Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Америка голосует


Французский публицист и историк Алексис де Токвиль, посетивший Америку в 30-х годах 19 века, писал затем в классическом труде "О демократии в Америке": "Обсуждение политических проблем и ощущение причастности к их решению - предмет величайшего интереса для американцев, единстваенное доступное им удовольствие. Даже женщины частенько приходят на партийные собрания и внимают политическим дебатам, дабы отвлечься от домашних дел". Это суждение остается во многом справедливым по сей день. Раз в два года интерес американцев к политике получает вполне конкретное выражение - граждане США приходят на избирательные участки.

В первый вторник после первого понедельника ноября каждого четного года американцы избирают своих законодателей. Срок полномочий члена Палаты представителей - два года, поэтому нижняя палата, в которой 435 мест, подлежит переизбранию в полном составе. Сенаторы избираются на шесть лет; раз в два года переизбирается треть Сената.

Выборам этого года обе партии придавали принципиальное значение. В 2000-м Джордж Буш был избран президентом, получив большинство голосов выборщиков, но не всенародную поддержку. На промежуточных выборах ему необходимо было заручиться дополнительным мандатом, доказать, что он и его политика пользуются доверием всего народа независимо от партийных предпочтений. "Голосовали вы за меня или нет, я сделаю все, что в моих силах, чтобы служить вашим интересам и буду работать так, чтобы снискать ваше уважение", - сказал Джордж Буш в своей первой речи в качестве избранного президента два года назад.

Исторический опыт гласит, что партия власти, как правило, проигрывает промежуточные выборы в Конгресс. В 20-м столетии лишь двум президентам удавалось в середине срока своих полномочий вернуть своей партии контроль над Конгрессом - Франклину Рузвельту в 34 году и Биллу Клинтону в 98-м - оба демократы. Все остальные привели свою партию к поражению и получили Конгресс, контролируемый оппонентами.

Наиболее упорное соперничество развернулось на выборах в Сенат, причем перед республиканцами стояла более сложная задача - у них переизбиралось 20 сенаторов, тогда как у демократов - всего 14. Республиканцы откровенно признаются, что не ожидали успеха, которого в конечном счете достигли. Говорит председатель Национального комитета Республиканской партии Марк Расико.

Марк Расико: Было бы невероятной исторической победой просто удержать большинство в Палате представителей; о том, чтобы получить дополнительные места в палате, мы боялись даже думать. Это был предел мечтаний. Вернуть контроль над Сенатом было бы уже астрономическим успехом, это до сих пор не удавалось ни одному президенту-республиканцу, по крайней мере, за последнее столетие.

Владимир Абаринов: По свидетельству знатоков, таких резких перипетий и парадоксальных ситуаций, какие приключились в верхней палате за последние два года, в истории американского Конгресса еще не бывало. Все началось в ноябре 2000-го, когда места в Сенате распределились ровно пополам - по 50 у каждой партии. Поскольку президент и вице-президент приносят присягу на две недели позже сенаторов, а председательствует в верхней палате, согласно Конституции, вице-президент, на этот срок партией большинства в Сенате стали демократы - ведь председателем палаты оставался их однопартиец Эл Гор. После инаугурации его место занял Дик Чейни, и контроль над Сенатом перешел к республиканцам. Однако голос вице-президента имеет значение лишь в случае полного равенства сил, поэтому, когда в июне прошлого года республиканец от Нью-Гэмпшира Джим Джеффордс объявил себя независимым кандидатом, демократы снова стали партией большинства в Сенате. С преимуществом - в один голос.

Смысл борьбы за большинство хотя бы в один голос состоит вовсе не в том, чтобы иметь преимущество при голосовании - американские законодатели не связаны фракционной дисциплиной и часто голосуют вопреки позиции своих лидеров. Контроль над палатой означает прежде всего контроль над комитетами палаты. Лидер победившей фракции получает полную процедурную возможность формировать повестку дня, откладывая в долгий ящик законопроекты оппонентов и продвигая свои собственные. Именно так, несмотря на настояния президента Буша, лидер демократов в Сенате старого состава Том Дэшл поступил с законопроектами о создании министерства внутренней безопасности, пакетом законов по энергетике и рядом других законодательных инициатив Белого Дома. В отдельных случаях законопроекты проходили утверждение в Палате представителей, но отвергались верхней палатой - в таких случаях в Америке говорят, что законопроект "умер в Сенате". Вот почему администрации Буша был нужен контроль над верхней палатой.

