Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Формула-1" прокатит мимо Москвы. 30-летний юбилей хоккейной суперсерии


Алексей Кузнецов: На минувшей неделе Москву посетил фактический хозяин "Формулы-1" - Берни Экклстоун. Посетил, прямо скажем, тихо, без шумихи в прессе, без широковещательных заявлений, без "судьбоносных" итогов. В сдержанном по тону интервью он все же не смог сдержать удивления по поводу фактического отказа Москвы от формулических планов. Кроме того, Экклстоун заявил, что Турция, которая представила сразу три варианта проведения этапа чемпионата мира, имеет отличные шансы его получить, поскольку, в отличие от России, занимается вопросом более чем целеустремленно. Кроме того, Экклстоун был крайне изумлен, узнав, что в телеканал РТР транслирует этапы чемпионата мира в записи, хотя по контракту обязан показывать гонку в прямом эфире. Словом, скорее всего, это был последний в обозримом будущем визит Экклстоуна в Москву. Грустная эта история до боли напоминает крах профессиональной российской велокоманды "Рослотто" - сколько раз ее босс, Морено Аржентин приезжал в Москву, надеясь выбить из российского правительства выполнения письменных гарантий, сколько раз тогдашний премьер-министр страны Виктор Черномырдин лично обещал решить все проблемы с финансированием.

Поневоле сейчас радуешься, что московская мэрия не успела подписать никаких финансовых обязательств, - Экклстоун бы устроил такой "промоушн", что никаких крупных состязаний Москве в обозримом будущем просто бы не доверили.

А тем временем бельгийская трасса "Спа-Франкошам" оказалась в центре внимания формулической общественности. Здесь прошел 14-й этап чемпионата мира - этап, в сущности, ничего не решающий. Оба главных Кубка сезона завоевала "Феррари", а битва за 2-е место в индивидуальном зачете сейчас куда менее интересна, чем контуры ближайшего будущего "Формулы-1".

Сейчас вовсю обсуждаются переходы пилотов из одной команды в другую. Сказать, что события зреют значимые, пожалуй, будет неверно: самым заметным станет, наверное, переход Оливье Паниса из БАРа в "Тойоту". Ну а другой пилот БАРа, Жак Вильнёв, на днях отказался от трехлетнего контракта на 50 миллионов долларов. Столько ему обещали за возвращение в заокеанскую серию КАРТ. Однако менеджер Жака Крейг Поллок посчитал сумму недостаточной, и канадец пока пребывает в раздумьях. Как, кстати, и пятикратный чемпион мира Михаэль Шумахер, который, по словам его менеджера Вилли Вебера, пока не будет вести переговоров с руководством "Феррари" по поводу нового контракта. Старый, напомню, действует до 2004 года, и за продление его на 2 года Михаэлю было предложено 72 миллиона долларов в год - абсолютный мировой рекорд! Может, Шумахер, как и Вильнёв, посчитал сумму не очень большой?

Ну а Хуан-Пабло Монтойя поступил иначе - он продлил контракт с "Уильямсом" на те же два года. Колумбиец удовлетворился суммой в 12 миллионов долларов в год. Но важнее другое: Монтойя оставил за собой право уйти из "Уильямса" в конце 2004 года. А ведь именно тогда завершится контракт Шумахера-старшего в "Феррари". Судя по всему, Монтойя вполне осознанно оставляет себе возможность перехода в итальянскую команду.

Возвращаясь к этапу в Спа, стоит все же напомнить, что эта трасса - едва ли не самая скоростная, непредсказуемая, интересная и сложная для пилотов. А инженерам приходится ломать голову над настройками болидов, поскольку трасса имеет множество самых разнообразных поворотов, требующих порой прямо противоположных аэродинамических параметров. В этих условиях пилоты, не обремененные борьбой за титул, вполне могли выдать самую красивую и драматичную гонку сезона. Однако не получилось. Михаэль Шумахер не оставил конкурентам ни единого шанса, легко выиграв и квалификацию, и гонку. Это была уже шестая победа Михаэля на своей любимой трассе, 10-я, рекордная - в нынешнем сезоне и, что важнее, 50-й подряд подиум "Феррари" - очередное блистательное достижение итальянской команды.

