чемпионам, например, присваивалось, помимо имевшихся у них шахматных званий, еще и звание заслуженного мастера спорта. И сборные страны состояли всегда из сильнейших игроков - как у мужчин, так и у женщин. Увы, иные времена - иные песни:

Валерий Винокуров: Продолжаем знакомить вас с беседой Гагика Карапетяна и председателя Комитета Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму Валерия Драганова, который был членом исполкома Российского Футбольного союза, но подал в отставку после краха сборной страны в отборочном матче с португальцами. Пытался ли Валерий Гаврилович как-то повлиять на работу возглавляемой Вячеславом Колосковым организации?

Валерий Драганов: Я предпринял три года назад, на мой взгляд, оригинальную попытку - втянуть Вячеслава Ивановича в очередной раунд сотрудничества, но опять не удалось. Я веду речь о создании мной и моими коллегами Международной Академии футбольной и спортивной индустрии, куда я предложил ввести Российский Футбольный союз в качестве учредителя и сделал доклад по этому поводу на исполкоме, в очередной раз сказав тогда: "Как все мы счастливы, что Вячеслав Иванович руководит этой замечательной организацией, и его авторитет очень нам поможет для создания на постсоветском пространстве футбольного менеджмента".

Мы собирались в Академии учить тренеров. Наши тренеры считают, что они все знают и не отличаются ничем ни от Фергюсона, ни от Липпи, ни от Моуриньо, а это не так. Наши врачи, которых мы хотели обучать новым, современным методам лечения, диагностики, давно нуждаются в этом, поскольку вот эти все допинговые скандалы говорят скорее не о врачебных ошибках, а о тенденции нашего упрощенчества, нашего не всегда культурного отношения к игрокам. Оборудование надо менять, нужно менять питание, стиль жизни футболистов. Мы хотели готовить финансистов, юристов, даже директоров стадионов, потому что все это индустрия. И ради кого все это? Ради болельщиков. Всего-то требовалось полмиллиона франков - поддержка УЕФА, ФИФА. Если бы я позволили себе публично из Москвы изложить концепцию в адрес Блаттера или Юханссона, уверяю вас, они бы мне обязательно сказали "да", и я ради этики подключил бы Вячеслава Ивановича, и мы это деньги получили бы.

Прошло полтора года - действий особых нет. Я охладел к этому вопросу. Не совсем, конечно, придет время - мы вернемся к этому. Но невозможно создавать творческие идеи и спотыкаться на их реализации, которая кажется очевидной.

Гагик Карапетян: Валерий Гаврилович, 1:7 - все-таки это свидетельство, мне кажется, не столько провала сборной этого созыва, но и подтверждение метастаз, охвативших российский футбол?

Валерий Драганов: Конечно, я с вами согласен. Одни говорят: "Ну, всякое бывает:" Да, но пусть это будет с кем-то другим, а не с нами. Во-вторых, 1:7 - это счет фантасмагорический. Потому что сегодня настолько сблизились класс и мастерство футболистов независимо от того, гранды они или нет, что таких счетов так просто быть не может. Сегодня футбол и у "Реала", "Манчестера", "Милана", и у "Аякса", "Фиорентины" или "Динамо" (Киев), и у "Спартака", "Динамо" или ЦСКА - и скорость, и тактика, и тактические схемы, и методы подготовки игроков практически одинаковые. Физические кондиции человека сегодня подошли к некому пределу. Говорить, что этот предел такой усредненный, я бы не стал. Сегодня победитель от побежденного отрывается не на десятки секунд, а на доли секунды, и этим все сказано. Поэтому футбол плотный.

Сегодня мы уже никогда не увидим, как Месхи мог по 5 человек "накручивать", или Метревели, или мой любимец Воронин, или Стрельцов. Они были выдающимися футболистами своего времени, и одной из их черт был именно этот дриблинг, "слалом". Сегодня есть несколько дриблеров в футболе, но даже им не удается более двух человек оставить за спиной, редко - один. А если одного, то это уже достижение, потому что тут же возникает преимущество. Но когда у нас этот Роналду, этот мальчик раз за разом оставляет за спиной по несколько человек (а был случай в том матче просто унизительный, когда два игрока просто за бровку выпали), когда перед нанесением дальнего удара ни одно тело, ни одна нога, ни одна голова не накрывает этот мяч, и у бьющего есть возможность рычаг бьющей ноги использовать в полной амплитуде, - это такое удовольствие для игрока! Потому что сегодня удары с размаха очень редкие, потому что не дают, некогда, тут же накрывают.

