Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Второй тур Лиги чемпионов. Доклад Вячеслава Фетисова. Телевидение и спорт


Наиболее примечательные черты матчей второго тура Лиги чемпионов в обозрении Павла Тимохина.

Павел Тимохин: Главные неожиданности второго тура Лиги чемпионов произошли в матчах с участием турецких клубов. "Бешикташ" ранее ни разу не побеждал в гостевых матчах Лиги. В минувшем туре он прервал эту неприятную серию в игре с одним из фаворитов группы "G" - лондонским "Челси". Судя по статистике матча, победить должны были хозяева, причем крупно. "Челси" нанес по воротам соперника 13 ударов, "Бешикташ" - только три. Процент владения мячом: 65 - у английского клуба, 35 - у турецкого. Более того, "Челси" почти половину матча провел в большинстве. Уже на 50-й минуте у "Бешикташа" был удален Ильхан Мансыз. Но даже после этого ни в одной из атак лондонцы не добились успеха. "Бешикташ", напротив, показал завидную эффективность: два удара в створ ворот - два гола.

Другой турецкий клуб, "Галатасарай", как правило, успешно выступает дома. Так? два года назад в Стамбуле был повержен "Лацио". В прошлом году "Галатасарай" подпортил статистику домашних выступлений, уступив "Барселоне" и "Локомотиву". Тем не менее, его поражение в минувшей туре от дебютанта Лиги "Реала Сосьедад" стоит расценить как неожиданность. Матч проходил по сценарию, напоминавшему игру в Лондоне: атаковали в основном хозяева, а забивали гости. Главное отличие в том, что в Стамбуле хозяевам удалось размочить счет.

Итальянские клубы вплоть до вторника выступали в Лиге чемпионов без потерь: 6 матчей - 6 побед. Но в среду очки потеряли сразу два итальянских клуба - "Милан" и "Лацио". Ничья "Милана" в Виго была вполне логичной. Итальянцы с первых минут показали, что одного очка в гостях им вполне достаточно. Хозяева играли с большим желанием, но по разным причинам у них не смогло выйти 6 игроков, в том числе и лидер атак Катанья. В такой ситуации ничья, похоже, устроила обе команды.

Совершенно другой характер носил матч в Риме, где "Лацио" принимал пражскую "Спарту". Уже на 35-й минуте хозяева сенсационно уступали - 0:2. Причем один из голов забил бывший игрок римского клуба Карел Поборски. "Лацио" удалось сравнять счет с большим трудом. Второй гол был забит с весьма сомнительного пенальти. Симоне Индзаги совершил картинное падение, но французский судья Коломбо не заметил подвоха в его действиях.

Хотя "Спарте" не удалось удержать победу, она заслуживает добрых слов, как и чешский футбол в целом. Есть знаменитая загадка, которую приписывают Леонардо да Винчи: "Что растет тем больше, чем больше от него отнимают?" Правильный ответ - яма. Но, похоже, есть еще один вариант ответа - чешский футбол. Каждый год он теряет ведущих игроков, но становится от этого только сильнее. Так, в этом году, помимо "Спарты", отличился скромный "Теплице". В первом матче Кубка УЕФА он в гостях обыграл именитый "Кайзерслаутерн".

После второго тура меньше стало "темных лошадок". "Реалу" из Сан-Себастьяна после двух побед подряд следует присвоить более высокий статус. Теперь он вместе с "Ювентусом" считается одним из главных фаворитов группы "D". Голландский ПСВ и греческий АЕК, напротив, придется перевести в более чем низкую категорию. О ПСВ стоит сказать особо. Несмотря на прошлые заслуги, сейчас он является клубом "для домашнего пользования". В национальном чемпионате команда из Эйндховена на равных сражается с "Аяксом" и нередко опережает его, но в Лиге чемпионов их результаты не идут ни в какое сравнение. Например, в прошлом сезоне ПСВ не смог преодолеть первый этап, заняв последнее место в группе. А "Аякс" добрался до четвертьфинала.