Что же до претендентов на 2-е место, - они отметились лишь некоторой суетой в начале гонки, когда Баррикелло оттеснил Райкконена со 2-го места на 3-е, а Ральф Шумахер с 4-й позиции переместился на 6-ю. А Кими Райкконен, и без того не претендующий на место в тройке, но неплохо стартовавший, на 36-м круге сошел с дистанции. Теперь за 3 этапа до окончания чемпионата идущий вторым Баррикелло опережает пилотов Уильямса - Монтойю и Шумахера-младшего - соответственно на 7 и на 9 очков, что в борьбе за 2-е место в общем зачете кажется почти решающим преимуществом. Зато "Уильямс" теперь может удовлетвориться победой над "Маклареном" в Кубке конструкторов, при желании, можно трактовать это как убедительную победу БМВ над "Мерседесом". Ну а "Макларену" после неудачи Райкконена на Гран-При Бельгии остается лишь уповать на будущий сезон.

Валерий Винокуров: В понедельник 2 сентября исполняется 30 лет со дня первой встречи советской сборной с командой НХЛ. Воспоминаниями о серии матчей делится наш корреспондент в Нью-Йорке Евгений Рубин.

Евгений Рубин: На чемпионате мира 67-ого года в Вене сборная Советского Союза очередной раз завоевала золотую медаль. Исход чемпионата тогда решил матч с канадцами, выигранный со счетом 3:1. Вспоминая о нем, тогдашний тренер сборной Анатолий Владимирович Тарасов не скрывал, что поверил в успех лишь, когда лед покинул из-за травмы знаменитый Карл Брюэр, ушедший из Национальной хоккейной лиги по возрасту в отставку.

Другое воспоминание принадлежит Борису Майорову. Оно вошло в книгу "Я смотрю хоккей", которую я помогал писать Борису. В программе очередного турне сборной по Северной Америке был матч какой-то второсортной любительской команды, чьи ворота защищал, давно оставивший профессиональный хоккей, Жак Плант. Гости имели подавляющее превосходство. Их форварды выходили один на один Плантом и по двое, он отражал все атаки, и за 60 минут ему забили лишь два гола. Потом сборную повезли на календарный матч двух клубов Национальной хоккейной лиги. "Ничего подобного, - рассказывал Майоров - я не видал". Бортики трещали от врезавшихся в них тел и ударов шайб. И какой темп! И что творили вратари! И как ложились под шайбу защитники! В шестидесятые годы два легендарных шведа, сначала Свен "Тумба" Юханссон, а позже Ульф Стернер, приглашались в Национальную хоккейную лигу. Обоих после проб на тренировочных сборах отправили домой.

Эти рассказы и эти пробы породили всеобщую уверенность - в НХЛ играют полубоги. Простым смертным, даже лучшим, нечего думать тягаться с ними. Более того, в семидесятом, когда канадцы потребовали допустить играть на чемпионате мира в Виннипеге профессионалов (нет, не из НХЛ, из младших лиг) по 9 в каждой сборной, советская делегация настояла на том, чтобы это предложение было отвергнуто, и пришлось чемпионат перенести в Швецию.

И вдруг: в 72-ом объявлена Суперсерия - сборная СССР против всех звезд НХЛ. Как могло случиться, что советское руководство, требовавшее от спорта побед и только побед, дало на нее добро. Тут сказалось, конечно, то, что в сборной произошла смена тренеров. Во главе ее стал Всеволод Бобров. Сам в прошлом великий хоккеист, он верил, что его питомцы способны сражаться на равных с любым противником и убеждал в этом начальство и добился согласия на серию из восьми матчей. Еще и потому ему это удалось, что игры не носили официального характера или, проще говоря, не приносили победителям ни титулов, ни медалей. Формально канадцы серию выиграли, одержав на победу больше, хотя сборная СССР забила больше шайб.

Но самой важный, я бы сказал исторический, ее итог состоит в том, что восемь матчей, сыгранных по обе стороны океана показали: российские хоккеисты сделаны из того же теста, что и канадские самой высшей пробы. Что по сумме качеств, из которых складывается класс спортсмена и команды в целом, те и другие равны. В наши дни сомневающихся в этом не осталось. Европейские звезды в Национальной хоккейной лиге котируются высоко. С каждым годом пришельцев из Старого света становится в ней все больше. А начало новой эпохи положили восемь матчей, прошедшие по обе стороны океана тридцать лет назад.