Какие факторы способствовали успеху республиканцев? Мнение председателя Национального комитета Республиканской партии Марка Расико.

Марк Расико: Полагаю, результат достигнут благодаря четырем очевидным причинам. Во-первых, мы имели такого сильного сторонника, как президент, который упорно трудился, дабы донести до людей свою программу и свое стремление сделать что-то для американского народа, обладая для этого максимальными возможностями. Вспомните: когда президент вступил в должность, он сразу же обратился к сложным проблемам, о которых он говорил во время своей предвыборной кампании. Его инициативы поддержали сторонники обеих партий. Налоговая реформа, реформа системы образования пользовались поддержкой демократов в обеих палатах Конгресса. Однако ряд других шагов и предложений президента, пройдя через Палату преставителей, сталкивались с сопротивлением в Сенате. Я считаю, это обстоятельство стало критически важным фактором на выборах в ряде штатов по всей стране.

Во-вторых, думаю, у нас были исключительно хорошие кандидаты. Они внимательно слушали, они говорили осмысленно о проблемах своего штата - а некоторые из этих проблем уникальны, свойственны только данному штату. И, разумеется, кандидаты убедительно говорили о том, как собираются исполнять свои обязанности на национальном уровне.

Третья причина - у нас были сторонники по всей стране, просто хорошие и достойные люди, граждане своей страны, которые работали самоотверженно и неустанно.

Мы старались соответствовать стоящим перед нами задачам. За последние два года мы перестроили партийную сеть в целом по Соединенным Штатам. Мы ведь понимали, что политический успех в стране по-прежнему в значительной мере зависит от того, насколько партия взаимодействует с людьми.

Владимир Абаринов: Кампания проходила на фоне войны с международным терроризмом. В этом вопросе президент Буш пользуется бесспорной поддержкой избирателей. Значительное большинство американцев считает, что президент действует эффективно и адекватно угрозе. Вопросы национальной безопасности не могут быть предметом партийной политики - по этой причине лидеры Демократической партии поддержали Буша -они голосовали за дополнительные ассигнования на оборону и разведку, за расширение полномочий правоохранительных органов при расследовании дел о терроризме. Однако, когда на повестку дня встала возможная война с Ираком, демократы оказались раздробленными. Лидеры партии поддержали резолюцию, предоставляющую президенту полномочия начать военные действия по собственному усмотрению, но многие законодатели-демократы выступили против. Некоторые избиратели с изумлением восприняли выступления бывшего вице-президента Эла Гора, который критиковал воинственные намерения Буша - многие из них еще не забыли, что во время последней президентской кампании Гор был куда более решительным поборником насильственной смены режима в Багдаде, чем Буш. В довершение путаницы его напарник на президентских выборах сенатор Джо Либерман проявил себя как горячий сторонник войны с Ираком. Таким образом, совершенно невозможно представить себе, как вела бы себя в отношении Ирака администрация Гора, если бы он был избран президентом. С другой стороны, республиканцы выступили с консолидированной позицией. По мнению Марка Расико, этот фактор сыграл серьезную роль на выборах в Конгресс.

Марк Расико: Война с терроризмом и проблемы, связанные с Ираком, были для американского народа вопросом критической важности. Мне кажется, люди думали об этом каждый день. И, разумеется, в зависимости от того, как их сенатор или конгрессмен голосовал по этим вопросам, они определяли свое отношение к тому или иному кандидату.

Владимир Абаринов: Демократы пытались переключить внимание избирателей на пагубную, с их точки зрения, экономическую политику Буша, однако их собственная экономическая программа оказалась неубедительной для большинства избирателей.

Надо отдать должное президенту Бушу: он был неутомим в поддержке своих кандидатов. Он лично собрал в партийную кассу 140 миллионов долларов. Только за последнюю неделю перед выборами он побывал в 17 городах, призывая избирателей голосовать за республиканцев. Лидеры демократов вели себя гораздо пассивнее, и это - одна из явных причин их поражения. Естественно, Буша обвиняли в использовании административного ресурса - ведь он летал по стране на президентском самолете. Однако, как объяснил Марк Расико, при этом не было потрачено ни одного цента из кармана налогоплательщиков.