Похоже, в этом году ситуация сохранится. В двух первых матчах ПСВ не набрал ни одного очка. Греческий АЕК перед началом турнира считался командой-загадкой. В прошлогодней Лиге он не проиграл ни одного матча. Правда, ни одного и не выиграл. В нынешнем сезоне его рекордная серия продлилась до семи матчей. Но во вторник ее безжалостно прервал "Монако", забивший в ворота греков четыре безответных мяча. Судя по всему, АЕК исчерпал свой ресурс и в нынешнем сезоне претендовать на многое не сможет.

И напоследок любопытная деталь минувшего тура. Из пяти удалений четыре пришлись на долю нападающих. Факт сам по себе необычный. Но два удаления получились и вовсе редкостными. Клаудио Писарро из "Баварии" заработал две желтые карточки менее чем за минуту. А Ильхан Мансыз из "Бешикташа" получил предупреждения за, наверное, самое безобидное нарушение правил - удар по мячу после свистка. Удаляют за такое нарушение крайне редко, но в этот раз португальский судья Батиста проявил принципиальность.

Валерий Винокуров: На минувшей неделе в Кремле состоялось очередное заседание Совета при президенте России по физической культуре и спорту, на котором сам президент Владимир Путин сделал программное заявление. Отметив, что в стране пошла работа по "продвижению" физкультуры и спорта в народ, он сказал, что в нынешнем виде работа эта представляется явно недостаточной. Для достижения цели, заявил Путин, необходимо принятие в России нового закона о физической культуре и спорте.

Олег Винокуров: Идея не нова. Более 4-х лет назад, незадолго до принятия Государственной Думой ныне действующего закона, тогдашний президент страны Борис Ельцин наложил вето на его проект, принятый Думой 13 января 1999 года и одобренный Советом Федерации 27 января того же года. До этого исторического момента проект закона пылился в недрах Госдумы более двух лет. Все это время российские спортсмены, тренеры, функционеры, журналисты и болельщики недоумевали: каким же образом российский спорт может существовать без какой-либо правовой основы?

Дмитрий Морозов: Впрочем, как это происходит практически во всех областях российской жизни, основные требования спортивной общественности сводились и сводятся сейчас к трем пунктам. Первый из них - "Дайте денег!". Второй - "Дайте возможность зарабатывать самим!" Третий - "Создайте условия спонсорам!" Все упиралось и продолжает упираться в финансовое обеспечение спорта, поскольку с творческим потенциалом в стране пока проблем нет. И на создаваемый в конце прошлого века закон возлагались серьезные надежды - дескать, денег, конечно, не дадут, но хотя бы не будут мешать их зарабатывать.

Валерий Винокуров: Однако подспудно в недрах российского спортивного чиновничества зрело понимание того, что спорт, в сущности, является потенциальным источником крупных доходов, как, впрочем, и любое хорошо сделанное зрелищное мероприятие. Это понимание вполне соответствовало генеральной тенденции развития мирового спорта, впервые продекларированной тогдашним президентом Международного олимпийского комитета Хуаном Антонио Самаранчем еще в 1981 году на Олимпийском конгрессе в Баден-Бадене. По мысли Самаранча, вся коммерческая спортивная деятельность должна была быть направлена на спорт высших достижений, в результате чего сам спорт должен был стать серьезным коммерческим предприятием.

Олег Винокуров: Самаранчу удалось преобразовать Международный олимпийский комитет в могущественную финансовую империю. Спортивные чиновники в СССР, с радостью восприняв его идеи, до поры до времени вынуждены были не афишировать свою солидарность с ним. Однако в новейших условиях у них появилась возможность реализовать коммерческие идеи на практике, причем, как это принято в России, со своей, российской спецификой.

Главной отличительной чертой нового подхода к спорту стало четкое разделение видов спорта на олимпийские и неолимпийские. Первые в принципе могли рассчитывать на некоторое финансовое благополучие (расчет этот на практике далеко не всегда оказывался верным), вторые же были обречены на "одиночное плавание" с неясными перспективами. Система детского, вузовского и юношеского спорта была обречена на медленное, но верное вымирание.

