Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валерий Винокуров: Восьмой раз в конце года Радио Свобода и программа "Прессинг" называют лауреатов в двух номинациях: Лучший тренер России и Лучший молодой спортсмен.

Нашими лауреатами с 1995 года были тренеры: Олег Романцев, Станислав Еремин, Владимир Максимов, Татьяна Овечкина, Юрий Быстрицкий, Геннадий Шипулин и Сергей Белов. А лучшими молодыми спортсменами: Ирина Станкина, Светлана Хоркина, Владимир Бут, Алина Кабаева, Максим Афиногенов, Марат Сафин и Светлана Феофанова.

По итогам 2002 года мы признали лучшим тренером России Евгения Бондаренко, а лучшим молодым спортсменом - чемпионку Европы по плаванию Станиславу Комарову.

С Евгением Бондаренко в нашей студии беседуют Алексей Кузнецов и Елена Приходько.

Алексей Кузнецов: В прошлый раз мы говорили с вами о больших проблемах, которые есть в вашей работе, о сложных взаимоотношениях с различными российскими государственными и негосударственными органами, которые так или иначе связаны со спортивной работой. Мы для начала попросим вас оценить уходящий год, удачные выступления ваших воспитанников, триумф Светланы Феофановой. Все сложилось удачно или что-то не получилось?

Евгений Бондаренко: В целом год был очень удачный, потому что и два основных старта чемпионатов Европы (зимний и летний) Светлана выиграла, и пять рекордов мира зимой установила, и еще летом два рекорда Европы. В общем, думаю, год был удачный. Хотя, конечно, не все планы сбылись. Хотели установить летний мировой рекорд, не получилось. Думаю, что решим как-то эти проблемы, будем двигаться дальше.

Алексей Кузнецов: Что изменилось в вашем положении, в социальном, в общественном? Или же все в основном строится, как и раньше, как вы рассказывали год назад, на вашей инициативе?

Евгений Бондаренко: Единственное, что изменилось. Зарплату я и до этого получал, и сейчас получаю, просто помимо зарплаты мы стали получать с 1 июля 2002 года от комитета по физической культуре и спорту по 15 тысяч рублей (я и Светлана). И, конечно, в этом плане нас материально немножко поддерживают. Все остальное осталось примерно на том же уровне. Единственное, что еще для нас сделало правительство Москвы, это мы из бюджетных денег Москвы приобрели для прыжков с шестом новые американские маты.

Алексей Кузнецов: А шесты у вас по-прежнему американские?

Евгений Бондаренко: Шесты по-прежнему американские. Нам несколько шестов в год дает американская фирма "Спирит", но если мы хотим больше шестов, чем они могут дать, мы должны покупать их за свои деньги. И пока российская федерация на эти нужды денег не выделяла нам. Чем лучше прыгаешь, тем меньше шестов получаешь.

Алексей Кузнецов: Это конкуренция, наверное. В свое время вы начинали создавать школу с того, что вы инвестировали некие свои деньги в покупку шестов. И с этого начали работу со своей группой. Мы потому и уделили вам столь пристальное внимание, что вы, пожалуй, один из немногих тренеров в России, кто создает с нуля фактически распавшееся дело. После распада Советского Союза все думали, что школа прыжков с шестом в стране развалилась и умерла. Однако ваша деятельность, деятельность вашей группы показывает, что это не так. И во многом она начиналась с ваших личных, индивидуальных усилий. Каковы перспективы, когда это станет общественным делом (в понимании российских спортивных чиновников)? И что для этого надо?

Евгений Бондаренко: Да, пришлось когда-то самому начинать, работал без зарплаты почти полтора года, покупал шесты за свои деньги. Сейчас, конечно, намного легче, лучше стало. Когда такой спортсмен появляется, конечно, это большая помощь. А что нужно для того, чтобы развивались такие школы? Наверное, скорее всего, нужны хорошие кадры, тренеры. Потому что если придут люди, которые будут заинтересованы хотя бы материально, им будут платить хорошую зарплату, значит, они будут хорошо работать, они будут бояться потерять эту работу. Наверное, основная причина вот здесь. Плюс, конечно, условия, которые должны создавать для этих людей. Тогда будут появляться такие спортсмены, такие школы, и будут определенные результаты.

