Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Женский финал Уимблдона. Кто виноват в печальной судьбе российского футбола. Телеобозрение Аркадия Ратнера


Олег Винокуров: Женский финал Уимблдонского теннисного турнира стал повторением финала Открытого чемпионата Франции. Вновь встретились две сестры: Винус и Серена Уильямс. Однако нашему эксперту Ольге Морозовой, с которой побеседовал Гагик Карапетян, нынешний матч понравился больше, чем предыдущий.

Ольга Морозова: То, что я видела во Франции, мне, где-то в душе казалось, что матч каким-то образом был расписан до того, как они вышли на корт. И, в общем-то, хотелось, чтобы финал Уимблдонского турнира был как бы чистой, открытой игрой. И мне кажется, это получилось. Во всяком случае, обе сестры находятся в невероятной форме, они прекрасно играли, особенно хорош получился первый сет.

Гагик Карапетян: Я все время вспоминаю их отца, который высказался относительно того, что дочкам лучше бы пораньше уйти из большого тенниса, потому что от большого спорта они тупеют, и хорошо бы заняться образованием.

Ольга Морозова: Дело в том, что Ричард Уильямс вообще невероятный фантазер. Я прочла недавно книгу, и в этой книге о сестрах Уильямс, о нем и вообще о женском туре много говорится. Но самое то, что все его фантазии, а иногда и резкие высказывания сбываются. Дело в том, что он когда-то думал о том, что две его дочери, и он всем заявлял, будут играть финал Уимблдонского турнира. Он говорил о том, что они будут первой и второй в мире. Никто не верил в это. Никто не верил, когда 4-6-летняя Винус начинала играть. И вот все это произошло. Надо сказать, что у него в голове огромное количество разных идей. Его дочери образованные, это мы знаем. Знаем о том, что они прекрасно ведут пресс-конференции, о том, что у них мама - стержень семьи, что она учительница, которая каждый раз дает им какие-то новые знания. Они пытаются говорить на французском, они пытаются говорить на русском, они пытаются изучать историю. И все это у них есть. Надо сказать, что в этом отношении нам все это приятно. Что они закончат теннис, и что это не так интересно для них, в общем-то, в какой-то степени, наверное, это будет так. Но это у каждого чемпиона, когда он добивается какой-то невероятной вершины, у него наступает какая-то пустота, потому что достигнута цель. Я думаю, что может быть, у него, как у отца это тоже получилось. Но мне кажется, все-таки мы еще полюбуемся красотой их игры долгие годы.

Гагик Карапетян: Вот вы сказали, что они пытаются еще выучить русский язык. Неужели сестры Уильямс надеются, что девушка по фамилии Шарапова, которая сейчас играла в финале Уимблдона, наконец-то выйдет на них и сможет им оказать сопротивление. Правда она, по-моему, в Америке живет и занимается?

Ольга Морозова: Дело в том, что, действительно, Шарапову мы знаем давно. Вообще четыре русские девочки были в полуфинале Уимблдонского турнира. Такого не было никогда. Надо сказать, что все, и даже Головина, которая, как мы знаем, француженка, тоже была русская. Она прекрасно говорит, родители ее давно уехали во Францию, и папа, как я понимаю, по контракту тренером. Но дело в том, что Шарапова прекрасно играет. Она, может быть, займет роль Курниковой. У нее феноменальное качество есть, которое, естественно, нужно, чтобы было у чемпиона, и нужно, чтобы было у теннисистки высокого класса. Она борется. Я видела столько матчей, которые она проигрывала по ходу сета 1:4, или даже в решающей партии она вытягивает и действительно вырывает эти мячи. Я думаю, что у Шараповой хорошая теннисная карьера. О том, что сестры Уильямс - эталон, к которому она должна стремиться, это тоже ясно. Сможет ли она, покажут годы. Надеюсь, что она будет идти вместе со своими тренерами и со своими родителями правильным путем, выберет правильную дорогу.

Гагик Карапетян: Как Англия переживает крушение очередной попытки Хэнмена выиграть Уимблдон?

