Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Футбольные события минувшей недели в обозрении Владимира Перетурина. Трагедии на хоккейных трибунах. Забавные истории из жизни спортсменов. Расставание с шестой "спортивной кнопкой"


Валерий Винокуров:

Поражение сборной России от команды Эстонии шокировало многих обозревателей, даже тех, кто и прежде достаточно критично оценивал ее игру. Член исполкома Российского футбольного союза Владимир Перетурин увидел в этом поражении следствие ряда организационных просчетов в работе команды.

Владимир Перетурин:

В промежутке между 4-м и 5-м турами первенства страны наши ведущие футболисты в составе сборной России на минутку заехали в Таллинн. Чтобы в товарищеском матче с командой Эстонии провести проверку боевой готовности перед мировым чемпионатом.

Результат ужасный! Сборная России установила рекорд со знаком минус, который изменить когда-либо очень трудно. Наши футболисты умудрились проиграть сопернику, стоящему в рейтинге ФИФА на 84-м месте. Пугает не счет 1:2 с командой государства, в котором футбол никогда не был популярным и процветающим. Удивляет то, что за два месяца до начала турнира в Японии и Южной Корее у нас нет команды. Ведь проигрыш эстонцам был неслучайным. Матч проходил в равной борьбе, и хозяева поля в отдельные моменты выглядели симпатичнее, разумно проводя контратаки. В сборной же России иногда выделялись хорошей индивидуальной игрой лишь Измайлов и Сычев. Никаких коллективных действий мы не увидели.

После недавнего поражения от ирландцев, я похвалил Романцева и футболистов за умение скрывать от соперников свои достоинства. Теперь же шутки в сторону. Второй раз иронизировать на данную тему не хочется.

Не собираюсь давать какие-то советы тренерам сборной. Но говорить о причинах развала самое время (а может быть, даже поздно).

Второй год я не устаю повторять, что нельзя работать руководителем сборной по совместительству. Такого нет ни в одной приличной стране мира. Главный тренер, даже если он потомок Юлия Цезаря, не может успешно готовить две разные команды. Кроме того, наставник клуба и наставник сборной - разные профессии.

Что же мы имеем от совмещений в отечественном футболе?

Главный тренер лишен возможности видеть различных футболистов в деле. Чего стоит заявление Олега Ивановича о том, что футболиста по фамилии Бобер, он пригласил в сборную по рекомендации Тарханова. Сам Романцев, видимо, не представляет, как играет самарский полузащитник. В сборную не берут Ролана Гусева, поскольку тот отказался переходить в клуб главного тренера "Спартака". Не буду рассуждать о принципах создания команды. Их просто нет. В сборную собираются игроки, как-то проявившие себя в последнее время. Но они не "звезды". А из разноплановых середнячков может получиться команда лишь тогда, когда их объединяют какой-то идеей (а еще лучше, если имеется несколько тактических вариантов). Увы, в сборной России каких-то мыслей не видно. И размышлять Олегу Романцеву некогда - ведь он занимает три большие должности.

Совмещения наносят колоссальный вред нашему футболу. Московское "Динамо" влачит жалкое существование из-за того, что долгие годы господин Толстых был президентом ПФЛ и президентом Динамо. Тормозит на глазах славный питерский "Зенит", потому что президент клуба господин Мутко стал еще и президентом премьер-лиги. Уважаемый Виталий Леонтьевич не успевает перемещаться из Петербурга в Москву. Вероятно, через какое-то время мы будем обсуждать проблемы Российской Олимпийской сборной, так как ее возглавляет еще один совместитель - главный тренер ЦСКА Валерий Газзаев. К сожалению, у нас в футболе не осталось личностей, какими были братья Старостины, Аркадьев, Якушин, Качалин, Маслов, Севидов. Они умели создавать великолепные команды, доставлявшие своей игрой удовольствие болельщикам. И даже этим выдающимся людям никогда в голову не приходило заниматься двумя командами. Нынешние же специалисты с одним-то клубом не могут справиться, а им доверяют, чуть ли не весь футбол страны. После поражения в Эстонии многочисленные журналисты (главным образом, из числа тех, кто регулярно сопровождает нашу сборную в чартерных рейсах) просят не паниковать раньше времени. Раньше какого времени? Вот уже третий год российская команда показывает бледную, невразумительную игру. Причем, сильных соперников у нее давно уже не было. Так чего же еще ждать?! Почему-то никого не смущает то, что сборная России опускается в мировом рейтинге все ниже и ниже. Уверен: нынешнее 24-е место не предел.