Елена Приходько: Нынешняя политическая ситуация такова, что спорту уделяется много внимания, и, наверное, именно сейчас хороший момент, чтобы обратиться к кому-нибудь из вышестоящего руководства с просьбой о создании, может быть, вашей собственной школы? Вы не делали таких попыток?

Евгений Бондаренко: Нет, попыток я таких не делал. И, если честно сказать, даже не знаю, как это сделать. Если создавать такую школу, нужна определенная база, хотя бы манеж, в котором были бы созданы для нас все условия. Я думаю, что это не так просто, потому что каждый чиновник решает пока все еще свои личные проблемы, заинтересован в каких-то других вещах, чем создание таких школ. В ближайшее время я этого не вижу.

Алексей Кузнецов: Очень популярно сейчас у многих представителей крупного российского бизнеса спонсировать различных спортсменов. С вами кто-нибудь из российских спонсоров не работает?

Евгений Бондаренко: Нет, из российских спонсоров с нашей группой никто не работает. В таких видах как легкая атлетика больших спонсоров, таких как Лукойл или Газпром, нет.

Алексей Кузнецов: Может быть, сейчас в свете растущей популярности Светланы Феофановой кто-то обратит внимание на вас?

Евгений Бондаренко: Не знаю. Я об этом не думал. Если кто-то захочет обратить внимание и помочь нам, я не против этого, думаю, что Светлана тоже. Потому что, наверное, уже нужно российским спонсорам идти навстречу нашим российским спортсменам.

Елена Приходько: Для больших результатов Светлане Феофановой, наверное, нужно перейти на более жесткий шест. Но ее вес все же меньше, чем нужно для этого шеста. Объясните, пожалуйста, как это взаимодействует, и нашли ли вы за прошедшее межсезонье какой-нибудь выход их этой ситуации?

Евгений Бондаренко: Конечно, любой спортсмен хочет взять шест пожестче, повыше хват, чтобы он закинул повыше, скажем так. Как это решается? Если вес маленький, а шест нужно взять жесткий, значит, нужно обладать какими-то другими качествами. Какими? Например, силой и скоростью. Эти два качества дают возможность двигаться на более жесткие шесты и большие хваты. Именно в этом направлении мы и стараемся решать вопросы.

Елена Приходько: В какой форме сейчас находятся ваши подопечные, и какие результаты вы ставите перед ними в наступающем сезоне?

Евгений Бондаренко: Что касается Светланы, конечно же, рассчитываем на то, что она будет двигаться к новому мировому рекорду, хотя бы зимнему. Это в первых стартах, которые начнутся с начала февраля. А другие ребята. Будем стараться показать тот результат, который даст возможность на зимнем чемпионате мира занять места от третьего до шестого, хотя бы так.

Елена Приходько: Пятиметровый результат - это такая животрепещущая тема в женском шесте. Сколько же все-таки ждать покорения этой высоты, и вообще, покорится ли она?

Евгений Бондаренко: Когда-то, наверное, покорится. Вопрос: как быстро это будет. Не знаю. Почему? Потому что нужно, чтобы очень многое совпало. Нужен очень точный прыжок - на максимальных усилиях, с максимальным шестом, с максимальным хватом. Это может произойти, но как быстро, не могу вам на этот вопрос ответить. Но думаю, что прыгать эту высоту женщины будут.

Елена Приходько: А какова теоретическая максимальная высота в женском шесте?

Евгений Бондаренко: До пяти метров, думаю, допрыгают они. А дальше, даже не представляю, как будет выглядеть эта спортсменка.

Алексей Кузнецов: Все в будущем. Для ваших учеников прошедший год был очень удачным. Светлана, конечно, признанный лидер российской легкой атлетики, но и другие ваши ученики набирают, что называется, ход. Говорят, что такой успех не может пройти бесследно. Удается ли вам бороться со звездной болезнью, если она есть, и если есть, то какими методами?

