Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Завершился отборочный турнир Евро-2004. "Матч судит Николай Латышев"


Олег Винокуров: Как и неделю назад, мы начинаем программу с разговора о футболе. В среду пятью стыковыми матчами завершился отборочный турнир Евро-2004, и теперь мы знаем все 16 команд, которые отправятся будущим летом в Португалию. Попала в их число и сборная России.

Об игре российской команды в Кардиффе мне в последние дни приходилось говорить немало: и в программе "Прессинг" по будням, и в программах "Либерти лайв", а в субботнем выпуске "Прессинга" мы обсудили этот матч со слушателями.

Теперь же настало время познакомить вас с тем, что говорил в Кардиффе Георгий Ярцев - тренер, которому российские болельщики обязаны возрождением любимой команды и, как следствие, тем, что теперь они не будут чужими на празднике жизни под названием Евро-2004. К слову, вопрос о возрождении сборной России был поднят и в Кардиффе. Ярцев прокомментировал этот стремительный процесс весьма лаконично.

Георгий Ярцев: Я принял сборную вообще в безнадежной ситуации, когда очень мало людей верило в то, что наша сборная решит эту задачу. Предыдущий состав сборной полностью, я в этом уверен, был составлен не из самых сильных российских игроков. Нужно было вернуть тех футболистов, кто играет за границей, кто хотят играть, кто хотели выступать за эту сборную под руководством Ярцева. Это мне удалось.

Я опирался на тех людей, в которых я верил, верю и буду верить до конца. Почему? Потому что это люди преданные, настоящие патриоты России, хотя, возможно, и играют в чемпионатах других стран.

Олег Винокуров: Те игроки, которых призвал в свою команду Георгий Ярцев, хорошо справились с поставленной задачей: 5 матчей - 2 ничьих и 3 победы. Естественно, главной стала победа в Кардиффе. Вот как оценил тренер сборной России содержание и исход российско-валлийского противостояния.

Георгий Ярцев: Мы обыграли в двух стыковых матчах очень сильную и мощную команду Уэльса, команду, которая укомплектована не просто игроками европейского уровня, а мирового уровня - такими, как Гиггз. Они, сыграв первый матч в Москве 0:0, просто недооценили силу российской сборной. Когда команда побеждает, не хотелось бы еще сыпать соль на рану, но, во всяком случае, потеря ведущих игроков сказалась на мощи, на результативности и вообще на успехах команды Уэльса.

Установка на игру была достаточно серьезная, и опеке Гиггза очень много времени было уделено. И ситуация сложилась таким образом, что, я думаю, ни один из матчей он не сыграл на своем уровне только лишь потому, что борьба велась, возможно, жесткая, даже жестокая, но мужская. Тренер сборной Уэльса в Москве сказал, что футбол, вообще-то, не балет и поэтому сражались по-мужски. Но зря подумали, что русские футболисты уступят в этом качестве. Я считаю, что наши игроки сегодня показали себя также закаленными бойцами, и ни к кому из них я не имею претензий по борьбе, по самоотдаче.

Единственное у меня за два матча сожаление - удар Гиггза в лицо нашего игрока. Конечно, игрока такого уровня - кстати, одного из любимых моих игроков вообще, я очень люблю Гиггза, - это, очевидно, не красит. Но, по-моему, этот поступок как раз и был следствием того, что игра все-таки у лидера команды Уэльса не пошла. Ну, возможно, не совладал с нервами.

Мало того, Виктор Онопко сыграл очень хорошо с Хартсоном. Это действительно игрок очень хорошего уровня, очень хорошего класса. Но, к счастью для нас, персональна его опека, в общем-то, принесла успех, и он не так грозен был, как, предположим, в матче с теми же итальянцами, который я смотрел, - сборная Уэльса имела преимущество с итальянской командой.

Вот именно разогнаться, не дать им развить командную именно скорость - вот была задача нашей команды. И мы справились.