Неужели нужно обязательно опозориться на чемпионате мира, чтобы все закричали: "Караул!".

Несколько слов о пятом туре первенства России. Каких-то принципиальных или, как говорят теперь, "главных" поединков не было. Футболисты ЦСКА в пятый раз подряд победили и уверенно лидируют. И хотя игра армейцев пока еще не очень стабильна, она дает надежду на то, что в этом году мы увидим серьезное соперничество за золотые медали. По заслугам - среди лидеров, рядом с ЦСКА - "Спартак", "Локомотив" и "Сатурн". Хуже, чем в прошлом сезоне выглядят Крылья Советов и "Зенит", они сейчас в группе середнячков. В очередной раз удивляет столичное "Торпедо", показывая какую-то серую, суматошную игру. Лужниковцы набирают излишне много очков и находятся опять рядом с лидерами.

Валерий Винокуров:

Вполне понятно, что результаты последнего тура чемпионата страны не могли коренным образом изменить настроение члена исполкома РФС Владимира Перетурина, озадаченного очередной неудачей сборной.

Олег Винокуров:

Явно озадачены и сами участники этого исторического матча - футболисты сборной России, с которыми по их возвращении в Москву побеседовал Игорь Швейцер. Вот что сказал ему новобранец сборной Дмитрий Сенников.

Игорь Швейцер:

Как вы оцениваете свой дебют в сборной?

Дмитрий Сенников:

Команда проиграла, значит, считаю, все сыграли неудачно.

Игорь Швейцер:

Какое впечатление произвел на вас соперник, эстонцы?

Дмитрий Сенников:

Эстонцы? Хорошее впечатление. Они боролись за каждый мяч, за каждый участок земли, и, в принципе, заслуживали они, может, ничью, но не победы. Все-таки два момента, и нам два забили как бы из-за своих же ошибок.

Игорь Швейцер:

С чем, по-вашему, эти ошибки связаны были?

Дмитрий Сенников:

Не знаю, может, экспериментальный состав? Тренерам виднее. Я не хочу оценивать игру, пусть лучше тренеры оценивают. Я считаю, что самое главное - чемпионат мира не провалить. А как мы подготовимся к нему, это уже все зависит от тренера. Поэтому, я считаю, самое главное - подойти в лучшей форме именно к играм чемпионата мира. Сейчас тяжело так говорить, оценивать, там. Во-первых, меня вызвали только первый раз, неизвестно, вызовут ли меня второй раз, поэтому я честно, конкретно, говорить ничего не буду. Посмотрим. Будем ждать. Первый раз, в принципе, мне понравилась сборная, климат. Все было здорово. Так что, если вызовут - буду очень рад, если не вызовут, значит, будем работать.

Олег Винокуров:

Так говорил дебютант сборной России Дмитрий Сенников. Его партнер по "Локомотиву" Марат Измайлов уже с полным основанием может считать себя игроком основного состава российской команды. Поэтому его соображения о состоянии и перспективах сборной перед чемпионатом, возможно, более весомы. Вот, что сказал он Игорю Швейцеру.

Игорь Швейцер:

Чем вы можете объяснить поражение сборной России от сборной Эстонии?

Марат Измайлов:

Не слишком выкладывались на поле, хотели, может, на классе там обыграть. Была, наверное, недооценка. У нас проблема товарищеских игр. Я понимаю, болельщики, наверное, недовольны. Но если бы с ними играли официальную игру, мы бы им никогда не проиграли. Правда, если мы виноваты, то никто не отрицает, я могу это спокойно сказать. Просто жалко Романцева, руководство, то, что мы так их подводим. Мне, по крайней мере. Потому что они со своей стороны делают все. Для нас все условия создают, а мы выходим...

Игорь Швейцер:

На что вы надеетесь?

Марат Измайлов:

Сборная просто не имеет уже права плохо играть после таких матчей. Хотя не известен результат, но все будут стараться, самоотдача будет. С той же Францией. Как раз до этих двух провальных игр, потому что уже нельзя так плевать в душу тренерам, болельщикам.

Игорь Швейцер:

С такой игрой вообще можно куда-нибудь ехать? Когда должна быть игра у сборной?