Это, конечно, говорит о том, что либо мы слишком уж отстали, либо что-то случилось. Я думаю, и то и другое, но скорее всего что-то случилось. А вот это "что-то случилось" кроется в следствии, которое давно уже является проблемой для футбола. Например, "небратские" взаимоотношения главного тренера и тренеров остальных команд или субъективизм тренеров в оценке возможностей игрока. На это накладывается трансферная политика. Невозможно заниматься творчеством, бизнесом и администрированием одновременно. Я не могу себе представить, чтобы у Моуриньо болела голова, какого игрока за сколько продадут и что он с этого будет иметь. Я сейчас захожу за пределы дозволенного, я не буду называть фамилии, я их не знаю, но очевидно, что ряд тренеров активно лоббирует интересы того или иного игрока, в том числе, и по этим причинам.

Невозможно не повышать культуру взаимоотношений, невозможно не менять стиля взаимоотношений с игроками. Наш сленг, наши "литературные обороты" по-прежнему присутствуют в стиле взаимоотношений. А игроки сегодня самодостаточные люди, это бизнесмены своего рода или, скажем, лица, получающие высокую зарплату. С ними так просто не надо разговаривать, их надо уважать. Это господа, которые имеют свои обязанности, ответственность, но имеют и свои права. Но беда в том, что и среди них культура отстает, и восприятие тренера просто как некого "погонялу", требования человека, который от них требует больше, чем они считают нужным, - это тоже вопрос воспитания. Я говорил об отсутствии братства среди тренеров, и теперь перехожу к вопросу о воспитании их в клубах.

А еще есть непомерно завышенные цены на самих игроков. Трансферный рынок перегрет. Когда цены на хлеб столь высоки, что его невозможно купить, - это проблема. Когда цены на хлеб высоки, но он по-прежнему плох, - это еще большая проблема, тогда это граничит с обманом: зачем вы мне продаете заведомо плохой хлеб за такую высокую цену? Нечто подобное происходит с нашими игроками. Отсутствие конкуренции, когда детских, юношеских школ, школ подготовки резерва - раз-два и обчелся, их очень мало, тогда игрок, сделавший карьеру, не чувствует за собой дыхание в спину, разве что легионеров, и тогда он, конечно, расслабляется.

Ну и, конечно, это извечная проблема организации управления футболом. Все эти связи внутренние, они ничем не отличаются от обычной бизнес-структуры или какого-нибудь государственного органа управления, где есть менеджеры, где есть ответственность, где есть задачи, цели, но самое важное - есть ответственность каждого из них, и еще важнее - есть коллегиальный орган. Если вы допускаете, что министр сегодня может любое решение провести через любого члена коллегии, вы будете ошибаться, не те времена. Если вы считаете тем более, что член совета директоров может безоговорочно брать под козырек, имея часть акций или будучи хотя и нанятым менеджером, но имея ответственность перед всем менеджментов, вы думаете, что он будет в рот смотреть председателю совета директоров только потому, что он хозяин и этим все сказано, не заботясь о своей репутации, вы ошибаетесь? Нет сегодня ни в государственном управлении, ни в бизнесе таких вот авторитарных способов управления. В футболе это продолжается, как в клубах, так и в РФС. И это, конечно, большая проблема.

Валерий Винокуров: Спустя неделю вы услышите продолжение беседы Гагика Карапетяна с председателем думского Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму Валерием Драгановым.

Дмитрий Морозов: На минувшей неделе в Москве прошел чемпионат России по киокушинкай карате. Об этом популярном виде восточных единоборств мы говорим часто, и столь же часто участники нашего разговора подчеркивают важную роль карате в воспитании молодого поколения, в отвлечении юных от пагубного влияния улицы, губительных для здоровья привычек и тому подобного. Но, как выясняется, цели, которые ставят перед собой мастера карате, гораздо больше, чем просто отвлечь ребят от вредных занятий. Об этом Имомбеку Абдусаидову рассказал президент Российской Федерации киокушинкай карате шихан Александр Ипатов.