Олег Винокуров: Пожалуй, в этих словах Георгия Ярцева один момент нельзя оставить без комментария. Действительно, в Москве Райан Гиггз дал волю эмоциям и ударил локтем Вадима Евсеева, хотя и не так сильно, как пытался представить это российский игрок. Не пытаясь оправдать валлийца, отметим лишь, что этот его поступок стал ответной реакцией на грубейший фол Евсеева.

Вообще оба матча стали далеко не образцовыми с точки зрения корректности и джентльменского поведения на поле. Российские футболисты явно перестарались, выполняя установку тренера по плотной игре с ведущими игроками команды соперников, в некоторых случаях это было похоже не столько на опеку, сколько на охоту. Справедливости ради следует отметить, что валлийцы в долгу не оставались. А итог всему этому подвел Евсеев по окончании матча в Кардиффе - хамской выходкой в адрес местных тележурналистов. Но об этом мы поговорим позже.

Теперь же, когда все страсти остались в прошлом, выразим надежду на то, что в последующие матчи сборной России будут проходить в ином ключе. Ведь бьющие через край эмоции мешают играть. Не исключено, что именно это обстоятельство не позволило российской команде показать такую же содержательную игру, какую она показывала в предыдущих матчах.

Приятно, что Георгий Ярцев не стал отрицать очевидное: с точки зрения созидательной игры матчи с Уэльсом яркими никак не назовешь. Если тренер это понимает, значит, есть надежда на то, что он постарается исправить ситуацию в будущем. Послушайте, что ответил он на мой вопрос об организации атакующей игры. Я спросил Георгия Александровича, окончательно ли он решил перейти к игре с одним чистым нападающим, а на место второго форварда выпускать полузащитника. Именно так российская сборная играла последние полтора матча с Уэльсом: впереди - Булыкин, за ним - Измайлов. Вот что ответил мне Ярцев.

Георгий Ярцев: Сколько мы лет тебя знаем, ну, неужели когда-то, в конце концов, мои команды играли с одним форвардом? Но жизнь заставляет так. Те люди, которые могли бы играть, приехали не в достаточной физической форме. Трудно понять, очевидно, валлийским журналистам, но российским легче, наверное, понять меня и состояние команды, когда чемпионат практически закончился, роздано всем сестрам по серьгам: кому - золотые, кому - серебряные. Отдых после этого был достаточен.

В разной физической разбалансировке приехали игроки, кто-то уже отдыхал, кто-то еще готовится к серьезным матчам. Предположим, футболисты "Локомотива"... Вот, наверное, журналисты Уэльса вообще удивятся, - у нас есть футболисты, которые играют уже 11 месяцев в футбол. 11 - вы только подумайте! Причем все время играют, без перерыва. Поэтому форварды и выбирались. Да, если бы потребовалось, игра складывалась бы не в нашу пользу, то, безусловно, один бы и второй, возможно, форвард бы вышел.

Булыкин не был заменен только лишь потому, что очень хорошо вел оборонительные действия, он нужен был и в обороне ворот, и имел прекрасный момент забить. Что касается остальных ребят, кто-то боролся, сражался до последних туров, а у кого-то уже мотивации в чемпионате абсолютно не было. К сожалению, так получилось.

Я не хотел говорить раньше, чтобы это не прозвучало каким-то оправданием, но пришлось приложить достаточно сил, для того чтобы хотя бы привести в более-менее равнозначную физическую кондицию игроков. Потеря Овчинникова и Мостового - это действительно серьезная потеря. Это опытные, закаленные бойцы, которые не дрогнут на любом стадионе. Вот это была проблема. С вратарем проблемы не было: сразу определили, что будет стоять Малафеев. И дебют его, я думаю, удачен. Талантливые ребята - и Малафеев, и Акинфеев... Я должен сказать, что все, кто приехал на сборы, - кто играл, кто не играл, кто даже не был заявлен в запасе, - все они доказали то, что они приехали не заниматься какими-то меркантильными делами, рейтиновыми делами, а все-таки постоять за честь России. Я, честно говоря, рад и горд, что я не ошибся в этих людях.