Марат Измайлов:

С Эстонией, конечно, тяжело, что выиграли. Россия не собирается так играть на чемпионате мира или где-то в другом месте. Увидите совсем другую сборную. Да тот же матч с Францией!

Игорь Швейцер:

Можете сказать, в чем главная проблема у команды сейчас?

Марат Измайлов:

Никакой глобальной проблемы нет. Много раздувает пресса. В сборной все нормально, все по-прежнему. Все то же самое, что было в отборочных играх. Просто не хватает в играх движения, потому что нет той ответственности, которая есть в официальных играх.

Игорь Швейцер:

Но в официальных играх сборная особенно игрой тоже не радовала.

Марат Измайлов:

Да, были какие-то невыразительные игры. Но самое главное - был результат. Мы попали на чемпионат мира. Я считаю, если мы там будем показывать результат, но не столь красивую игру, то это будет для России, мне кажется, в данный момент лучше.

Игорь Швейцер:

Вы же не умеете некрасиво играть. Наверное, вам со стороны это не очень приятно, ощущать такую игру?

Марат Измайлов:

Не очень, конечно, хорошо. Я вообще после этих игр, даже если мы выигрываем, очень сильно переживаю каждое поражение. Особенно если я там сыграл неубедительно, это для меня хуже, чем поражение, я очень плохо переношу такие игры. Но что поделать? Тот уровень, который будет в чемпионате мира, там любой результат будет важен. Мне просто не хочется подводить ни тренеров, ни ребят, ни болельщиков, и поэтому на международной арене нужно добиться сначала результата. Уверен, если будет результат, все равно и игра будет.

Олег Винокуров:

В общем-то, всегда было принято считать наоборот: если будет игра - будет и результат. Но, видимо, сейчас в лагере российской сборной думают иначе, раз так говорит даже Марат Измайлов, бесспорно, один из совсем немногих ярких ее игроков. Пока же ситуация складывается так, что при взгляде со стороны, что на чемпионате мира болельщикам не придется надеяться ни на игру, ни на результат.

Олег Винокуров:

Все ближе окончание регулярного чемпионата национальной хоккейной лиги. Однако сегодняшний репортаж нашего нью-йоркского корреспондента Евгения Рубина не будет посвящен борьбе команд за места в кубке Стэнли. Жизнь подсказала ему другую тему для разговора - печальную, даже трагическую.

Евгений Рубин:

Болельщик "Нью-Йорк Рейнджерс" Ласло Токари, человек скромного достатка. Когда он ходит на хоккей, сидит на галерке. А тут вдруг получил подарок - два 120-ти долларовых билета в седьмом ряду на матч с лучшей командой лиги, "Детройтом". Естественно, пригласил жену. Так 35-летняя Джонди Токари впервые в жизни попала на хоккей. Все ей понравилось: "Мэдисон-сквергарден", и настроение у нее было отличное до тех пор, пока вылетевшая со льда шайба не угодила ей в лицо, сломав нос и отправив в нокаут. С матча ее увезли с сотрясением мозга в больницу. Там ей наложили швы и продержали до утра. Матч был 17 марта, но головные боли по сей день не оставляют Джонди. Я не стал бы вспоминать об этом печальном происшествии, если бы накануне не случилось другое - в Колумбусе. Там шайба угодила в голову 13-летней Британи Сессил. Я видел ее фотографию. За девочками с такой внешностью охотится Голливуд. Британи тоже увезли в больницу, где через два дня она скончалась от сотрясения мозга. Пока это единственная смерть зрителя от такого рода травм. Я говорю "пока". И хотя статистики нет, постоянные посетители и репортеры утверждают, что в среднем на каждый из 3-4 хоккейных матчей вызывается "Скорая помощь". И не только из-за травм, нанесенных зрителям шайбой. Куда чаще шайба разбивает ограждающие поле стекла, и бывает, целые панели обрушиваются на сидящих вблизи ото льда. Два года назад такая панель обвалилась на Жанет Грецки, и пока муж доигрывал матч в "Мэдисон-сквергардене", жена лежала с травмой головы в больнице. Помню я и недавний, домашний матч "Нью-Джерси" - "Дэвилз". За их воротами стоял фоторепортер Тиф Сатен. Он стоял, прижав объектив к стеклу, а сам прильнул к камере глазом. Два игрока как раз в этом месте столкнулись и врезались в стекло, а камера - в глаз Сатена. И хотя ему сделали операцию, зрение в поврежденном глазу так и не восстановилось. До поры до времени все подобные происшествия старались списывать на счет стечения обстоятельств. Но смерть девочки вызвала большой шум в прессе и побудила лигу ускорить поиск мер, которые обезопасили бы публику от увечий.

