Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Завершился чемпионат России по футболу


Валерий Винокуров: В конце минувшей недели завершился чемпионат России по футболу. Наш корреспондент Игорь Швейцер по свежим следам обсудил его итоги с замечательным в прошлом вратарем, заслуженным тренером страны Валентином Ивакиным.

Валентин Ивакин: Чемпионат 2004 года был по напряжению, по накалу игр, по классу гораздо выше предыдущих чемпионатов. Наш российский футбол идет, конечно, медленными темпами, но улучшается, идет в гору.

Игорь Швейцер: В чем вы видите прогресс?

Валентин Ивакин: В каждой команде есть молодые, перспективные, даже, можно сказать, талантливые мальчишки, которые показывают уже настоящий, зрелый, мужской, профессиональный футбол.

Игорь Швейцер: А не показалось ли вам, что матчи чемпионата (может быть, за исключением последних нескольких туров) были по большей части проходными, мало было внимания со стороны болельщиков к этим событиям?

Валентин Ивакин: Болельщиков на стадионах было действительно мало. В концовке были полные трибуны. И даже в Ярославль болельщики "Локомотива" целый состав отправили своих болельщиков, и это положительный момент. А в середине, конечно, посещаемость была не очень.

Игорь Швейцер: В течение сезона я посещал матчи чемпионата России и был свидетелем многих кулуарных разговоров о нечестности тех или иных команд, тех способов, которые они применяют в борьбе за очки. Не говорит ли это о том, что все-таки еще российский футбол не очень здоров?

Валентин Ивакин: Я с вами согласен. Давайте посмотрим концовку. Последний тур, хотя он проходил в одно и то же время, что он показал? Команды, которым нужны были очки, их заработали. Поэтому вкрадывается субъективное определение, что вроде здесь игра не совсем в поддавки, но результаты были известны. Может быть, какие-то договорные, может быть, еще какие-то варианты существовали в этом первенстве.

Игорь Швейцер: В итоговых таблицах есть группа явных лидеров - это пять команд, есть середняки (с 6-го по 9-ое место), и есть аутсайдеры, причем список аутсайдеров довольно обширный - с 10-го по 16-ое места. С чем вы связываете такое деление на классы?

Валентин Ивакин: Клубы распределились по богатству. Клубы, которые имеют возможность купить хорошего игрока, имеют больше возможностей. Взять ЦСКА - это же команда, которая хорошо укомплектована, у нее два прекрасных нападающих - и Олич, и Лав - они дорогие, они делают погоду, хорошего уровня профессиональные игроки. И конечно, команды с 10-го по 16-ое место не могут себе позволить приобретение таких игроков. Вот так, наверное, в первую очередь клубы разделились - более-менее богатые и клубы, которые не имеют возможности приобретения первоклассных игроков.

Игорь Швейцер: Однако, по крайней мере, в двух из трех этих групп есть свои исключения. У "Торпедо" практически нет звезд не то что европейского, но и российского масштаба, вроде бы денег особенных тоже нет. А с другой стороны, в группе "середняков" - "Спартак" и "Сатурн", где есть футболисты, стоимость которых очень высока. Чем вы объясните такие исключения?

Валентин Ивакин: Вы помните, какое количество времени "Торпедо" шло на первом месте? Но сравните количество игроков, которые готовы выступать за основной состав в "Торпедо" и, допустим, в ЦСКА: у ЦСКА, равноценных почти два состава, игроки могли отдыхать. А возьмите "Торпедо" - это действительно одна из команд, в которых играют воспитанники российского футбола, там мало приглашенных игроков, но у них-то количество футболистов, которые могли выходить за основной состав, ограничено где-то 16-17. И у "Торпедо" произошел спад.

Игорь Швейцер: Да. Ну, а "Спартак"?

Валентин Ивакин: "Спартак" - здесь не определен был до конца основной состав, не наигран. Смена руководства, смена тренеров. И от "Спартака" ждать было просто несерьезно чего-то. Он занял 8-ое место, и по тому положению, в которое он попал, это его место. И потом, посмотрите, с новым руководством начал "Спартак" выборочно приглашать - Кавенаги купил, в защите появились игроки, сейчас подойдут и другие - Титов уже на следующий год вернется. "Спартак" будет выравниваться.

