Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Вячеслав Колосков не "ультрапатриот"


Валерий Винокуров: Одним из важнейших, если не самым важным событием года был чемпионат мира по футболу. Довольно много времени в Йокогаме мы провели с великим Пеле, как и на многих предыдущих турнирах - чемпионатах мира и Европы. Но в Японии мы предупредили Короля, что с его соображениями познакомим слушателей не сразу по возвращении из Японии, а в итоговой годовой программе. Его, по-моему, это даже порадовало, ибо Пеле никогда не следует конъюнктуре. То, что он утверждает, не редактируется временем. Об этом вы сможете сейчас судить сами.

Пеле: Я всегда себя чувствую неуютно, когда перед началом крупного турнира начинают говорить, что Бразилия - фаворит. Ведь звание фаворита вовсе не помогает побеждать, а скорее, наоборот, мешает. В силу того, что накладывает дополнительную ответственность. Так было и в те времена, когда я играл. Скажем, нас, выигравших два чемпионата подряд, считали фаворитами в 66-м, но мы не сумели даже выйти из группы. Так часто случается и сейчас. А уж нынешнее первенство было, пожалуй, как никогда сурово по отношению к фаворитам. Франция, Аргентина, Италия - все они сошли с дистанции задолго до финиша, а Бразилию от матча к матчу все чаще и чаще называли фаворитом. Я от этого чувствовал себя все более и более неуютно. К счастью, мои соотечественники смогли справиться с давлением, выпадающим на фаворитов, лучше, чем остальные. Нельзя не отметить, что многие из фаворитов-неудачников оправдывались, сваливая все на судейство.

Да, действительно, это было предметом больших споров, и судьи совершили ряд грубых ошибок. Не буду повторять общеизвестную истину о том, что со стороны, имея преимущество многократных телеповторов, легче оценивать действия арбитров, которые вынуждены принимать решения за доли секунды, это ясно, и этого не изменить. Но вот что ФИФА, на мой взгляд, должна обязательно изменить, так это систему назначения арбитров. Ведь ошибки неизбежны, когда матчи ведущих сборных мира обслуживают судьи из слаборазвитых в футбольном отношении стран. Ведь у них просто нет опыта работы на таком уровне, они непривычны к таким условиям, к таким скоростям, к такому напряжению. Господин Блаттер недавно сказал, что ФИФА рассматривает возможность введения второго арбитра в поле, мол, тогда будет на каждого выпадать меньше нагрузка, но это ничего не изменит. Поставьте хоть десять судей, но если они не готовы, ошибок меньше не станет. Готовить судей - вот главная задача. Впрочем, я все равно не согласен с теми, кто списывает свои неудачи на судейские ошибки, ведь есть много других причин.

Когда команда достигает вершин, на ее долю выпадает большая нагрузка, чем на долю команды середнячка, это очевидно. Поэтому футболисты, выступающие за ведущие европейские клубы, устают за сезон неизмеримо больше. С этими проблемами сталкиваются не только Англия, Франция или Италия, но и Аргентина, и Бразилия, чьи футболисты в основном играют в Европе. В то же время игроки таких сборных как США, Корея, Сенегал и некоторые другие подходят к чемпионату гораздо более свежими, а за счет разницы физического состояния порой выравнивается разница в классе. Конечно, происходит это далеко не всегда, что и подтвердили бразильцы, но все равно проблема существует, и ее нужно как-то решать. Если мы хотим, чтобы уровень футбола на чемпионатах мира был высок, необходимо давать всем командам возможность подготовиться к турниру наилучшим образом. В идеале хорошо было бы иметь хотя бы месяц подготовки. Думаю, ФИФА и континентальные федерации могли бы подумать о том, чтобы в годы чемпионатов мира создавать особый, более щадящий календарь. Но все равно, те проблемы, о которых я сказал, не испортили моего впечатления от нынешнего чемпионата.