Ольга Морозова: Профессионалы относятся к этому спокойно, потому что Тим, честно говоря, не играл на уровень чемпиона Уимблдонского турнира. Он даже, мне кажется, в прошлом году был лучше подготовлен. Он похудел. Надо сказать, что вот эти все психологические давления и, конечно, его физическое состояние было не в лучшей форме. Надо сказать, что Тим в своей игре, я его очень люблю, он делает все возможное. И в этом году он боролся. У него был грипп, у него были какие-то заболевания в течение турнира, на которые он, естественно, не жаловался. Страна огорчилась. Но Тим, я знаю его характер, я знаю, что он не остановится. Может быть, внутри, может быть, на пресс-конференциях он будет говорить какие-то вещи, которые будут успокаивать всех остальных. Но внутри, я знаю, что он будет пытаться. Я думаю, что у него еще несколько попыток есть.

Дмитрий Морозов: На протяжении двух недель мы немало внимания уделили Уимблдонскому теннисному турниру, который в этом году преподнес, пожалуй, больше сюрпризов, чем обычно. На этот раз, уже по завершении соревнований на лондонских кортах, хочется отвлечься от результатов и посмотреть на женский теннис, как на своего рода подиум, на котором девушки-спортсменки демонстрируют свою внешность. Рассказывает наш корреспондент в Нью-Йорке Евгений Рубин.

Евгений Рубин: На глянцевой обложке нового журнала (который издает женская теннисная ассоциация) - Анна Курникова. На первых страницах сестры Уильямс, их портреты сделаны не на корте. Девушки в роскошных туалетах, драгоценных ожерельях, причесанные модными мастерами. Эти снимки послужили поводом к статье корреспондента "Нью-Йорк таймс" на Уимблдоне Хелен Робертс. Статьи, с которой хочу вас познакомить. Автор приводит слова Моники Селеш, 15 лет выступающей в крупных турнирах. "Сегодня, - говорит она, - теннисистки несравненно больше, чем прежде, озабочены своим внешним видом, и состязаются они не только за победы, но и за то, чтобы выглядеть самыми эффектными, самыми сексапильными". Вы, конечно, заметили, что наряды теннисисток на кортах тоже изменились, их в наше время создают лучшие дизайнеры. Женские турниры собирают теперь толпы желающих поглядеть на эффектных девушек, большинству из которых чуть больше или чуть меньше двадцати. Их все охотней показывает телевидение. В этих переменах есть свои плюсы и минусы. Теннисистки стали объектами преследования влюбленных фанатиков, следующих за ними повсюду, требующих взаимности, подстерегающих их везде, добивающихся свиданий. Год назад одного такого 46-летнего хорватского инженера Дубравка-Райсовича, который домогался внимания Мартины Хингис, даже привлекли к уголовной ответственности. Серене Уильямс пришлось нанять телохранителя, чтобы избавить себя от назойливых приставаний некого немца, следовавшего за ней по всему свету. Ну а плюсы, вызванные переменами, очевидны. В 1997 г. женские турниры посетило 3,5 миллиона зрителей, а в прошлом - 4 миллиона 270 тысяч, резко возрос их телевизионный рейтинг. Десять лет назад общий заработок участниц турниров женской ассоциации был 25,5 миллионов долларов, теперь он вдвое больше - 51,5 миллионов долларов. По данным журнала "Форбс", Винус Уильямс, чей годовой доход равен 11 миллионам, стоит 60-й в списке ста наиболее оплачиваемых деятелей индустрии развлечений. Еще в этом списке ее сестра Серена, Анна Курникова, Мартина Хингис, Дженифер Каприати. Эти огромные деньги приносят девушкам и успехи их на корте, и рекламные контракты, порожденные их огромной популярностью.

Валерий Винокуров: Неделю назад закончился чемпионат мира по футболу. И финальный матч, в котором впервые в истории встретились сборные Бразилии и Германии, и весь турнир, будут вспоминать еще долго, как минимум - четыре года. И мы тоже в программе "Прессинг" будем раз за разом обращаться к мировому первенству, к его итогам и урокам, и будем оценивать события турнира с помощью специалистов, с которыми нам удалось встретиться за месяц пребывания в Японии и Южной Корее.