Игорь Швейцер: Многие по итогам сезона говорят о том, что приглашение иностранных тренеров себя не оправдало. Согласно ли вы с этим или это отдельные, частные случаи, связанные с неудачами конкретных тренеров, а не иностранных специалистов в целом?

Валентин Ивакин: Да, есть хорошие тренеры и в Европе, и бразильцы есть - хорошие тренеры, которые в Японии работают. В России все-таки специфика. Если, допустим, в Испании или Франции тренеры переходят из одной страны в другую, они знают один-два иностранных языка - допустим, английский или немецкий и английский. Они имеют больший контакт с игроками и могут объяснить, донести свою мысль, тактическую и техническую, нюансы донести, рассказать игроку непосредственно свои чувства, понятие свое футбола. Здесь, не зная русского языка, через переводчика тренер не может это донести. Поэтому если приглашать в Россию тренера, он обязательно должен знать русский язык. Не может тренер-иностранец понимание игры через переводчика передать нашему игроку - вот в чем проблема. Петржела знает русский язык - поэтому, наверное, у нег получилось. Плюс у него целая серия талантливых игроков - воспитанников "Смены" и "Зенита". Он добавил иностранцев, с которыми он общаться умеет. Здесь произошло такое слияние, он вписался в "Зенит", нашел общий язык с игроками.

Игорь Швейцер: Однако от "Зенита" многие ждали по меньшей мере призового места, а максимум - чемпионства.

Валентин Ивакин: У нас по положению, правда, это не положено, но я бы бронзовые медали дал и "Крыльям Советов", и "Зениту". Посмотрите, из 30 игр "Зенит" и "Крылья Советов" по 17 выиграли, по 5 ничьих и у них, и по 8 проиграли. Но у нас положение. "Зенит" боролся, и действительно, претендовал самое меньшее на бронзовые медали - по постановке, по отдаче, по всему компонентам футбола.

Игорь Швейцер: Во второй раз в своей истории чемпионом стал "Локомотив". Действительно ли это сильнейшая команда России на данный момент?

Валентин Ивакин: Да, он выиграл чемпионат в этом году. Но я бы назвал в этом году сильнейшими две команды, равноценные по исполнителям. Это мое субъективное мнение, но в этом году ЦСКА был лучше укомплектован и показывал хорошие игры, это была команда - лидер российского футбола. "Локомотив" не сильнее на голову ЦСКА, в то же время ЦСКА не сильнее "Локомотива".

Валерий Винокуров: Соображениями о завершившемся чемпионате России по футболу с нашим корреспондентом Игорем Швейцером поделился один из лучших вратарей в истории отечественного футбола, заслуженный тренер страны Валентин Ивакин.

Продолжаем знакомить вас с беседой Гагика Карапетяна и председателя Комитета Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму Валерия Драганова, который был членом исполкома Российского Футбольного союза, но подал в отставку после краха сборной страны в отборочном матче с португальцами. А вот как быть, если человек, занимающий общественный пост, категорически отказывается уходить в отставку? Надеюсь, слушатели поймут, о чем и о ком идет речь.

Гагик Карапетян: Вы подали беспрецедентный пример добровольных отставок, и не только будучи членом исполкома, но еще когда вы работали на государственных должностях. Но есть все-таки дух и буква закона, и если человек сам не хочет уйти, невозможно его вынести с креслом из РФС или Федерации хоккея, несмотря на провалы общенациональных видов спорта. Как быть - как юрист, посоветуйте.