Дело осложняется тем, что все дворцы строились по разным проектам. Амфитеатры трибун там имеют разные углы наклона по отношению к площадкам, места находятся на разном расстоянии ото льда. Предлагают повысить ограждения, обнести поле сеткой и т. д. Но абсолютно надежного средства еще не найдено. Кстати, и для того, чтобы спасти от контузии хоккеистов. Сотрясения мозга заставили досрочно покинуть лед одного превосходного игрока Пате Лафантена, скорее всего, сократят карьеру другого - Эрика Линдроса, пережившего шесть сотрясений мозга, а в последнее время чуть ли не ежедневно отправляют на больничные койки хоккеистов. На днях выбыл по этой причине из строя, и видимо надолго, один из лучших защитников в лиге - Сергей Гончар из "Вашингтона". И тут тоже никто не знает, что делать и как быть? Журналист спросил у супругов Токари, пойдут ли они когда-нибудь еще на хоккей? "Вряд ли", - ответила жена. "Если и пойду, то не скоро", - сказал муж.

Алексей Кузнецов:

Всевозможные веселые ситуации и розыгрыши - естественная часть любых соревнований. Поскольку нынешний выпуск "Прессинга" в прямой эфир выходит 31 марта, а повторяется уже 1 апреля, самое время приступить к подробному освещению темы. Слово нашему постоянному автору, которому пришлось побывать не только участником олимпийских конгрессов, но и ... впрочем, послушаем самого Юрия Теппера.

Юрий Теппер:

Жарким римским летом шестидесятого года я стал чемпионом Олимпийских игр. Ради бога, не ищите фамилию Теппер в списках олимпиоников. Чемпионом Олимпийских игр я был всего две минуты. И я отношу их к худшим моментам своей жизни.

А дело было так. На 17-е Олимпийские игры я приехал в составе группы специалистов. Организаторы поездки не слишком баловали нас разнообразием билетов на спортивные соревнования. Право выбора в первую очередь принадлежало "звездам" нашей делегации. Я оказался в одной компании с Куцем и Косичкиным, Огуренковым и Сенаторовым. В группе были спортивные воротилы республиканского масштаба, и даже жены претендентов на олимпийское "золото". А потому, в очереди на раздачу билетов, я как начинающий социолог спорта, стоял последним.

Но в тот вечер мне ужасно хотелось попасть в Термы Каракалы, на схватки борцов классического стиля. Там выступал мой добрый приятель Борис Гамарник. Единственный билет в Термы отдали Алле, красивой и разбитной жене Ивана Богдана, уже ставшего Олимпийским чемпионом.

- В чем беда? Попадешь обязательно, - пообещала мне Алла.

- Ты отдаешь свой билет? - понадеялся я.

- Нет. Я помогу тебе пройти вместе с командой наших борцов.

Предложение показалось реалистичным. В моей сумке лежал тренировочный костюм, весьма похожий на олимпийскую экипировку. А фигурой я (действующий спортсмен - фехтовальщик) был вполне схож со статью борца полусреднего веса.

Алла встретила меня у входа на Термы Каракалы, для надежности вручила богдановский билет участника (Иван уже сидел на трибуне), и я, беспечно "чирикая", влился в группу сошедших с автобуса советских борцов. Гром грянул у служебного входа. Могучие карабинеры внимательно вглядывались в билеты участников. Следует заметить, что лицом я более походил на папу Римского, чем на добродушного широколицего чемпиона - тяжеловеса.

Оставалось только затаить дыхание, покорно сунуть злополучный билет бдительному карабинеру. Через секунду моя рука затрещала в солдатской хватке. Говорят, поднимаясь на эшафот, человек успевает увидеть всю прошлую бедолажную жизнь. Однако стремительные картинки моего сознания тогда были обращены в будущее. Олимпийский полицейский участок, жуткая встреча с "Василием Васильевичем", нормативно присутствующим в каждой советской делегации, депортация ближайшим рейсом Аэрофлота, а дома - неминуемое распятие социолога - афериста на расширенном партийно-профсоюзном собрании Киевского института физкультуры.