Марк Расико: Как вы знаете, будучи премьер-министром или президентом, конечно же, приходится соблюдать требования службы безопасности. Это относится, в том числе, и к способам передвижения - мы просто не можем избежать этих мер. Однако правила предусматривают, что стоимость поездок, предпринятых в интересах партии, должна быть возмещена. Поэтому мы оплачиваем все политические расходы администрации. Если мы устраиваем митинг в аэропорту, мы оплачиваем все расходы по его организации, в том числе и транспортные. Разумеется, подчас бывает трудно отделить исполнение президентом его конституционных обязанностей от его участия в кампании. Стоит ли устраивать дискуссию о том, должна ли быть стоимость предоставляемых услуг в таких случаях выше? Я считаю, это уместный спор. Должны ли мы платить больше за билет первого класса, чем сейчас? Думаю, это вопрос, подлежащий обсуждению. Но могу сказать вам, что мы очень внимательно следим за этими деталями. Если даже я отправляюсь на деловой завтрак в Белый Дом, мы платим за него. Таким образом, существует механизм компенсации, посредством которого выплачиваются миллионы долларов с тем, чтобы иметь полную уверенность в том, что налогоплательщики не оплачивают чисто партийную, политическую деятельность.

Наиболее острая борьба шла примерно за 8 мест в Сенате - в Колорадо, Нью-Гэмпшире, Северной Каролине, Луизиане, Южной Дакоте, Миссури, Миннесоте и Джорджии. Опросы показывали, что избиратели не отдают явного предпочтения ни одному из кандидатов. Самая драматическая ситуация сложилась в штате Миннесота. 25 октября в авиакатастрофе погиб демократ от Миннесоты сенатор Пол Уэллстоун, которого называли самым либеральным членом верхней палаты. Он пользовался огромной популярностью и наверняка был бы избран на новый срок. После тяжких раздумий демократы нашли достойную замену - место Уэллстоуна в избирательных бюллетенях занял Уолтер Мондэйл, 74-летний ветеран американской политики, бывший вице-президент и кандидат в президенты, человек, которого земляки называют гордостью Миннесоты. Он составил сильную конкуренцию кандидату республиканцев Норму Коулману, но у него была всего неделя до выборов. Мондэйл проиграл. Наутро после голосования он вышел к микрофонам и телекамерам и обратился к своим сторонникам.

Уолтер Мондэйл: Несколько минут назад я позвонил избранному в Сенат Норму Коулману, чтобы поздравить его с успехом, пожелать ему всего наилучшего на его новой работе. Я сказал ему, что Сенат Соединенных Штатов - это, по-моему, лучшая работа в Америке и, я думаю, она ему понравится. Это был один из самых невероятных моментов в истории Миннесоты, а возможно, и в новейшей истории Америки. Это неправдоподобно. Начать кампапнию в минуту скорби, иметь всего неделю, чтобы принять этот исключительный вызов. Это было замечательно. Люди откликнулись. Это был энергетический заряд. И это многое говорит о Миннесоте. Я люблю этот штат, люблю миннесотцев, которым я хочу сказать в финале своей последней кампании: вы всегда проявляли порядочность по отношению ко мне, вы всегда слушали меня, вы всегда делали то, что должны делать достойные граждане. Вы приняли решение. Мы его уважаем. Я горжусь этим штатом и его гражданами и благодарю вас всех за то, что вы сделали для меня и моей семьи, за ценности, которыми я так дорожу. Спасибо. Я хочу сказать несколько слов молодым людям, которые вложили в эту кампанию всю свою душу и сейчас чувствуют себя побежденными. Вы должны понять, что ваши идеалы проходят более серьезное испытание поражением, нежели победой. Вы должны знать: это не конец - это начало того, что вы можете сделать для этого штата. Теперь вы будете нужны больше, чем прежде. Вы - наше будущее. Если вы верите в социальную справедливость и честь - встаньте и продолжайте борьбу.