Александр Ипатов: Недавно я был в самом крупном исправительно-трудовом учреждении, детской колонии России - 600 осужденных там находятся, причем сроки очень большие. Приехали мы туда (это в Свердловской области было) с представителями администрации области и пообщались с администрацией учреждения, с осужденными. И через несколько дней позвонил мне начальник учреждения и попросил, чтобы я подъехал, для того чтобы обсудили вопрос - как вы думаете, о чем? - об открытии там специальной группы. Если мне сделали предложение, я не могу отказывать, я должен свою миссию на земле выполнять, я и мои подчиненные, друзья. Поэтому мы сегодня думаем, кого же поставить туда, потому что человек должен быть серьезным, под него нужно завести бюджет, то есть деньги надо находить, чтобы он мог свою семью содержать.

Я думаю, что там будет у нас не только тренировочный процесс киокушиновский, но еще и нам придется, по всей видимости, выполнять роль отдела кадров относительно этих людей, с кем мы будем заниматься. Потому что они выходят из мест заключения - и никто ими не занимается, они брошены. В результате они снова идут на преступления, совершают их уже более цинично и жестоко, и в результате мы теряем их, во-первых. Во-вторых, и наши дети, наши семьи не защищены. И не видеть этих проблем мы не имеем права. Если наше государство сегодня этого не видит, ну, что же: Но это наш народ, поэтому мы должны за него бороться, это наши дети. Я рассматриваю это как свою личную боль, поэтому мы будем с ними работать.

А что касается их развития, их перспективы в нашем обществе, куда они выйдут, я думаю, что мы попытаемся создать для этих детишек учебно-производственный центр недалеко от мест заключения, чтобы они могли адаптироваться и получать профессии. Правда, обсуждаем вопрос, чтобы и в самом учреждении что-то такое сделать, но там сложность заключается в том, что большие ограничения по производству, нельзя этого делать. А когда они свободны уже, вышли из мест заключения, они могут работать - вот тогда мы, я так полагаю, сможем им предоставить какую-то возможность получить профессию, зарабатывать деньги. И начинать любить работу, землю. Я думаю, что производственная деятельность будет связана прежде всего с землей. У нас куплен недалеко совхоз, и по всей видимости, мы на его базе попытаемся сделать учебно-производственный центр. Причем там хотим поставить и спортивный комплекс, и жилье людям попытаться построить, общежития такие. Если люди там будут оставаться уже, оседать, может быть, мы откроем программу ипотечного кредитования, то есть они будут обеспечены жильем, наверное, обзаведутся семьями, и им будет интересно. Маленький вклад такой вот планируем.

Имомбек Абдусаидов: Да, это носит общенародный, и социальный, и политический, и экономический, многогранный характер. Такого рода благородные идеи всегда не только народом поддерживаются, но и самим Господом Богом. И, естественно, на вашем опыте, на первом опыте и ваши ученики могут в других воспитательных учреждениях по всей России их обучать и таким образом нашу потерянную молодежь вернуть в нормальную, интересную жизнь.

Александр Ипатов: Я так скажу: не потерянная молодежь, а это мы потерянные - взрослые, это мы потеряли человеческий облик. И для того чтобы мы снова обрели свой первоначальный вид нормальных людей, мы должны позаботиться о своем будущем - о детишках, которые, наверное, не заслужили такого отношения. А тот, кто не будет заботиться о своем будущем, у того народа нет будущего у самого. Поэтому на своем уровне мы будем работать. И если этот опыт удастся, кто-то будет им пользоваться - слава богу, будем тогда делиться, помогать.

Я не президент России, не премьер, который решает глобальные вопросы, мы решаем на своем уровне. Сколько сможем, столько и будем помогать нашему народу.

Дмитрий Морозов: С президентом Российской Федерации киокушинкай карате-до Александром Ипатовым беседовал Имомбек Абдусаидов. А нам остается лишь пожелать нашему гостю и его коллегам успехов в этом нелегком, но поистине святом деле.

Валерий Винокуров: Очередную проблему, возникшую с развитием общедоступного спортивного телеканала, рассматривает в своем традиционном обозрении Аркадий Ратнер.