Валерий Винокуров: Поскольку во времена тридцатилетней давности наш постоянный автор Аркадий Ратнер был одним из руководителей спортивной редакции Центрального телевидения, нам показались интересными рассказанные им подробности о трансляциях серии встреч с заокеанскими профессионалами.

Аркадий Ратнер: В эти дни, когда отмечается 30-летие знаменитой хоккейной серии СССР - Канада, вспоминают в основном ее спортивные результаты. Я же позволю себе рассказать об обстановке на Центральном телевидении, которое в те дни было переведено буквально на чрезвычайное положение. Ведь кроме нетерпеливо ожидавших болельщиков, существовала еще особая группа, чьи интересы необходимо было учитывать, прежде всего.

Леонид Брежнев был ярым поклонником хоккейного ЦСКА, Константин Черненко болел за "Спартак", а вслед за ними "полюбили" хоккей и другие члены Политбюро. Потому для Сергея Лапина, председателя Гостелерадио, хоккейные трансляции, по-моему, всегда стояли на втором месте после программы "Время".

Одновременно с играми в Канаде проходила мюнхенская Олимпиада, но даже к ней внимание телевизионного руководства было меньше, чем к хоккею. Появилось специальное "лапинское" распоряжение, где каждому предписывалась ответственность за тот или иной участок работы. Мне, руководившему отделом спортивных трансляций, необходимо было четко организовать как передачи, приходящие из-за океана, так и последующие передачи из Москвы.

Сначала рассматривалось предложение "по просьбе трудящихся" показывать игры из Канады "живьем" глубокой ночью. Лапин консультировался в ЦК, но оттуда последовало разъяснение, что по ночам советский человек должен спать. Поэтому записанную игру можно было увидеть только вечером. До этого информация о результатах матчей скрывалась. Любой неосторожный намек на исход поединка в телевизионном или радиоэфире карался Лапиным безжалостно.

Так, кстати, было и в дальнейшем. Единственное исключение сделали в сентябре 1981 года, когда победа сборной СССР в Кубке Канады, совпала со значительным повышением цен на водку. В это утро Лапин распорядился весь день перебивать эту "новость" радостным сообщением о достижении советских хоккеистов.

Но вернемся в год 1972-й. Итак, болельщики до вечера счета не знали, но в 8 часов утра по специальным телефонам, данным мне в Первом отделе чуть ли не под расписку, я должен был сообщить результат закончившегося в Канаде матча референтам членов Политбюро. Кто-то из них просто записывал счет, кто-то интересовался фамилиями игроков, забивших голы, но были и настоящие болельщики. Просившие меня коротко пересказать, как развивались события.

К последней встрече в Ванкувере возникла серьезная проблема. Проходила она в ночь с 8 на 9 сентября. И Озеров, который сопровождал хоккеистов, не успевал вернуться 10 сентября в Мюнхен, где он, и только он, должен был вести закрытие олимпийских игр. Заместитель Лапина по технике Генрих Юшкявичюс совершил чудо. "Картинку", приходящую в Москву из Ванкувера, он по спутнику, образно говоря, "завернул" в Мюнхен, куда уже вернулся Озеров, и тот вел репортаж из студии, наблюдая за игрой по монитору и делая вид, что находится в Канаде. Интершум в Мюнхен не поступал, он накладывался уже в Москве, а я из аппаратной в Останкине в наушники подсказывал Озерову необходимую информацию: "Валерий Васильев, две минуты за подножку" и тому подобное. Трансляция эта была в эфире вечером 9-го, а в середине дня 10 сентября страна слышала голос Озерова уже с мюнхенского Олимпийского стадиона. Долго потом зрителей мучил вопрос. Как так быстро переместился комментатор с западного побережья Северной Америки в центр Европы.

Трансляции из Канады на нас, телевизионных работников, произвели огромное впечатление, особенно своей технической оснащенностью. А вот канадские режиссеры во время первых матчей были в растерянности и никак не могли привыкнуть к многоходовым комбинациям русских. И потому операторы часто теряли шайбу и упускали интересные моменты. Потому уже в Москве, канадцы рассказывали, что им пришлось провести несколько "застольных репетиций", чтобы найти новый, непривычный для них вариант показа.