Олег Винокуров: Такой итог подвел Георгий Ярцев без малого трем месяцам своей работы со сборной. Что ж, теперь мысли российских болельщиков обращены к жеребьевке финального турнира, которая пройдет 30 ноября. До самого же турнира остается полгода. За этот срок нужно поставить и отшлифовать игру команды. Срок, может, и небольшой, но все же достаточный при условии, что тренер имеет четкое представление о составе и об игровой концепции сборной. Ярцев, судя по всему, такое представление имеет.

Дмитрий Морозов: Из остальных четырех отборочных матчей, прошедших в среду, мы, конечно же, выделим игру сборных Турции и Латвии в Стамбуле. Латвийская сборная сотворила главную сенсацию отборочного цикла, победив третьего призера чемпионата мира.

Игорь Швейцер побеседовал с теми, кого в Латвии теперь считают национальными героями. Послушайте беседу нашего корреспондента с главным тренером сборной Александром Старковым.

Игорь Швейцер: Помнится, накануне ответного стыкового матча ваши высказывания были довольно осторожными. Насколько ваши впечатления от игры совпали с тем, что вы предполагали?

Александр Старков: Есть разная манера вести себя перед игрой. Одни говорят: "Мы сильные, мы сильнее..." Что в итоге - ну, это как игра сложится. Я такого придерживаюсь мнения, что надо быть уважительными, осторожными, может быть, отдавать даже мысленно какой-то приоритет сопернику. В общем-то, это зависит от манеры поведения.

Что я увидел во время игры? Конечно же, турки имели преимущество своего поля, он имели преимущество своего болельщика - болельщики неистовые, очень сильно подерживали. Ну и была, конечно, психологическая атака, давление на соперника, на нас то есть, до игры. Это было в прессе, ощущалось.

Атака на судей была, потому что они очень много говорили о том, что судьи в Риге явно симатизировали латышам. Поэтому шведы, которые судили нас в Стамбуле, не могли этого не знать. И думаю, что это было психологическое давление.

В остальном, конечно, турецкая сборная очень сильная, и нам пришлось изрядно потрудиться в обороне.Но мы были готовы к этому, и наш план, на мой взгляд, полностью оправдал себя.

Игорь Швейцер: Как вам удалось добиться от сборной Латвии такой самоотдачи?

Александр Старков: Тут, наверное, заслуга не главного тренера, не только его. Самоотдача - это что? Это то, как команда действует на поле, это ее психологическое состояние, микроклимат. Здесь очень важную роль занимают все - от президента Федерации футбола Индриксона, который, на мой взгляд, главная фигура в нашем успехе, абсолютно искренне вам это говорю, до капитана команды, до второго тренера, и главного тренера, и массажиста. Очень важно, чтобы в этом плане команда была настроена одинаково. Нам это удалось, наверное.

Игорь Швейцер: В какой момент мы осознали, что все, это победа?

Александр Старков: Я думаю, что когда Лайзанс забил первый гол. Второй гол нас не убил, наши ворота, а вот первый гол, который турки пропустили в свои ворота, по-моему, психологически их сломал, они не были готовы к этому. И там я почувствовал, что игра в наших руках.

Игорь Швейцер: Как бы вы все-таки (если абстрагироваться от того, что вы главный тренер сборной Латвии), объяснили такой феномен: третий призер чемпионата мира и не самая футбольная страна - в итоге на чемпионат Европы едет сборная Латвии?

Александр Старков: Чудеса бывают, вы знаете, в футболе очень часто. И надо для этого очень много делать и очень этого желать. Только желать мало. Надо трудиться, надо очень много делать - и тогда, может быть, Бог будет на стороне этой маленькой страны. В данном случае, наверное, как я вижу, это самое логичное объяснение.

Игорь Швейцер: Что вы думаете об эффекте, который произведет на латвийское общество, на латвийский спорт, на развитие футбола в стране тот факт, что вы попали на чемпионат Европы в Португалии?