Евгений Бондаренко: Я считаю, что звездная болезнь обычно возникает у тех людей, которые сделали то, что они не ожидали. А так как мы ожидали определенного результата. Ну и что, что это называется мировым рекордом, пусть даже зимним, это просто цифры. И я не замечал у своих учеников каких-то звездных отклонений, болезней. Никогда на это внимания не обращал и не замечал. Человек двигается и работает в направлении, чтобы улучшить результат, и ему больше ни до чего дела нет.

Елена Приходько: Говорят, вы очень строгий тренер, некоторые называют вас даже жестоким. Каким должен быть характер тренера, который воспитывает звезд?

Евгений Бондаренко: Я думаю, что характер тренера должен быть таким, чтобы он двигал спортсмена к новым результатам, к большим высотам. И если какие-то методы, может быть, не совсем правильные, я могу иногда подзатрещину дать или накричать, но если это помогает, то все-таки думаю, что тренер должен это использовать. Хотя, может быть, я ошибаюсь.

Алексей Кузнецов: Какие бы методы вы не использовали, результаты говорят в вашу пользу и в пользу ваших учеников. Большое спасибо, что вы пришли к нам, а главное, желаем вам творческих успехов и побед ваших учеников на всех без исключения крупнейших соревнованиях.

Валерий Винокуров: У нас в студии был лучший тренер России 2002 года Евгений Бондаренко. В беседе принимала участие наш корреспондент Елена Приходько.

Олег Винокуров: Если одному нашему лауреату - Евгению Бондаренко - относительно спокойный предновогодний рабочий график позволил найти время для посещения нашей студии, то Станиславе Комаровой подобного шанса не представилось, в эти дни юная пловчиха в составе сборной тренируется на базе на озере Круглом и готовится к очередным стартам. Поэтому Дмитрию Морозову пришлось пообщаться с ней по телефону. Долгим, конечно, такой разговор получиться не мог, но мы надеемся, то в будущем Станислава найдет возможность побывать в нашей студии, и уж тогда мы непременно побеседуем с ней более обстоятельно. Ну, а пока - телефонное блиц-интервью.

Дмитрий Морозов: Скажите, не обидно, Новый год - такой праздник, самое время провести в молодежной компании, с музыкой, может быть, с легкими напитками, а вы отдаете время тренировкам?

Станислава Комарова: Нас 30-го числа отпускают на Новый год. А потом, 2-го числа мы должны будем вернуться. И на Новый год мы будем в Москве с семьей.

Дмитрий Морозов: Что значит (в данном случае) - режимные рамки.

Станислава Комарова: Режимные рамки? Конечно, их надо соблюдать. Если, тем более, скоро соревнования, то надо соблюдать режим. Мы готовимся на этап Кубка мира, он будет в конце января, а потом в апреле отборный чемпионат мира.

Дмитрий Морозов: Для вас сезон получился чрезвычайно сложным. Вы выступали достаточно много и успешно. Была ли какая-то пауза после чемпионата Европы?

Станислава Комарова: Да, была пауза. Я целый месяц отдыхала в Феодосии. А потом начали тренироваться с сентября.

Дмитрий Морозов: Неужели месяца достаточно для того, чтобы придти в себя, восстановиться после таких стартов?

Станислава Комарова: Нет, конечно, не достаточно. Но весь сентябрь мы купались, поэтому два месяца получается.

Дмитрий Морозов: Так и купались, без воды не смогли обойтись?

Станислава Комарова: Тренер сказал: "Надо".

Дмитрий Морозов: Опишите в двух словах завершившийся сезон. Вы стали двукратной чемпионкой, вы стали популярной, вы стали известной. Что изменилось в вашей жизни?

Станислава Комарова: Да можно сказать ничего. Как тренировалась, так и тренируюсь.

Дмитрий Морозов: Я имею в виду ваши какие-то внутренние мироощущения, круг общения. Может, изменились друзья?