Владимир Абаринов: Выборы в Миннесоте имели критически важное значение для демократов: к тому моменту, когда Уолтер Мондэйл признал поражение, они проиграли во всех спорных штатах; Миннесота была их последним шансом сохранить контроль над Сенатом.

Итоги голосования: у республиканцев в Сенате 51 место из ста, у демократов - 47. Демократы почти наверняка получат еще один голос: в штате Луизиана кандидат их партии сенатор Мэри Ландро (Landreau) пришла к финишу с большим отрывом, однако у нее было восемь соперников, и она не смогла набрать более 50 процентов голосов; 7 декабря в Луизиане состоится второй тур выборов, которые должна выиграть Ландро, однако демократам это уже не поможет - они теперь в меньшинстве.

Новый состав Конгресса принесет присягу седьмого января. Старый соберется на свою последнюю сессию во второй половине ноября. Эта сессия называется сессией "хромых уток", потому что среди членов Конгресса в ней участвуют и те, кто проиграл выборы и, следовательно, больше не представляет интересы своих избирателей. По этой причине сессия "хромых уток", как правило, не принимает ключевых решений. Однако на этот раз правило может быть нарушено. Результаты выборов изменили расклад сил в Сенате уже сейчас. Дело в том, что по закону в том случае, когда законодатель не в состоянии исполнять свои обязанности, губернатор на оставшийся до выборов срок назначает ему замену по собственному усмотрению. Именно это произошло в Миннесоте после гибели сенатора Уэллстоуна. Губернатор Джесси Вентура, губернатор независимый, не представляющий ни одну партию, назначил независимого же Дина Бакли. Таким образом, у каждой фракции осталось по 49 голосов. Но дело в том, что среди демократов есть сенатор, получивший свое место в палате при аналогичных обстоятельствах: два года назад разбился на самолете избиравшийся в Сенат губернатор Миссури Мэл Карнахан; демократы не стали менять кандидата, и покойник выиграл выборы у нынешнего министра юстиции Джона Эшкрофта. Сенатором была назначена его вдова Джин Карнахан. Поскольку она не избиралась, срок ее полномочий истекает не через шесть, а через два года. Согласно законодательству штата Миссури, потерпев поражение, Джин Карнахан должна немедленно уступить место в палате победителю - республиканцу Джону Тэленту. В итоге большинство в Сенате старого созыва снова перешло к Республиканской партии: если даже независимый сенатор Джим Джеффордс вступит в Демократическую партию, решающий голос вице-президента Чейни склонит чашу весов в пользу республиканцев. Однако у демократов есть возможность воспрепятствовать этому: результаты выборов должны быть утверждены губернатором штата, а губернатор Миссури Боб Холден - демократ. Он попросту задержал процесс сертификации результатов выборов, и Джон Тэлент, опередивший Джин Карнахан, не сможет немедленно приступить к своим обязанностям в Сенате. Взоры лидеров фракций обратились к Дину Бакли, заменившему покойного сенатора Уэллстоуна на сессии "хромых уток" - теперь уже от него зависело, какая из партий получит контроль над Сенатом на ближайшие три недели. Бакли долго колебался, но в конце концов заявил, что останется независимым.

Вопрос не имел бы большого значения, если бы республиканцы не заявляли, что они намерены завершить законодательную работу еще до истечения срока полномочий старого состава Сената и провести заблокированные демократами законопроекты уже на сессии "хромых уток". Председатель Национального комитета Республиканской партии Марк Расико

Марк Расико: Больше всего я боюсь бездействия. Знаете, есть одна существенная разница между партиями. Она выразилась в том, как президент подходит к политическому процессу: мы боремся не потому, что боимся проиграть, а потому, что хотим добиться успеха. Это огромная разница. Наша задача не в том, чтобы продлить свое пребывание у власти, а в том, чтобы что-то сделать. Именно так исполняет свои обязанности президент. И я уверен, так он и будет работать вплоть до истечения срока его полномочий.

Единственное, чего я опасаюсь - это что мы не до конца воспользуемся предоставленной нам возможностью; мы просили дать нам шанс, американский народ нам его дал, я верю, все члены партии воспринимают этот с энтузиазмом, и я уверен, они будут действовать быстро и осмысленно.