Валерий Драганов: Юридических советов я вам не дам. Я против того, чтобы сейчас объявить устав РФС несовременным и потребовать его изменения. Это должны сделать члены РФС вместе. То есть я могу инициировать, но ставить под сомнение сам устав я не стану. Если у нас коммунизм пал по истечение 70 лет, если мы одумались в 1999 году, что либеральной демократии больше нравятся большевистские методы управления экономикой, чем демократические, есть опасность дискредитации демократии и рынка, - если мы это поняли, если мы сейчас поняли, что надо Киотский протокол ратифицировать, то уж что делать с футболом, уверяю вас, мы теперь окончательно должны понять. И мой шаг направлен, конечно же, и на то, чтобы еще раз напомнить людям: не все там гладко.

Я, кстати, вы знаете, нашел замечательный ответ этому корреспонденту, который сказал: "Ну да, у них политика, у них пиар". Я очень дорожил званием вице-президента Российского Футбольного союза, члена исполкома, оно мне было так дорого! Вот написано где-то в титрах: "Заслуженный юрист России" или "генерал-полковник", или еще-то, в зависимости от темы. И вдруг с бухты-барахты - "Вице президент:" Я говорю: "Ну, пусть будет", потому что это мне дороже любых званий. Поэтому пиар вице-президента для меня достаточно выше, чем точечный, адресный, однодневный пиар выхода из состава исполкома.

Гагик Карапетян: Может, разумнее было бы не иметь "Единой России" такого протеже, как Ярцев, Колосков?

Валерий Драганов: У нас, я бы сказал так, скудный перечень выдающихся тренеров. Не было бы Георгия Александровича - был бы кто-то другой. Дело ведь не только в том, что Георгий Ярцев является нашим хорошим приятелем или другом нашей партии (а это так). Дело еще и в том, что нас 305 голосов в парламенте, и вы меня не поймете, если, помимо экономической ответственности, ответственности за судьбу реформ, за все, что мы делаем, мы не будем брать на себя ответственность и за футбол. Поэтому когда мы голосовали за Ярцева, и я, как член исполкома, его поддерживал, и моя партия поддержала его, я думаю, что мы тогда чуточку не доделали свою работу. И эта "чуточка" заключается в том, что нужно было с введением главного тренера попытаться повлиять на реформирование футбольного хозяйства. Раз уж мы партия, взявшая 305 мандатов, победившая по закону на выборах, то мы и ответственны за общественное развитие. Футбол - колоссальный социальный пласт. Вот эта наша робость сегодня нам выходит, если хотите, боком.

Но, с другой стороны, вряд ли мы тогда были готовы к широкомасштабным реформам. Тогда вы спросите: "А вы что, готовы это делать сейчас?" Да, мы это готовы делать, но не в среду в 6 утра (как у Жванецкого), "когда у вас в Америке клубника начинается", а, конечно, все осмыслив, проанализировав, продумав, проконсультировавшись, в том числе и с Колосковым. Мы, наша партия, должны предложить программу действий, и такая программа обязательно, я думаю, найдет свое отражение в недалеком будущем.

Гагик Карапетян: В своих размышлениях о футболе вы упоминаете Муссолини и Гитлера, которые замечательно использовали национальный вид спорта - футбол. Нет такой боязни и опасности, что можно пойти по такому скользкому пути?

Валерий Драганов: К счастью, нет, потому что мы живем в другом обществе сейчас, в другом государстве. И я говорю по поводу отставания футбола от других процессов, потому что другие сегменты экономики общества уже открыты. И сегодня тупо использовать футбол как политический инструмент не удастся никому, и вряд ли этого кто-то захочет. Вы согласитесь, что, кроме этих ярких, безусловно, побед, когда Ярцев пришел, и некоторых комментариев моих коллег по партии, по фракции плюс еще два-три эпизода - по сути дела, такого широкомасштабного вмешательства в дела футбола у политиков не было.

Гагик Карапетян: По-моему, такого ни в одной стране не было, чтобы поддерживаемый вами Гладилин не стал бы сенатором.

Валерий Драганов: Я с вами согласен. Но вы согласитесь со мной и в том, что у нас очень разные сенаторы. Мы являемся отражением общества, в котором мы живем, но я вам хочу сказать, что за кадром остаются тысячи вояжей Гладилина и спартаковской компании по всей стране. В самые тяжелые времена я был свидетелем того, как люди плакали, когда выходили тот же Гладилин, тот же Федя Черенков, тот же Гаврилов, - и это тоже заслуга.

