Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подведение итогов чемпионата мира по футболу. Суд в Лозанне отверг апелляции российских лыжниц Ларисы Лазутиной и Ольги Даниловой


Олег Винокуров: Подведение итогов чемпионата мира по футболу мы продолжим с помощью нашего эксперта Александра Бубнова. С ним беседует Игорь Швейцер. И если в прошлой программе речь шла о лидерах, то теперь начнется разговор о середняках чемпионата.

Игорь Швейцер: Есть большая группа команд, примерно с 7 по 16 место. Можно ли сказать, что их проблемы лежат главным образом в нестабильном финансовом положении?

Александр Бубнов: Финансирование имеет большое значение, но все еще зависит от того, насколько правильно выбрана стратегия клуба для этих клубов, в первую очередь, и вообще - для многих российских клубов. В наших условиях, в первую очередь, должна быть стратегически поставлена задача того, что клубы должны опираться на своих воспитанников. Та диспропорция, которая сейчас существует - она ненормальная. Я не имею ничего против сильных легионеров. Основу клуба на 50% минимум должны составлять собственные воспитанники. А для этого нужна хорошая инфраструктура, чтобы работала школа, и вот эти все этапы прохождения молодого игрока с самых низов до профессиональной команды четко соблюдались, и на всех этапах работали квалифицированные специалисты.

Игорь Швейцер: Это должно быть директивно, как-то сверху спущено, или это придет со временем, с развитием футбола в России?

Александр Бубнов: Это должны понимать руководители клубов, но с другой стороны это и директивно должно быть закреплено. Например, в ведущих европейских странах, насколько я знаю - в том же французском чемпионате, если в клубе не создана соответствующая инфраструктура, то эти клубы не могут просто попасть в высший дивизион. Это обязательное требование Федерации, и Федерация тем самым способствует развитию профессионального футбола. Пока вот такая схема не будет создана и отработана... А как раз это очень сильно касается клубов и из середины, и из низа турнирной таблицы, которые не обладают теми финансами, как клубы, которые находятся наверху - имеют хороших спонсоров, то у них резервы в этом. Примеров сколько угодно, "Осер", "Нант", можно из французского чемпионата приводить, потом из любого чемпионата можно брать, когда, в основном, не имея больших финансов за счет своих воспитанников, клубы создают не только хорошую инфраструктуру, но, в общем-то, и увеличивают свой бюджет. Потому что, если школа правильно функционирует, эти воспитанники не только помогают своему клубу, но и потом за хорошие деньги покупаются именитыми клубами с большими финансовыми возможностями. За счет этого как раз строится инфраструктура, и увеличивается бюджет клуба. Вот за счет чего эти клубы могут зарабатывать деньги. В принципе, ведущие клубы европейские этого не имеют и тут же создают эту инфраструктуру, потому что, во-первых - это дешевле, во-вторых - это надежнее. В России даже существует такая поговорка: "Наемные войска никогда не выигрывают решающие битвы" - она больше подходит к российской специфике. Но, тем не менее, это так.

Игорь Швейцер: Продолжается снижение индивидуального мастерства футболистов в плане атаки, забивают меньше - в прошлом году 17 мячей (что тоже мало для нападающего, согласитесь), в этом году вообще 15. Причем, когда первый - вообще полузащитник, другой - резервный нападающий в ЦСКА, который сыграл не так уж много матчей и забивал в основном второстепенным командам.

