Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российским гимнастам помешала широкая специализация


Олег Винокуров: Итоги чемпионата мира по спортивной гимнастике в беседе с Гагиком Карапетяном подводит двукратная олимпийская чемпионка Лидия Иванова.

Гагик Карапетян: Насколько неожиданным оказался для вас результат выступлений женской сборной России, которая считалась всеми специалистами фаворитом соревнований?

Лидия Иванова: Во-первых, этот чемпионат мира был не совсем традиционным. Это был личный чемпионат мира. Команды не принимали участия. И имели право принять участие не более двух гимнасток от страны. У нас, естественно, были самые номерные девочки. Светлана Хоркина, Елена Замолодчикова и Наташа Зиганшина - это сегодня наши лучшие гимнастки. И, прямо скажем, очень успешно выступление в прыжках: Замолодчикова - золотая медаль, Зиганшина - серебряная. А Светлана Хоркина неудачно выступила.

Гагик Карапетян: На брусьях она потерпела неожиданное фиаско, и многие невольно вспоминают, может быть, она чересчур увлеклась театром?

Лидия Иванова: Конечно, сейчас это первая причина этому неудачному выступлению, и даже у меня возникла такая мысль: все-таки это чемпионат мира, а не какие-то легкие соревнования, это очень ответственный старт, и слишком высоко ее имя, чтобы так его терять. И я тоже подумала, может быть, помешала ей большая нагрузка в артистической деятельности. Для нее это новое, это эмоции, это определенные нервы, встряска какая-то, совершенно новое для нее явление жизненное. И несмотря на то, что она очень талантливая гимнастка и способная, и, казалось, может совместить и то и другое, все же в этом, как говорится, кроется некоторая беда, в том, что накануне чемпионата мира у нее состоялась премьера в театре. Конечно, это нервно, и не могло пройти бесследно. И вот чуть-чуть этого не хватило, того, что она истратила в функции артистки.

Гагик Карапетян: У мужчин, гимнастов российских, не было премьер, ни театральных, ни киношных, тем не менее они выступили намного хуже.

Лидия Иванова: Они просто никак не выступили. Потому что финал на снарядах, у мужчин шесть снарядов, и на каждом снаряде начиналась классификация, потом полуфинал. И в восьмерку у нас вошел только один Николай Крюков под четвертым номером на коне-махе. Один. Когда там принимали участие и Алексей Немов, и Алексей Бондаренко, и Крылов. И только один Николай Крюков довольствовался шестым местом. Он на достаточно высоком уровне выполнил свое упражнение, но слишком высока была конкуренция. Такие замечательные подготовились гимнасты из других стран. "Коневики", если это можно так назвать гимнастов, работающих на этом снаряде. Беда в том, что сейчас международные правила трактуются по-новому и буквально разрешают принимать участие в чемпионатах мира спортсмену, подготовившему один снаряд. В мое время никогда этого не было. Надо было обязательно овладеть многоборьем и еще солировать на отдельных видах. А сейчас, понимаете, какой-нибудь парень из Италии, как много лет занимал Юрий Кити первые позиции, сейчас появляется Скалани из Венгрии. Они очень сильны в одном виде, они туда и стреляют. А все наши - Немов, Бондаренко, Крылов и Николай Крюков - они проходили многоборье. Они многоборные ребята. И им чуть-чуть не хватило сотых, десятых, я не знаю, как уж сказать, для того, чтобы попасть в восьмерку сильнейших мира. Дальше, скажем, очень непривычно и неудачно для российской гимнастики.

Валерий Винокуров: На минувшей неделе ушел из жизни принц Александр де Мерод, на протяжении многих лет занимавший высокий пост в Международном олимпийском комитете. О его деятельности и о том, что сейчас делается пришедшими ему на смену, размышляет историк и социолог спорта, участник олимпийских конгрессов Юрий Теппер.

Юрий Теппер: В интернетовском сообщении о кончине бельгийского принца Александра де Мерода отмечалось, что известный олимпийский деятель на протяжении 35 лет руководил антидопинговой комиссией МОК. Факт этот требует некоторого разъяснения. С 1964-го года до последних дней жизни де Мерод возглавлял не антидопинговую, а медицинскую комиссию, реализующую соответствующий кодекс МОК. Разработанный под руководством де Мерода Медицинский кодекс содержит положение относительно охраны здоровья спортсменов и предусматривает помимо прочего запрет на применение допинга. Борьба с допингом, объявленная в 1961-м году на сессии МОК в Афинах, долгое время велась формально и без особых претензий. Впервые допинг-замеры провели на играх в Мехико. Разумеется, героя игр феноменального Боба Бимона никто не тревожил.

От решительных действий де Мерод воздерживался. Отлично понимал, что политические, а затем коммерческие игры вокруг олимпийской арены приведут к ужесточению тренировок. После высоких нагрузок необходимо особое восстановление, невозможное без средств фармакологии. Образно говоря, де Мерод относился к пользователям допинга, как родитель-пуританин к взрослому сыну курильщику. Кури, но не на моих глазах. Напомню, что в 80-х годах де Мерод признал безупречными результаты работы лаборатории Московской олимпиады, подтвердившие невероятную, 100-процентную допинговую чистоту спортсменов.

Однако постепенно рост возможностей фармакологии принял тревожный характер. В феврале 1999-го года под эгидой МОК собралась Всемирная конференция по допингу в спорте. Ее главный итог - создание международного независимого антидопингового агентства "Вада". Председателем совета основателей "Вада" стал вице-президент МОК Ричард Паунд. Либеральную политику принца Мерода сменил принцип тотального контроля и суровых санкций. Результаты налицо. Допинговые скандалы следуют один за другим. То ли еще будет. Согласно формулировке "Вада", допингом считается использование как веществ, так и методов потенциально опасных для здоровья спортсменов и (или) способных улучшать их спортивные достижения. Задумаемся.