Гагик Карапетян: Вы нередко играете в одной, скажем так, партийной футбольной сборной с Ярцевым. Что вы ему скажете, впервые увидевшись на поле после 1:7?

Валерий Драганов: Я думаю, что Георгий Александрович на меня обижен еще за чемпионат Европы. Потому что я ведь был в единственном числе, к сожалению, я одинок был в оценке взаимоотношений с Мостовым. Я тогда высказался, что нельзя принимать такие решения, по меньшей мере нужно это отсрочить, надо попытаться противоречия сгладить, тем более, мы не получили достоверного, истинного интервью. И самое важное, что у Мостового тоже была точка зрения. Когда есть хотя бы две точки зрения, уже я не думаю, что есть 100-процентная моральная возможность у другого, хотя и старшего по званию, принимать такие решения. Так что мы после чемпионата Европы с Георгием Александровичем продолжали играть, продолжали вежливо и культурно общаться, вели себя довольно корректно.

Сегодня Георгий Александрович вправе на меня также сетовать, поскольку я прямо под утро сказал, что корабль так накренился, что капитан не должен был уходить. И я действительно так считаю, потому что даже если эти люди не могли выполнить на йоту его установки, для того чтобы шар оставался на их стороне, он должен был работать до конца, до последней секунды, и после свистка сказать: "Вы просто непорядочные люди", как я понимаю Ярцева. А он поспешил.

Нет, мне не мешает - дружить и иметь свою точку зрения, хотя это очень тяжело. Потому что я сомневаюсь, что знаменитая фраза, - "Платон мне друг, а истина дороже" - тут я с Германом Ткаченко согласен, я сомневаюсь, что она так уж крылата сегодня. Все-таки мы друзья и должны всегда поддерживать друг друга. Но нельзя переходить грани дозволенного. Есть пределы, где никто не может и не должен создавать трудности для выражения своих мыслей, поступков и так далее. Знаете, замечательно кто-то сказал: "Лучше разруби мне хребет, чем оборви на слове". Я не могу слово, данное мне, - "пошел отсюда" (команда у меня на языке) - не произнести. Мне ведь удается не грубить, не хамить, не унижать людей. Я считаю себя вполне корректным человеком - значит, я управляю собой. А когда есть возможность высказаться, и есть надежда, что хотя бы один человек это услышит, я это говорю.

Гагик Карапетян: Вы сейчас упомянули Германа Ткаченко. А какие у вас ассоциации возникают, когда вы видите очень много больших и маленьких олигархов в vip-ложе во время матча "Челси"? Какой-то театр абсурда, честно говоря, когда узнаешь, что полный самолет вылетел из России на матч чемпионата Англии.

Валерий Драганов: Ну, это проблема губернаторской этики, той же культуры и игра на грани фола, когда субординация, политическая корректность и отношение к руководимым тобой людям смешивается с другими понятиями - например, роли личности в истории или роли твоей личной помощи национальным меньшинствам. Я с восторгом всегда смотрю на тех, кто восхищен футболом, но я не понимаю, как служивый человек, избранный народом, может присутствовать на каждом матче. Я думаю, что ни в Соединенных Штатах Америке, ни в Европе это просто невозможно. Политический деятель, даже если он сверхбогатый человек, должен держать себя в тех рамках, которые предполагает его реальная, прямая зависимость от людей. А среди этих людей разные - от бездомных и бедных до самодостаточных, гордых, умных и очень интеллигентных. И играть на их нервах - это неправильно.

Валерий Винокуров: Спустя неделю вы услышите завершение беседы Гагика Карапетяна с председателем думского Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму Валерием Драгановым.

К телевизионным итогам чемпионата России по футболу возвращается в своем традиционном обозрении Аркадий Ратнер.