Олег Винокуров: Сегодня, в первом нашем репортаже по возвращении с чемпионата, мы предлагаем вам вновь пережить события решающего матча, послушав его непосредственных участников - тренеров двух сборных, у которых, как мы уже не раз отмечали, так много общего. Ведь ни Бразилию, ни Германию перед началом турнира не причисляли к главным фаворитам, но они сумели перечеркнуть все предстартовые прогнозы.

Валерий Винокуров: Тренеру немецкой сборной Руди Феллеру удалось сотворить поистине чудо, доведя до финала команду, ослабленную небывалым количеством травм. Конечно, аппетит приходит во время еды, и во время финала болельщики надеялись, что их любимцы сделают еще один, последний шаг к триумфу. Но когда этого не произошло, не стали отчаиваться и искренне благодарили команду хотя бы за то, что она подарила им надежду. В конце концов, они реально оценивали ситуацию.

Олег Винокуров: Так же реально и спокойно оценил ее сам Руди Феллер, на чьем лице после матча не было ни тени огорчения, хотя, конечно, не трудно представить, что творилось у него в душе. Вот как оценил он финальную игру своей команды и команды соперников.

Руди Феллер: Мы сыграли неплохо, особенно в первые полчаса, когда нам удавалось контролировать игру, владеть мячом и атаковать. Но по ходу матча все больше и больше проявлялся класс бразильцев, которым постепенно удалось добиться того, чего они добивались во всех предыдущих матчах. Их индивидуальное мастерство сказывалось во всех единоборствах, во всех комбинациях, мелких перепасовках и игре в "стенку". И мы чувствовали, что нам становится все труднее и труднее.

Второй тайм мы тоже начали неплохо, но не сумели, как в предыдущих матчах, забить, чтобы полностью завладеть ситуацией. Потом наши футболисты стали уставать, и это начало сказываться. Особенно в противоборстве с бразильцами - быстрыми, ловкими и техничными. Вся наша команда должна была постоянно быть начеку в ожидании очередного всплеска активности соперников, вспышек гениальности, которых можно было ждать от любого бразильского игрока. И, следовательно, нам самим было все труднее созидать.

Надо признать, что Бразилия - великолепная команда, и нет сомнений в том, что она заслужила победу. Это она доказала не только сегодня. Бразильцы сильны и в атаке, и в обороне, быстры, у них прекрасный вратарь, и мне остается только поздравить их с тем, что они - достойные чемпионы мира.

Олег Винокуров: Так говорил Руди Феллер. С его высокой оценкой бразильской сборной перед чемпионатом согласились бы немногие, но теперь, думается, несогласных нет.

Валерий Винокуров: У бразильской сборной много достоинств. А какое из них главное? Вот что сказал об этом тренер чемпионов Фелипе Сколари.

Фелипе Сколари: Главная черта нашей команды - единство всех ребят, их верность друг другу и общей цели. Эта верность придает позитивную энергию, которая позволяет побеждать. Та команда, которую все увидели здесь, - настоящий коллектив единомышленников.

Валерий Винокуров: Перед финальным турниром бразильцев много критиковали: и за слабость обороны, и за нечеткие, на взгляд критиков, представления тренера о том, кто должен играть в атаке. Каким же образом удалось Сколари за достаточно короткий срок поставить команде такую игру, которая заставила всех критиков умолкнуть? Вот его ответ.

Фелипе Сколари: Пожалуй, главное, что нам удалось сделать в плане усиления атакующей игры, - это вернуть в состав Жуниньо. Действия этого атакующего полузащитника позволили нам больше созидать и больше забивать, а значит, оказывать большее давление на соперников. Мы смогли вновь утвердить свой авторитет на поле и заставить всех уважать себя, а это как раз то, чего нам не хватало в отборочном турнире.

А потом уже оставались детали: здесь подправить, тут улучшить. Мы постоянно прогрессировали от матча к матчу, устраняя некоторые погрешности. Это естественный прогресс, на который всегда способна команда, объединенная главной идеей. Что же касается обороны, то у нас она, по-моему, одна из лучших в мире. И я никогда не соглашался с критикой в ее адрес. Наши защитники техничны, быстры, умеют контролировать мяч. Теперь это увидели все.