Станислава Комарова: Нет, друзья не изменились. А ощущения внутренние? Не знаю, не чувствую я ничего.

Дмитрий Морозов: В одном из интервью вы говорили об одном молодом человеке, прыгуне в воду, с ним вы поддерживаете отношения?

Станислава Комарова: Да.

Дмитрий Морозов: Все нормально? То есть ваша дружба упрочилась, будем надеяться в связи с вашим успешным выступлением?

Станислава Комарова: Да.

Дмитрий Морозов: В прошлом году вы завоевали серебро на чемпионате мира, а в этом на чемпионате Европы вы уже двукратная чемпионка, вы выиграли две дистанции - 100 и 200 метров на спине. Что планируете в будущем? Ставите какие-то задачи перед собой?

Станислава Комарова: Я ставлю задачи, но я не буду о них говорить.

Дмитрий Морозов: Возможно, вы правы. А как на это тренер смотрит?

Станислава Комарова: Нормально. Он сам говорит, чтобы я ничего не говорила, чтобы не сглазить. Он тоже суеверный. Замечательный человек, который меня понимает, и в последнее время он понимает меня все больше и больше. Он очень опытный и талантливый тренер, мне так кажется.

Дмитрий Морозов: Какая обстановка в сборной? Ведь в минувшем году произошли достаточные изменения и в тренерском штабе, и появилось несколько новых специалистов, новых имен. И сборная представляет достаточно сложное образование. Есть опытные возрастные пловцы, и есть такие молодые девчата и ребята, как вы, 16-18-летние. Как вы уживаетесь?

Станислава Комарова: Все нормально. И старшие, и молодые, все ладят между собой.

Дмитрий Морозов: Вы работаете с Виктором Борисовичем Авдиенко в волгоградском спортклубе "Волга"?

Станислава Комарова: Нет. У нас сейчас две группы в сборной: экспериментальная и обычная сборная. Виктор Борисович Авдиенко в экспериментальной группе.

Дмитрий Морозов: А вы прошли все эксперименты, и уже попали в основную сборную?

Станислава Комарова: Да.

Дмитрий Морозов: Много говорится о том, что в российской сборной нет практически сильных женщин в плавании на спине. Что вы сейчас являетесь первым номером в женской российской команде. Что-то изменилось после ваших успешных выступлений на чемпионате мира и Европы? Растут ли какие-то молодые кадры, ваши конкурентки?

Станислава Комарова: Да, маленькие девочки. Уже человека два знаю, которые неплохо плывут, и даже по фигуре очень похожи на меня.

Дмитрий Морозов: И еще несколько слов о победных стартах в Берлине, когда вам противостояли бывшая российская пловчиха Живаневская и еще ряд сильных спортсменок.

Станислава Комарова: Когда мы туда приехали, я ожидала, что на "двухсотке", я точно буду в тройке. Но не думала, что я выиграю, и победа на "двухсотке", конечно, помогла выиграть "сотку". Потому что я уже была готова с ними бороться. Но когда выиграла сотню, такое удивление было... Просто, может быть, они были сильнее меня, но морально я оказалась сильнее.

Дмитрий Морозов: Самое главное, чтобы вы это осознавали совершенно четко. Если вы готовы к победе, вы обязаны, естественно, побеждать. И в данном случае скидка на возраст не имеет никакого значения, поскольку мы знаем ...

Станислава Комарова: Скидок на возраст сейчас нет вообще.

Дмитрий Морозов: И все-таки я хотел бы заглянуть немножечко в предстоящий сезон. После этапов Кубка мира, которые пройдут в январе, каковы ваши планы, насколько они обширны?

Станислава Комарова: Отбор на чемпионат мира, а если все будет нормально, то чемпионат мира.

Дмитрий Морозов: А если заглянуть еще дальше, в 2004 год, олимпийский?

Станислава Комарова: Ой, туда я заглядывать не буду. Это еще посмотрим, что и как будет.

Дмитрий Морозов: Какой подарок на Новый год был бы для вас самым желанным?

Станислава Комарова: Самым желанным? Даже не знаю. От каждого человека я хочу разные подарки получить. Главное не подарок, главное -внимание.