В целом это был фантастический турнир. Кто-то называет его турниром разочарований, имея в виду неудачу многих фаворитов. Но я предпочитаю говорить о турнире сюрпризов, ведь то, что для одного провал, для другого великолепное достижение, награда за долгую тяжелую работу, за смелость и мастерство. Можно сколько угодно говорить о судейских ошибках, об усталости и о чем угодно еще, но все равно эти условия сами по себе не смогли бы обеспечить сборным Сенегала, Турции, Кореи, США побед над авторитетными соперниками. Особенно ценно, по-моему, то, что эти сюрпризы были преподнесены на глазах совершенно новой аудитории. Впервые чемпионат мира пришел в Азию и оказался таким увлекательным и непредсказуемым. Это хорошо для Азии, это хорошо для маленьких футбольных стран, это хорошо для спорта, нет сомнений.

Валерий Винокуров: Оптимизм Короля футбола Пеле нам особенно ценен потому, что многие звезды прошлого, к сожалению, часто пытаются принизить футбол сегодняшнего дня, в сравнении с футболом их молодости.

Олег Винокуров: Чемпионат мира в Японии и Корее российским футбольным болельщикам особой радости не принес. Да и вообще 2002 год для российского футбола был далеко не лучшим, разве что удачный матч сборной против Ирландии на старте нового отборочного цикла, да неожиданный выход "Локомотива" во второй этап Лиги чемпионов немного скрасили впечатление. Но в целом, конечно, у российского футбола куда больше проблем, чем достижений. Об этих проблемах и побеседовал Аркадий Ратнер с президентом РФС Вячеславом Колосковым. Эту беседу отчасти можно считать и подведением итогов футбольного 2002 года

Аркадий Ратнер: Почему у нас большинство президентов, тренеров клубов элементарно неграмотны в международных делах? Я всегда удивлялся, что один, кто всегда стоял на правильной позиции, были вы. Я возьму любые примеры: измерение ворот в "Локомотиве", футбольное поле, промерзшее перед матчем "Спартака" с "Лидсем"... Тренер говорит, что безобразие, везде нарушения, идет заговор против российского футбола. Единственная, заметка маленькая, где Колосков, стесняясь, объяснят, что все правильно. Что, нет у них культуры? Никто им не объясняет, что есть определенные законы? Из этого делается ультрапатриотическая компания, и она рушится, что потом становится стыдно.

Вячеслав Колосков: Первое - это, конечно, правовая безграмотность, незнание регламента, который есть в УЕФА. К сожалению, многие президенты, и я еще раз в этом убедился, присутствуя на общих собраниях президентов клубов, премьер-лиги, на советах профессиональной футбольной лиги, что люди порой досконально не знают даже тех регламентов по футболу, по которым они играют внутри России, я уж не говорю о регламентах международных. Спросите сегодня любого президента, читал ли он регламент европейского Кубка чемпионов или Кубка УЕФА. Конечно, нет. В лучшем случае какие-то разделы. Отсюда возникают вот эти вопросы. Допустим, переигровка "Локомотив" - "Тироль", вы помните. Я сам туда ездил. Участвовал в заседаниях как суда первой инстанции, так и суда второй инстанции, так называемого оппозиционного комитета. Ведь совершенно четко ясно, что это нарушение, связанное с нарушениями правил игры. Нарушены правила игры, естественно, результат аннулируется. Здесь никаких других решений быть не могло. Но раз это решение не в пользу России, то меня обвиняют в "не патриотизме". Я им объясняю, что мы тут виноваты, мы просто не знаем правил игры. И все. Или ворота. Дело дошло до того, что Российский футбольный союз виноват в том, что там ворота не того размера. А на самом деле в правилах игры записано, что перед каждой игрой директор стадиона или служащий, который отвечает за разметку, за сетку и за ворота, должен измерять эти ворота. А что такое промерзшее футбольное поле? Совершенно четко записано, что только судья определяет: можно играть или нельзя. Родионов, в то время, он выходил на поле и убедился, что играть нельзя, потому что такое поле представляет опасность для здоровья футболистов. А каждый футболист - это миллионы долларов. В том числе и российский футболист - миллионы долларов. И плюс к этому здоровье футболиста. Обвиняются руководители РФС.