Валерий Винокуров: Фелипе Сколари сумел создать команду, которая была единым целым не только на поле, но и за его пределами. Истории известно немало случаев, когда бразильцы становились для самих себя самыми серьезными соперниками: когда команду раздирали конфликты и противоречия, неизменно сказывавшиеся на игре. Сколари сумел избежать таких проблем. И, по его словам, это удалось без особого труда.

Фелипе Сколари: Я старался донести до своих ребят одну простую мысль. В Бразилии быть вторым - значит, быть последним. И игроки прониклись этой мыслью. Вся команда жила надеждой на победу в чемпионате, все понимали, что для победы нужны постоянство, воля и игра, которая позволяет получать удовольствие и удовлетворение.

Победа прекрасна, и сегодня мы прекрасно себя чувствуем, как, надеюсь, и все бразильцы. Спасибо им за поддержку. Обращаясь к нашим болельщикам, я говорю: "Никогда не забывайте эти славные мгновения, любите свою команду всегда, верьте в нее и в ребят, которые доставляют радость своей игрой и победами. Ведь эти победы всех нас объединяют. Спасибо всей Бразилии и моей семье. Мне очень не хватало здесь родных, я скучал, особенно по сыну. Но, видимо, это того стоило, потому что теперь я могу сказать: "Сынок, мы - пентакампеоны".

Валерий Винокуров: Когда Фелипе Сколари произносил последние слова, его голос задрожал, а глаза наполнились слезами. Мы увидели перед собой человека, который наряду с радостью от достигнутой цели испытывает огромную усталость после долгих месяцев тяжелой работы в ситуации, которая не давала ему права на ошибку. И нам стало особенно понятным то спокойствие, с которым он сказал за день до финала: "Что бы ни произошло завтра, с понедельника я стану безработным".

Дмитрий Морозов: В понедельник пройдет заседание исполкома Российского футбольного союза, на котором будет дана оценка выступления команды России на завершившемся чемпионате мира, и, возможно, будет назначен новый главный тренер сборной страны. В канун этого важного события своими соображениями о судьбе российского футбола делится Алексей Кузнецов.

Алексей Кузнецов: 8 июля исполком Российского футбольного союза будет рассматривать очередные задачи... вот только чего? Неужели "...дальнейшего совершенствования российского футбола"?

Конечно, некоторые формальные вопросы будут решены. Например, будет признано неудовлетворительным выступление сборной России в Японии. Вот так новость! Да его можно было признавать таковым еще до отъезда команды на чемпионат мира. Кстати, совет Российской футбольной премьер-лиги это уже сделал. Наверное, будет принята отставка Олега Романцева. Наверное, будет назначен новый тренер сборной - и вряд ли им станет иностранный специалист. Этот вопрос сегодня один из самых важных, но - не самый.

Важнее другое. А именно: что делать? Да, один из традиционных российских вопросов. Второй, увы, уже имеет четкий и недвусмысленный ответ. Кто виноват? Российский футбольный союз и лично его президент Вячеслав Колосков.

Многие сейчас делают удивленное выражение лица и говорят: "да в чем же вина Колоскова-то?". Убедиться в динамике падения можно. Стоит только посмотреть на результаты выступления российских сборных по футболу и хоккею в последние, скажем, 10 лет. А ведь Колосков возглавил Управление футбола и хоккея еще в брежневские времена! Да одного только понимания, в какую катастрофическую пропасть скатился с тех пор наш футбол и хоккей, достаточно для того, чтобы возопить: "РФС - в отставку!"

Впрочем, Колоскову и его команде легко будет сослаться на развал страны и перечислить те титанические усилия, которые РФС прилагал к спасению российского футбола. Однако картина футбольной разрухи говорит сама за себя. Да, в конце 90-х относительно стройная и, что самое важное, действующая система подготовки молодежи в футболе (и в спорте вообще) была мгновенно разрушена и канула в небытие вместе с СССР. Что создано вместо нее? Ничего. РФС, конечно, не мог заниматься всей системой, но работу с футбольной молодежью он наладить был обязан. Именно поэтому в России в изобилии появились средней руки легионеры из "третьих стран", от которых, за редким исключением, толку не было никакого.