Дмитрий Морозов: А что дарите вы своим близким?

Станислава Комарова: Маме я хочу подарить дубленку. Подругам - что-нибудь из косметики. Любимому человеку - туалетную воду.

Дмитрий Морозов: Кстати, как к вам удобнее всего обращаться, как вам привычнее?

Станислава Комарова: Стася.

Дмитрий Морозов: Хорошо, поскольку я старше вас, уважаемая Стася, я поздравляю вас с Новым годом, желаю вам новых успехов и на плавательной дорожке и, разумеется, успехов в личной жизни, здоровья вам, и до новых встреч в нашем эфире.

Олег Винокуров: С лучшей молодой спортсменкой России 2002 года Станиславой Комаровой беседовал Дмитрий Морозов.

Валерий Винокуров: Среди многочисленных выдающихся результатов, показанных в уходящем году на мировых аренах, мы решили выделить результат американского спринтера Тима Монтгомери. Его мировой рекорд в беге на 100 метров рассматривает наш автор - философ по профессии - Николай Зюзев.

Николай Зюзев: Тим Монтгомери в финале гран-при в Париже сотворил главную сенсацию сезона. Финиш легкоатлетического лета стал его пиком. Мировой рекорд на стометровке и вдобавок нежданно-негаданно общая победа в гран-при. Впервые молодой атлет оказался в самом фокусе внимания всего спортивного мира. Ни Морис Грин, ни Дуэн Чемберс, а он - Монтгомери. О том, что чемпион без трибун - это ничто, хорошо известно. Футболисты, когда играют при пустых трибунах, всегда недовольны. Игра не идет, нет стимула. Но только ли дело в поддержке болельщиков в родных или чужих стенах, шуме трибун, подхлестывающих спортсмена. Мишель Фуко - знаменитый французский философ-постмодернист в книге "Надзирать и наказывать" пишет о так называемом паноптиконе. Это проект, по которому в XIX веке стали строить тюрьмы. Идея паноптикона в том, что здание тюрьмы - кольцеобразно, в центре кольца находится башня надзирателя. В камерах по два окна: одно вовнутрь, другое наружу. Так что надзиратель просматривает камеру насквозь. Контур заключенного виден ему постоянно, в то время как сам он остается невидимым. Простое и остроумное изобретение. Любопытен вывод, который делает из этого Фуко. Заключенные в таком состоянии приучались к постоянному контролю за собой извне. И постепенно ощущение этого переходило в самоконтроль. В этом, кстати, Фуко видит один из механизмов становления индивидуализма в западном обществе. Монтгомери-то, конечно, не за решеткой. Но состояние, когда ты сам в фокусе внимания, но не можешь различить лиц, следящих за собой, абсолютно то же самое. Успех необходим спортсмену. Есть понятие "вечно второй". Тот, кому раз за разом чуть-чуть не достает до победы, теряет веру в успех. Но победитель, он не просто обретает уверенность в своих силах. Кто хоть раз оказался в фокусе внимания, под прессом взглядов толпы, поневоле устремляется взглядом в себя, в собственный образ и собственную сущность. Это, кстати, и проверка на интеллект. Именно в этот момент либо заболевают звездной болезнью, либо нет. Марадона, возможно, все-таки был более одарен, чем Пеле, но в полной мере своей гениальностью не воспользовался. В отличие от расчетливого и трезвого бразильца, ему не хватало как раз самоконтроля, продуманности своих поступков, ответственности за них. Он ощущал, что находится на сцене, но вместо того чтобы точно отмерять каждый свой жест, импровизировал и в жизни. Не на поле, конечно, это получалось бездарно. Но, в конце концов, это не могло не сказаться и на игре. Очевидно, способность к самоуглублению, самоанализу дана далеко не всем. А это значит, не всем удается до капли выжать все из своего таланта. Что Тим Монтгомери одарен чрезвычайно, он только что доказал. Но это полдела. Обратная сторона одаренности, что человек замыкается в своем таланте, как в тюремной камере. Вместо взглядов миллионов болельщиков, глазок в двери, через который он тщательно изучает сам себя. Только так становятся личностью. Правда, удается это не всем.