Владимир Абаринов: Повестка дня республиканцев известна. На своей первой после выборов пресс-конференции лидер республиканцев в Сенате Трент Лотт перечислил стоящие перед партией приоритеты.

Трент Лотт: Народ хочет безопасности в своем доме. По-моему, люди не понимают, почему мы не можем прийти к соглашению по вопросу о создании министерства внутренней безопасности. Думаю, они верят в лидерство этого президента в войне с террором и разгроме аль-Кайды. И я хочу, чтобы этот Конгресс оказал президенту поддержку как главнокомандующему. Уверен, люди также хотят, чтобы мы уделили внимание экономике. Они не могут понять, почему мы не одобрили билль по энергетике, который наряду с национальной безопасностью даст нам безопасность энергетическую.

Владимир Абаринов: Президент Буш уже заявил, что хочет получить закон о внутренней безопасности еще до истечения срока полномочий нынешнего состава Конгресса. Необходимо уточнить, что проект создания нового суперведомства, министерства внутренней безопасности, столкнулся с противодействием демократического большинства в Сенате по одной немаловажной причине: проект предусматривает, что на сотрудников нового министерства не будут в полной мере распространяться нормы американского трудового права. Президент, кроме того, настаивает на своем праве перераспределять пять процентов бюджета нового министерства, который составит три миллиарда долларов в год, без согласования с Конгрессом. Что касается пакета энергетических законов, то демократы считают их разработанными по указке нефтяных компаний и потому не отвечающими интересам простого потребителя.

Республиканцы рассматривали прошедшие выборы как своего рода референдум, на котором стоял вопрос о вотуме доверия президенту. Этот вотум Джордж Буш получил. Вопрос в том, как он распорядится этим мандатом. На повестке дня, кроме всего прочего, утверждение ряда федеральных судей, кандидатуры которых не получили одобрение в сенатском комитете, где большинство составляли демократы. Не исключено, что в ближайшие год-два президент Буш должен будет назначить и новых членов Верховного Суда. А ведь судьи в США назначаются пожизненно. Не получится ли так, что, получив контроль над обеими палатами Конгресса, республиканцы лишат политическую систему страны механизма сдержек и противовесов - того самого механизма, в котором каждая из ветвей власти контролирует две другие?

Джордж Буш после выборов заявил, что не проводил и не собирается проводить узкопартийную политику, что выборы не повлияли на его "политическую философию".

Джордж Буш-младший: Я не нуждаюсь ни в чьих подсказках. Я просто делаю то, что считаю правильным. Просто говорю людям, как, по моему мнению, следует решать стоящие перед нами проблемы. Я не меняю свою политическую философию. Я остаюсь таким, каким был. И после выборов я остался тем же, кем был до избрания. Такова моя натура, и вот так я собираюсь руководить этой страной.

Владимир Абаринов: В 34 штатах вместе с законодателями американцы избирали губернаторов. С большим отрывом, в 15 процентов, избран на новый срок губернатор Флориды младший брат президента Джеб Буш. Его успех породил предположения, что флоридский губернатор, возможно, будет избираться в 2004 году в вице-президенты в паре с Джорджем Бушем - считается, что состояние здоровья не позволит Дику Чейни участвовать в избирательной кампании. Однако президент пресек все спекуляции, заявив, что его напарником останется Чейни, и это еще одна важная новость выборов.

Нынешние выборы, помимо всего прочего, отличались повышенным вниманием к технологии голосования. Такого количества наблюдателей Федеральной комиссии по выборам избирательные участки страны не видели с 60-х годов, когда вступил в силу новый избирательный закон. Взоры публики и властей были обращены, прежде всего, к Флориде, штату, где в 2000 году, как выяснилось на президентских выборах, использовалась путаная и ненадежная система подачи и подсчета голосов. На сей раз никаких нарушений не зарегистрировано, итоги голосовангия никто не оспаривал. И голоса избирателей в штате Флорида не пересчитывались. Завершившаяся кампания оказалась самой дорогостоящей в истории США. Республиканцы собрали в общей сложности 190 миллионов долларов, демократы - 130.

XS
SM
MD
LG