Аркадий Ратнер: Завершился российский футбольный чемпионат, завершились его телевизионные трансляции. Сегодня мы вправе дать им оценку. Думаю, у болельщиков к ВГТРК, чья спортивная редакция и показывала чемпионат, нет особых претензий. По-моему, количество показанных матчей, их выбор не могут вызывать никаких нареканий. И в последних двух турах, когда решалась судьба медалей, было принято правильное решение. Включение забитых в других играх голов в основную трансляцию помогло любителям футбола после финального судейского свистка полностью представить себе, как выглядит верхняя часть турнирной таблицы.

При подведении итогов оценивать комментаторскую работу, как всегда, воздержусь. Времени для обстоятельного разбора в коротком телеобозрении не хватает, а простые оценки вызывают у слушателей "Прессинга" совершенно противоположную реакцию. А потому оставим оценки для возможного в будущем подробного обсуждения. Поговорим лучше о режиссерской работе.

Телевизионная техника, прибывающая сегодня для проведения трансляций на московские или питерские стадионы, вполне сопоставима с той, что используют английские, испанские, итальянские режиссеры, за работой которых российский болельщик может сегодня следить. Хотя сравнивать репортажи чемпионатов Англии и России просто неэтично. Английские режиссеры превосходят российских многократно. Дело здесь не только в традициях, в более глубоком понимании игры, в накопленном опыте, но и в четком, предварительно продуманном режиссерском плане, опытному глазу во время трансляций из Англии хорошо заметном. Каждый телеоператор и ассистент, работающий на "замедленных повторах", имеет четко поставленную задачу, которую выполняет беспрекословно, исключая самодеятельность и подчиняясь только воле режиссера. Поэтому после игры ловишь себя на мысли, - простите меня за высокопарность! - будто ты просмотрел законченное, продуманное заранее телевизионное произведение. И голы, и острые моменты были повторены неоднократно, но вовремя, ничуть не отвлекаясь от событий на поле. Любые мелочи, на ход игры не влияющие, режиссер "обходит стороной", не мешая зрителю смотреть сам футбол. Крупные планы "звезд" и особо отличившихся в матче футболистов вы обязательно увидите. И не просто статичные их планы, а постараются создатели трансляции поймать их мимику, реакцию на действия партнеров, недовольство, раздражение или, наоборот, удовлетворение, радость от того, как развиваются события. Думаю, не только я, постоянно смотрящий передачи из Англии, но и сотни внимательных зрителей о лучших футболистах этой страны могут в течение сезона составить себе полное представление. И не только об их мастерстве, но и о чисто человеческих качествах, в чем помогают нам, зрителям, блестящие английские режиссеры:

Там что, отметив заметный прогресс спортивных режиссеров ВГТРК, стоит пожелать им внимательно и, главное, осознанно присматриваться к работе зарубежных коллег. Умелое использование крупных планов и замедленных повторов я бы выделил особо. И подчеркну еще одну немаловажную деталь: в репортажах с зарубежных стадионов крайне редко показывают зрителей на трибунах. Хотя эстетически - вряд ли кто-нибудь возьмется со мной спорить - это было бы намного выразительнее того впечатления, которое производят трибуны российских стадионов. Ну как убедить тех режиссеров, кто с каким-то сладострастием показывает расхристанных, беснующихся, дерущихся зрителей, что это ничего репортажу не прибавляет? И, надо сказать, о высоком вкусе режиссера это тоже не свидетельствует.

Наконец, последнее замечание - о качестве трансляций с большинства периферийных стадионов! Оно будто бы застыло на уровне 80-х годов. Вот почему я с тревогой жду в среду репортаж из Краснодара об отборочном матче чемпионата мира Россия - Эстония. Серьезных трансляций из этого города за многие годы моей работы на телевидении я не помню. Знаю также, что - во всяком случае, до последнего времени - техническое оснащение местной студии было низким. Выбирая для официальной игры краснодарский стадион, видимо, подумали обо всем: о погоде, о состоянии поля, о состоянии трибун, о бытовых условиях для футболистов и официальных лиц. Но не забыли ли о телевизионном показе? Будет ли он хотя бы элементарно соответствовать принятым европейским образцам?

XS
SM
MD
LG