Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предсказуемые итоги Открытого чемпионата Австралии. Сюрпризы Кубка Содружества


Олег Винокуров: Некоторые из результатов Открытого чемпионата Австралии были вполне предсказуемыми: скажем, предположить, что в женском финале встретятся сестры Уильямс, можно было хотя бы потому, что именно так случалось в трех предыдущих турнирах Большого шлема. Серена в четвертый раз подряд победила, и это тоже ни в коем случае не сенсация. Ясно, что на сегодня ей нет равных. А вот предсказать успех в мужском разряде Андре Агасси, самого старшего из участников нынешнего розыгрыша, было куда сложнее. Конечно, в мастерстве его едва ли кто превосходит, но все-таки возраст всегда может дать себя знать. Андре и сам это понимает, судя по тому, что сказал он после победы.

Андре Агасси: Как это выразить словами? Я поистине переполнен чувствами, ведь, как я уже много раз говорил, с возрастом начинаешь понимать, как быстро остаются в прошлом такие моменты. Сегодня я воспользовался очередной возможностью и вновь победил здесь. Это больше того, о чем я мог даже мечтать.

Никогда не знаешь, сколько еще времени тебе отведено, чтобы оставаться наверху. Но я знаю, что нужно работать над собой. Мотивация - вот в чем я могу еще прогрессировать, вот что придает мне силы. Поэтому я хочу верить в то, что сейчас играю лучше, чем когда-либо. Конечно, мне трудно судить о себе объективно, но я всегда стремлюсь улучшать свою игру и, надеюсь, мне это удается.

Хотя с возрастом многое становится труднее, я все равно чувствую, что стал сильнее, лучше передвигаюсь по корту. Но, конечно, не знаю, сколько еще выдержит мое тело... и мой разум.

Сегодня я добился очередной победы и чувствую себя счастливым. Ведь для этого мы и играем - для того, чтобы попасть наверх. Такие моменты не забываются.

Именно здесь в Австралии мне удавалось побеждать особенно часто. Хотя вообще-то непросто приехать сюда хорошо подготовленным. Все-таки сезон только начался, праздники прошли совсем недавно. Но альтернативы нет: нужно работать даже в праздники. Как бы трудно ни было приехать сюда подготовленным, еще труднее - приехать и оказаться неготовым.

Олег Винокуров: Так говорил Андре Агасси. В свои без малого тридцать три года он не позабыл рецепт подготовки к Открытому чемпионату Австралии и выиграл этот турнир уже четвертый раз. Всего же на его счету теперь восемь побед в Большом шлеме.

Но уж кто поистине поражает и количеством титулов, и долголетием, так это великая Мартина Навратилова. Вместе с Леандером Паесом 46-летняя мегазвезда победила в миксте и завершила формирование феноменальной коллекции. Она выигрывала все турниры Большого шлема во всех разрядах. Всего на ее счету почти шестьдесят таких побед.

Как известно, Мартина некогда попрощалась с большим теннисом, но, как выяснилось, лишь на время.

Мартина Навратилова: Знаете, мое возвращение в теннис произошло совершенно случайно. Не работай я на телевидении во время Уимблдона, наверное, ничего бы и не случилось. Но я вновь почувствовала, как приятно быть причастной к такому событию, и вернулась. И в 95-м выиграла Уимблдон в миксте. А потом уже одно влекло за собой другое. Я поняла, что по-прежнему хочу играть и выигрывать. Когда здесь мы в паре проиграли сестрам Уильямс, я подумала: "Вот черт!". Но потом успокоилась: в конце концов, остается еще микст. И знаете, только в пятницу, когда я пыталась заснуть, меня вдруг осенило: а ведь это единственный титул, которого у меня еще нет - победитель чемпионата Австралии в миксте.

Леандер потом признался мне, что проверил это еще перед полуфиналом. Но мне, естественно, не сказал, не хотел давить на психику. Ну и я, понятно, молчала. А вообще-то, выходя на корт, об этом не думаешь. Просто играешь, и пусть будет что будет. Но теперь могу признать, что это здорово - иметь полную коллекцию.

Приятно, что мы сыграли классно, ведь за весь турнир не уступили ни одного сета. Значит, можно рассчитывать на успех и в будущем.