Допустим, почему это поле нельзя было вовремя подогреть, сделать подушку какую-то? Оказалось, что в это время могло работать не с полной нагрузкой само энергооборудование, кто виноват в этом? Люди, которые за это отвечают. Но, чтобы отвести удар в сторону: "РФС не отстоял интересы футбольного клуба".

Аркадий Ратнер: С какого года ФИФА санкционирует игру на искусственном покрытии?

Вячеслав Колосков: ФИФА уже разрешил проводить некоторые матчи на искусственном покрытии. Мы можем проводить в случае неблагоприятной погоды отборочные матчи чемпионата мира на поле с искусственным покрытием. УЕФА? Нет. УЕФА сейчас проводит полномасштабный эксперимент, они планируют начать участие клубов и сборных команд, которые в европейских соревнованиях участвуют, начиная с 2004 года.

Аркадий Ратнер: А из-за чего поспешность, что наш главный красавец-стадион на два года как минимум лишили возможности показывать футбол, приглашать зрителей на матчи?

Вячеслав Колосков: Во-первых, мы можем использовать этот стадион для отборочных матчей чемпионата мира, но поскольку они начнутся только в 2004 году, вы правы, практически два года здесь международных матчей не будет, хотя мы предпринимаем все меры для того, чтобы "Лужникам" в качестве эксперимента разрешили проводить такие матчи в 2003 году. То есть мы ведем здесь работу. Долгие годы "Лужники" не могли сделать нормальное травяное футбольное покрытие. Покупали в Голландии, выращивали собственное. Или плохие агрономы, или то, что стадион был построен на болоте, но ни разу за последние годы хорошего футбольного поля в "Лужниках" не было. Директор стадиона принял такое решение - постелить ковер четвертого поколения, который допущен к соревнованиям. Более того, премьер-лига и российский футбольный союз согласились, что его можно использовать для матчей чемпионата и кубка России по футболу во всех дивизионах.

Аркадий Ратнер: А как относятся к этому команды, которым приходится один раз в году на этом стадионе играть?

Вячеслав Колосков: Я думаю, что 70 процентов футболистов не замечают, что они играют на поле с искусственным покрытием.

Аркадий Ратнер: А все эти вещи, которые, видимо, относились к старым полям, о том, что это какое-то неблагоприятное влияние на мышцы?

Вячеслав Колосков: Это было, поля первого и второго поколения резко отличались от настоящего поля с естественным покрытием. Нынешние поля четвертого поколения практически не отличаются от настоящего травяного поля. То есть там есть такой элемент проката - динамика скручивания голеностопных, коленных и тазобедренных суставов. И мы, по статистике, не имеем ни одной травмы в "Лужниках" в этом году.

Аркадий Ратнер: В общем, это была мера вынужденная?

Вячеслав Колосков: И вынужденная, и перспективная, потому что не только северная часть Европы, часть центральной Европы, в Африке - все нуждаются в полях с искусственным покрытием. Потому что, с одной стороны, в России, допустим, благоприятная погода всего четыре месяца в средней полосе, а в Африке там все выжигается, там тоже траву невозможно хорошую иметь. Поэтому это перспектива, и этого никто не отрицает, ни ФИФА, ни УЕФА. Поэтому в правилах игры футбола не записано, что разрешается играть только на полях с естественным покрытием. А раз не записано в правилах, то это допускается организаторами соревнований. Вот мы теперь ждем решения УЕФА, оно будет в 2004 году.

Аркадий Ратнер: Что делается с этими проблемами, связанными с вандализмом болельщиков, с этим хулиганством бесконечным, с этим противоборством милиции и оголтелых фанатиков? Какие-то конкретные меры принимаются?