Закончив с фармакологией, "Вада" вправе бороться с применением точечного массажа, электробиостимуляции и особо режимных методов тренировки. Наверняка, подобного рода надзор не по нраву и спортсменам и международным федерациям. Накануне прошедшего чемпионата мира по футболу руководство ФИФА сообщило, что с организацией допинг-контроля справится без инспекторов "Вада". Разумеется, результаты контроля оказались адекватными достижениям Московской олимпиады. Получив отворот от футбольных ворот, олимпийские контролеры нагрянули в Уимблдон. На пороге особняка, арендованного Дженифер Каприати, сыщики предъявили ордер на проведение стероидного анализа. Реакция Дженифер оказалась неожиданной и простой. Теннисистка позвала телохранителей. Неудачные контролеры направились в резиденцию знаменитых сестер Уильямс. Здесь реакция была иной. Мамаша Уильямс простодушно заявила: "Мои дочери никогда не будут сдавать анализы, поскольку наша церковь Свидетелей Иеговы это запрещает". Впереди новые противостояния и скандалы. Кто знает, может, придет время вспомнить о либеральной стратегии понимающего принца де Мерода.

Валерий Винокуров: Доцент Юрий Теппер о многолетней работе покойного принца Александра де Мерода.

Тему определения рейтинга спортивных трансляций в очередной раз затрагивает в своем телеобозрении Аркадий Ратнер.

Аркадий Ратнер: Газета "Спорт-экспресс" большой статьей, занимающей целую страницу, наконец-то обратилась к жгучей проблеме "Телевидение и спорт". Статья серьезная. Александр Зильберт, ее автор, приводит не только собственные размышления на этот счет, но и краткие беседы с руководителями российского хоккея, со спортивными продюсерами каналов "Россия" и 7ТВ. И даже (для удобства читателей) разъясняет термины, которые упоминаются в статье: "рейтинг", "доля", "ТВ-метр". Кроме того, автор сравнивает рейтинги хоккейных трансляций "Спартак" - ЦСКА и "Динамо" - "Лада" на канале 7ТВ с рейтингами передач, которые параллельно с хоккеем шли на канале "Россия". Сравнение, естественно, не в пользу хоккея. Я бы сказал, убийственное сравнение. Рейтинг трансляции "Спартак" - ЦСКА - 0,1%, "Динамо" - "Лада" - 0,2%.

В то же время несколько передач второго канала, совпадавшие по времени с хоккеем, имели рейтинг от 3,7% до 11,5%. Тем не менее все эти материалы в газете напечатаны под огромной, броской шапкой "Хоккею - прямой эфир!", а подзаголовок вопрошает "Кто первым сделает шаг навстречу?".

Добросовестнейший Саша Зильберт, с которым я знаком еще с тех пор, когда он учился в МГУ, проделал серьезную работу, но, к сожалению, коэффициент полезного действия от его страстных призывов равен нулю. Потому что в основе статьи изначально лежит неправильный посыл.

Вот фраза из микроинтервью с Петром Макаренко. Должность его звучит так - генеральный директор "Телемаркетинга". Фирмы, привлекающей рекламные инвестиции в футбольный спецпроект телеканала "Россия". Он говорит: "Теоретически мы готовы хоть сейчас заняться хоккейными делами, пойдя по проторенному футбольному пути..." Далее следует псевдотеоретические рассуждения, которые из-за недостатка времени я опускаю.

Но главное состоит в том, что и Макаренко, и заместитель генерального директора телеканала "Россия" Василий Кикнадзе освещением футбольного чемпионата страны, видимо, очень довольны.

Мы в программе "Прессинг", да и многие газеты, наоборот, не раз в ходе сезона возмущались этим освещением. Говорили и писали о том, что матчи показываются не полностью, что в большинстве регионов страны прямых трансляций не видят, что чуть ли не все игры появлялись в эфире с опозданием на несколько минут. А чего стоят высказывания руководителей ВГТРК перед "золотым матчем" ЦСКА - "Локомотив", что в случае дополнительного времени его вряд ли удастся показать напрямую, так как придется сдвигать программу "Вести". И буквально в день матча преподнесенное как подарок болельщикам радостное объявление: "Вести" будут сдвинуты, матч при любых обстоятельствах будет показан целиком.

В своих обозрениях в течение года я не раз говорил о совершенно непрофессионально составленном Договоре между РФС и ВГТРК. В чем нет ничего удивительного. В футбольном союзе ни один человек даже близко не знаком с сутью дела. А возможности телевидения зажаты железобетонной программной сеткой, в которой для неприбыльного футбола не находится места. Значит, надо искать спонсоров, рекламодателей, которые могли бы окупить в течение трех лет те 15 миллионов, что платит футболистам телевидение, и стараться получить прибыль.

Тут-то и допускает ошибку Александр Зильберт, поверивший Петру Макаренко, что слово "маркетинг" в российском спортивном телевидении что-то означает. Чтобы понять это, достаточно посмотреть матчи итальянского футбольного чемпионата, где на стадионе установлена в три ряда постоянно меняющаяся реклама.

Или игры НХЛ: весь лед разрисован логотипами богатых спонсоров, я не говорю уже о рекламе на бортах.

А теперь вспомните недавний "золотой матч". Напротив телекамер в самом центре трибуны, где обычно ставят рекламные щиты знаменитых компаний, гордо красовалась реклама так необходимых российскому болельщику товаров: "Похмелин" и "Антиполицай".

Так что если в России телевизионный спортивный маркетинг не встанет вровень с зарубежным, и футбол, и хоккей, и другие виды спорта будут преподноситься зрителям как благотворительная акция.

XS
SM
MD
LG