По крайней мере, я не намерена останавливаться. В конце концов, тебе столько лет, насколько ты себя чувствуешь.

Конечно, я бы хотела скрыть свой возраст, но, боюсь, это невозможно. Когда меня спрашивают: "Простите, а сколько вам лет?", я отвечаю: "Возьмите справочник да посмотрите. Это не секрет". Пожалуй, люди уделяют возрасту слишком много внимания. Впрочем, я ведь никогда не могла представить, что буду играть до такого возраста.

Начиная заниматься теннисом, я мечтала стать самой молодой, кто что-нибудь выиграет, а не самой старой.

Олег Винокуров: Что ж, ироничный подход к жизни, способность пошутить над собой свидетельствуют о том, что Мартина Навратилова находится в прекрасном расположении духа. А значит, и позволяют надеяться на новые встречи с великой спортсменкой на крупнейших кортах мира.

Валерий Винокуров: Спортивная ценность футбольного Кубка Содружества не слишком велика. Пожалуй, лишь победители и отчасти финалисты могут считать иначе. С тренером молдавского "Шерифа" и латвийского "Сконто" наш корреспондент Игорь Швейцер беседовал об общих принципах жизнедеятельности этих клубов.

Игорь Швейцер: Отличительной особенностью 11-го Кубка чемпионов содружества стал состав финальной пары. Впервые среди боровшихся за приз не было сильнейшей российской команды, встречались лидеры молдавского и латвийского футбола.

Соперничество "Шерифа" и "Сконто" вряд ли стало свидетельством качественного повышения уровня их игры относительно, допустим, россиян или украинцев. Однако то что чемпион Молдавии, равно как и чемпион Латвии, уже во второй раз оказывается среди сильнейших клубов СНГ, заставляет обратить на "Шериф" и "Сконто" более пристальное внимание, узнать, как они развиваются, какие испытывают проблемы. Моим первым собеседником стал главный тренер рижан Александр Старков.

Есть ли какие-то перемены в клубе, и развивается ли он по сравнению с прошедшими сезонами?

Александр Старков: Вы знаете, мы по сравнению с прошлым сезоном обзавелись своей спортивной футбольной базой. Там есть гостиницы, бассейны, тренажерные залы, зал для каких-то игр, то есть инфраструктура значительно увеличилась. Но политика осталась прежней в плане игроков и в плане постановки задач. Если хороший игрок получает предложение, мы его отпускаем, продаем. И сейчас мы пока не идем по пути удерживания классных специалистов, пока.

Игорь Швейцер: В России широко обсуждаются проблемы профессиональных футбольных клубов. Является ли на ваш взгляд "Сконто" по-настоящему профессиональным клубом или же он попросту нелюбительский?

Александр Старков: Здесь можно заплутать в терминах. Я думаю, что у нас игроки зарабатывают семье на жизнь футболом, трудом. Значит, они профессионалы. Плохих профессионалов мы не держим, хорошие дружат с режимом, хотят повышать свое мастерство. Я думаю, что это профессиональный клуб.

Игорь Швейцер: Является ли бюджет команды прозрачным?

Александр Старков: Знаете, бюджет является прозрачным в каких-то определенных пределах.

Игорь Швейцер: Это было мнение Александра Старкова, главного тренера рижского "Сконто" и сборной Латвии. Из его слов можно понять, что даже при некотором прогрессе в развитии инфраструктуры сильнейшего клуба Латвии, его хозяйство все еще далеко от идеала и находится, пожалуй, на вполне советском уровне. Интересно, может быть, у чемпиона Молдавии, прибавившего 26 января 2003 года к этому титулу еще и неофициальное звание сильнейшего на бывшем советском пространстве, дела обстоят лучше?

С вопросами о клубе и молдавском футболе в целом я обратился к Гаврилу Пеле Балинту, известному в прошлом румынскому футболисту, ныне тренирующему "Шериф".

Господин Балинт, вам довелось и в качестве игрока, и в качестве тренера поработать во многих зарубежных клубах, в сборных. Можно ли сравнить организацию дела там и в клубе "Шериф"?