Александр Старков: Уже сейчас это чувствуется, знаете, - вот эта первая волна эмоций, когда абсолютно все в Латвии в один голос заявляют, что со времени независимости прошло уже более десятка лет, и это главное событие не только в спорте, но и вообще в жизни Латвии. Прекрасно понимают, что футбол - это спорт номер 1 в мире, он имеет большое влияние и политическое, и социальное, и культурное, и спортивное.

Я надеюсь, что наш президента Федерации футбола Индриксон извлечет вот из этого интереса властей максимум пользы на долгое время вперед. Потому что эмоции схлынут, и потом что останется? Меня волнует именно это - чтобы вот эта эйфория нашла продолжение в каких-то законах о спорте, о футболе, каких-то действиях на долгое время.

Игорь Швейцер: Президент страны госпожа Фрейберга посещала вас после первого матча, вы нанесли ей ответный визит после второго. Как вам кажется, теперь она, наверное, должна и на чемпионат Европы с вами поехать?

Александр Старков: Однозначно, она там будет, потому что это не только форум футболистов, но и всех политиков. И конечно, Латвия, как страна молодая, должна заботиться о своем имидже, и заинтересованы все в Латвии, чтобы нас воспринимали как равных. Она будет там, я убежден. Не раз госпожа Фрейберга повторяла, что футболисты сделали за этот отборочный цикл столько, сколько не сделали ни политики, ни экономисты, ни финансисты Латвии за все наше независимое время. Это самый крупный прорыв вообще и в политической деятельности, и в социальной, и во всех сферах.

Игорь Швейцер: Еще вопрос именно о футболе. Сейчас с такой игрой, как у сборной Латвии, ехать уже не стыдно или нужно что-то еще менять, развивать?

Александр Старков: Процесс роста, процесс прогресса команды бесконечен. У нас есть слабые места, и я это прекрасно понимаю. Не стыдно однозначно, потому что выход в финальную часть чемпионата Европы не случаен, и мы это доказали в играх с теми же турками. Конечно, нам придется еще поработать над многим, усилить состав, искать какие-то внутренние ресурсы - я это прекрасно понимаю. Будем работать.

Но в то же время мы поедем туда, чтобы достойно представлять свою страну. Я надеюсь на футболистов, которым опыт, приобретенный в этом году, даст новый толчок для их игры, для их роста.

Игорь Швейцер: Александр Петрович, я слышал, что вы сменили имидж. Могли бы вы несколько слов об этом?

Александр Старков: Имидж? Да, вы знаете, была одна из пресс-конференций, когда в ответ на вопрос - почему один из футболистов поменял прическу и игра закончилась после этого удачно? - я ответил, что я готов тоже сменить прическу, если мы выйдем в чемпионат Европы. Перед последней игрой, решающей, журналисты вспомнили об этом. И уже после стамбульской игры мне не оставалось ничего другого, как поменять и прическу, и цвет волос, что я и сделал. И не жалею - это оказалось легче, чем выйти в финал чемпионата Европы.

Дмитрий Морозов: Так в беседе с Игорем Швейцером оценил успех сборной Латвии ее тренер Александр Старков. А вот что сказал нашему корреспонденту самый опытный игрок команды Михаил Землинский.

Михаил Землинский: Это очень значимое событие. Это значимое событие и вообще для страны, и для латвийского футбола, спорта, и для каждого футболисты в карьере. Я говорю, что до конца еще, наверное, не ощутил всего того, что произошло. Так я шучу уже, что то, что произошло на самом деле, осознал только тот, кто ничего не понимает в футболе.

Игорь Швейцер: Как страна реагирует на ваши достижения.

Михаил Землинский: Страна очень бурно реагирует, судя по последним дням. Ну, в общем-то, очень приятно - и прием у президента страны, и чествование команды, и просто люди на улице подходят, поздравляют, благодарят. Это очень приятно. В общем-то, рады, что подарили такой праздник.

Игорь Швейцер: Когда вы поверили сами в такой успех, в возможность этого успеха?