Вячеслав Колосков: Очень конкретные меры принимаются. Только в этом году министр внутренних дел Грызлов собрал два огромных совещания с участием руководителей всех служб, отвечающих за безопасность, руководителей клубов. Отрадно, что количество таких нарушений стало гораздо меньше. В этом году в премьер-лиге был единственный матч, который можно отнести к разряду проявления вандализма - это матч "Сатурн-REN-TV" - ЦСКА. Сегодня мы настояли на том, чтобы служба охраны общественного порядка на стадионе, эти батальоны, были постоянны. Ведь раньше что получалось: просто снимали милицию с улицы и ставили. Они понятия не имели, с кем имеют дело, не знали специфики болельщиков, они не знали, что это за люди, что от них можно ожидать. И сейчас везде сформированы специальные батальоны охраны, которые занимаются именно охраной порядка на футбольном поле. То есть они приближены к той специфике, в которой действуют, с одной стороны. С другой стороны, стали более жесткими условия прохода на стадион. Порой нас ругают за это, но эта мера вынужденная. Значит, что такое газета? Это факел. Что такое флажок длинный? Это оружие и т.д. Есть жесткие меры.

Третье, что, к сожалению, не удалось сделать, это примерно кого-то наказать. Ведь ни одно дело еще не передано в суд, хотя страдают зрители простые, в том числе страдает и милиция, другие представители правоохранительных органов. Все это фиксируется, люди забираются в участок, составляется протокол об административной ответственности, и их отпускают. Хотя серьезно пострадали некоторые сотрудники, в том числе ОМОНа, милиции и прочее. Нужно довести до суда хотя бы одно дело, а еще лучше пять, семь или десять. И когда люди эти поймут, что их посадят, мера ответственности - это тюрьма, тогда этого будет меньше.

Аркадий Ратнер: А вот интересно, какой-то опыт, предположим, той же Англии, используется? Они все-таки в какой-то степени наладили в последнее время порядок?

Вячеслав Колосков: Там лучше стало, да. Они что сделали? Они ввели так называемые паспорта на неблагонадежных болельщиков. И просто запретили им посещать стадионы. Я думаю, что мы к этому придем. На сегодняшний день, первое, надо сохранить порядок, когда охраняют спецвойска, знают специфику. Второе. Очень жесткие требования к проходу и проносу на стадион всего, что может использоваться в качестве оружия, поэтому здесь нужны рамки. Третье. Продолжить работу руководителей клубов со своими болельщиками. У нас сегодня здесь, к сожалению, тоже много недостатков. И четвертое - примерно наказывать в соответствии с законом.

Аркадий Ратнер: А, к слову, история на Манежной площади завершилась каким-нибудь судебным разбирательством или тоже пока все подвешено?

Вячеслав Колосков: Все подвешено. Во всяком случае, я нигде не читал и не слышал о том, что те, кто проявлял там акты вандализма и насилия, они не то что осуждены, хотя бы находятся под следствием. Во всяком случае, этого нигде ничего не объявлено. Это плохо.

Олег Винокуров: Что ж, будем надеяться, что в наступившем 2003 году будет решена хоть часть тех проблем российского футбола, о которых в беседе с Аркадием Ратнером говорил президент Российского футбольного союза Вячеслав Колосков.

Алексей Кузнецов: Футбольную тему продолжает обозрение нашего киевского автора Максима Максимова. Итоги года в украинском футболе как всегда противоречивы.

Максим Максимов: Хоть говорят, что истина рождается в споре, на совместном заседании Совета федерации футбола Украины и Совета профессиональной футбольной лиги все прошло как никогда гладко, по-семейному. Хотя до празднования Нового года осталось совсем немного, это высокое собрание не было подведением итогов футбольного года. В Украине чемпионат едва миновал свой экватор. Став независимой, и окончательно распрощавшись с советским футболом, украинская федерация решительно бросилась вдогонку за футболом европейским.