Аркадий Ратнер: Лет 10-12 назад, когда спортивных каналов в России еще не было, а основные каналы проявляли хоть какой-то интерес к спорту, не раз заходил разговор о том, что нужно создать некий орган, равномерно распределяющий главные трансляции. Идея эта и тогда была не нова. Все знали, что перед каждым сезоном подобное распределение проводили телекомпании Германии, Италии и других европейских стран. Но в России эта идея не прижилась. Появились реклама, спонсоры, своеобразные телевизионные рыночные отношения, - и каналы в выборе интересных соревнований старались получить передачи престижные, но, главное, экономически выгодные. Не могу точно сказать, как решаются подобные вопросы в странах, которые я назвал. Но одно совершенно очевидно - не жребием! Несомненно, существуют с годами выработанные, цивилизованные принципы, ведущие к абсолютно справедливому распределению телетрансляций.

Теперь, когда в России существуют спортивные каналы, было бы неплохо разработать подобные взаимоотношения и между ними. Кажется, совсем недавно канал "Спорт" безжалостно критиковали за малое количество интересных передач, за бесконечные повторы, за абсолютную неспособность конкурировать с платными каналами. Но время идет, федеральный канал окреп, прежде всего финансово, установил тесные отношения с верховной спортивной властью. И вот уже встает вопрос: а не стоит ли поделиться с другими заинтересованными претендентами? Судите сами. Канал "Спорт" владеет сегодня эксклюзивными правами на чемпионаты России по футболу, хоккею, баскетболу, волейболу, на самые престижные международные турниры баскетболистов и волейболистов (возможно, я что-то упустил). Все эти соревнования имеют практически круглогодичный календарь. А сколько еще турниров приобретено - простите за не очень уместное здесь выражение - "россыпью"! И не простые события, а самые значительные - чемпионаты, Кубки мира.

Вот окончательно вступит в свои права зимний сезон, начнут борьбу лыжники, биатлонисты, конькобежцы - сетка канала "Спорт" будет все больше и больше разбухать от закупленных трансляций. А потому начнется критика противоположного толка. Отчего время под прямой репортаж отдано такому-то виду спорта? Почему что-то самое интересное идет в записи и с большим отставанием? Вот самый свежий пример. В прошедшую пятницу проходил очередной тур хоккейного чемпионата страны. Напрямую канал "Спорт" показывал встречу "Авангард" - "Лада". В то же примерно время играли лидеры регулярного чемпионата "Металлург" (Магнитогорск) - "Динамо". Видеозапись этого матча сдвинулась ближе к 12 часам ночи! Но ведь - к чести российского телевидения - вместе с трансляциями худо-бедно завоевывает позиции и информационное спортивное вещание. Да почему только телевидение? А бесчисленные радиостанции, на которых все более проявляется вкус к спортивным новостям? И об Интернете не следует забывать! А потому узнать, что динамовцы победили хоккеистов "Металлурга", в семь часов вечера мог каждый желающий. Не верится, что, как в недалекие времена, когда царил полный информационный спортивный вакуум, остались еще болельщики, которые терпеливо ждут 12-ти часов ночи, чтобы узнать, наконец, как закончился матч "Динамо" - "Металлург".

Но ведь ничто не мешало, будь права на хоккейный чемпионат поделены между компаниями, транслировать обе игры напрямую, параллельно. Кто-то предпочел бы одну трансляцию, кто-то - другую. А уж истинные гурманы, которым важны нюансы и того, и другого мачта, могли бы посмотреть один из них в повторе.

Я мог бы продолжить перечень схожих примеров и в программах будущей недели, но вы без труда обнаружите их сами. Интересно, а как будет канал "Спорт" разбираться с матчами двух последних туров футбольного чемпионата России, когда все они пройдут в один день и начнутся в одно и то же время? Неужели при нынешней интриге и в верхней части таблицы, и в нижней покажут один матч, скрывая результаты других, а затем в очередь начнут выстраиваться видеозаписи?

Так что призыв "делиться надо!", произнесенный когда-то видным экономистом, надо перенести теперь на принципы организации разумного спортивного телевещания. Кстати, НТВ-Плюс, как всегда, подает добрый пример. И два, и три футбольных матча Лиги чемпионов одновременно напрямую показывают на предстоящей неделе по его спортивным каналам, и зритель может выбрать наиболее интересующее его зрелище. В завершение - о маленьком футбольном "празднике". На этот раз встреча ЦСКА - "Челси" проходит. И, значит, на канале НТВ ее увидят миллионы болельщиков во всех регионах страны.

XS
SM
MD
LG