Александр Бубнов: Это всегда связано с селекцией и с учебно-тренировочным процессом. Чтобы забивалось больше голов, нужны хорошие нападающие, это ясно, это аксиома. Чтобы эти нападающие забивали, нужна сбалансированная организованная игра всей команды. Должна быть у команды на высоком уровне универсализация, это опять связано с учебно-тренировочным процессом, все это зависит от тренера. Еще одна тенденция прослеживается - и говорит о том, почему нет хороших нападающих. Потому что есть естественный процесс. И, в общем-то, появление хороших нападающих, как правило, связано с хорошими защитниками. Между этими двумя линиями идет непосредственная борьба на футбольном поле в учебно-тренировочном процессе. И чем выше классом защитники, тем выше классом нападающие. И наоборот, чем выше классом нападающие, тем выше классом защитники. Потому что они все время соревнуются между собой, и от этого идет, естественно, прогресс. Для того чтобы быть сильным современным нападающим, для этого нужно изначально иметь хорошие задатки. В то время, когда отбирают еще ребенка, необходимо это видеть. А с учетом того, что у нас в детских командах и на уровне селекции работают примеры невысокой квалификации (это опять связано с инфраструктурами, со школами), то они неправильно проводят селекцию и потом неправильно воспитывают их детей. Тренерам, которые работают уже в профессиональных командах, приходится сталкиваться с некачественным "материалом", а с учетом того, что в профессиональной команде идет процесс не обучения, а совершенствования, в таком возрасте уже ничему научить нельзя. Больше того, если ребенок научен неправильно, как правило, и стереотип неправильный. Потому что обучение идет на рефлекторном уровне, для этого нужно очень много времени. Когда создаются неправильные рефлексы, очень тяжело сломать, потому что техника - это координация движений, в первую очередь. Плюс - еще идет понимание игры. И когда изначально игрок неправильно подобран, подготовлен, то уже в профессиональной команде ничего нельзя сделать. В профессиональных командах для достижения результата президенты, руководители, которые этого не понимают, идут по пути наименьшего сопротивления, пытаются купить на Западе игроков посильнее тех, которые есть. Но в российских условиях игроков высокого класса купить невозможно, потому что для этого не хватает финансов, есть еще определенные социальные проблемы. Поэтому, они покупают игроков среднего уровня, но которые сильнее тех, которые есть. С этими игроками невозможно добиться выдающихся каких-то результатов, хотя с этими игроками можно решить, предположим, проблему выигрыша чемпионата России. Из-за того, что покупается не высококачественный "материал", а очень часто то, что Европе уже не подходит, я это называю "мусором", его подбирают в России и, может быть, в какой-то степени, помогает выиграть чемпионат России, но не дает возможности добиться каких-то серьезных результатов на европейской арене, потому что это - "мусор", по понятиям Европы, даже в мировом плане, все берут бразильцев невысокого уровня. В результате, помимо всего прочего, мы еще закрываем дорогу нашей молодежи.

Игорь Швейцер: Можно ли сказать, что, допустим, игроки класса Джейкоба Лекхето или Жулио Сезара - это мусор европейский?

Александр Бубнов: Лекхето - может быть, и нет, потому что он - игрок сборной ЮАР как-никак, а Сезар, по бразильским меркам - это игрок невысокого уровня, иначе бы он, как минимум, играл в сборной Бразилии, а как максимум - в ведущем европейском клубе. Больше того: Обиора, например, играл в "Андерлехте", и он не попал в основной состав. Лекхето - сейчас на него тоже пока глаз никто из европейских клубов не положил, а если положат, то благодаря тому, что он в "Локомотиве" себя проявил. Но это единичный случай, эти игроки стоят достаточно больших денег, и не все клубы могут их купить, особенно средних, о которых мы говорим. В этом и заслуга "Локомотива", что он не только нашел средства, но он и разглядел этих игроков, дал возможность им себя проявить. Вполне возможно, что они, в какой-то степени, не раскрывались в других клубах, а на этом, на более низком уровне, скажем так, раскрылись. При всем при этом нельзя сказать, что это звезды мирового масштаба.

Олег Винокуров: С Александром Бубновым беседовал Игорь Швейцер и продолжение этой беседы слушайте в следующем воскресном выпуске программы "Прессинг".

Алексей Кузнецов: В минувшие дни мы сообщали, что международный спортивный суд в Лозанне отверг апелляции российских лыжниц Ларисы Лазутиной и Ольги Даниловой, дисквалифицированных в дни олимпиады в Солт-Лейк-Сити за неоднократное употребление запрещенных препаратов. В этой связи любопытна разноречивая реакция на решение арбитража со стороны ряда участников этого громкого допинг-скандала. Нюансы публичных комментариев изучил Гагик Карапетян.