Валерий Винокуров: О великом достижении американского спринтера Тима Монтгомери размышлял философ Николай Зюзев.

В следующем выпуске "Прессинга" мы продолжим рассказ о важнейших результатах 2002 года. А сейчас познакомим вас с взглядом на прожитый год историка и социолога, участника олимпийских конгрессов Юрия Теппера.

Юрий Теппер: Летопись спортивного года завершена. Любопытно, на чем остановится взгляд моего коллеги, историка, который лет через пятьдесят вытащит из памяти компьютера файлы 2002 года. Будут ли интересовать его рекорды, допинговые свары, экстравагантные выходки звезд всемирного спортивного шоу?

Но наверняка историк грядущего времени разделит слепившийся воедино мир спорта и оседлавший его мир бизнеса. На дистанции 2002 года соперничали две самые мощные спортивно-финансовые системы: схемы международного олимпийского комитета и международной федерации футбола. Футбольные менеджеры сыграли круче. Они сумели использовать и поощрить финансистов Японии и Южной Кореи, внеся несомненный вклад в спортивную и организационную консолидацию Азиатского мира. В Солт-Лейк-Сити более всего выиграли бюджеты служб безопасности. Историк, несомненно, улыбнется парадоксу, вспомнив далекое: "О спорт, ты - мир!"

Телевидение, главный кормилец олимпийского движения, наибольшую выгоду получило не от перипетий олимпийской борьбы, а от умело организованных допинг-скандалов. Игра фармакологических сыщиков-разбойников завершалась разоблачениями и апелляциями, горькими слезами победителей и радостью ими побежденных, теперь получающих заветные медали.

ФИФА обеспечила удивительную допинговую чистоту чемпионата, сумела пресечь обсуждение неизбежных судейских ляпов и оказалась в выигрыше. Впрочем, Олимпийский комитет на снижение бизнес-интересов не жалуется. Фирма "Самсунг" сообщила, что возобновляет поддержку олимпийского движения. Добрый знак.

Исходя из финансовых приоритетов, историк будущего без труда определит лучшего спортсмена года. Большинство фирм-букмекеров отказываются принимать ставки на победу сестер Уильямс, героинь престижнейших теннисных турниров. Куда уж убедительнее. Разве что финиши Михаэля Шумахера.

Как правило, в числе первых лауреатов года называют легкоатлетов.

Вряд ли мой коллега будет поражен сдвигами в спортивных результатах. Легкоатлетический мир чествовал Тима Монтгомери. В финале "Гран-при 2002" американец установил новый рекорд в беге на 100 метров. Прежнее достижение превышено на сотую долю секунды. Заметить такой сдвиг человеческий глаз не в силах.

В минувшем году на слуху постоянно было имя марроканца Хишама Эль Геружа. Он побеждал, стартовав в финалах одиннадцати состязаний мирового класса. Наверняка вспомнят эфиопа Тесфаия Джифара, показавшего новое высшее достижение в марафонском беге. Прежнее достижение превышено на восемнадцать секунд. Это заметить можно.

Но вот что интересно! Безусловное лидерство африканских легкоатлетов средних веков оказалось поводом для призыва легализации допинга. Один из давних героев легкой атлетики, австралиец Рон Кларк, считает, что нынче без допинговой поддержки с легкоатлетами-горцами бороться бесполезно.

Вряд ли моего будущего коллегу заинтересует рейтинг прихотей и скандалов, при помощи которых пиарят свой статус спортивные звезды. Скорее, ему на память придут слова легендарного Пьера де Кубертена: "Чем меньше будет у спортсмена нежелательных околоспортивных контактов, чем меньше будет рекламной шумихи, тем больше шансов на успех будет у современного спортивного возрождения". Забытые или вещие слова?

Валерий Винокуров: Доцент Юрий Теппер с ретроспективным взглядом на уходящий 2002 год.