Наивным функционерам показалось, что стоит поменять местами весну с осенью и при этом объявить себя профессионалами, как сразу же придут успехи. Вот уже шесть лет в Украине работает профессиональная лига, продолжается эксперимент, направленный на преодоление комплекса неполноценности, а стране все никак не удается вскочить на подножку последнего вагона уходящего в будущее футбольного поезда. Правда, в процессе этого забега нет-нет да и удается показать рекордные секунды, но уже в следующее мгновение расстояние до подножки снова увеличивается. Нельзя, конечно, утверждать, что воз и ныне там. Однако очень уж болезненно воспринимаются футбольным сообществом декларируемые перемены. Зачастую реформаторские попытки оказываются лишь благими намерениями то ли ФФУ, то ли ПФЛ. Что мешает украинцам стать вровень с западными соседями по континентальной футбольной квартире? Не прозвучал подобный вопрос и на заседании, которое отличалось от предыдущих тем, что в прениях практически не было желающих выступать. А ведь раньше председательствующему приходилось даже урезать списки рвущихся к микрофону делегатов. Неужели все проблемы решены? Бесспорно, нет. Просто, наверное, всем участникам футбольного процесса с каждым днем, становится понятнее с какого бока к этой проблеме стоит подходить, ведь причина где-то рядом. А тут еще тянущие футбольный воз, кажется, уже определились, что и на кореннике, и на пристяжной лежит одинаковая мера ответственности. Во всяком случае, именно поэтому украинский футбольный караван пусть и медленно, но неотвратимо движется вперед, так показалось.

Нынешняя атмосфера радушия и взаимопонимания, царившая на заседании, наверное, лишнее тому подтверждение. Хотя не обошлось и без ложки дегтя. Снова были разговоры о коррупции, кого-то подозревают в купле-продаже игры, кто-то изобличен в неквалифицированном арбитраже. Слава Богу, что не дошло до персональных обвинений в предвзятости. Кстати, о судействе. В самом конце заседания, когда наиболее нетерпеливые поглядывали на выход, произошла давно уже ожидаемая смена руководителя судейского корпуса. Сергей Татулян, уставший от обвальной критики, подал заявление об отставке по состоянию здоровья. Единогласно это заявление было удовлетворено, и большинством голосов председателем государственного комитета избрали Александра Козаченко. Трудно сказать, насколько качественней станет арбитраж во втором круге. Судейская тема давно навязла в зубах. Еще весной именно Козаченко отправил в генеральную прокуратуру письмо с просьбой разобраться с договорными играми, практикующимися в соревнованиях, проводимых в ПФЛ. Что ж, теперь ему и карты в руки. На расширенном совете было принято решение вернуться к существовавшей в СССР практике. Помимо национальной сборной в стране была и вторая. Кстати, в Германии, Чехии и Турции вторая сборная является своеобразным дублем для главных команд. Дело за малым. Определить круг соискателей и назначить тренера. Среди возможных кандидатов на пост тренера Евгений Кучеревский и Вячеслав Грозный, которые, вернувшись из России, сумели в очередной раз подтвердить свою высокую квалификацию. И последнее. В кабинете министров Украины состоялось слушание пятилетнего плана развития футбола в стране, который представляла новому премьеру федерация футбола. Неужели в правительстве повернулись лицом к футболу?

Валерий Винокуров: Олимпиада в Солт-Лейк-Сити привлекла внимание всех людей, к спорту не равнодушных. Российские чиновники, конечно, постарались отвести от себя удар за провал воплями об антироссийском заговоре. А вот баскетбольный тренер Сергей Елевич высказался без обиняков.