Гагик Карапетян: Таким образом, дисквалификация Лазутиной в действии с 8 декабря, будет находиться вне лыжни ровно один год, а Данилова - еще плюс 3 месяца. И это, не считая того, что обе, напомню, лишены всех олимпийских наград, завоеванных в Солт-Лейк-Сити. Наконец, ввиду серьезности их нарушений апеллирующая сторона должна оплатить все судебные издержки. Это нетрудно будет сделать Герою России Лазутиной, которой, как удалось уточнить, не дожидаясь решения арбитража, все-таки выдали от имени правительства чемпионскую премию в размере 50 тысяч долларов.

Сразу отмечу: участники допинг-скандала называют свои комментарии предварительными, ибо им, естественно, требуется перевод с английского полученного из Лозанны судебного вердикта, занимающего 92 страницы. Причем, у меня возникло ощущение, что его русский вариант автономно заказали для себя правовое управление Олимпийского комитета России, Федерация лыжных гонок страны и адвокатская контора Анатолия Кучерены.

Ключевое противоречие между их позициями ныне похоже на поиски ответа на гамлетовский вопрос: опротестовать или нет свое поражение в Кантональном суде? Если Кучерена еще до оглашения вердикта, подстраховывая себя, прозрачно намекал на то, что его коллеги - иностранные адвокаты - готовы побороться с международным спортивным арбитражем аж на уровне Верховного суда Швейцарии, то Александр Кравцов, один из руководителей Федерации лыжных гонок России, даже не прочитав на русском текст вердикта, уже готов подать новый иск в самый низший по уровню гражданский суд.

Вместе с тем шеф правового управления ОКР Александра Бриллиантова, побывавшая на решающих заседаниях суда в Лозанне и, видимо, хорошо изучившая нюансы местной юриспруденции, весьма сдержанно заявила: "Опротестовать решение можно только по процедурным вопросам, а их перечень жестко ограничен. Поэтому включиться в марафонскую процедуру опротестования очень и очень сложно".

Кстати, Кучерена успел найти в решении арбитража, как он отметил, вопиющую ошибку: в тексте перепутаны фамилии спортсменок. Если российская сторона намерена сутяжничать с швейцарцами на столь примитивном уровне, то собранные ОКР на эти цели десятки тысяч долларов московских олигархов будут истрачены быстро и впустую.

Дальнейшие действия вышеупомянутых лиц, на мой взгляд, зависят исключительно от их личных интересов. Осведомленные источники в ОКР сообщили, в частности, что Бриллиантова будет выдвинута в международный спортивный суд в качестве представителя от России. Видимо, поэтому у нее нет особого резона "бодаться до упора" с будущими коллегами. Руководитель антидопинговой инспекции ОКР Николай Дурманов после возвращения из Лозанны стал дистанцироваться от Кучерены: молодому профессору, в свою очередь, обещано место российского полпреда в ВАДА - мировом антидопинговом агентстве. Остается Кучерена, который на фоне долгоиграющего допинг-скандала получает бесплатную и очень выгодную рекламу.

В тени спортивных чиновников и юристов оказались главные действующие лица - Лазутина и Данилова, которые сидя у себя дома, забросили подальше лыжи и срок своей дисквалификации коротают с детьми и родными, не общаясь с журналистами.

Но самое главное: громкий допинг-скандал, дошедший в дни Олимпиады аж до президента Владимира Путина, перестал интересовать его "крестных отцов" - Виталия Смирнова и Леонида Тягачева, бывшего и нынешнего президентов ОКР. И это правильно: ведь испарившийся мыльный пузырь невозможно снова надуть. Но кто сказал, что отрицательный результат - не способ обогащения на политическом рынке?!