Олег Винокуров: 2002 год принес массу незабываемых впечатлений любителям футбола. Итоги футбольного года мы сейчас подведем с Павлом Тимохиным.

Павел Тимохин: Главным событием уходящего футбольного года стал, разумеется, чемпионат мира, а главными его героями сборная Бразилии и Роналдо. О победителях было сказано и написано уже достаточно, поэтому уделим большее внимание другим итогам этого года.

Главным открытием на уровне сборных стала команда Сенегала, хотя на чемпионате мира африканцы прошли не так далеко, как сборная Южной Кореи и Турции. ФИФА именно сенегальцам присудила приз за прогресс, и, пожалуй, это справедливо.

Турецкий футбол получил широкое признание еще два года назад, когда Галатасарай выиграл кубок УЕФА. С тех пор турецкие футболисты закрепились в ведущих европейских чемпионатах, а турецкий специалист тренировал один из богатейших клубов мира - "Милан". И успех на чемпионате мира стал закономерным следствием повышения уровня футбола в стране.

Что касается корейцев, то они выступили более чем достойно, но в их выступлении большую роль сыграл фактор своего поля.

В номинации "главное разочарование" лидируют команды Франции и Италии, причем, на мой взгляд, в большей степени этого звания заслуживают итальянцы. Фиаско французов на кубке мира выглядит как трагическая случайность. Ведь и до и после главного соревнования сезона трехцветные выступали на своем обычном высоком уровне. А вот для итальянцев обидное поражение от корейцев стало началом серьезного спада, который не закончился до сих пор.

Олег Винокуров: Однако провал французов, кажется, гораздо более символичным в свете других событий этого года, наполненного катаклизмами и конфликтами. Все началось еще весной. В чемпионате Италии вплоть до последнего тура лидировал миланский "Интер", но в решающем матче миланцы уступили "Лацио", и чемпионом стал "Ювентус". Невезучий тренер черно-синих Эктор Купер в который раз остался вторым. Ранее он проигрывал финалы еврокубков, теперь в последний момент упустил чемпионство. После матча Купер сказал, что его игроки потеряли голову и совершали детские ошибки. У футболистов "Ювентуса" психика оказалась более устойчивой.

Но это цветочки по сравнению с тем, что творилось в Германии. За несколько туров до конца наилучшие шансы на победу имел как обычно леверкузенский "Байер". И в этот раз в его победу верили практически все. Один из деятелей немецкого футбола сказал, что "Байер" станет чемпионом, даже если в последних матчах в воротах будет стоять менеджер клуба Райнер Кальмунд. Возможно, тренеру Клаусу Топпмеллеру следовало прислушаться к этому ироническому совету. Потому что "Байер" в очередной раз чемпионом не стал. А если когда-нибудь и станет, то очень нескоро, потому что летом его ведущие игроки Зе Роберто и Михаэль Баллак перешли в "Баварию", и "Байер" превратился в середняка.

Павел Тимохин: Катаклизмы продолжились осенью. Наиболее показательный пример - крушение московского "Спартака" в Лиге чемпионов. Спартаковцы не только не набрали ни одного очка, но и стали обладателями ряда антирекордов: по худшей разности мячей, по наибольшему отрыву от первого места и т.д. Это притом, что "Спартак" является совладельцем рекорда со знаком плюс, шесть побед из шести на первом групповом этапе.

Ну ладно, "Спартак". Его неудача стала следствием кадровых проблем. Куда более неожиданным, хотя и менее громким оказался крах "Баварии". Мюнхенцы и так обладали отличным составом, а осенью еще и усилились вышеупомянутыми Зе Роберто и Баллаком. Но в Лиге чемпионов они не только не смогли выйти из группы, но и уступили в борьбе за третье место скромному "Лансу". Что не помешало баварцам как всегда уверенно выступить в национальном чемпионате.

Компанию "Спартаку" и "Баварии" в малопочетной номинации "разочарование года" среди клубов составляет английский "Лидс". Клуб, обладающий отличным подбором игроков, плетется в конце турнирной таблицы чемпионата Англии.