Гаврил Балинт: Действительно, у меня за плечами огромный опыт игрока и тренера, и в моей биографии есть даже три сезона, проведенные в Испании, в примера-лиге. А когда я завершил карьеру действующего футболиста, перешел на тренерскую работу: помогал Ангелу Иорданеску в сборной Румынии, затем ассистировал Мирче Луческу в "Галатасарае". Мне есть с чем сравнивать, и, увы, выводы будут не самыми приятными для молдавских любителей футбола. Да что там для молдавских, это касается практически всей Восточной Европы. Никого не хочу обидеть, но, во-первых, здесь очень низок уровень профессионализма во всем что касается футбола. Кроме того, в бывших социалистических странах сохранились устаревшие принципы ведения игры. По-прежнему популярен неторопливый футбол с обилием коротких передач, тогда как лучшие команды мира давно играют более быстро, более агрессивно, активно используют свободные зоны.

Игорь Швейцер: А если говорить об организации клубного хозяйства?

Гаврил Балинт: Мне сложно судить об инфраструктуре клуба, я прежде всего футболист. Но в одном я уверен: стоять во главе любого клуба должны солидные и серьезные люди.

Игорь Швейцер: Можно ли сказать, что в "Шерифе" именно такие люди работают?

Гаврил Балинт: "Шериф" - скромный по европейским меркам клуб, однако его положение весьма стабильно, и организован он, на мой взгляд, весьма профессионально. Кроме того, у нас в Тирасполе недавно появилась прекрасная база, какой, вероятно, нет пока ни у одного клуба в Европе. И здесь созданы идеальные условия для работы тренера и футболистов.

Игорь Швейцер: Есть ли предпосылки для роста качественного футбола в Молдавии, в частности в бывшем советском союзе?

Гаврил Балинт: В настоящий момент есть лишь два клуба, реально претендующие на звание чемпиона Молдавии, - это наш "Шериф" и "Зимбру". Это принципиальные соперники, матчи которых всегда проходят в упорной и интересной борьбе. Надеюсь, что в ближайшее время появится еще пара-тройка команд нашего уровня. Вот тогда первенство Молдавии будет по-настоящему захватывающим.

Игорь Швейцер: Что нужно сделать, чтобы команды прогрессировали?

Гаврил Балинт: Разумеется, для начала необходима солидная материальная база, работа в клубах должна стать профессиональной, нужно повысить уровень подготовки тренеров, и прежде всего детских. Ведь на самом деле талантов, что в Молдавии, что в России, что в Румынии, - я в этом уверен, - достаточно. Важно лишь отыскать их и затем с помощью кропотливой работы довести до уровня настоящих мастеров.

Игорь Швейцер: Это было мнение тренера тираспольского "Шерифа", известного в прошлом румынского футболиста Гаврила Пеле Балинта. Объективность его оценки едва ли подлежит сомнению, так что остается лишь надеяться, что опыт Балинта поспособствует развитию молдавского футбола. Впрочем, профессионалы такого класса не помешали бы, думается, ни одной из бывших советских республик. Хотя, само собой, от тренера зависит отнюдь не все, и перемены в футбольном хозяйстве придут лишь с появлением руководителей-реформаторов. Но это уже совсем другая история.

Валерий Винокуров: Российские спортивные чиновники в последнее время настолько упорно привлекают к себе внимание, что порой оторопь берет. Вот и в середине прошлой недели вдруг разгорелось бурное обсуждение не новой уже идеи Шамиля Тарпищева о создании "Всероссийской спортивной конфедерации", которая, по мысли ее сторонников, будет надстройкой одновременно над Госкомспортом и Олимпийским комитетом России. Разумеется, еще не рожденная организация претендует на полный финансовый контроль над всеми отраслями российского спорта, в том числе и над бюджетом общественных организаций, которыми по определению являются и ОКР, и федерации по видам спорта.

Олег Винокуров: Что ж, ничего нового не придумано, конфедерация вписывается во все теории "вертикали власти", претендуя на роль в чем-то аналогичную роли президентских полпредов в округах России. Однако возможное ее влияние выглядит куда более серьезным, именно в силу финансового контроля. Причем ее сторонники не стесняются заявлять и о не вполне корректных мерах, смахивающих на государственный рэкет. Сам Тарпищев заявил в открытую, что, с одной стороны, членство в конфедерации добровольное. Но те, кто в нее вступит, получат преимущество на получение государственного финансирования.