Алексей Кузнецов: Корреспондент "Новых известий" Гагик Карапетян продолжает держать нас в курсе событий, связанных с одним из самых громких допинг-скандалов в современном спорте.

Валерий Винокуров: К финалу кубка Дэвиса вновь возвращает нас телеобозрение Аркадия Ратнера, однако, его тон, увы, вовсе не праздничный.

Аркадий Ратнер: Сначала две заметки из газеты "Спорт-экспресс".

От 3 декабря: "В Израиле финал Кубка Дэвиса транслировался платным кабельным каналом. Тем не менее, в воскресенье, учитывая интересы любителей спорта, плату отменили, и решающие поединки в "Берси" смогли смотреть все желающие".

От 4 декабря: "Во Франции весь матч транслировался по двум государственным каналам. В минувшее воскресенье каждый третий французский телезритель с 20:00 до 21:15 по местному времени смотрел репортаж из "Берси" и стал свидетелем исторической победы команды России". "Спорт-экспресс" ссылается на специальное коммюнике, выпущенное France Television.

Как транслировался теннисный финал в России, вы знаете. Постфактум - злой критики было в избытке. Но, может быть, кто-нибудь слышал, чтобы руководители двух главных каналов страны Константин Эрнст и Олег Добродеев публично извинились перед своими телезрителями за грубейший промах? Или где-то прошла информация, что министр Михаил Лесин объявил Эрнсту и Добродееву выговор? Известно, правда, что министр спорта Вячеслав Фетисов доложил Президенту страны, что ни один общедоступный российский канал матч "Франция-Россия" не показал. Ах, как было бы хорошо, если бы, выслушав доклад своего министра, Владимир Владимирович Путин сказал: "Да, очень мало спорта показывают по нашему телевидению".

Уверяю вас, картина изменилась бы мгновенно. Законопослушные Эрнст и Добродеев тут же забыли бы про пресловутые рейтинги, про высокую стоимость трансляции, про то, что они вправе от передачи футбольного матча "отрезать" 15-20 минут. И спортивных трансляций на их каналах было бы ровно столько, сколько положено цивилизованной телевизионной стране.

Теперь, отрешившись от фантастических мечтаний, попытаемся разобраться, что же произошло. Начну с того, что объективно в победу российской теннисной сборной верили немногие. Но, в любом случае, финал Кубка Дэвиса - одно из важнейших событий спортивного года, с участием сборной России тем более. И, конечно, просматривая планы соревнований, в спортивных редакциях первого и второго каналов матч этот не могли не заметить. Но стремление угадать точку зрения своего руководителя всегда было отличительной чертой телевизионных работников. А потому, бьюсь об заклад, ни Николай Малышев, спортивный продюсер первого канала, ни Василий Кикнадзе спортивный продюсер канала "Россия" даже не решились доложить Эрнсту и Добродееву, что грядет столь важное событие. Даю вам слово, что в самые суровые советские времена, когда режим в Гостелерадио был полуказарменным, главный редактор спортивных программ Александр Иваницкий, даже зная нетерпимое отношение Председателя Сергея Георгиевича Лапина к "непролетарскому" виду спорта, обязательно отправил бы на его имя докладную записку, предлагая права на такое событие приобрести и доказывая, что у теннисистов СССР есть неплохие шансы завоевать самый почетный в теннисном мире трофей. Добавив, конечно, что победа в финале и даже второе место докажут превосходство советского спорта в вечном споре со спортсменами капиталистических стран.

Так вот, если бы нынешние телевизионные спортивные руководители обладали умением планировать трансляции, убедительно доказывать свое понимание роли спорта в телевизионных программах, не сомневаюсь: на такое соревнование нашлись бы и деньги, и спонсоры, и достаточное количество дополнительной видеорекламы. Один словом, конфуза, когда финал Кубка Дэвиса видели миллионы зрителей во многих странах мира, а в России - только немногочисленная группка зрителей "НТВ-плюс", можно и нужно было избежать.

XS
SM
MD
LG