Через две недели историческое соревнование переместилось в Лужники, и, по оценкам канадцев, было показано Центральным телевидением прекрасно. А завершилось все победой канадской сборной по сумме встреч и знаменитой озеровской фразой: "Такой хоккей нам не нужен".

На самом деле Николай Николаевич был одним из инициаторов этих матчей. В высоких кабинетах, куда он был вхож, не уставал доказывать их хозяевам, что такие встречи необходимы.

В день последней игры, когда и была произнесена в эфир незабытая до сих пор фраза, мы приехали на стадион вместе с Озеровым. Всю дорогу он восторженно отзывался о заканчивающейся серии, высоко оценивал мастерство канадской сборной и лучших ее игроков.

Мы расстались буквально на несколько минут, я пошел проверить комментаторскую кабину и связь, а Николай Николаевич задержался за кулисами, чтобы выпить кофе.

Так что не сомневаюсь, в тот вечер, произнося в эфир историческую фразу, Озеров выполнял чье-то неожиданное руководящее указание. Кто за кулисами Дворца спорта передал его, так и осталось загадкой.

Валерий Винокуров: Рассказом Аркадия Ратнера завершаем экскурс в историю хоккея. А теперь его традиционное телеобозрение.

Аркадий Ратнер: На будущей неделе спортивных трансляций совсем мало. Главная, конечно, в субботу. На первом канале в 19:00 футбол, отборочный матч чемпионата Европы-2004 года Россия - Ирландия. Появится на экране и еще один вид спорта - теннис. Но, анонсируя такие передачи, я всегда сомневаюсь, а стоит ли о них вообще вспоминать. Дело в том, что ежедневные теннисные репортажи на шестом канале начинаются не ранее часа ночи и завершаются ближе к трем.

Для абонентов НТВ-ПЛЮС отдельная информация: чемпионаты по теннису, женскому волейболу, мужскому баскетболу на обоих спортивных каналах по-прежнему в полном объеме. И к ним прибавляются еще прямые трансляции игр хоккейной сборной России на международном турнире в Чехии.

Нарушу традицию и сообщу не только о трансляциях, но и о фильмах, связанных со спортом. Со вторника по четверг на первом канале документальная лента "Большой хоккей. 30 лет". Во вторник и в среду на этом же канале фильм, подготовленный документалистами Швейцарии, Великобритании и Германии, "Один день в сентябре", о мюнхенской Олимпиаде и связанных с ней трагических событиях - террористическом акте, совершенном арабскими экстремистами против спортсменов Израиля.

Теперь несколько иная тема. О работе комментаторов в выпусках "Прессинга" мы говорим мало. Это бессмысленно. Сейчас у микрофона на разных каналах сидят десятки людей, к большинству из которых применимо только одно слово "непрофессионализм". Но вот в "Спорт-экспрессе" появляется статья Виктора Гусева, комментатора первого канала, решившегося на теоретические обобщения, что в принципе неплохо. Тон статьи слегка высокомерен, и я не стал бы обращать на нее ваше внимание, если бы автор не навязывал весьма спорные суждения.

Гусев категорически отвергает "парный репортаж". В российском исполнении такие репортажи, действительно, стали чуть ли не основной формой работы, и их неприятие Гусевым я разделяю. Но автор заметки уверяет, что за рубежом такой вид репортажа изживает себя. А вот это неправда. Просто там работа двух комментаторов строго определена и отлажена годами. Второй комментатор, чья задача обобщения и анализ, умеет мастерски находить паузы, и мысли свои доводит до зрителя четко и лаконично, ничуть не мешая коллеге, который (это звучит грубовато) просто "гоняет мяч".

И второе гусевское утверждение, с чем никогда не согласится уважающий себя профессиональный журналист, стоит ли в минуты неудачных выступлений наших команд "петь поминальную песню о нашем футболе, недобрым словом вспоминая тренеров, детские школы, российские поля и Вячеслава Колоскова". Все это Гусев предлагает оставить пишущим журналистам для послематчевых статей. Здесь остается только развести руками. Как можно лишить комментатора возможности критических обобщений, высказывания своей точки зрения на происходящее.

Думаю, что в этом случае говорит "уникальный комментатор" Виктор Гусев, который был еще и пресс-атташе российской сборной. В этом случае критиковать собственных руководителей неудобно, да и опасно для дальнейшей карьеры.

XS
SM
MD
LG