Далее. Подготовка тренеров фактически не ведется. Сколько было разговоров о лицензировании тренерских кадров, о каких-то серьезных мероприятиях в этой области, а воз и ныне там. Своих талантливых специалистов в стране можно счесть по пальцам одной руки.

Далее. Экономическая ситуация в российском футболе удручающая. Никаких "прозрачных" бюджетов нет и в помине. В футбол активно проникают криминальные деньги, и потому многим клубам просто невыгодно показывать высокие результаты, чтобы не оказаться на виду. А положение "середняка" дает возможность "прокручивать" через клубы "черный нал", и положение это настолько выгодно, что мало кто захочет добровольно его менять. Клубы получают немалые деньги из муниципальных и прочих государственных источников, ведя при этом свою хозяйственную деятельность, а контроля - практически никакого. Что уж говорить о такой исторически важной для нашего футбола теме, как договорные матчи - они процветают, о них говорят в открытую.

Далее. Класс российских арбитров падает на глазах. Отсутствие их в Японии и Корее - вопиющий факт. А ведь когда-то судьи из СССР работали в финалах чемпионатов мира. Скажете, вопрос тоже вне компетенции РФС?

А отсутствие в стране нормальных стадионов? Укладка в Лужниках искусственного газона и решение проводить на нем матчи чемпионата России подается нам как достижение. Но это автоматически означает исключение "пятизвездных" "Лужников" из официального календаря УЕФА, потому, кстати, "Спартак" и не будет проводить там матчи Лиги чемпионов, а сборная России - отборочные игры чемпионата Европы.

А равнодушие к совмещению постов тренера сборной, клуба и президента того же клуба? В общем-то, муссировать на все лады одну за одной повторяющиеся истории со сборной России, у которой то конфликт на конфликте, то подготовка спланирована, бог весть как, то база вовремя не арендована, просто не хочется. Последний чемпионат - наглядное подтверждение: невооруженным глазом видны были все проблемы команды и ее тренера, а РФС лишь "делал лицо".

Сейчас много говорят о возможной причине отсутствия Александра Мостового на матчах в Японии: дескать, помешал его личный рекламный контракт с "Пепси", тогда как у РФС контракт с "Кока-Колой". Может быть, это и не причина, но конфликт-то очевиден! Мы знаем Мостового как одного из самых порядочных российских футболистов. Однако разве стал бы он поступать, скажем прямо, не вполне порядочно по отношению к РФС (и команде!), если бы не чувствовал равнодушие к игрокам и сборной со стороны того же РФС? Ситуация эта глубоко символична - она являет собой яркую картину, как говорится, загнивания, когда всем на все наплевать, и единственное, что важно - собственное обогащение.

Так что же делать? Как что? Срочно вырабатывать меры по искоренению всего названного. И сокращать высший дивизион примерно до 10-ти команд, не более. Срочно обсудить вопрос о переходе российского чемпионата на систему "осень-весна", а еще лучше - немедленно на нее перейти. И самое главное - менять все руководство РФС.

Элементарная порядочность должна быть присущей любому человеку. Уважаемый Вячеслав Иванович Колосков! Недавно в Италии опубликованы факты не вполне законных выплат РФС и Вам лично. В досье сказано, что президент РФС два года получал зарплату члена исполкома ФИФА в размере 100 тысяч долларов, не будучи таковым. Да, президент ФИФА Зепп Блаттер объяснил, откуда взялись эти выплаты, и Вы, Вячеслав Иванович, наверняка их честно заработали. Но зарабатывать эти деньги на фоне российской футбольной разрухи аморально, как аморально требовать у государства денег на проведение в стране чемпионата Европы - пира во время футбольной чумы. Может быть, Вы последуете примеру бывшего президента ОКР Смирнова и "уйдете на повышение", в тот самый исполком ФИФА? Пусть уж в России кто-то иной разбирается с Вашим наследством - иссушенным и выхолощенным российским футболом.

Дмитрий Морозов: Алексей Кузнецов рассуждал о том, насколько оправданы ожидания прогресса в российском футболе в связи с очередным заседанием исполкома РФС. А я напомню, что возможно, в понедельник во второй половине дня сборную страны возглавит новый тренерский штаб.

Валерий Винокуров: В первых же словах своего традиционного телеобозрения Аркадий Ратнер признается в том, что его терпение лопнуло. От чего, и надолго ли? Сейчас вы узнаете об этом.