Михаил Землинский: По ходу отборочного цикла я думаю, что, может быть, никто даже о таком не мечтал. Максимум, может быть, что можно было как бы себе загадывать, - это, скажем, второе место и возможность сыграть в плей-офф, так, положа руку на сердце. А когда уже выиграли там, конечно же, захотелось достойно сыграть в плей-оффе.

Но поверили в свои силы, когда обыграли поляков, когда поняли, что можем играть в комбинационный и красивый футбол - такой футбол, который приносит результат. И потом в играх с венграми и с теми же шведами это все подтвердилось. Да и с поляками проигрышная игра была, скажем, не хуже, чем мы играли с венграми. Единственное, что нам там меньше повезло, может быть. Хотя команда поверила в свои силы, что мы можем играть, уже по ходу отборочного цикла, наверное.

Игорь Швейцер: Вы знаете, я был в Риге на вашем матче с командой Узбекистана, товарищеском, и тогда команда совершенно не казалась способной бороться за что-либо. Что же произошло?

Михаил Землинский: Ну, сложно сказать. Видите, игра с Узбекистаном была как раз в тот момент, может быть, когда все легионеры только-только начинали свой чемпионат. Потом была напряженная ситуация во внутреннем чемпионате Латвии - это тоже могло сказаться. Не знаю, что произошло. Ну, как говорится, что ни делается, все к лучшему. Значит, должна была команда получить такую оплеуху, чтобы или проснуться, или встрепенуться.

Игорь Швейцер: Как вам кажется, какие последствия будет иметь такое достижение сборной Латвии, как выход на чемпионат Европы?

Михаил Землинский: Хотелось бы, чтобы это имело такие последствия, чтобы о футболе заговорили. Хотелось бы, чтобы наше правительство обратило взор свой к спорту как к таковому, может быть, больше уделять внимания и средств. И конкретно для футбола - чтобы футбол развивался, юношеский футбол развивался. Ну, и в принципе, это, я думаю, для страны не только как спортивный праздник, а сам авторитет страны намного поднялся после этой победы. Здесь и спортивное достижение, спортивный успех, но и политические тоже нотки в этом есть.

Игорь Швейцер: Какой политический подтекст у этого успеха, по-вашему?

Михаил Землинский: Если выражаться очень просто, то раньше, если в Турции спросить, где Латвия находится, я думаю, намного меньше бы народу сказало, где это. Сейчас об этом, наверное, знают все. Точно так же и в Европе, я думаю, очень многие узнали, где находится Латвия, что это за страна и какая у нее столица. Потому что, честно говоря, обидно было слышать, когда говорят, что столица Латвии - это Вильнюс.

Игорь Швейцер: Как вам кажется, данная команда сильнейшая за всю историю сборной Латвии или нет?

Михаил Землинский: Думаю, что сам результат говорит за себя. И было бы, наверное, неправильно сказать, что была команда раньше в какой-то период сильнее, но занимала 4-ое или 5-ое место в подгруппе.

Игорь Швейцер: Скажите, каких соперников вы бы хотели видеть в подгруппе уже на чемпионате Европы? С кем было бы интересно сыграть?

Михаил Землинский: Ну, я думаю, интересно сыграть, конечно, с грандами - теми же французами, англичанами, немцами. Сложно сказать. Сложно выбирать, все команды хорошие, сильные. Единственное, может быть, не хотел бы сыграть с хорватами. Не хотел бы однозначно играть с Россией, потому что когда играют Латвия с Россией, то тут болеют как бы и за Латвию, и за Россию. Если мы будем в разных группах играть, то все русскоязычное население и в России, и в Латвии - все будут болеть за две команды, то есть больше будет ажиотаж, больше праздник.

Дмитрий Морозов: С самым опытным игроком сборной Латвии, ее вице-капитаном и капитаном "Сконто" Михаилом Землинским, а также с главным тренером команды Александром Старковым беседовал Игорь Швейцер.