Сергей Елевич: Я как профессиональный тренер вам хочу сказать, что пока мы будем иметь таких функционеров, которые у нас есть, у нас выступления и будут такими провальными. Потому что все завалено, детский спорт весь завален. Мы хотим иметь медали, и говорим о том, что мы должны иметь десять медалей. Откуда, ребята, они возьмут десять медалей, одиннадцать? Вы сами взрослые люди, и если у нет детского спорта, у нас ничего не будет. Один стрельнул лыжник на 50 км, честь и хвала. Посмотрите, сколько у нас миллионов, а сколько в других странах, которые нас обыгрывают? Норвегия, там жителей, как у нас в Химках, но она берет 11 медалей. Потому что весь акцент на этом, и самое главное, что это спорт номер один. И страна дает результаты в зимнем виде, вот и все. А пока у нас функционеры такие будут, да вы чего, ребята... Уже те коммунистические методы, не только методы, а вообще та система уже ушла, а люди не перестроились. Я считаю, что виноваты руководители.

Валерий Винокуров: Одним из самых больших успехов российского спорта в минувшем году стал выигрыш теннисистами Кубка Дэвиса. С философской оценкой этого события - наш автор, философ по профессии, Николай Зюзев.

Николай Зюзев: 2002 год для России закончился не лыжами, хоккеем или биатлоном, а теннисом. Настолько ярким было впечатление от первой победы в Кубке Дэвиса, что она затмила все события не только спортивной зимы, но и, пожалуй, всего года вообще. Шампанское из серебряной салатницы - это вполне новогодний мотив. Другой новогодний штрих - это фантастичность, сказочность самого сюжета матча. Когда казалось, что России уже ничего не светит, как с неба свалился нежданный рождественский подарок - победа. Теперь этот матч такая же легенда, как последние три секунды олимпийского баскетбольного турнира в Мюнхене или добавленное время в финале Лиги чемпионов между "Манчестер Юнайтед" и "Баварией". И как во всякой легенде, выдуманное и дофантазированное, рано или поздно, но заменяет собой реальные события, и поди разбирайся, где сказка, где быль.

В философии понятие "реальность" появилось в XIII веке у схоластов. Они использовали его применительно к вещам, обладающим разной степенью бытия. Полнотой бытия обладал Бог, реальность в остальном ушла по нисходящей, сводясь постепенно к нулю. Если переложить эту систему на мир современного спорта, то Богом здесь будет, скорее всего, точный спортивный прогноз, как в наибольшей мере отвечающий реальному ходу вещей. Будут незыблемые лидеры, железные аутсайдеры и т.д. В финале Кубка Дэвиса не-реальной была не победа россиян, ее предсказывали многие, а интрига матча, она оказалась непредсказуемой. В том числе и статистически выяснилось, что почти 40 лет никто в финалах не побеждал, уступая перед этим 1:2. Ну а сюжет последнего поединка выводил этот матч за пределы здорового воображения. Но свершилось. Михаил Южный в последней игре прошел вниз по лесенке реальности вплоть до последней шаткой ступеньки, а затем шагнул и с нее, оказалось, что там есть еще одна. От зрелища человека на краю бездны всегда захватывает дух, ведь он краю небытия, не-реальности. Действительно, в такой ситуации реальность настолько неощутима, что она уже не может существовать сама по себе, и тогда на помощь приходит воображение. В контексте другого турнира этот поединок оценили бы как достаточно однообразный, нервный, со многими ошибками руку двух молодых теннисистов. Но в случившемся контексте это была битва гигантов. А Михаил Южный (с его скромным местом в мировом рейтинге) вдруг превратился в глазах болельщиков в сказочного железного бойца или Деда Мороза, такого, каким он видится детям. Вроде бы и нет его на самом деле, но подарки-то носит. Болельщики еще долго будут, смакуя, восклицать: "Кубок Дэвиса - это просто фантастика!"

Что же, недалеко от истины.

Олег Винокуров: Взгляд на это же событие с исторической точки зрения предлагает историк и социолог Юрий Теппер.