Хватка карабинера вдруг ослабла, и неожиданно послышалось восторженно - дружелюбное: "Богдан! Олимпико - чемпион! Браво! Автограф!"

Знаменитую фамилию я изобразил не самым твердым подчерком и почему-то на английском языке. Окончательно отдышался я часа через два, постепенно начиная понимать, что происходит на олимпийском ковре.

О забавной олимпийской авантюре я вспоминаю не так часто. Но при этом чаще размышляю о том, какой бдительной и компетентной была служба охраны римской олимпиады. И представьте себе, никаких террористических актов не произошло.

Алексей Кузнецов:

Юрий Теппер рассказал о событиях 1960 года, которые, как вы поняли, оставили в его душе неизгладимый след. А теперь слово его киевскому коллеге Максиму Максимову. Его рассказ переносит нас в 1964 год. Первоапрельский юмор, как говорится, не знает границ, в том числе и языковых барьеров.

Максим Максимов:

Футбол наш шутками просто переполнен. В киевском "Динамо" играло немало одаренных (в этом смысле) людей. Одним из записных юмористов слыл Виктор Серебряников, непревзойденный исполнитель суперсложных штрафных ударов. Заковыристая дуга Серебряникова вместе с "сухим листом" Лобановского прочно обосновалась в истории отечественного футбола. Вот как Виктор Петрович вспоминает о "золотом" финале кубка СССР 1964 года. В те дни украинец Попович слетал в космос, а на матч в Лужниках собралось все политбюро. В первом тайме мы никак не могли сломать волжскую зацепку, хоть убей, мяч в ворота не шел. А каждая контратака "Крылышек" была очень опасна. По "нолям" ушли на перерыв. Маслов, естественно, стружку снимает, настроение ни к черту. Обещали ведь кубок в Киев привести. И тут заскакивает в раздевалку раскрасневшийся Петр Ефимович Шелест - первый секретарь ЦК Компартии Украины. Дед, который вообще никого никогда в раздевалку не пускал, разъяренный повернулся к нему. Вот, думаю, сейчас, как выдаст! А так как у нас с Масловым были почти родственные отношения, я быстренько вскочил между ними. Виктор Александрович, это первый секретарь нашего ЦК. А Петр Ефимович вышел на середину комнаты: "Хлопчики, ридненьки! Прошу вас, выграйте! А то эти москали, там, в ложе меня уже замучили". Сказал, смутился чего-то и убежал. Во втором тайме Виктор Коневский наконец-то забил гол и мы победили. Как и положено сделали круг почета, в раздевалке налили в кубок шампанского, сидим, отдыхаем. Тут раскрывается дверь, и снова влетает Петр Ефимович: "Хлопчики, ридненьки! Спасибо велыкэ!". Каждому руку пожимает, но как отблагодарить, похоже, не знает. "Вас зустринуть". И опять исчез. "Что он сказал?", - спрашивает Маслов (украинский язык дед так и не освоил). После игры настроение распрекрасное, перевожу: "Сказал, что встретят. Двое с носилками, один с лопатой". Ребята за животы ухватились, а дед все никак не врубится. Стоила ему эта игра нервов. "Кончай свои шутки!", - буркнул. "Виктор Александрович, все в порядке. В Киеве нас встретят по всем правилам". Ехали домой, как герои космоса. Поезд набитый киевскими болельщиками гулял всю ночь. Маслов нас с утра пораньше поднял, привели себя в порядок, приготовились. На перроне торжественная встреча. Помитинговали немного, а потом нас чуть ли не на руках занесли в автобус. Уже собрались отъезжать, заходит молодой человек с дипломатом, и, не спрашивая, где тренер ко всем: "Ребята! Сколько человек играло?" Поняли, в футболе не шибко разбирается. Я возьми, да брякни: "Двадцать". Маслов с недоумением повернулся ко мне. Но тут дипкурьер открывает чемоданчик и, пересчитав, достает оттуда двадцать конвертов. Не только все мы, но и тренеры замерли как каменные. Никто конвертов не берет. Наконец, рискнул доктор Попов. А гонец гаркнул: "Вам передает привет Петр Ефимович. Спасибо". И выскочил из автобуса. Маслов снова поворачивается ко мне. "Слушай, ты, такой сякой. Знаешь, что я коммунист?". "Все мы - коммунисты, - говорю, - но деньги всем нужны". Открыли конверты, посчитали. Нормально вышло. Они были обычными нормальными хлопцами - эти чемпионы шестидесятых. Ездили на тренировки в трамваях с маленькими фибровыми чемоданчиками в руках. Цековский конверт для них - в диковинку. Жили просто. Помните, - "спортсменом можешь ты не быть, но чемодан носить обязан". Черт возьми, какое простое было время.