Олег Винокуров: В пятницу исполнилось бы 90 лет Николаю Латышеву, самому известному и уважаемому советскому футбольному арбитру, единственному удостоенному высокой чести обслуживать финал чемпионата мира. Этого замечательного человека вспоминает близко знавший его почетный судья по спорту Марк Рафалов.

Марк Рафалов: "Матч судит Николай Латышев" - эта короткая информация диктора стадиона неизменно вызывала аплодисменты и радостное оживление на трибунах. Сегодня, когда все служители Фемиды безоговорочно отнесены у нас к личностям одиозным, в это трудно поверить. А мы, судьи, которым доводилось выходить на футбольные поля вместе с Латышевым, горды этим. Я не исключение.

Это было 21 октября 1962 года. В Ленинграде местные динамовцы принимали алма-атинский "Кайрат". Всего за четыре месяца до этого в Чили завершился чемпионат мира. Сборная СССР проиграла в одной четвертой финала хозяевам чемпионата и бесславно ретировалась с южноамериканского континента. На фоне этого фиаско сенсационным оказался триумф советского арбитра. В Чили Латышев провел в роли главного судьи четыре встречи, что свидетельствовало о величайшем доверии к нему руководства ФИФА. Но подлинным триумфатором он стал 17 июня, когда безупречно провел финал мирового форума между сборными Бразилии и Чехословакии. Пресса не скупилась на восторженные комплименты нашему посланцу. Президент ФИФА Стэнли Роуз вручил ему Золотой Свисток!

А теперь вернемся вновь в осенний Ленинград 1962года. Когда мы вышли из тоннеля, зрители встали. Они приветствовали Латышева бурными овациями. Стадион ликовал! "Николай Гаврилович - молодец!" - кричал кто-то. "Латышеву слава!" - вторил ему другой.

Видимо, неслучайно еще за год до чилийского чемпионата, после судейства Латышевым в Риме матча сборных Италии и Англии (который, кстати говоря, итальянцы проиграли - 2:3), местная газета "Паезе" 25 мая 1961 года назвала арбитраж советского рефери "необычным явлением на футбольных полях"!

В самом деле, вся блистательная биография Николая Гавриловича необычна. Как и все, даже самые титулованные арбитры, Латышев не избежал судейских огрехов. Но его никогда никто не упрекал в предвзятости. Он никому не давал поводов для сомнений в своей порядочности.

Он провел больше 200 матчей чемпионатов СССР - больше любого отечественного арбитра. На его счету непреодолимый рекорд: 8 финалов кубка СССР. Еще одно достижение - более 100 международных матчей, из которых 47 - на уровне национальных сборных.

Талант всегда неординарен. Ему чужды поведенческие стандарты и занудная обыденность. Действуя строго в рамках правил, Латышев решительно принимал непопулярные, порой даже дерзкие решения. 1 октября 1961 года он отважился за 23 минуты до конца матча из-за беспорядков на тбилисском стадионе прекратить игру и увести команды с поля. Несгибаемую волю проявил он и в 1955 году, когда в финале Кубка между столичными "Динамо" и ЦДСА удалил с поля за грубость самого... Льва Яшина.

Но и за пределами футбольного поля проявлялись выдающийся талант и неординарность Латышева. Более 30 лет он стоял во главе Всесоюзной коллегии судей. Около 20 лет успешно работал в судейском комитете ФИФА. Свыше трех десятилетий, являясь кандидатом технических наук, доцентом, преподавал в Московском станкоинструментальном институте. Перу Латышева принадлежит 5 изданий уникальных учебников по судейству. Латышев - кавалер многих наград, в числе которых орден ФИФА "За заслуги".

Уже почти четыре года как нет с нами Гаврилыча. 21 ноября 2003 года лучшему арбитру нашей страны и одному из сильнейших судей мирового футбола исполнилось бы 90 лет...

Дмитрий Морозов: Традиционное телеобозрение Аркадия Ратнера вернет нас к разговору о футболе.