Дмитрий Морозов: Разумеется, в новых российских условиях необходимость закона о спорте была, как говорится, кричащей. Во-первых, необходимо было закрепить де-юре возникшие и действующие принципы новой спортивной организации. Во-вторых, государство по идее должно было вмешаться в хаотичный процесс расслоения богатого профессионального и стремительно беднеющего любительского спорта и заложить основы, так сказать, "спортивного среднего класса" - по аналогии со "средним классом" в экономике, принципиальное отсутствие которого в России является едва ли не главным источником всех экономических проблем страны.

Валерий Винокуров: Соединение этих, уже очень далеко отстоящих друг от друга "классов" и изменение разнонаправленных векторов их развития - вот какова должна была быть задача нового закона о физкультуре и спорте. Однако известно, какие "успехи" были достигнуты в России на ниве создания "среднего класса"... Так стоит ли возмущаться тем, что в новом законе о спорте фактически были созданы все предпосылки для уничтожения этого самого "спортивного среднего класса". И неудивительно, ведь среди его разработчиков подавляющее большинство были членами фракции КПРФ, для которых тот самый "средний класс" - едва ли не самый главный исторический враг.

Олег Винокуров: Согласно проекту закона 1999 года, главной действующей величиной российского спорта становился Олимпийский комитет России. То есть неправительственная общественная организация ставилась выше государственных органов власти, являясь по существу бесконтрольной. Более того, все общественные объединения, деятельность которых связана со спортом, были обязаны согласовывать все свои действия с ОКР, фактически - испрашивать у него разрешения, "визировать" все свои шаги. При этом ОКР, даже не очень обращая внимание на существующее министерство (Государственный комитет по физкультуре и туризму), деньги на свою деятельность планировал получать из государственного бюджета - впрочем, не только из него.

Дмитрий Морозов: Тогда, в 1999 году, Госдума смогла преодолеть президентское вето, закон был принят, и, конечно, Ельцин не пошел на очередной конфликт с парламентом "всего лишь" из-за спорта. Сейчас, с того самого момента, когда Госкомспорт возглавил Вячеслав Фетисов, едва ли не ключевой целью его деятельности стало стремление к тому, чтобы в новом законе признать роль государственного органа управления спортом главенствующей. В принципе это вполне соответствует модному при Путине термину "вертикаль власти". Теперь, когда необходимость нового закона озвучил сам Путин, можно не сомневаться, что скоро он будет принят.

Валерий Винокуров: Проект этого закона давно уже опубликован на официальном сайте Госкомспорта. Любопытно, что президентские спичрайтеры даже не удосужились подготовить вопрос более или менее тщательно. Вот сказал Путин на заседании Совета, что в законе нет такого ключевого понятия, как "профессиональный спорт". Однако, обратившись к тексту действующего закона, мы с удивлением обнаружили, что определения "профессиональный спорт" и "спортсмен-профессионал" совпадают в нем и в новом проекте слово в слово! Очевидно, принципиальных расхождений по определениям в двух вариантах закона нет.

А вот очень деликатное, на терминологическом уровне почти незаметное оттеснение Олимпийского комитета России на второй план - есть. Разумеется, никаких резкостей в адрес ОКР, в проекте нет. Наоборот, роль его всячески подчеркивается, но - после Госкомспорта, причем практически по всем ключевым вопросам.

Олег Винокуров: Что же до других различий, следует отметить, что в проекте действительно, как и сказал Владимир Путин, очень большое внимание уделено правовой базе профессионального спорта. В Главе 90-ой "Профессиональный спорт" и статье Закона 29-ой "Правовое регулирование отношений в профессиональном спорте" все объяснено и расписано весьма подробно. Сказано в проекте и про налоговые льготы. Однако до тех пор, пока существуют противоречия с Налоговым кодексом, никаких серьезных послаблений потенциальным спонсорам и инвесторам ждать не следует.