Были катаклизмы и другого рода. В итальянском футболе разразился финансовый кризис. В результате знаменитая "Фиорентина" была объявлена банкротом и переведена в третью лигу. Судя по газетным сообщениям, лишь чудом смог избежать финансового краха римский "Лацио".

Олег Винокуров: На титул "скандал года" претендует несколько событий. Два из них связаны с Россией. Во-первых, это дело Сычева, а во-вторых, матч Грузия - Россия, во время которого погасло освещение.

А самым курьезным скандалом был, пожалуй, случай с Ан Чжун Хваном. Кореец, забивший решающий гол в ворота Италии на чемпионате мира, к своему несчастью выступал за итальянскую же "Перуджу". В итоге после злополучного гола, он едва не был отчислен из своего клуба.

Героями многих курьезов в этом году стали вратари. Дэвид Симен пропустил нелепый гол от Роналдиньо на чемпионате мира. Но это было только начало. Обычно надежный вратарь Ливерпуля Еже Дудак совершил детскую ошибку в ответственном матче с "Манчестер Юнайтед". Эти ошибки произвели настолько сильное впечатление на англичан, что одна из газет составила хит-парад вратарских ляпов за последние несколько лет.

Но и в других странах не все было в порядке. Вспомним ошибку хотя бы Оливера Кана в финальном матче чемпионата мира. А вратарь "Байера" Ганс-Йорг Бутт и вовсе умудрился забить гол в свои ворота.

Павел Тимохин: Но хватит о грустном. Переходим к положительным моментам. На титул "открытие года" среди клубов поначалу претендовал "Маккаби" из Хайфы. Израильский клуб обратил на себя внимание разгромной победой 6:2 над "Байером" в лиге чемпионов. Затем на виду оказался греческий АЕК. В Лиге чемпионов он лишь немного уступил итальянской "Роме", а затем убедительно разобрался с вышеупомянутым "Маккаби" в рамках кубка УЕФА. Однако, пожалуй, более других этот титул заслужила краковская "Висла". Скромная польская команда не просто убрала со своей дороги "Парму" и "Шальке", а еще нанесла обоим авторитетным соперникам поражение с одинаковым счетом 4:1. Причем "Шальке" уступил с крупным счетом на своем поле.

На уровне национальных чемпионатов самого большого прогресса добился испанский "Реал Сосьедад", за который в этом сезоне вновь выступает Валерий Карпин. Недавний аутсайдер под руководством француза Ренальдо де Нуэ уверенно возглавляет таблицу испанского чемпионата.

Олег Винокуров: В номинации "незаметный герой" следует упомянуть "Ньюкасл" и "Локомотив". Оба клуба ужасно начали Лигу чемпионов. Но в последний момент смогли таки пробиться во второй групповой этап. "Ньюкасл" стоит отметить и еще по двум причинам. Его тренер Бобби Робсон наконец-то получил рыцарское звание. Он стал одиннадцатым сэром в истории британского футбола. А нападающий Алан Ширер забил сто мячей за "Ньюкасл" и стал всего третьим игроком в истории британского футбола, который забил по сотне мячей за два клуба. Ранее Ширер достиг отметки "100", играя за "Блэкберн".

Самым-самым клубом года с любой точки зрения стал мадридский "Реал". И не только потому что в девятый раз завоевал Кубок чемпионов. После покупки Роналдо в рядах мадридцев стало сразу три обладателя "Золотого мяча". В истории футбола такое было лишь однажды, когда в составе "Манчестер Юнайтед" одновременно играли Бобби Чарлтон, Денис Лоу и Джордж Бест.

Павел Тимохин: И все-таки главным героем года стал Роналдо. И не только благодаря блестящей игре на чемпионате мира. Главное, что он смог преодолеть болезни и травмы, мучившие его несколько лет. Несмотря на все достижения современной медицины, справится с такими травмами удавалось не всем. Матиас Замер, например, так и не смог выйти на поле. А пример Роналдо показывает, что надежда остается всегда.

XS
SM
MD
LG