Аркадий Ратнер: Хорошо известно, что многие руководители России - большие поклонники футбола. Но в нынешней государственной иерархии я разбираюсь недостаточно, а потому затрудняюсь дать определенный ответ, вправе ли кто-то из них вызвать в свой кабинет руководителя Первого телевизионного канала Константина Эрнста и, стукнув кулаком по столу, объяснить ему, что быть автором бесчисленных дорогостоящих проектов, безусловно, престижно, но при этом главный телевизионный начальник обязан заниматься и черновой, непрезентабельной работой - контролировать, к примеру, отдел выпуска.

Не мог же Константин Эрнст не знать, что, если начало футбольного матча Уэльс - Россия в 22 часа 30 минут, то трансляцию следует начинать на 5-10 минут раньше, так как самой игре предшествует обязательная торжественная церемония. Допускаю даже, что не знал он об этом. Но почему не напомнил ему о церемонии спортивный продюсер канала Николай Малышев? Неужели не решился поправить своего руководителя? Словом, в программах передач начало трансляции было объявлено в 22:30. А появилась "картинка" из Кардиффа в 22:29, когда уже был исполнен российский гимн и звучали последние аккорды гимна Уэльса.

В Останкино остались еще люди, которые могли бы рассказать генеральному директору, как в прежние годы готовили к выходу в эфир спортивные репортажи, которые - без преувеличения - ждала вся страна, как тщательно прорабатывалось их начало Дирекцией программ, отделом выпуска, спортивной редакцией.

У меня нет и не может быть ностальгии по советскому телевидению. Есть ностальгия по ушедшей телевизионной культуре. Потеря ее коснулась, к сожалению, прежде всего спортивных передач. И это относится, кстати, не только к Первому каналу, но и к другим телекомпаниям, чей сигнал принимается во многих регионах страны.

Вот о чем хотелось бы еще сказать после трансляции матча Уэльс - Россия. В течение нескольких лет внушали начинавшему свою карьеру молодому Кафельникову, что теннисный корт окружен не только телекамерами, но и неприметными шумовыми микрофонами, ловящими любое слово игрока. А потому не стоит после каждой досадной ошибки знакомить телезрителей разных стран с ненормативной русской лексикой.

Сколько раз на чемпионатах мира по хоккею объясняли тренерам и игрокам сборной России, что те же шумовые микрофоны подвешены над скамейками запасных и все произнесенное в азарте доходит до ушей тех, кто сидит у телеэкрана.

Всегда хотелось узнать у спокойного в обычном общении Николая Карполя, тренера женской волейбольной сборной страны, просматривает ли он видеозаписи игр с ее участием, не пугает ли он самого себя своим внешним видом и криком во время минутных перерывов, когда телевизионный и микрофонный операторы приближают свою аппаратуру чуть ли не к тренерскому лицу. Нет, запрещенных к употреблению в культурном обществе слов от него не услышишь, но не покидает ощущение, что вот-вот вырвутся они из уст тренера. Особенно становится не по себе, когда камера "заглядывает" в глаза окруживших Карполя спортсменок. В них такой испуг и смятение, словно готовят их на заклание, а не к продолжению борьбы.

Допускаю, что добрый русский мат, обращенный Вадимом Евсеевым прямо в камеру в конце трансляции из Уэльса и который легко читался по его артикуляции, мог вызвать у некоторых зрителей добродушную, снисходительную улыбку. Во-первых, были достойно повержены хамоватые, задиристые соперники, а во-вторых, так приятно выразить охватившие тебя чувства привычными, радующими слух словами. Не знаю, как у других, а в моих глазах героический облик защитника сборной заметно поблек.

Вспоминаю об этом потому, что спортсмену, тренеру даже в самые напряженные моменты не следует забывать, что наблюдают за ним миллионы глаз, и облик спортсмена формируют не только забитые им голы или поднятая над головой рекордная штанга. Насколько интеллигентнее многих свои коллег, ни один год потешающих нас ритуальными плясками у тренерской скамьи, выглядит Георгий Ярцев. Согласитесь, добавляет это симпатий к новому, удачливому тренеру сборной...

XS
SM
MD
LG