Дмитрий Морозов: Возможно, перемена спортивной власти к чему-то и приведет - по крайней мере, будет больше порядка в организации. Война за власть между ОКР и Госкомспортом продолжается вот уже более 10 лет, и прекращение ее волевым президентским решением теоретически вполне возможно. Однако перераспределение финансовых потоков при всеобщем недостатке денег, которые государство может выделить на спорт, само по себе ничего не значит. Усиление роли государства в России в любой отрасли почти автоматически приводит к бюрократизации и заорганизованности. А затем, как следствие, - к застою. Найти же разумный компромисс в рамках закона пока не удается.

Валерий Винокуров: Мы в основном говорили о профессиональном, так называемом "большом спорте". Историк же и социолог Юрий Теппер сосредоточил свое внимание на проблеме оздоровления нации, опираясь на доклад Вячеслава Фетисова.

Юрий Теппер: Останется ли в истории российской физкультуры и спорта факт первооктябрьского заседания президентского совета? Несомненно одно: доклад Вячеслава Фетисова - решающее событие в его карьере всероссийского топ-менеджера.

Годичный срок, традиционно отводимый государственному мужу на полноценное вхождение в должность, истек. Что уразумел Фетисов в результате общения и столкновений с Союзом и противостояния с разномастной и разнокалиберной организационной средой физкультуры и спорта? Наверняка, министру пришлось убедиться в том, что нельзя требовать развития от прочно сложившихся комитетских структур и уже невозможен и немыслим руководящий рык в адрес спортивных федераций. У каждой из них свои проблемы и свои отношения с инфраструктурой мирового спорта, у НОК России - тем более.

Нелегко сказать, на каких причинах должна строиться требуемая президентом России политика в области физкультуры. Что там потребуется - прессинг, аппаратные игры, интрига? Возможна ли кооперация, партнерство? Вячеслав Фетисов не отвечал на эти вопросы. Смысл его программного выступления в решительном утверждении: "За здоровье страны намерен отвечать я". Ход дерзкий, но не более чем завлекательный.

За здоровье страны не отвечает никто. Здоровье - один из самых сложных и капризных объектов управления. Правда, история свидетельствует, что здесь можно не управлять, а руководить. Спарта, бракующая нездоровых новорожденных, живущая по законам военной дисциплины, оставила образцы государственного руководства здоровьем. Но никаких других следов в истории античной культуры Спарта не оставила.

В благополучном демократическом, открытом обществе управление здоровьем страны решается без государственного вмешательства. Есть популярные образцы здорового образа жизни, доступен ассортимент спортивно-оздоровительных услуг, воспроизводятся традиции состязательного досуга, и не только молодежного. Но полной гарантии здесь нет. Можно быть деловым и подтянутым, можно быть нездоровым и тучным - дело личного выбора.

Возможна ли некая средняя стратегия для страны, зависшей в промежуточном состоянии? На мой взгляд, проект возрождения и становления спортивного характера России привлекателен и, в принципе, реалистичен. Не следует, однако, снова уповать на могущество новой редакции Закона о спорте. Не станет ожидать планомерно реинженеринга Спорткомитета в мозговой центр российской программы здоровья. Куда актуальнее задача создания критической массы управленцев, профессионально устремленных и способных обеспечить переустройство физкультурной и спортивной жизни на местах - там, где неизбежны ситуации сложностей межотраслевой кооперации, столкновения интересов, где потребуется в каждом месте свой уникальный подход к оздоровительной переориентации спорта.

Созвучен ли вызов Вячеслава Фетисова социальным и политическим реалиям России? Своего рода лакмусовой бумажкой на решение президентского совета станет предстоящая избирательная кампания. Если позицию - "отвечаю за здоровье страны" - разделят проектировщики программ политических партий и партийные лидеры, у государственного топ-менеджера от спорта Вячеслава Фетисова есть будущее.

Олег Винокуров: Неожиданный поворот нашел в своей борьбе с теми, кто не ценит спортивные трансляции на телевидении, наш постоянный телеобозреватель Аркадий Ратнер.