Юрий Теппер: Воистину, неисповедимы пути спорта! Кто бы поверил лет 20 назад предсказанию: самым громким успехом россиян в начале грядущего века станет завоевание Кубка Дэвиса?

У этой победы длинная и непростая предыстория. Первыми российскими энтузиастами теннисной игры стали энергичные дворяне-англоманы. В книге "Дальние берега" Владимир Набоков вспоминает отцовское поместье. Там был боксерский зал и ухоженная площадка для лаун-тенниса.

С 1903 года в России проводятся матчи теннисистов. То ли спорт, то ли новый ритуал. Через 10 лет граф Сумароков-Эльстон становится призером чемпионата в Париже. Накануне Революции Осип Мандельштам называет великолепный теннис "даром богов". Дары давались не каждому. В сорока семи российских клубах насчитывалось всего 2 сотни техничных игроков. После Революции к теннису относились по-разному. Вообще-то, игра хороша. Маяковский бросает клич: "Белыми блузами вспенясь, шпарь в теннис!"

Но больно индивидуальная игра. Не ровня всенародному футболу. Реформаторы советского спорта предлагали выводить на корт по 11 человек с каждой стороны сетки. К счастью, проект заглох.

Далекий от идеалов комплекса ГТО, теннис манил красотой и сложностью техники. Нарасхват продавались переводы книг великих мастеров тенниса: Баротра, Лакоста, Коше. Увы, высокую технику по книге не освоишь. В 1937 году в Советский Союз пригласили ставшего ветераном Анри Коше. Реплика журнала "Физкультура и спорт": "Показательные выступления Коше прошли довольно бледно и не имели большого интереса из-за значительного превосходства мастера". Но визит Маэстро не прошел бесследно. Лучшие теннисисты страны перешли к тактике быстрой игры, чаще выходили к сетке для удара с лета. Так играли Семен Белиц-Гейман, Николай Озеров, Ольга Калмыкова. Это они начали восхождение к Кубку Дэвиса.

Спорткомитет теннисом особо не интересовался. Не олимпийский вид спорта. Неожиданное внимание к игре проявили по случаю борьбы с космополитизмом и низкопоклонством перед Западом. Начальство приказало: на официальных соревнованиях играть только динамовскими ракетками и мячами "Красного резинщика". Увы, "поддержка отечественного производителя" повышению класса игры отнюдь не содействовала.

Ситуация изменилась после того как теннис включили в программу Спартакиад народов СССР. Тренировкой занялись всерьез, в теннис ворвались молодые Анна Дмитриева, Михаил Мозер, Томас Лейус, Семен Лихачев, Галина Бакшеева. В мировом рейтинге появились наши имена. Вскоре для советского тенниса нашлась не столько очевидная, но зато мощная поддержка. Культуролог Сергей Королев в статье "Ландшафты и тело ушедшего мира советского спорта" описал любопытный феномен. На площадках домов отдыха партийно-советской элиты пролетарский футбол внезапно уступает место теннису. Вот что любопытно: начальство, оберегая личный авторитет, на корте предпочитало парную игру. Вину за поражение нетрудно свалить на партнера. В число приближенных к руководству зачисляются тренеры. Как известно, от волейбола к теннису своевременно перешел первый президент России Борис Ельцин. Его поддержка сыграла решающую роль в реализации разработанного тренером Шамилем Тарпищевым проекта трансформации российского тенниса.

Нынешним чемпионам тенниса, в отличие от футболистов и хоккеистов, не приходилось решать проблем перехода в профессионалы. Российские теннисисты без труда подключились к инфраструктуре мирового тенниса. Здесь впечатляющие призовые, но и суровые требования к дисциплине и мастерству.

Что означает для российского спорта успех команды Тарпищева? Великий почин? Прототип для разработки других проектов и бизнес-планов? Вот этого не надо. Для каждого восхождения требуется свой собственный проект.

XS
SM
MD
LG