Алексей Кузнецов: Яснее не скажешь. Либо подчиняйся и получишь кусочек государственного пирога, не говоря уже о благосклонности везде, где требуется подпись самого маленького чиновника, либо живи свободно, но на поддержку не рассчитывай. Любопытно, что один из советников председателя Госкомспорта Вячеслава Фетисова Дмитрий Тугарин заявил в интервью "Коммерсанту", что создание конфедерации - это всего лишь одно мероприятие из целого комплекса по "выстраиванию вертикали спортивной власти". Можно только догадываться, какие еще меры созреют в умах чиновников после того, как вертикаль будет выстроена.

Валерий Винокуров: Наверное, любой российский болельщик на вопрос "Пойдет ли на пользу российскому спорту создание новой бюрократической структуры?" ответит отрицательно. Причем, не задумываясь. Сомневающимся напомню позорнейший эпизод из хроники Олимпиады в Солт-Лейк-Сити, когда чиновники отправили домой российских двоеборцев и прыгунов с трамплина, сэкономив на авиабилетах (подвернулся пустой чартер) и, заявив, что спортсменам все равно медали "не светили". Сами авторы этого решения, конечно, остались на Играх, перенимать опыт, наверное.

Олег Винокуров: С чего это увеличение количества чиновников пошло бы на пользу спорту? Да одни расходы на содержание аппарата будут такими, что никакая призрачная экономия от финансового контроля их не покроет! Скорее, тут другое. Перед нами новый виток борьбы за спортивную власть между ОКР и Госкомспортом. До прихода в Госкомспорт Вячеслава Фетисова разделение власти по идее выглядело если не правильным, то, по крайней мере, осмысленным: ОКР занимался большим спортом, а государственный орган - физкультурой и спортом массовым. Фетисов поставил вопрос ребром: спорт должен полностью перейти под государственный контроль.

Алексей Кузнецов: Между тем, ОКР - организация общественная, и нормы Международного олимпийского комитета не допускают государственного вмешательства в ее деятельность. Разумеется, все руководство ОКР, и нынешний его глава Леонид Тягачев, и бывший президент ОКР, занимающий сейчас пост вице-президента МОК Виталий Смирнов, выступили против конфедерации весьма резко. Тягачев назвал эту идею "деструктивной", а Смирнов процитировал 31-ю статью Олимпийской хартии, где сказано: "Национальные олимпийские комитеты должны сохранять свою автономию и противостоять давлению любого вида, включая политическое, религиозное или экономическое".

Валерий Винокуров: Но любопытно вот что: Шамиль Тарпищев выдвинул идею создания конфедерации еще 15 декабря прошлого года на заседании Совета по физической культуре и спорту при президенте России. Тогда ОКР никаких возражений не высказал, и гневные выводы о деструктивности прозвучали лишь через месяц. Вряд ли такая пауза была вызвана только новогодними каникулами. Скорее, ОКР выбирал момент для публичного негодования, проводя активные консультации с наиболее сильными федерациями. На совещании в ОКР, кстати, Тягачева поддержало руководство Российского футбольного союза, Федерации хоккея России и Федерации баскетбола России. А против Тягачева выступил президент Всероссийской федерации легкой атлетики Валентин Балахничев. Это вполне естественно, ведь Балахничев одновременно занимает пост заместителя председателя Госкомспорта.

Олег Винокуров: В общем, ведомство Леонида Тягачева вновь оказалось под угрозой утраты самостоятельности. Похоже, чиновники Госкомспорта пошли на открытую конфронтацию, не сомневаясь в своих способностях обойти препоны посерьезнее, чем Олимпийская хартия! Так, например, Тарпищев прямо заявил, что руководить конфедерацией должен крупный государственный чиновник (читай - свадебный генерал), а его заместителем (читай - полновластным хозяином) должен стать... правильно, Фетисов. Все названо своими именами. Кем станет руководитель Госкомспорта, сосредоточив в своих руках финансовый контроль над ОКР? Правильно: Главным Спортсменом Страны.