Аркадий Ратнер: Нашел в своем архиве статью "Телевидение и спорт. Союзники или соперники?". Принадлежит она перу Льва Кассиля и опубликована в 1968 году в журнале "Спорт в СССР". Конечно, что-то, о чем 35 лет назад размышлял знаменитый писатель, сегодня выглядит архаично. Но многое - весьма своевременно.

Приведу главную мысль автора. "В мире есть что посмотреть, если не вблизи, то хотя бы издали. И, естественно, современного телезрителя интересуют самые разные передачи... Но не надо меня упрекать в пристрастии к спорту, если я возьму на себя смелость сказать, что наибольшей популярностью у телезрителей пользуются спортивные передачи..." И так, как пишет Кассиль, было в СССР и в 60-е, и в 70-е, и в 80-е годы.

Могу добавить еще выдержки из замечательной книги первого в стране телевизионного критика Владимира Саппака "Телевидение и мы". Кассиль был заядлым болельщиком, Саппак относился к спорту достаточно прохладно. Но, пытаясь познать суть телевизионного зрелища, он понимал, что основа телевидения как искусства - он употреблял именно это слово - живые, с места события, сиюминутные передачи. Естественно, спортивные трансляции и в его рассуждениях выходят на первое место.

Нынешние телевизионные "теоретики" могут мне возразить, что мнение Кассиля и Саппака сегодня устарело и спорт занимает на телеэкранах то место, которого он заслуживает. Тогда я вновь вынужден сослаться на высочайшие рейтинги спортивных передач самых знаменитых телекомпаний мира. В "Прессинге" мы их приводили не раз.

И напомню, кстати, тоже не впервые, что спортивные трансляции на общедоступных каналах России чуть ли не десяток лет практически отсутствовали , что в спорте современный зритель разбирается неважно, от телевизионного спортивного зрелища отвык и прежний интерес предстоит возрождать.

Здесь к месту интересный пример из статьи Льва Кассиля. Он ссылается на рассказ известного игрока в американский футбол Реда Гранжа. "В 1920-1930-е годы я путешествовал по стране, - вспоминает футболист, - и рассказывал всем, что футбол очень хорошая игра. А они смеялись надо мной. "Видели вы когда-нибудь футбол?" - спрашивал их я. "Конечно, нет!" - говорили они". А сегодня каждый американец если не фанатик футбола, то уж во всяком случае страстный почитатель игры, знающий все о командах и футболистах. Вот что сделало телевидение!.."

Это пример, приведенный Кассилем, очень уместен как раз сегодня, когда в России пытаются возродить массовый спорт, восстановить детские спортивные школы, когда стало модным провозглашать спорт чуть ли не как национальную идею. И возрождение интереса к спорту - задача телевидения. Не только появлением спортивных каналов, - дай Бог, чтобы они продолжали существовать и аудитория их многократно увеличивалась! - но и уровнем предлагаемых зрителю передач. Чтобы шли трансляции не второстепенных, а самых престижных соревнований. Чтобы показывали их знающие дело режиссеры, а рассказывали о них комментаторы-популяризаторы, такие как неведомый нам ныне американский футболист Ред Гранж из статьи Льва Кассиля. Чтобы внимание зрителя привлекал рассказ о пользе, зрелищности, красоте, традициях спорта, а не истерические возгласы, будто победа Дементьевой или Кафельникова во второстепенном теннисном турнире - это знаковое событие в истории России.

А разве не главная задача для телевизионных спортивных редакций - и это не покажется парадоксальным - вернуть болельщиков на трибуны? Ведь не помешало наличие телекамер заполнить недавно 20 тысяч мест в нью-йоркском "Мэдисон-сквер-гардене" на чемпионате мира по вольной борьбе. Искусством Вадима Синявского и Николая Озерова привлекать зрителей на стадион новому поколению тележурналистов предстоит овладевать, если браться за дело всерьез. Хотя очевидно, что знание спорта, культура репортажа даются им с большим трудом, чем имитация патриотических чувств. А это, видимо, сегодня для начальников главный критерий оценки комментаторской работы...

XS
SM
MD
LG