Аркадий Ратнер: Уже почти семь лет в программе "Прессинг" выходит еженедельное обозрение, оценивающее телевизионные спортивные программы. Это обозрение, я имею в виду и газеты, и другие радиостанции - единственное в своем роде. Во всяком случае, мне сталкиваться с чем-либо подобным не приходилось.

В то же время нет, пожалуй, ни одной газеты, в которой бы постоянно или время от времени, не появлялись критические заметки, разбирающие состояние российского телевидения в целом.

Недавно я прочитал в газете "Время МН" следующее: "В эпоху тотального кризиса достоверности самая недостоверная штука на свете - телевидение. Здесь врут не только календари, но и некрологи. Замечательного писателя Анатолия Гребнева, основоположника отечественного психологического кинематографа, окрестили Наумом и показали фотографию режиссера Льва Кулиджанова. Когда умер Кулиджанов, его приняли за Марлена Хуциева, к счастью, живого. Литературоведа Александра Панченко, автора блистательных исторических телециклов, вроде бы, ни с кем не спутали, но обозвали писателем-фантастом. Это лишь несколько последних примеров. А ведь сей скорбный лист можно долго продолжать. "Скорбным листом" в старину называли диагноз. Основной диагноз телевизионной болезни - агрессивное невежество".

Здесь я заканчиваю пространное цитирование и с большим сожалением констатирую, что и между словами "спортивное телевидение" и "невежество" тоже можно поставить знак равенства. Говорю это под свежим впечатлением от работы комментаторов во время недавнего чемпионата мира по футболу.

До сих пор мои обозрения подобной резкостью не отличались. 40 лет проработав в различных телекомпаниях, причем со многими из тех, кто мелькает сейчас на телевизионных экранах или вещает "за кадром", мне казалась нарушением корпоративной солидарности критика кого-либо из непосредственных исполнителей. Хотя десятки ошибок, несущихся из уст несметного количества все новых и новых лиц, вещающих о спорте, ничем не уступают тем наблюдениям, которыми делятся с читателями критики просветительских, культурных и даже информационных программ, к которым руководители телекомпаний относятся с особым трепетом.

Попытаюсь в дальнейшем перейти от абстрактных обобщений - как модно сейчас говорить - "к точечным ударам". Начну со спортивных каналов НТВ-ПЛЮС, которые, на мой взгляд, в последнее время явно неуправляемы.

О многочисленных ошибках и нелепых обобщениях, звучащих на канале, поговорим в следующий раз. А сегодня отмечу совершенно неконтролируемый, на мой взгляд, внешний вид ведущих, их одежду, манеру держаться в кадре. У некоторых и вовсе стремление превратить эфирную студию в эстрадные подмостки или цирковую арену.

Прекрасно, что столь подробно из года в год НТВ-ПЛЮС показывает Уимблдонский турнир. Печально, что в последнее время первые три-четыре круга настоящего Большого тенниса мы не видим. На центральном корте идет встреча именитых игроков, а в московской студии "гоняются" за "картинкой" с других кортов: то за Пановой, то за Курниковой, то за Мыскиной, то за Дементьевой. И только после поражения Лиховцевой, последней из российских теннисисток, покинувших Уимблдон, показ матчей из Англии приобрел спортивную логику. Создается порой впечатление, что кто-то на канале все время стремится доказать, подчеркнуть свой патриотизм, будто раскаиваясь в том, что в прошедшие годы демонстрировал его недостаточно убедительно.

Чтобы не заканчивать на критической ноте оценку замечательного телевизионного теннисного зрелища, отмечу в очередной раз прекрасную работу Александра Метревели, комментарий которого (на этот раз) в большинстве случаев был освобожден от "женского сопровождения".

И стало очевидно, что за несколько лет из зеленого новичка Метревели превратился в первоклассного комментатора, много лучше других понимающего специфику телевизионного спортивного репортажа.

А теперь о передачах будущей недели. Футбол, Чемпионат России. "Локомотив" - ЦСКА - во вторник, "Спартак" - "Зенит" - в среду. Обе трансляции на втором канале.

XS
SM
MD
LG