Алексей Кузнецов:

Первое апреля, как обычно, никто никому не верит. Однако нашим авторам Максиму Максимову и Юрию Тепперу верить можно и нужно. А история спортивного юмора на этом, разумеется, не заканчивается, и мы вернемся к ней в наших будущих передачах.

Валерий Винокуров:

На минувшей неделе выяснилось, что спорта на шестом канале в обозримом будущем уже не станет. О том, что ждет болельщиков - в телеобозрении Аркадия Ратнера.

Аркадий Ратнер:

В кои-то века в Москве будут проходить крупные международные соревнования. На будущей неделе со среды по воскресенье в спорткомплексе "Олимпийский" - чемпионат мира по плаванию в 25-метровом бассейне.

В одной из газет промелькнуло высказывание важного спортивного чиновника, что Москва начинает и намерена далее приглашать на свои стадионы чемпионаты мира, Европы и другие престижные турниры, чтобы доказать миру обоснованность своих претензий на проведение чемпионата Европы по футболу и Летних Олимпийских игр.

Не берусь судить, как все будет проведено в самом бассейне. Надеюсь на то, что компания ТВЦ, хозяин-вещатель трансляции, несмотря на техническую бедность, сможет все-таки достойно показать чемпионат в заинтересованные страны.

Вот только стремление организаторов соревнований продемонстрировать свои возможности российским любителям спорта у компании ТВЦ просматривается с трудом. Так, три первых репортажа о плавании третий канал предлагает зрителям в час пятнадцать минут ночи, в час пять минут, в час тридцать. В субботу положение несколько улучшается: начало видеозаписи в ноль часов пятнадцать минут. А уж в заключительный день ТВЦ устраивает болельщикам настоящий праздник, транслируя первенство мира "почти напрямую" - в 23 часа 10 минут.

Перед 27 марта, когда решалась судьба "шестой кнопки", было опубликовано большое письмо, подписанное практически всеми знаменитыми российскими спортсменами и первым вице-президентом ОКР Владимиром Васиным, с просьбой оставить шестой канал спортивным. Приводились убедительные доводы, примеры работы телевидения разных стран, сегодняшние возросшие рейтинги шестого канал, отданного спорту.

Но решение принято, спортивные передачи с шестого канала исчезают навсегда. И хотя (признаемся честно) было на канале и немало передач откровенно слабых, тем не менее, пусть всего на несколько месяцев, но болельщики России окунулись в атмосферу Большого Мирового Спорта.

Давайте, на примере наступающей недели посмотрим, чего бы мы лишились, если бы спорта на шестом канале уже не было. Теннисного матча Россия-Швеция на Кубок Дэвиса. Финальной серии первенства страны по хоккею. Обзоров матчей футбольных чемпионатов Англии, Испании, Германии, Италии. Пока еще вы сможете все это видеть на шестом канале, но, уверяю вас, не произойди известные события с компанией ТВ-6, не появись взамен спортивные программы, все перечисленные события и равноценные им смотрели бы сегодня в лучшем случае подписчики НТВ-ПЛЮС.

По-видимому, дециметровый канал 7ТВ должен в будущем и заменить метровый шестой спортивный канал. Но пока в серьезность подобного замещения верится с трудом. Стоит внимательно проанализировать программу нового канала и становится очевидным, что за исключением одной-двух достойных трансляций в неделю, в основном идет "забивание" эфирного времени. И нет в этом ничего удивительного, если среди тех, кто взялся "строить" новый канал, работает лишь один серьезный специалист телевидения, а рядом с ним представители разнообразных профессий, никак не связанных со спортивным телевидением, да и с телевидением вообще.

Так что, вновь будущее спортивного телевидения в России весьма пессимистично.

XS
SM
MD
LG