Алексей Кузнецов: Вы спросите - а зачем же огород городить и создавать новый бюрократический аппарат? Именно затем, чтобы обойти положения Олимпийской хартии и формально не подчинять ОКР государственным органам. Ведь (в случае вмешательства государства в деятельность ОКР) МОК может пойти на самые решительные меры, вплоть до дисквалификации всех российских спортсменов и исключения ОКР из олимпийского движения. Вот и придется тратить бешеные деньги, создавать новую структуру, набирать штат, выделять здание, усложнять управление спортом... и все ради пресловутой "вертикали"? Неужели Госкомспорту мало того, что эта организация отвечает за реализацию государственной политики в спорте?

Валерий Винокуров: Конечно, мало. Ведь "отвечать" и "тратить деньги", это разные вещи. Откровенность чиновников порой изумляет. Тот же Тарпищев открыто сказал: "Для подготовки чемпионов нужны деньги. Вопрос в том, где их взять и как эффективно потратить. Последнее - эффективность - и должна обеспечить конфедерация. С имеющейся ныне законодательной базой сделать это нереально". Остается лишь спросить: неужели идея конфедерации заключается в том, чтобы совершить финансовую акцию, которая лежит за рамками законов страны?

Олег Винокуров: В годы правления президента России Владимира Путина размышлять об особом месте горнолыжного спорта в стране, сменившем теннис в списке президентских забав, не столько банально, сколько признак плохого тона. Тем не менее факты, изложенные в комментарии обозревателя газеты "Новые Известия" Гагика Карапетяна, вероятно, заставят многих задуматься о реальном значении спортивного пристрастия заслуженного тренера и руководителя страны.

Гагик Карапетян: После завершения январских каникул в Москве стали широко распространяться слухи о предстоящей отставке всего пару лет назад назначенного председателя столичного Спорткомитета Сергея Короля. Среди ряда претензий к нему со стороны градоначальника называется главная - чрезвычайно низкие темпы строительства комфортабельной горнолыжной трассы на Воробьевых горах. То есть там, где Лужков и Путин могли бы неформально общаться и, вероятно, решать проблемы, на обсуждение которых не остается времени в ходе редких встреч в Кремле.

Судя по всему, Лужков берет пример с руководителей ряда регионов Урала, которые даже конкурируют между собой. Переплюнуть давно любимое Путным магнитогорское Абзаково теперь намерены губернаторы Ханты-Мансийского округа и Свердловской области: Александр Филипенко и Эдуард Россель. Оба объявили о начале строительства своих горнолыжных трасс. Причем, оба готовы выложить на их освоение десятки миллионов долларов. Однако нынешней зимой выяснилось, самый популярный свердловский горнолыжный курорт - гора Ежовая - опасен для любителей спорта. Он в любое время из высокой полукилометровой горы может превратиться в глубокую яму. Дело в том, что вблизи горнолыжного центра находится площадка бывшего медного рудника, который был закрыт 10 лет назад, но из-за нехватки средств должным образом не засыпан.

Крушение перспектив трассы на горе Ежовой совпало с крахом предвыборных надежд Росселя относительно скорой встречи с Путиным на уральском курорте или совместного спуска в Абзаково. Хотя сведущие люди сообщают: свердловский губернатор больше привык кататься на беговых, а не на горных лыжах. Однако ради большой политики можно сменить и спортивное хобби. Ведь любимцы Путина - губернатор Челябинской области Петр Сумин и директор Магнитогорского металлургического комбината Виктор Рашников - тоже не самые крутые горнолыжники, но в дни очередного отпуска президента страны охотно переодеваются в фирменные спортивные костюмы, чтобы составить знатную кампанию на трассе.

Недаром из заслуживающих доверия местных источников стало известно: видимо, предстоящий вскоре визит Путина на Урал обернется сенсационным карьерным виражом Рашникова в Кремль. Точнее, директор комбината сменит Виктора Христенко на посту вице-премьера.

Как сообщалось, в конце минувшей недели премьер-министр Михаил Касьянов ушел в отпуск до 5 февраля. Накануне начала законного отдыха Касьянов успел пообщаться в Кремле с Путиным, после чего информационные агентства сообщили, что глава российского правительства часть отпуска проведет на одном из горнолыжных курортов Запада, прихватив с собой, естественно, импортные лыжи, недавно подаренные Путиным в день рождения премьер-министра. Складывается впечатление, что время от времени появлявшиеся в СМИ слухи об отставке Касьянова кое-кто прекратил запускать после того как премьер окончательно определился с любимым видом спорта.

XS
SM
MD
LG